back to top
35.8 C
Узбекистан
Среда, 17 июля, 2024

Под сенью Креста и Полумесяца. Максуд Алиханов-Аварский

Топ статей за 7 дней

Подпишитесь на нас

51,905ФанатыМне нравится
22,961ЧитателиЧитать
6,530ПодписчикиПодписаться

Глава шестая

Врач извлёкший пули из ноги Алиханова и рассмотрев их, удивлённо воскликнул:

— Посмотрите, господа, чем стреляют эти канальи! Ведь это хуже всяких разрывных пуль!

В руках доктора Максуд-бек и другие раненые увидели оригинальную пулю состоящую из толченого стекла, заключенного в свинцовую оболочку. Пока рассматривали это хитрое изобретение мимо санитарной палатки прошла толпа хивинских стариков в огромных белых тюрбанах и цветных халатах. Это оказалась депутация горожан, направляющаяся к генералу Веревкину, — также раненому в последнем сражении, — для мирных переговоров.

По словам депутации, в ханстве, после известий о походе русских на Хиву образовались две политические партии, — одна призывала к сопротивлению во что бы то ни стало, а другая, на заключении мирного договора. Во главе первой партии стоял главный сановник ханства Мат-Мурад-диванбеги[1], а второй руководил 20-ти летний родной брат хивинскаго хана, Сеид-Ахмет или Атаджан-тюря. Нужно заметить, что как бывший воспитатель хана и как человек решительный и энергический, Мат-Мурад имел огромное влияние, и благодаря этому почти неограниченно управлял всем ханством. Мат-Мурад не только навязал хану свою политику, но еще уверил того, что его брат подкуплен русскими и собирается с их помощью захватить трон. Атаджан был брошен в темницу, где и прибывал вплоть до появления русских у стен города.

На следующий день после сражения, где были ранены Алиханов и Веревкин, к Хиве наконец-то подошёл Туркестанский отряд во главе с генералом Кауфманом, взявшим командование на себя. Войска Константина Петровича, совершили самый протяженный переход через безводную пустыню, переправились через Аму-Дарью и захватив несколько городов, в том числе Хазарасп, — 29 мая 1873 года подошли к Хиве, где были радостно встречены остальными отрядами прибывшими ранее.

Соединение трёх отрядов у Хивы. Из журнала “Всемирная иллюстрация”, т. 10, 1873 г.

В Хиве тем временем вспыхнуло восстание. Огромная толпа немедленно освободила из тюрьмы брата хана Атаджана и провозгласила его ханом. Мадраим и его визирь Мат-Мурад бежали к туркменам-иомудам, а к Кауфману отправилась на переговоры делегация.

Вот их как раз и увидел Алиханов возле палатки, где он находился на излечении.

Встретившись с Кауфманом депутаты рассказали, что в городе победила партия мира и новый хан Атаджан немедленно откроет городские ворота, как только будут изгнаны туркмены-иомуды, продолжающие сопротивление. К этому старейшины присовокупили просьбу прекратить артиллерийский обстрел города.

На это Константин Петрович ответил

— Наши пушки не замолчат до тех пор, — пока ворота Хивы не будут отворены. Поспешите сделать это, если хотите спасти свой город. Иначе завтра я разнесу его!

С этим ответом депутация и отправилась восвояси.

Наступил вечер. Солнце клонилось к горизонту. У канала Палван-ата все еще гремели русские пушки, прикрыиые небольшой частью пехоты под командованием Скобелева. Остальные войска были отведены и расположились в садах, недалеко друг от друга, ожидая сигнала к бою. Воевать, однако, не пришлось, — утром 30 мая городские ворота были открыты и русские войска торжественным маршем вошли в древний город.

На узких, изогнутых улицах не было видно ни одного человека. Лишь через несколько сотен метров стали появляться люди в грязных, оборванных халатах. Они снимали шапки и робко отвешивали поклоны, со страхом думая перережут их всех поголовно или помилуют. Дальше войска проследовали мимо толпы рабов-персиян, которые встретили русских ликующими криками, не сдерживая слёз радости. 

Торжественное шествие прошло через город к цитадели, по единственной, наскоро расчищенной улице, по сторонам которой все переулки и площади были забаррикадированы тысячами арб, нагруженных разным скарбом; на них же ютились десятки женщин и детей, — семьи сельчан, пригнанных со всех окрестностей для обороны столицы.

Вступив в цитадель, войска остановились на площади перед дворцом. Генерал Кауфман объехав построившийся в каре отряд громко произнёс:
— Братцы! Презирая неимоверные трудности с героическим самоотвержением, вы блистательно исполнили волю нашего возлюбленного Царя-Батюшки. Цель наша достигнута: мы в стенах Хивы. Поздравляю вас с этим молодецким подвигом, с победой, и именем Государя Императора благодарю за ваши труды и славную службу дорогому отечеству!

Ответом было столь оглушительное «ура!», что толпа собравшихся горожан от неожиданности шарахнулась в сторону. Затем Кауфман, сопровождаемый своим штабом, Великим Князем Николаем Константиновичем[2], князем Лейхтенбергским[3] и американским корреспондентом Мак-Гаханом[4] вошёл во дворец, где его ожидала депутация представителей города. Поднявшись на возвышение с троном, он обратился к присутствующим со следующими словами:

— Ведайте сами и передайте всем, что теперь вражда наша кончена и что отныне вы встретите в нас только своих покровителей. Пусть народ пребывает в полном спокойствии и обратится к своим мирным занятиям: войска великого Ак-Падишаха (Белого Царя) не только сами не обидят никого, но и никому не дадут в обиду, пока мы находимся в пределах ханства. За это я вам ручаюсь. Но помните и передайте также и то, что не будет никакой пощады тем, которые в точности не исполнят моих приказаний и последуют наущениям людей безрассудных и зловредных. Ваше благополучие, следовательно, будет зависеть от вашего благоразумия и покорности.

Главнокомандующий пробыл во дворце около двух часов, а затем отправился навестить раненого генерала Веревкина.

Однако, пока хан находился в бегах, победа была неполной. Кауфману удалось убедить Мухаммеда–Рахима вернуться и 12 августа 1873 года в летней резиденции хивинского хана, в саду Гендемиан, был подписан мирный договор между Российской Империей и Хивинским ханством. Хан признавал себя вассалом Российской Империи, точнее, как было написано в тексте, «покорным слугой императора всероссийского». Он отказался от самостоятельной внешней политики, принял обязательство не воевать ни с кем без разрешения Петербурга, русские купцы получили исключительные права на торговлю в ханстве, без всяких пошлин. Часть территории ханства на правом берегу Амударьи переходила к Российской Империи. Хан пообещал «уничтожить на вечные времена рабство и торг людьми» и уплатить русскому правительству контрибуцию в два с лишним миллиона рублей. На правом берегу реки было построено укрепление Петрово-Александровск, и русский гарнизон при случае должен был вмешаться в любую сложную ситуацию, возникшую в ханстве.

Все томящиеся в рабстве персияне и русские подданные были освобождены и отправлены на родину.

Из журнала “Всемирная иллюстрация, т. 10, 1873 г.

9 августа кавказские войска стали покидать Хивинское ханство. Завершилась уникальнейшая военная операция, которая обогатила русскую армию новым опытом боевой деятельности, результатом чего стала разработка концепции ведения боевых действий в пустынной местности – «войны в песках», как назвал ее генерал Скобелев.

Кавказцев провожал сам командующий Кауфман.

— Прощайте, господа, и не поминайте нас лихом! – обратился он к отряду, -Кавказцам, если они даже забыли меня, и Кавказу, которому принадлежат лучшие воспоминания моей жизни, передайте мой сердечный привет. Счастливой дороги, с Богом!

После этого напутствия последовал сигнал к отплытию. Хивинские бурлаки пришли в движение и, вскоре, лодки с войсками длинной вереницей, потянулась вверх по каналу.

“Путешествие было в высшей степени оригинально, — пишет в воспоминаниях Алиханов, — и представляло богатый материал для кисти художника. На протяжении всех семидесяти верст от Хивы до Аму-Дарьи оба берега Палван-ата утопали в роскошной зелени непрерывных садов, между которыми разбросаны отдельные кишлаки и целые деревни, эффектно выделявшиеся из общего растительного фона. При появлении нашей флотилии все население этих аулов высыпало обыкновенно на самый берег, образуя собою самые характерные группы мужчин, женщин и детей”[5].

Так закончился для Максуд-бека Алиханова Хивинский поход, за который он был произведен в майоры и награжден орденом св. Станислава 2–ой степени с мечами.

Казалось впереди его ожидает блестящая карьера.

В.ФЕТИСОВ

Продолжение следует

На заставке: Русские войска входят в город Хиву у Хазар-Аспских ворот. Иллюстрация для газеты

«Иллюстрированные лондонские новости», 22 ноября 1873 г.


[1] Первый министр.

[2] Великий князь Николай Константинович (1850 — 1918) — первый ребёнок великого князя Константина Николаевича, младшего брата российского императора Александра II. Внук Николая I, двоюродный брат Александра III. Окончил Академию Генерального штаба, в которую он поступил по собственной инициативе в 1868 году, став первым из Романовых, окончившим высшее учебное заведение, причём в числе лучших выпускников — с серебряной медалью. Обвиненный в краже бриллиантов у своей матери был выслан за пределы Петербурга. Участник географических экспедиций в Средней Азии. Последние годы проживал в Ташкенте, где и скончался.

[3] Светлейший князь Евгений Максимилианович Романовский, 5-й герцог Лейхтенбергский (1847 — 1901) — член Российского Императорского Дома (с 1852 года титуловался «Ваше Императорское Высочество»). Генерал от инфантерии (с 1898), генерал-адъютант. Участник Хивинского похода.

[4] Мак-Гахан Януарий Алоизий (1844 — 1878) — американский военный корреспондент, работавший в «New York Herald» и лондонском «Daily News[en]». Участник Хивинского похода, о чем написал книгу “Падение Хивы”. Участник Русско-Турецкой войны 1877-1878 гг. Известен своими статьями о зверствах башибузуков в Болгарии в 1876 году, получившими широкий общественный резонанс в Европе и вынудившими британское правительство к отказу от поддержки Османской империи.

[5] Алиханов-Аварский. Поход в Хиву. СПб. 1899 г.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

Последние новости

Население Нурафшана увеличится почти вдвое

Агентство стратегических реформ провело исследование потенциала города Нурафшан, выявив дополнительные «экономические точки роста». В результате сотрудничества с городской администрацией...

Больше похожих статей