Новости Узбекистана

Лучше проинформировать, чем объяснять, лучше объяснить, чем оправдываться.

Ўзбекча Ўзбекча

Светлый сайт   

→ Всего лишь неосторожность…

Всего лишь неосторожность…

Всего лишь неосторожность…

Так называемые неосторожные преступления не вполне укладываются в рамки наших обычных представлений о преступниках и преступности. Отношение к ним многих людей строится по такой схеме: «Конечно, случившееся ужасно, но ведь виновник этого не хотел. Он не собирался причинять никому зла (нередко даже руководствовался самыми благими намерениями). Так справедливо ли судить его как преступника? За что? Виной всему – стечение обстоятельств!».

Примем во внимание и то, что сами преступники чаще всего – люди добропорядочные, ничем не напоминающие обитателей «зоны» в расхожих о них представлениях. И станет понятно, откуда идет сочувственное отношение к тем, кто «всего лишь» проявил преступную неосторожность.

Согласиться с такой позицией нельзя по многим причинам. Преступная неосторожность, если рассматривать ее с моральных и юридических позиций, явление сложное, часто это больше, чем чья-то случайная ошибка. Единственным критерием при анализе и оценке любого, даже самого запутанного сплетения фактов и обстоятельств, может служить только закон. А он гласит, что преступление признается совершенным по неосторожности, если лицо, его совершившее, предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своего действия или бездействия, но легкомысленно рассчитывало на их предотвращение, либо не предвидело возможности наступления таких последствий, хотя должно было и могло их предвидеть.

Довольно часто встречается мнение, что если уж что-то случилось, то кто-то непременно должен за это ответить. Так ли это?

Далеко не всякое неправильное, неосмотрительное обращение с техникой, иными источниками опасности и другие неосторожные действия являются преступными. Таковыми признаются лишь те из них, которые характеризуются виной в точном соответствии с формулировкой закона.

Чтобы пояснить это, обратимся к фактам. Житель одного из ширкатных хозяйств М. Каюмов согласился подвезти на арбе свою родственницу А. Турсунову в соседний кишлак. Молодая лошадь резво везла арбу, на которой сидели сам Каюмов с женой и Турсунова. Неожиданно лошадь ослепили фары ехавшего навстречу автомобиля, она испугалась и резко рванула вперед. Развязка наступила в считанные секунды: арба раскатилась, боком пошла влево к середине дороги и врезалась в переднюю часть другой встречной машины. Попав под колеса, Турсунова погибла.

Виновен ли Каюмов в смерти Турсуновой? Суд решил этот вопрос отрицательно, – человек был оправдан. Свой вывод о невиновности Каюмова суд мотивировал тем, что тот не предполагал, что лошадь испугается, не предвидел появления в этот момент на дороге другой автомашины, наехавшей на арбу, и по обстоятельствам дела не мог и не должен был это предвидеть. Непосредственной причиной в данном происшествии явилось поведение животного в экстремальных условиях. Именно это, а не действия Каюмова привело к наступлению тяжких последствий.

Иное дело, когда имеют место такие виды криминальной неосторожности, как преступная самонадеянность и преступная небрежность.

Схема преступной самонадеянности такова: человек предвидит, что совершаемые им нарушения могут привести к опасным последствиям, но легкомысленно рассчитывает их предотвратить. То есть виновный вовсе не рассчитывает причинить вред государству или своим согражданам, но тем не менее сам создает все предпосылки общественно опасных последствий. И эти последствия наступают. Нетрудно увидеть, что в основе преступной небрежности лежат недисциплинированность, сознательное отступление от предписаний, обеспечивающих безопасность людей и сохранность материальных ценностей, легковесность в оценке ситуации, безответственность и пренебрежение к законным интересам окружающих. В результате за грубые ошибки одного приходится расплачиваться другим.

Рабочие оптовой базы И. Содиков и У. Хабибуллаев были приятелями и традиционную бутылку вина после окончания работы, как обычно, распили вместе. Разгоряченные вином, развеселившись, стали обсуждать розыгрыш – инсценировать нападение на сторожа базы Н. Вахабова. Для наглядности Содиков взял в руки заряженное ружье, а Хабибуллаев, бахвалясь своей быстрой реакцией, схватил со стола нож и заявил, что зарежет Содикова прежде, чем он выстрелит. Затем он бросил нож на пол и сказал: «Стреляй». Вот в этот-то момент грохнул выстрел, оказавшийся для Хабибуллаева роковым.

Содикова обвинили в умышленном убийстве, однако суд пришел к заключению, что убийство совершено им по неосторожности. В самом деле, Содиков и Хабибуллаев были друзьями и не ссорились ни накануне, ни во время разговора. Просто оба находились в нетрезвом состоянии и вели себя возбужденно. Вот в этой-то обстановке Содиков и пренебрег общеизвестным правилом, что огнестрельное оружие направлять на людей нельзя. Наводя ствол в сторону приятеля, Содиков рассчитывал, что выстрела не будет, так как на спусковой крючок нажимать не собирался, да и прицеливался, как ему казалось, немного в сторону. Но он ошибся: приятель оказался на мушке, выстрел из ружья, ввиду технической неисправности, произошел самопроизвольно, без нажатия на спуск, от одного лишь встряхивания.

Может возникнуть вопрос, стоит ли вообще придавать серьезное правовое значение факту, что преступление совершено по неосторожности, то есть виновный хотел и надеялся предотвратить тяжелые последствия. Ведь ни потерпевшим, ни государству от его благих намерений ничуть не легче?

Очевидно, все-таки стоит.

Если человек специально направляет усилия к достижению общественно опасного результата либо сознательно допускает такие последствия, это придает иную окраску и его поведению, и самой личности виновного. Именно поэтому наказание за умышленное преступление назначается более строгое. Неосторожные же преступления рассматриваются как менее тяжкие. По данным одного из исследований, лишь немногим более половины неосторожных убийств и телесных повреждений характеризуются «отрицательными» мотивами (лихачество, озорство и тому подобное), в то время как 26,3 процента совершаются по «положительным» и 21,1 процента – по «нейтральным» мотивам (любопытство, забывчивость и т.п.).

В случаях преступной небрежности виновный нарушает те или иные правила безопасности. Однако возможность причинения вреда он не предвидит, хотя должен был и мог предвидеть. Должен был в силу избранной профессии (подрывник на проходке тоннеля, заправщик бензоколонки), служебного положения (прораб на стройке, работник взрывоопасного производства) или добровольно принятых на себя обязательств (водитель личного автомобиля). Мог – с учетом полученного образования, профессиональных знаний, жизненного опыта, состояния здоровья и так далее. Вина в виде преступной небрежности налицо в том случае, если совпадают оба эти критерия – общий, применимый к определенной категории лиц (должен был), и относящийся к конкретному человеку (мог).

В один из горячих дней хлопкоуборочной страды трое рабочих ширкатного хозяйства прямо на поле распивали спиртное. После этого шофер С. Самадов, находившийся в сильном подпитии, пытался выехать на машине в город. Видя это, его собутыльники О. Норов и И. Велиев решили сделать «доброе дело» и помочь ему протрезвиться. Они столкнули его с деревянного мостика в воду – «чтобы освежился». В итоге пьяный Самадов утонул. Суд признал Норова и Велиева виновными в неосторожном убийстве, указав в приговоре, что осужденные не преследовали цели утопить Самадова и, сталкивая в воду, не предвидели его гибели, хотя должны были и могли это предвидеть.

Из приведенных примеров видно, что неосторожные преступления разнятся по своему характеру и последствиям, различны их мотивы, непохожи «герои» и сюжеты. Что же в таком случае их объединяет?

Общим для всех этих деяний является одно: неосторожная форма вины, вырастающая из таких человеческих качеств, как неорганизованность, расхлябанность, безответственность, равнодушие, недисциплинированность. Именно эти пороки и дают начало цепочке событий, последним звеном которой является преступление. Какое конкретно – зависит от целого ряда обстоятельств.

Нелегко даже приблизительно обрисовать возможные варианты неосторожных преступлений. Но в числе наиболее распространенных – нарушения правил безопасности труда на предприятиях, стройках, в лабораториях, правил движения и эксплуатации различных видов транспорта, правил обращения с оружием, а также взрывчатыми, воспламеняющимися, ядовитыми, радиоактивными и другими опасными для человека веществами.

К «опасным» орудиям и средствам относятся не только станки, машины, аппараты, приборы, транспортные средства, технические приспособления и т.п., но и предметы быта (ножи, бритвы, садовый инвентарь) и даже… обычный кулак, который тоже нередко фигурирует в уголовных делах в качестве «орудия» неосторожного причинения телесных повреждений или смерти.

Во время ссоры со своим знакомым А. Паком М. Мадраимов, не сдержавшись, нанес ему два удара кулаком в грудь. Пак стал медленно и как-то боком оседать, а затем рухнул на землю и, не приходя в сознание, скончался. Суд квалифицировал действия Мадраимова как неосторожное убийство. Нанося потерпевшему сильные удары кулаком в грудь, в область сердца, он должен был предвидеть возможность причинения тяжелых телесных повреждений, опасных для жизни. В то же время характер взаимоотношений Мадраимова и Пака и все поведение виновного до и после происшедшего исключили умышленное убийство. Но вот опасности «кулачного» способа доказывания своей правоты Мадраимов явно недооценил, что и привело его на скамью подсудимых.

У. НУРОВ.
Комментарии
Вопрос: Сколько пальцев у человека на одной руке? (ответ цифрами)
Топ статей за 5 дней

30 студентов-узбекистанцев не могут покинуть Ухань, где власти приняли решение закрыть аэропорт и вокзалы из-за коронавируса

В Узбекистане ощущалось землетрясение

В МИД объяснили, почему не могут эвакуировать граждан Узбекистана из Китая

Осадки и ночные заморозки: Узгидромет опубликовал прогноз погоды на выходные

expo
Похожие статьи
Теги
У. Нуров