Главная > Колумнисты > Под монгольским игом

Под монгольским игом


Под монгольским игом


Судьба народов Центральной Азии в XIII-XIV веках определялась во многом нашествием Чингизоидов. В 1218 году близ Отрара был разграблен торговый караван Чингизхана, что послужило причиной нападения монгольских войск - на следующий год было завоёвано Семиречье, а затем Мавераннахр и Хорезм. Небольшие разорённые княжества не смогли объединить усилия и дать отпор захватчикам. Феодальная верхушка , предав интересы народа, отказалась от сопротивления, но не народные массы. Память донесла до наших дней благодарность героям, имена которых Тимур Малик, Махмуд Тараби, Джалалиддин Мангуберды и поныне овеяны славой.

Иго Чингизидов привело к массовым истреблениям, разрушению целых городов, ирригационных сооружений и мостов. Деятели науки и культуры вынуждены были эмигрировать в Индию, Иран, Турцию, Египет и другие страны. Там оказались бухарские поэты Мухаммад Авфи и Носир Бухари, ташкентский поэт Зиё Нахшаби, ферганец Камол Ходжанди и другие.

Однако в силу того, что культурный уровень захватчиков был значительно ниже, чем у порабощённых народов, к середине XIV в. наблюдается заметное оживление в жизни Центральной Азии – восстанавливаются Самарканд, Бухара, Ургенч, развиваются ремёсла, торговля, сельское хозяйство и тюркский язык, который используется и монголами как государственный. Литература на тюрки в этот период развивалась по двум направлениям: создания оригинальных произведений и переводы лучших образцов иностранной, в основном персидской, литературы. Получает развитие необычный стихотворный жанр: «ширу шакар» - когда тест написан на двух и более языках. Такой жанр обусловлен и характерным для населения двуязычием, а также тем, что многие эмигрировавшие поэты вынуждены были писать на языке страны пребывания. Так, Пурбахои Джами создал свою касыду (оду) на трёх языках: тюрки, дари и монгольском.

Среди представителей староузбекского литературного языка того периода выделялся поэт и прозаик хорезмский казий (судья) Насириддин Бурханиддин Рабгузи. –автор книги «Киссаи Рабгузи» (Повести Рабгузи). Книга состоит из 72 частей, она многожанровая: в ней есть и повести, и рассказы, и стихи. Коранические легенды в прозе соседствуют в его книге с притчами латифа *анекдотами), сказками устного народного творчества. Язык прост и доступен, изобилует пословицами и поговорками. Наряду с традиционной проповедью исламской идеологии, Рабгузи утверждает в своём произведении идеалы, просветительства, нравственности и морали. Прозаическое повествование зачастую завершается стихотворной иллюстрацией, чаще всего газелями. Вот как он описывает наступление Навруза:

Солнце мира вступило в созвездие Овнв – в Хамаль, Растопило и льды, и снега. И бывала зима ль? Солнце, солнце идёт! Оживает земная краса, По земле расстилает рисунки рассвета февраль… Если облако плачет – под ним вырастают цветы, Талы машут руками, как будто им облака жаль. И над чашей тюльпана поёт, опьянён, соловей, И к полёту зовёт, пролетая над миром журавль…

Но особенно важен вклад Рабгузи в становление жанра прозы в классической узбекской литературе.

Другим представителем оригинального направления, произведение которого дошло до нас, был Хоразми (XIV в.). Полное имя его нам не известно, но сохранилась его поэма «Мухаббатнома», посвящённая теме любви. Из 11 писем (нома) 8 написаны на тюрки, и 3 - на дари, но все они завершаются тартуским припевом: «Путём терпенья думал я пойти, Но нет терпенья мне на том пути».

Поэма Хоразми – сплав форм: нома, маснави, газель, катъа, саки-нома, форд, касыда и др. Обращаясь к возлюбленной, поэт пишет: «Ты сладкой речью в плен взяла, В глухое рабство сердце увела…»

«Ты прелестью завоевала мир, Будь справедлива! Сжалься надо мной! ... Жизнь без тебя мне – смерть. Моя душа В разлуке ссохлась, словно мех пустой. В разлуке мы. Но к сердцу твоему Пусть не приблизится никто другой! ... Найдя тебя, я жизнь в тебе найду – Мой рай земной, услад небесный рай!»

«Книга любви» Хоразми внесла значительный вклад в развитие тюркского поэтического языка, упрочила светскую тематику и жанр нома. Вслед за Хоразми создают свои произведения: «Латифатнома» Ходжанди, «Дахнома» Амири, «Ташукнома» Саид Ахмад Мироншах.

Одним из интереснейших представителей классической узбекской литературы несомненно является Дурбек. До нас дошла лишь одна поэма Дурбека «Юсуф и Зулейха». Гражданский подвиг Дурбека состоял не только в том, что он вместе с согражданами в течение 3-х месяцев защищал родной город от захватчиков, но и в том, что в это «тревожное и роковое» время он подарил народу поэму на родном языке –легенду из Корана о Юсуфе ( Иосифе Прекрасном). «Но чтоб Юсуфа жизнь воспеть правдиво, вдохновенно, Писать на тюркском свой дастан ты должен непременно». Легенда о любви Зулейхи к Юсуфу передаётся Дурбеком в стройной по композиции поэме. Пафосом её становится призыв к терпению и стойкости перед испытаниями судьбы. «Да, лишь упорством человек добиться счастья может, И лишь терпеньем верный путь к желанному проложит!». В поэме затронута также и тема власти, ответственности правителя перед народом. Дурбек неоднократно подчёркивает, что истинна лишь разумная, справедливая, гуманная власть. «Был к богачам суров Юсуф и добр к простому люду, как ветер разносилась весть о нём везде и всюду» - язык поэмы Дурбека красочен, прост и изящен.

Эта поэма открывает собой серию подобных произведений в классической узбекской литературе. Вслед за ней свою интерпретацию легенды о Юсуфе создали поэты Андалиб, Хирами, Мулла Юсуф Ярканди, Огахи.

Но это уже в другую эпоху.

А. ХОДЖАЕВ, кандидат философских наук,
Г. РАСУЛОВА, кандидат филологических наук

-------- Конец пересылаемого сообщения --------
Вернуться назад