Новости Узбекистана

Лучше проинформировать, чем объяснять, лучше объяснить, чем оправдываться.

Ўзбекча Ўзбекча

Светлый сайт   

→ Человек неба Константин Требисовский

Человек неба Константин Требисовский

Человек неба Константин Требисовский

Сегодня, 5 ноября 2016, – первая годовщина с того дня, когда Костя Требисовский отправился на параплане в свой последний полет в индийском штате Химачал Прадеш.

Рассказ о происшедшем – в интервью с его отцом Григорием Требисовским.

Шок, скорбь, гнев на трагическое стечение обстоятельств, чувство невосполнимой утраты, сожаление о том, что было не сделано, не сказано… Со временем, – для кого-то, возможно, в следующей жизни, – боль притупится. Останется лишь радостная память о Косте, который, подобно вспышке сверхновой звезды, был с нами недолго, но озарил судьбы многих людей.
Человек неба Константин Требисовский

Олег Шеламонов: «Костя сделал мини-революцию в популяризации парапланеризма»


Можно часами рассказывать о Косте, а истории о нем все не будут кончаться.

Костя на 3 года младше меня. Мы познакомились, когда ему еще и 10 лет не было. Нас объединили горы в силу занятий наших родителей и проявленного нами интереса. Мы – потомственные горники! Когда Костя чуть подрос, он стал мне не просто братишкой, а подростком-собеседником, с которым у меня появились общие интересы.

Все было связано с горами, и, в первую очередь, зимние виды спорта. Костя всегда был на лыжах, учился у отца. Его отец, Григорий Требисовский, – легенда наших гор и, наверно, самый известный лыжник в наших краях. А Костя был «сын полка» бельдерсайской компании горнолыжников и сноубордистов, любимчик, всегда в центре внимания, несмотря на то, что был младше всех. Мы жили вместе на Бельдерсае, летом – походы и велосипед, зимой – сноуборд и лыжи. Все делали вместе. Он был на Бельдерсае самым быстрым лыжником, а я – самым быстрым сноубордистом.
Мы очень любили «мочить прямики». Суть в том, что спускаешься по склону сверху донизу без единого поворота. Это была проверка на умение справиться со страхом и управлять снарядом. Костя был совершенно бесстрашный человек. Лыжи по своей физике немного быстрее сноуборда, поэтому он всегда обгонял меня и так – друг за другом – мы ехали. Катались по большой трассе на Чимгане и с Кумбеля в Бельдерсае. Эти места мы знали, как свои пять пальцев. Любили спускаться под «канаткой». Люди ехали наверх, а мы на всех парах неслись вниз. Скорость не замеряли, но по ощущениям было около ста километров в час!

Когда друзья любят и уважают друг друга, они постоянно обмениваются довольно жесткими шутками. Как-то мы катались вне трасс на Бельдерсае. Спрыгнули со скал, и я на приземлении разбил губу о колено. Несколько последующих дней я столько выслушал от него! И каждый раз новая шутка: пчелы покусали, асфальт копал губой и т. д.

Однажды на Бельдерсае он крутил сальто и не мог нормально приземлиться. Уже не было сил, но он продолжал. Он делал попытки до последнего, пока «канатку» не остановили. Раз 20 упал, пока не приземлился как надо! Я первым начал делать эти трюки, он все время смотрел на меня. Как я прыгну, так и он. Эти совместные занятия нас сблизили.

Раньше я часто выступал на соревнованиях. Костя был очень разносторонний человек и умел профессионально кататься на лыжах и сноуборде. И так получилось, что однажды – 10 марта 2008 года – он попал в финал Кубка Узбекистана вместе со мной. Мы с ним проехали по две финальные попытки, в итоге я ему не уступил, и он ругался со мной: у тебя и так медалей полно, мог бы и мне дать золото выиграть! Потом он полностью переключился на парапланеризм, потому что его душа больше тяготела к небу, нежели к земле.
Человек неба Константин Требисовский

Большинство людей запомнят Костю как человека неба, потому что он сделал мини-революцию в популяризации парапланеризма. Очень многие знали его под никнэймом Kukuruza Airlines. Всегда забавляло, как он отмечался в Facebook на парадроме на Чарваке: «Я в офисе, погода хорошая». Его офисом был парадром.

Помимо того, что он много народа покатал, многих ребят он запустил в небо. Они и по сей день летают, например, Сергей Вялов, Акмаль Рахимов, которые были с ним до последнего: ходили на спасработы в Индии. Это два его ученика. Сегодня ребята показывают очень крутые результаты. Он всех друзей старался либо научить кататься на лыжах и сноуборде, либо летать на параплане.

Он лично дважды запускал меня на Чарваке на параплане. Но к тому времени я уже катался на горном велосипеде (даунхилл) и сказал, что полеты – это не мое. Он посмотрел на меня как на дурака: «Видно, тебе нужны более серьезные высоты, чтобы ты понял этот кайф». В итоге я не летаю и, видимо, летать не буду.

С Костей связано много смешных историй. Однажды в Чимгане он упал и сломал челюсть, но мы не сразу это поняли. Утром проснулись и пошли есть шашлык. Он отправляет кусок мяса в рот и тут у него глаза от боли наливаются слезами, жевать не может. Приехали в город. Он опять не поехал к врачу. Утром звонит: «Приезжай, помоги!» Едем в старое ТашМИ, делаем рентген. Врач говорит: «Сейчас будем рот зашивать проволокой».

Починили ему челюсть. Он хочет кушать, но не может. Мы едим, а он через трубочку пьет бульон или йогурт! Три-четыре недели он из-за скоб не мог открыть рот: они были соединены между собой проволокой. Это было в октябре 2013 года, а в январе 2014, опять в Чимгане, он, как рок-звезда, прыгнул со стола в толпу и снова сломал челюсть о плечо собственного друга! Представляете, что в нашем кругу творилось, когда это произошло второй раз! Столько смеха было! Ему и хочется смеяться, и больно.

Его обаяние не знало границ. Он был очень дружелюбным, и в любой компании, куда бы ни попал, становился звездой. Он и ушел таким, собрав невероятное количество людей. Сегодня я пересматривал фото дня, когда мы его провожали. На прощании с ним было более тысячи человек. Это говорит о том, каким добрым, популярным парнем он был. В любой ситуации он мог откликнуться, что бы там ни было: извержение вулкана или просто нужно кому-то помочь.

Он был невероятно веселым человеком. Мы много друг друга фотографировали – на снимках он почти всегда улыбается!

Я стараюсь вспоминать Костю с улыбкой. Даже когда накатывают слезы, я сдерживаю их, потому что знаю: он все видит и ему будет за меня стыдно...
Человек неба Константин Требисовский

Елена Волкова: «Он по-своему любил каждого из нас»


Год не прошел, он промелькнул… Мы опять собираемся в Индию посмотреть на очередной Кубок Мира по парапланеризму. Я долго не могла понять, хочу ли я после случившегося с Костей оказаться там вновь. Потом хороший друг сказал мне: «Костя выполнил свою миссию. Его душа ушла рано и выбрала именно такой путь, поскольку тех впечатлений и эмоций, которые дало ей тело, оказалось достаточным, чтобы понять, что такое жить на полную катушку». Я успокоилась и согласилась, потому что Костя, действительно, жил ярко, сочно, через край. И был человечен и не по годам мудр.

В 2010 году мне было 37, ему – 18. В моей жизни приключились неприятности, да такие, что о них и не расскажешь. Поэтому я молчала. А Костя разглядел печаль и выпытал ее причины. Мы говорили полночи, сидя в машине, снаружи бельдерсайского домика, откуда разносился храп более взрослых и опытных. Он слушал внимательно, иногда комментировал, но больше молчал. Потом сказал, что все выровняется, наладится. Так и произошло.

Тогда, 6 лет назад, я никак не могла понять, зачем этому пацану слезы и сопли большой тетеньки. Неужели больше нечем было заняться? Теперь я понимаю, что он по-своему любил каждого из нас и был готов жертвовать чем-то ради нас. Для меня он пожертвовал всего лишь своим юношеским сном в ту ночь, но я до сих пор помню каждый момент того события. Спасибо, Костя.
Человек неба Константин Требисовский

Александр Евдокимов: «Небо для него было вторым домом»


Константин Григорьевич Требисовский, Кукуруза, друг и даже больше – брат.
Чистый, светлый, добрый, отзывчивый, но такой не пунктуальный человечище!

Человек, который подарил мне небо, горы, сноубординг, людей, новые взгляды и стремление жить эту жизнь по-другому: идти дальше и выше, в небо, в горы. С Костей было пережито много сильных эмоций: радость, эйфория, страх, счастье и миллион незабываемых моментов. Нельзя сказать, что какой-то из них самый яркий или лучший. Можно сказать одно: с ним всегда было хорошо!

Одним из этих моментов, которые Костя мне подарил, можно назвать мой первый одиночный полет на параплане. Невероятное чувство полета, неба, свободы, адреналин и в то же время страх первого раза. Эти эмоции нельзя описать словами. Полетать стоит попробовать хотя бы один раз в жизни.
Костя всегда хотел поделиться прекрасным чувством полета, эмоциями от полета. Парапланеризм был самым важным в его жизни, преобладая над всеми другими видами экстремального спорта, которыми он занимался. Небо для него было вторым домом.
Ну а ты полетай пока, просто полетай.
Человек неба Константин Требисовский

Екатерина Сотенская: «Костя – человек-праздник»


Описать один самый счастливый день с Костей невозможно: все дни, проведенные с ним, были счастливыми. Костя приносил людям удачу, влиял на каждого человека, которого встречал на своем пути. Он располагал к себе людей разного возраста и пола, дарил им любовь, дружбу, счастье, ощущение полета, чувство свободы.

Вокруг Кости всегда были толпы людей, которым просто нравилось проводить с ним время. Он никогда не злился на окружающих. Костя – человек-праздник, любое воспоминание о нем заставляет улыбнуться. Он любил, когда люди улыбались, и сам всегда улыбался в ответ.

Все, что делал Костя, было от души. Он любил музыку, любил петь, но пел очень плохо, и это всегда заставляло всех вокруг смеяться. Каждый, кто слышал его пение, улыбнется, если вы спросите: «Любил ли Костик петь?»

Он всегда говорил, что нужно жить, слушая свое сердце, и жил так. Не все у него получалось с первого раза. Чтобы добиться своего, он использовал все возможные шансы, но не сдавался. Каждый его день был, как последний, и он всегда строил планы гораздо больше, чем мог осуществить, но иногда делал то, что казалось невозможным!

Костя – самый солнечный и непредсказуемый человек на свете! Его любовь к парапланам не раз заставляла меня ревновать. Мы любили друг друга, но часто спорили о том, что он любит больше: параплан или меня. Он был бесконечно счастлив, находясь в воздухе. Он парил, как птица, был свободен от всех земных законов и верил, что победил гравитацию. Я провела немало времени с ним в небе. Полет с ним заставлял затаить дыхание, и было сложно что-либо говорить, находясь в его объятьях.

Я подолгу сидела на парадроме на месте посадки и наблюдала за тем, как он катает на параплане других людей, делая их счастливыми. Иногда я злилась на него за то, как он улыбался всем девушкам. Между полетами он подходил ко мне, целовал, обнимал и рассказывал смешные истории о том, что происходило с ним и его пассажирами в воздухе. Он катал разных людей, старых и молодых, и никто из них не оставался равнодушным, испытав полет с таким пилотом, как Костя.
Человек неба Константин Требисовский

Однажды в солнечную и ясную погоду мы выехали на парадром. Костя, как обычно, был весел и непредсказуем. Начало лета, открытие пляжного сезона. Костя ехал, так сказать, на работу, а я хотела побыть с ним, посмотреть, как он парит в воздухе.

Мы сидим, ждем ветра и клиентов. Я собираюсь пойти к воде, и вдруг Костик предлагает: «Давай полетаем!» Отвечаю: «Только если приземлимся на пляж!» Он смеется: «Хорошо, без проблем, я ведь чемпион по точности приземления!»

Мы поднимаемся и парим в воздухе. Ветер дует нам в лицо, над головой светит солнце. И тут, сидя в подвеске позади меня, Костя спрашивает: «Катя, ты будешь моей женой?» Я, смеясь и не видя его лица, отвечаю: «Конечно!» Поворачиваюсь посмотреть на его реакцию. Он бросает клеванты (стропы управления, с помощью которых можно повернуть параплан вокруг своей оси. – И. И.), достает золотое колечко и надевает мне на палец. От волнения его руки немного дрожат. Я в недоумении спрашиваю: «Ты что, серьезно?» Он отвечает: «Да! Станешь моей женой, будешь носить мою фамилию, рожать мне детей?» Я, не понимая до конца, что происходит, соглашаюсь. Мы в воздухе, адреналин зашкаливает, улыбка не сходит с лица. Ощущение счастья переполняет обоих.

По-другому быть не могло: даже предложение руки и сердца он делает в полете. Это самое незабываемое ощущение на земле и небе! Приземляемся на пляж. Костик оставляет меня здесь наедине с моими мыслями, в шоке и со счастливой улыбкой на лице. Потом мы с ним смеялись над тем, что он специально сделал мне предложение в воздухе, чтобы я сказала «да»: если бы сказала «нет», он бы выстегнул меня из подвески!

Я любила его, и мне хотелось верить, что он говорит серьезно. Ему было 20 лет, но в своем возрасте он достиг того, чего некоторые люди пытаются добиться целую жизнь. Костик всегда все делал искренне. Он верил в нашу страну, в парапланы, в то, что сможет осуществить свой план и открыть школу парапланеризма, знал свои цели и шел напролом за мечтами. Он верил в людей, и люди верили в него…
Человек неба Константин Требисовский

Акмаль Рахимов: «Костя ассоциируется с полетом»


Почти все свободное время я посвящаю полетам, как и Костя в свое время. Костя был моим другом, а потеряв близких, мы всегда вспоминаем о них. Наверно, даже чужие люди, увлеченные парапланеризмом, тоже его вспоминают, потому что этот человек ассоциируется с полетом.

Раньше я летал на дельтаплане. Поначалу, когда наблюдал за парапланеристами, у меня не возникало желания поменять дельтаплан на параплан. А с Костей я был знаком по горным лыжам. На второй год занятия дельтапланеризмом перестали приносить радость, потому что у нас пока нет условий для развития этого вида спорта. Из-за этого людей, занимающихся им, раз, два и обчелся. Кроме того, было сложно транспортировать дельтаплан, который весит 35-40 кг и в разобранном виде имеет длину 6 м. К тому же я увлекался велосипедом, ездил на мотоцикле – когда-то это было мое основное средство передвижения.

В 2014 году, катаясь на велосипеде, я на ровном месте по глупости сломал палец на руке. Это не позволяло мне кататься на мотоцикле, на велосипеде в горной местности (а в городе неинтересно!), и я решил попробовать себя в парапланеризме, так как к дельтаплану остыл окончательно.

Мне хотелось не просто летать, но и общаться с людьми, которые живут небом. В парапланеризме все ребята веселые, молодые душой: тогда их было человек 30, с кем можно было делить свои эмоции. Когда радость делишь с другими, она увеличивается в геометрической прогрессии. Летая, человек испытывает фантастическое состояние эйфории, а если рядом друзья, с кем можно ее разделить, то эмоции просто зашкаливают!

Пришел с гипсом на парадром. Я подготовился к занятиям теоретически: проштудировал книгу в Интернете. А Костя обучил меня азам практики и, самое главное, дал ощущение легкости: ничего сложного в этом занятии нет, и каждый человек может летать! Ему не нужно было приободрять меня: его вид говорил, что ничего страшного не произойдет, хотя увлечение парапланеризмом у многих людей ассоциируется с травмами. Костя дал мне параплан, и я впервые попробовал полетать на нем на Чарваке. И мне это понравилось! Позже я летал с Костей и в тандеме. Если бы не мой сломанный палец, я бы начал заниматься парапланеризмом позже или не начал бы вообще.
Человек неба Константин Требисовский

Я и сейчас обучаюсь. Это бесконечный процесс. Даже люди, которые занимают призовые места на чемпионатах мира, говорят: «Нам нужно еще учиться летать, правильно и безопасно». Я даже не могу сказать, что научился летать. Умение летать – понятие относительное. В моем окружении кто-то хорошо летает, но считает себя плохим пилотом, а кто-то плохо летает, а считает себя хорошим пилотом. То есть у каждого свое представление о хорошем и плохом полете.

Я периодически катаю на параплане своих близких – при моих навыках в этом нет ничего сложного. Когда я говорю «уметь летать», я имею в виду летать так, как ты хочешь, туда, куда ты хочешь, а не зависеть от внешних факторов. Полет – это не то, что доехать с минимальными навыками на машине из одной точки до другой по асфальтированной дороге. Там иначе. Есть легкие маршруты, которые могут пролететь и начинающие, а есть сложные, преодолеть которые под силу только мастерам.

Любому человеку было легко рядом с Костей. В жизни не наблюдал, чтобы он злился, вел себя агрессивно. Мы дружили с ним последние три года, но у меня такое ощущение, будто он был моим братом. Он гораздо младше меня, но из-за своего спокойного характера иногда казался старше. С него можно было брать пример жизнерадостности и спокойствия. Веселый добродушный человек, поэтому у него был очень широкий круг общения, и это его секрет, как он успевал со всеми общаться.

В этом году мы с друзьями вновь летим в Индию, в то же место: в деревушку Бир в долине Гималайских гор, где лежат монастыри тибетских монахов, а также Драмсала – центр тибетских монахов, резиденция далай-ламы.

5 ноября – день рождения Ксюши, сестры Кости, и в этот день его не стало; 6 ноября – мой день рождения. Как я проведу эти дни? К любым датам я отношусь просто, что бы там ни было: 31 декабря, 1 января и т. д. Но эти несколько дней в ноябре, конечно, особенные. В Индии я постараюсь сделать необычный полет – один из тех, что мы совершали или мечтали совершить вместе с Костей, и с грустью в душе вспоминать все радостные, счастливые моменты, пережитые с моим другом, который всегда будет рядом со мной...
Человек неба Константин Требисовский

Надежда Риксиева: «Бесконечное селфи с друзьями»

Для современного мира, думаю, это нормально, когда люди выражают свои эмоции через социальные сети. Если ты активно общался с другом в социальной сети, ты просто не можешь прекратить это делать, когда с ним происходит какая-то трагедия. Тем более, что он продолжает оставаться в Facebook, пусть уже только виртуально. Кто-то говорит: «Мы и так каждый день о нем думаем, а тут еще постоянно эти воспоминания в сети. Хватит мутить, давайте жить дальше!» Мне пишут: «Ты стоишь на месте, он рядом с тобой, ты зависла!» Но это все такая ерунда по сравнению с тем, что ЧЕЛОВЕКА НЕТ!

Год назад в этот день я опубликовала в Facebook фотографию с Константином, и этот снимок напомнил мне о нашей последней встрече. У него была любимая (в кавычках) машина – «Мерседес». Она постоянно ломалась. 19 октября я с подругами уезжала за границу и попросила Костика проводить меня в аэропорт. Он ответил: «Я поставил машину на продажу. Увижусь с клиентами, покажу машину и приеду». Потом звонит и говорит: «Все, она понравилась! Еду за тобой». Но по дороге машина опять сломалась. Я ему говорю: «Ладно, я сама провожусь». Но он все-таки приехал на такси, и мы посидели в кафешке. Он поехал провожать нас, подружек, в аэропорт, пожелал хорошего полета. А за пару дней до этого, – как, впрочем, и всегда, – мы много фотографировались, и я подписала эти снимки в Facebook: «Бесконечное селфи с друзьями». Зря подписала: накаркала...

Константин всем дарил небо. Это волшебное ощущение, когда ты взлетаешь. Полет на параплане – крутая вещь, я фанат параплана, но самостоятельно никогда не летала.

Один из ярких и глупых моментов, когда Костя поставил меня на лыжи на Бельдерсае. Он встегнул мои ботинки в лыжи и сказал: «Езжай!» Там наверху есть место, которое называется «Доллар». Очень крутой склон, а я первый раз лыжи в руках держала. Сажусь на снег и говорю: «Костя, я никуда не поеду! Я даже стоять на них не могу!» Он отдал мои лыжи другу, меня закинул на спину и спустил чуть ниже. Дальше я сама… В итоге я спускалась в первый раз на лыжах с Бельдерсая часа 4! Парни замерзли, ожидая, пока я в очередной раз выберусь из сугроба и снова встану на лыжи. Они ждут, а я смеюсь, и плачу, и злюсь! Только на следующий год, после смерти Кости, его друзья научили меня чуть-чуть стоять на лыжах. Надеюсь, в этом году продолжу.
Человек неба Константин Требисовский

Костя – светлый человек. Бывало, начинаешь рассказывать ему какой-то негативный бред, он одним взглядом тебе дает понять: «Надя, это такая ерунда! Просто живи и радуйся!» В свои 22-23 года это был очень мудрый молодой человек, который многих взрослых мужиков учил, как нужно жить. Было у него лишь одно качество, которое я терпеть не могла: он всегда опаздывал! Никогда не приезжал первым. Ему после смерти друзья написали в Facebook: «Ты всегда опаздывал, а тут поторопился...»

За два дня до его гибели мы общались с ним через интернет: он в Индии, я дома. Наверно, это было его прощание со мной...

После случившегося с Костей мы через публикации в социальных сетях просили помощи по сбору денег для спасательной операции, указав телефоны для контактов. Я получала звонки из Канады, США, Африки и других стран: «На какой счет прислать деньги?» Они даже не представлялись. Люди в Ташкенте, обеспеченные или пенсионеры и студенты, со слезами на глазах передавали средства. Костя и после смерти продолжал меня учить: в мире несметное множество светлых добрых людей, которым не все равно!

Он сплотил людей и показал, что можно наслаждаться жизнью, не имея миллиардов: общаться с хорошими людьми, дружить, выручать. Никогда в жизни никому не отказывал в помощи. Когда говорят о святых, у меня впечатление, что и о нем можно так сказать, хотя, конечно, он дурбанил с друзьями, и это выглядело совсем не свято, но сама суть его!

Были моменты, когда мы прекращали с ним общаться, потом опять начинали. Я должна была улететь на несколько лет на учебу за рубеж, но в какой-то момент сказала себе: «Тут Костя, мои подружки, как же я без них?» Последний год мы очень близко с ним общались, и я рада, что не уехала: я бы так много потеряла!

В творческом плане Костя придавал мне силы. Кроме того, он всегда был на машине и помогал мне: отвозил краски, холсты, рамы. А я расписывала ему шлемы, помогала делать визитки, флаера, картинки в Facebook. Он очень радовался, когда его знакомые рассказывали: «Ой, я такую картину видел!», не зная, что автор – я. Костя с гордостью говорил: «Это она рисовала!»

У меня была с ним настоящая человеческая дружба!
Человек неба Константин Требисовский

Артём Чен: «Костя оставил мне огромное богатство – воспоминания о счастливых моментах, которые мы провели вместе в родных горах»


С Костей мы познакомились в далёком детстве в горах, на Бельдерсае. Горы – немноголюдное место, люди там близки по духу, поэтому тянутся друг к другу: ходят пить чай, делиться историями и новостями. Историй хватает, ведь горы – магнит для интересных людей. Так, одним прекрасным вечером пришли к нам в вагон дядя Гриша Требисовский с сыном. Помню завораживающие истории дяди Гриши о полётах, вертолётах, лавинах, помню Хантера – пса горной породы алабай и, конечно, помню Константина, маленького загорелого улыбчивого пацана.

Итак, мы познакомились, когда мне было 10 лет, ему 7. Стали дружить, росли вместе. Пересмотрели, наверное, все лыжные видеокассеты из коллекции дяди Гриши. Переходили все тропинки, переели всю алычу, перекупались во всех горных реках и переездили все снежные склоны на Бельдерсае. Всё, чему мы научились тогда: прыжки с трамплинов, катание по свежему снегу, – мы научились вместе с Костей.

Я помню самый эпичный прыжок с трамплина, который мне когда-либо доводилось видеть, и, конечно, за авторством Кости. Дело было так: Костян редко прыгал первым. Он посылал на передовую меня или других ребят, терпеливо дожидался, не убьемся ли, и затем прыгал сам. В тот солнечный день на Косте был шлем-утка: массивный, чёрный шлем с защитой на челюсть, с кучей наклеек, почему-то не застёгнутый. Мы стояли у трамплина у первой опоры на бугеле в Бельдерсае.

Костя неожиданно согласился прыгать первым. Вот он разгоняется, выпрыгивает, делает «грэб» (эффектно хватает лыжу в воздухе одной рукой), скрывается на приземлении и… тишина. Мы должны были его увидеть через пару секунд на выкате с трамплина. Проходит пять секунд… Мы начинаем нервничать. И тут вместо Костика выкатывается… его шлем. На кадрах в лыжных фильмах, когда показывают неудачные прыжки, мне не было так страшно, как в тот момент! В итоге Костян появился – целый, но с сотрясением мозга. Оказывается, он влетел в лыжника массой в три раза больше. Сотрясение прошло, а память об эпичном прыжке осталась. Мораль: на шлеме есть такая вещь, как застёжка. Не забывайте!

После катания всё время проводили у дяди Гриши или у нас. Ругались, дрались, мирились, ездили друг к другу на дни рождения. Обычное счастливое детство.

Помню момент, когда Костя оказался первый раз за рулём машины. Дело было так. Дмитрий Волков, наш старший горный друг, всегда стремился сделать из нас мужчин. Его «курс молодого бойца» включал вождение автомобиля, походы, рубку дров, готовку плова, прослушивание песен Виктора Цоя. Итак, в тот день участь вести машину выпала Косте. Этим железным конём оказалась «Lacetti» Дмитрия Волкова, а пассажирами – я и ещё один Дима – Малой. К слову, Дима Малой сейчас в Индии разведывает нефть к востоку от Ченная, а я в Осло, в Норвегии. Костя вёл авто от посёлка Нижний Чимган до Бельдерсая. Я тогда всю дорогу жалел, что в «Lacetti» не поставили катапульту на заднем пассажирском сидении и были закрыты двери. Дима Малой думал, наверное, о том же.

Костян тронулся с пятой попытки и начал на поворотах резко дергать руль влево и вправо. Остановились. Минут пять понадобилось, чтобы объяснить ему, что это не игра в NeedForSpeed, и что рулить нужно плавно. Благо, в тот день было мало встречных машин, а то мы укоротили бы чью-то машину на капот. А в целом Костян, конечно, красавец: он доехал до Бельдерсая благополучно. Правда, на горке от канатной дороги с достаточно сильным уклоном он застрял и пожёг сцепление. Но в 12-13 лет это простительно. В свой приезд в Ташкент в 2014-м я ездил с ним на его «Мерсе». Из Кости вышел отличный водитель.
Человек неба Константин Требисовский

Ещё одна история: о происхождении его эпичного прозвища – Кукуруза. Есть несколько версий, я выскажу свою. Первая Костина серьезная вечеринка с горячительным на Бельдерсае. На следующий день, как любой первопроходец на этом поприще, Костян почувствовал себя неладно (дурнота со всеми вытекающими последствиями…). А так как он был ещё несовершеннолетним плюс тётя Нина (мама Кости) была тогда в горах, нужно было найти нормальную причину сего девиантного поведения. Костя подумал и сказал, что отравился. На расспросы мамы: «Чем?», он, недолго думая, ответил «Салатом из кукурузы». Так и появился легендарный никнэйм.

Позже, помню, я временами думал, кем же вырастет Костя, найдёт ли себя в Ташкенте? Я знал со школы, что уеду, по крайней мере, учиться за границу. Тема переезда всегда витала в нашей семье, как и во многих семьях Ташкента. Костя и дядя Гриша были куда более привязаны к узбекским горам и людям. Они и не думали уезжать.

Меня тревожило то, что Костя не особо любил учёбу: я опрометчиво мерил успех хорошей офисной работой и престижным образованием (Позднее Константин поступил в Национальный авиационный университет в Киеве. – И. И.). Он был независимым человеком. Его сложно было заставить делать то, что ему не нравилось, будь то зубрёжка алгебры или работа менеджером в ташкентском офисе. Десять с лишним лет спустя я понимаю, что напрасно тревожился за друга: Костя один из тех, кто нашёл себя в Ташкенте. Я поддерживаю контакты со многими друзьями, но мало кто жил так весело, позитивно, счастливо, вдыхая жизнь полной грудью, как Костя.

Если сравнить жизнь с казино, Костя поставил всё на горы: связал с ними свою профессию инструктора по горным лыжам и параплану – и сорвал джек-пот. Он был в любимом месте, с любимыми друзьями, занимаясь любимым делом. Не это ли счастье? Костя был цельным человеком, у которого на всех фронтах было хорошо (по крайней мере, его бесконечный позитив не давал повода усомниться в этом), а к таким людям тянутся другие. У него было много друзей, и я был рад быть одним из них).

Он делился тем, что любил, с людьми. Костя в своё время уговорил меня купить горный велосипед, мы начинали одними из первых кататься вне дорог на Бельдерсае. Я до сих пор катаюсь по норвежским лесам, а он пошёл дальше, расправив крылья и начав летать.

В его гибели не стоит винить никого. Люди, не связанные с экстримом, считают всё, что мы так любим, неоправданным риском и адреналиновым наркотиком. Но экстремальный спорт намного выше этого. Катание на лыжах, полёт на параплане – это приключения, возможность ощутить себя первооткрывателем: посмотреть, а что там за этой горой, прочертить свой след сноубордом именно на этом неповторимом свежевыпавшем снегу в этот уникальный день. Это возможность почувствовать жизнь на все сто! Мне кажется, Костя это чувствовал и был счастлив. Он погиб в любимом месте – в горах, занимаясь любимым делом.

У нас с Костей было много весёлых историй. Печальных историй у нас с ним нет. Я скучаю по нему. Жаль, что в последние годы из-за моего отъезда мы мало общались. Но он оставил мне огромное богатство – воспоминания о тех счастливых моментах, которые мы провели вместе в родных горах.

Составитель: Илона Ильясова.
Человек неба Константин Требисовский

Человек неба Константин Требисовский

Человек неба Константин Требисовский


Фото: 1, 2, 5, 9, 10 – Надежда Риксиева; 3,4 – Олег Шеламонов; 8 –Акмаль Рахимов; 16 – Сергей Вялов; остальные – из семейного архива Требисовских-Лазаренко
Комментарии
Я лично его не знала, но много слышала о нем! Легкий человечек! Светлая память!
К сожалению мне не удалось познакомиться с этим человеком при его жизни, но после прочтения строк со светлыми, теплыми и добрыми воспоминаниями его друзей у меня возникло чувство будто бы я его знал лично, эти строки не могут не тронуть, и не заставить прочувствовать единение и причастность к утрате... Становится легче при мысли, что Косте без сомнения удалось увековечить себя в памяти многих! Светлая память!

Вопрос: Сколько пальцев у человека на одной руке? (ответ цифрами)
Топ статей за 5 дней

Узбекистанцам ограничат беспошлинный ввоз товаров из соседних государств

Взрыв в Бухарской области унес жизни пяти молодых женщин. МЧС обнародовало имена погибших и пострадавших

Официально: камеры в Ташкенте фиксируют 7 видов правонарушений

Официально: Майк Тайсон стал владельцем квартиры в Tashkent City

Реклама на сайте
Похожие статьи
Теги
Илона Ильясова