5.5 C
Узбекистан
Воскресенье, 3 марта, 2024

На острие “Большой игры”. Василий Оскарович Клемм. Глава двенадцатая

Топ статей за 7 дней

Подпишитесь на нас

51,905ФанатыМне нравится
22,961ЧитателиЧитать
6,130ПодписчикиПодписаться

В ноябре 1905 года Василий Оскарович получает новое назначение, — ему предстояло отправиться в Персию, чтобы возглавить русскую миссию в иранском Мешеде (Мешхеде), — и передаёт свой пост в Бомбее А. А. Половцову[1], который до этого, как и Клемм, служил дипломатическим чиновником при туркестанском генерал-губернаторе. Причём передача дел в бомбейском генеральном консульстве прошла весьма необычно. Вот что об этом пишет С. В. Чиркин[2]: “Незаметно наступил 1906 год, и я уж мечтал о скорой поездке домой в отпуск, как неожиданно получил телеграмму нашего посланника в Тегеране Шпейера, передавшего мне приказание Министерства немедленно по прибытии моего заместителя Григорьева выехать в Бомбей для принятия генерального консульства от назначенного генеральным консулом в Мешеде В. О. Клемма и передачи его новому генеральному консулу А. А. Половцову«.

Это, казалось, была довольно необыкновенная и странная комбинация, так как между отъездом одного и приездом другого проходила ровно неделя времени и, несомненно, или Клемм мог устроить свой отъезд неделей позднее, или Половцов прибыть неделей раньше, но дело в том, что назначение последнего совпадало с поворотом нашей политики в отношении Великобритании, с которой мы вступали на почву соглашений и доверчивости, ввиду чего признавалось желательным устранить встречу наших представителей двух противоположных течений, вклинив меня между ними. По крайней мере такое объяснение моей поездки “на неделю” из Исфагана в Бомбей мне приходилось слышать от заслуживающих доверия лиц”[3].

Поворот во внешней политике, о которой упоминает, Сергей Виссарионович, это сближение с Великобританией, которое завершилось, — 18 августа 1907 года, — подписанием соглашения, которое разграничивало сферы влияния Российской Империи и Британии в Азии. А вскоре Россия и Великобритания стали союзниками по военному блоку Антанте[4].

Ровно через неделю после отъезда Клемма из Бомбея, туда прибыл Половцов. Нужно сказать, что новый российский генеральный консул, также много сделал для защиты российских интересов на этом посту. Подобно своему предшественнику он активно занимался и разведкой, и контрразведкой. Интересно, что его родной брат Пётр, совершил с двумя товарищами секретную миссию[5] в Британскую Индию и привёз ценную информацию о действовавших в Бомбее, Мадрасе, Лагоре, Пуште и Рангуне разведшколах. “Слушатели центральной школы в Бомбее — британцы, — сообщалось в донесении, — изучали русский, персидский, китайский языки по выбору. В прочих школах к шпионской работе готовили выходцев из азиатских народностей, которым предстояло сопровождать британских офицеров в поездках по Средней Азии. Эти разведчики отправлялись одновременно с офицерами, но отдельно от них. Иногда сами англичане переодевались туземцами. «Надо заметить, — писал Половцов, — что офицеры, изучавшие восточные наречия, пользуются очень существенными выгодами в отношении жалованья и чинопроизводства, вследствие чего в распоряжении индийского правительства есть много офицеров, прекрасно владеющих афганским языком и которых афганцы легко принимают за своих». Половцов считал, что существует секретное соглашение, в силу которого английские разведчики с ведома афганских властей «время от времени пропускаются через афганские пределы для проникновения в российские владения».

А. А. Половцов, фотопортрет неустановленного мастера. 1907 г.

Информация настораживала.

Донесение Половцова было представлено царю, который сделал на полях пометку: «Полезно знать».[6]

Но вернёмся к нашему герою. Страна, — в которую прибыл Василий Оскарович – Персия, находилась в зоне пристального внимания российского МИДа в политико-дипломатической и торгово-экономической деятельности. Задача ставившаяся Министерством иностранных дел дипломатам работавшим на этом участке — «сделать Персию … полезным и достаточно сильным орудием» в руках Российской империи. Что касается коммерческих целей России в Персии, то они состоят в том, чтобы «сохранить за собой обширный персидский рынок для свободного применения на оном русского труда и капиталов»[7].

Задача эта, отмечалось в инструкции, «сама по себе нелегкая, затрудняется еще необходимостью вести упорную борьбу с Англией, нашим всегдашним политическим соперником в Азии»[8]. Однако благодаря принятым мерам, «положение России за последние годы не только значительно упрочилось в Северной Персии»[9], но ей «удалось стать твердой ногой также и в Персидском заливе… Английские притязания на исключительное преобладание в Персидском заливе обнаруживают несостоятельность»[10]. Тем не менее, “англичанка продолжала гадить”[11] и здесь, на персидском участке “Большой игры”. Так Василий Оскарович ещё находясь на службе в Бомбее, сообщал: “Персидский генеральный консул Мирза Махмуд-хан, говорил мне, что имеет основание полагать, что недавние беспорядки в Мешхеде и Кочане, направленные против русских торговцев, были в значительной мере подстроены англичанами. По его словам, они не брезгуют ничем, чтобы подорвать престиж России и то экономическое положение, которое она за последнее время создала себе в Персии”[12].

В одной из последующих сообщений Клемм в качестве примера «озлобленного тона» англичан в отношении России приводит выдержку из статьи, опубликованной в газете «The Times of India» от 4 сентября 1902 года. «Как только Россия утвердится в Персидском заливе, — пишет газета, — и обе державы, Англия и Россия, станут там лицом к лицу, чувство небезопасности нашей в Индии немедленно усилится. Россия не преминет воспользоваться своим новым положением в Персидском заливе для давления на Англию. Даже теперь, когда Россия находится за сотни миль от границ Индии, ей стоит только передвинуть несколько сот солдат по Закаспийской железной дороге, чтобы вся Индия встрепенулась”[13].

Таким образом и в Персии, Василий Оскарович продолжил борьбу на невидимом фронте “войны теней”.

На службу русского консула в Мешхеде дополнительным бременем легла вспыхнувшая как раз к моменту приезда Клемма в Персию революция продолжавшаяся вплоть до 1911 года.

В.ФЕТИСОВ

Продолжение следует

На заставке: Здание русской миссии в Тегеране. Фото придворного фотографа шаха Ирана Антона Севрюгина. 1907 г.


[1] Александр Александрович Половцов-младший (1867—1944) — русский дипломат, этнограф, ориенталист. Занимался эпиграфикой, собрал коллекцию антиков, построил элегантную виллу на Каменном острове. В Ташкенте, где он служил дипломатическим чиновником сохранился его дом.

[2] В то время Чиркин был генеральным консулом в Исфагане (Персия).

[3] Чиркин С. В. Двадцать лет службы на Востоке. Записки царского дипломата. Русский путь, М; 2006.

[4] Антанта — военно-политический блок Российской империи, Великобритании и Франции. Создан в качестве противовеса «Тройственному союзу» Германии, Австро-Венгрии и Италии.

[5] Подробней об этом см. книгу Владимира Фетисова “Дуэль на Крыше мира. Эпизоды Большой игры”. Ташкент. “Академнашр”, 2021 г.

[6] Греков Н. «Русская контрразведка в 1905—1917 гг.». М.: МОНФ, 2000.

[7] Царская Россия и Персия в эпоху русско-японской войны // Красный архив, № 4 (53). 1932.

[8] Сенченко И. П. Российская империя, Аравия и Персидский залив. Коллекция историй. СПб, “Алетейя”, 2018

[9] Там же.

[10] Там же.

[11] “Англичанка гадит” – популярное выражение в российском обществе 19-начала 20 веков, обозначавшее коварные методы Британии в противостоянии с Россией.

[12] АВПРИ. Ф. 151 (Политархив). Оп. 482. Д. 779

[13] АВПРИ. Ф. 144 (Персидский стол). Оп. 488. Д. 4047.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

Последние новости

Профессия Product Designer — история успеха нашего соотечественника в ОАЭ

В наше время профессия дизайнера приобрела довольно большую популярность среди молодежи. Во многом это связано с тем, что IT-сфера...

Больше похожих статей