Новости Узбекистана

Лучше проинформировать, чем объяснять, лучше объяснить, чем оправдываться.

Ўзбекча Ўзбекча

Светлый сайт   

→ Рассказы доктора ташкентской «неотложки»

Рассказы доктора ташкентской «неотложки»

Рассказы доктора ташкентской «неотложки»

Медики – народ своеобразный. Как бы прозаично не звучало, все наши «болячки» для врача – это ежедневная работа, как написание статей для журналиста или обслуживание посетителя в ресторане для официанта. Однажды мне удалось пообщаться с кардиологом одной из ташкентских клиник. Ежедневно он наблюдает десятки пациентов с разными заболеваниями и... характерами . Как признался доктор, у него давно зрела мысль рассказать о пациентах глазами врача.

Всё пройдёт…

Поступает женщина, 68 лет. С диагнозом: «Гипертоническая болезнь. Гипертонический криз. Носовое кровотечение». Вроде бы ничего странного. Такое очень часто бывает, что на фоне высокого давления открывается носовое кровотечение. Естественно, сразу же оказываю помощь в виде кровоостанавливающих растворов, тампонады, повязки, холода… Больная бледная, давление 100/60 мм.рт.ст., пульс 96 в мин. Больная лежит и улыбается, вот только заторможена и сонлива.

В силу загруженности отделения, каюсь, более детально опрашиваю больную через 15 – 20 минут после поступления, как раз и родственники подоспели. Больная препараты принимает не регулярно, с перерывами и лечится не «химией всякой», а народными средствами, хотя почему-то давление «скачет». Потом оказывается, что носовое кровотечение у больной более суток то сильнее, то слабее. У больной уже была несколько раз рвота (а это происходит тогда, когда человек проглотит много крови). По анализам тяжёлая анемия. По подсчётам больная потеряла около 2 – 2,5 литров крови.

Начинаем лечить кровопотерю – вводим плазму, эритроциты. Наутро больная в сознании, ничего не беспокоит. На мой закономерный вопрос: «А почему Вы сразу не обратились к врачу?», сказала, что думала само пройдёт и помогала себе прикладыванием горячих мешочков соли на область носа. И, что самое интересное, на утро отказывалась от гипотензивных препаратов, мотивируя это тем, что «эта химия только печень и почки сажает». Занавес.

Народная Медицина

Обратился больной , 72 года. С жалобами на головные боли, подъём АД до 220/100 мм.рт.ст., головокружения, мушки перед глазами. Короче говоря, типичный гипертоник. Во время сбора анамнеза оказывается, что больной уже более 20 лет страдает подъёмами АД, более 10 лет сахарным диабетом. Последние 4 года отмечает снижение зрения. Периодически получает лечение в стационарах – с заметным эффектом. А вот дома почему-то назначенное лечение не помогает. Я ему назначил терапию, объяснил, как именно пить, на что обращать внимание, и (о чудо!) на минимальных дозах уже был эффект.

Я было обрадовался, что всё замечательно и через месяц он придёт с дневником давления, в котором давление нормальное или, в крайнем случае, высокое нормальное давление… И как вы думаете, что же произошло? Через 2 недели больной приходит и говорит, что моё лечение не помогает. Я немного шокирован и начинаю разбираться, в чём же проблема, почему вдруг так быстро развилась резистивность…

Всё оказалось банально просто. Я заметил, что зубы у больного зеленоватого цвета. Оказалось, что как только давление у больного стало нормализоваться, то приём препаратов он прекратил и стал пить сок усьмы по 1 чайной ложке 3 раза в день. И самое главное, что больной остался недоволен МОИМ лечением.

Образцовая семья

Был я тогда ещё «зелёным» и не опытным клиническим ординатором. Поступила больная 37 лет с диагнозом: «ВПС. Дефект межпредсердной перегородки. Эксудативный перикардит. Сердечная недостаточность II – III ст. Анасарка. Беременность». Проще говоря, больная сильно отёкшая, очень плохо дышит, жидкость во всех местах, где только может собраться. Ещё и угроза выкидыша. Больную осмотрели много специалистов. Рекомендована была большая операция. Гинеколог рекомендовала сделать аборт, т.к. наркоз и искусственное кровообращение ни к чему хорошему не приведут, в плане развития ребёнка. Да и к тому же у больной уже 4 детей есть.

Больная, естественно, решила посоветоваться с родственниками. Вечером приехали родственники. Внешне – «продвинутые» современные люди.

На утро больная выписывается из отделения… Причина проста и до ужаса нелогична – родственники против и, по религиозным понятиям, запрещают делать аборт. На все увещевания лечащего врача, что больная в критическом состоянии, что и так будет выкидыш, но на более позднем сроке, что операция будет жизнеспасительная и т.д., и т.п., родственники были непреклонны и забрали больную. Хорошо, что была взят письменный отказ.

Через неделю поступает эта же больная с маточным кровотечением после выкидыша, на фоне чего развился инсульт и больная через 4 дня нахождения в коме умирает. На врача подали иск в суд за «неоказание медицинской помощи и непреднамернное убийство, и за то, что врач не настоял на лечении и не объяснил родственникам так, чтоб они поняли».

Свет просвещения

Я учился в Санкт-Петербурге. И, вы знаете, если сравнивать пациентов там и тут, то не очень-то и много отличий будет. По крайней мере, любовь к себе и к разного рода, экспериментам над собой одинаковая.

Дежурил я на кафедре травматологии и ортопедии в какой-то предпраздничный день. Ближе к вечеру поступает пациент с лампочкой во рту. Нам весело, пациенту не очень. Естественно мы быстро его кольнули релаксантами, вывихнули челюсть и лампочку достали. Наложили повязку на подбородок и усадили отдыхать. Буквально через 15 минут поступает ещё один «световых дел мастер» с такой же лампочкой. Сделали с ним то же самое, что и с первым номером. Вот они оба сидят в коридоре и отходят от «процедуры». Поступает третий с лампочкой. По воле случая в этот момент я оказываюсь в коридоре и вижу, как первые двое просто валятся со смеху со своих мест.

Я лёгким движением руки вытащил третью лампочку и начинаю допрос с пристрастием. В результате оказалось, что это три друга-коллеги, были на одном корпоративе. И первому пришла в голову Мысль (именно с большой буквы Мы) похвастаться своими знаниями о вытаскивании лампочек из рта. Не получилось и пришлось вызвать «скорую». Второй тоже сказал «смотри как надо», но так же всё закончилось «скорой». А третьему просто стало скучно одному. Вы только вдумайтесь в причину: СТАЛО. СКУЧНО.

Уберштурмфюррер

Поступает больной с гипертоническим кризом и болями в сердце. В анамнезе цирроз печени. Больной спокойный. Скомпенсировали его. Вечером пришли дети, внуки. Посмотрели на него, пообщались. Принесли гостинцев. Мне мозг очень качественно повыносили советами по лечению их деда-отца. Всё как обычно и ничего примечательного…

Ближе к ночи больной стал вести себя неадекватно. Соседи по палате стали жаловаться, что от больного пахнет испражнениями, хотя больной чистый. Больной возбуждён, совсем не ориентируется в пространстве и времени, меня не узнаёт. Курит сигареты… Ну как курит… Подносит несуществующую сигарету ко рту и стряхивает несуществующий пепел в несуществующую пепельницу. В связи с этим начал свой «шаманский танец с бубном» вокруг больного – анализы, капельницы, выяснение у соседей с чего всё началось. Параллельно с этим звоню родственникам с просьбой приехать, т.к. у больного вдруг стала развиваться печёночная энцефалопатия.

Буквально через час приезжают родственники, и сын сразу стал со мной скандалить. Оказывается, он позвонил отцу и тот (больной) сказал ему, что его обливали холодной водой и выставили на улицу, что забрали всю еду, одежду, машину и, что самое главное (и что мне сын не позволит и подаст в суд), мы заставляем его переписать на имя некоего «Абрама» квартиру. Обвинял в некомпетентности, что мы хотим избавиться от его отца и т.д., и т.п.

Мне стоило очень много сил сдержаться, дабы не рассмеяться в лицо сыну. Повёл его к отцу, чтоб он сам удостоверился в неадекватности поведения. Каково же было удивление сына, когда отец (который смог порвать связывавшую его простыню) весь в обрывках простыни напал на сына с криками «Не трогай мою рыбу! Я вам не дам тут карьер копать!», меня называл «Уберштурмфюрер» и «морда фашистская».

И вот пока сын был в некоторой растерянности, а мы отца связали уже ремнями и снова подкололи успокоительными, я стал рассказывать ему о причинах такого поведения, расспрашивать про особенности жизни пациента, чтоб хоть как-то понять причину такой резкой декомпенсации.

После 30-40 минут вдумчивой беседы выяснилось, что сегодня у внука день рождения и родственники пришли с внуком, чтоб и дедушка смог его поздравить. Пронесли, со слов сына, немного алкоголя (как оказалось 0,5 водки), который дедушка и выпил на радостях. Сын не думал, что что-то пойдёт не так, ведь «отец и так давно уже не пьёт более стакана водки в день»...

Вот где логика? У отца проблемы с печенью, а сын принёс ему водочки… Любящий и заботливый сын, видимо.

На этом откланиваюсь и следую строевым шагом в стройбат копать карьер и глушить рыбу.

Толераст двуликий

Недавно был такой разговор с пациентом (П)

П – Вот вы врачи, обязаны всем помогать и не делать различия между людьми. А то, взяли моду – если нет денег, то иди и умирай. Вот как так?

Я – Конечно, правда, это не мода, а необходимость. Вот если больной не может оплатить то, что не оговорено государством, то ничего свыше он получить не может. Ведь Вы тоже ничего не платили, а вот лежите в отделении.

П – Вот Вы даже не стесняетесь такое говорить? Вы же давали клятву Гиппократа. Вы обязаны всем оказывать помощь и БОМЖу, и миллионеру… Люди все равны! Все мы братья! (про сестёр он, почему-то, не упомянул).

Я – Хорошо. Все равны. И Вы, и БОМЖ, и миллионер. А вот у меня нет времени…

Ночью того же дня поступает больной с циррозом печени. Очень тяжёлый. От него специфический запах фекалий, мочи, ацетона… Очень специфический букет, короче говоря. Так как у меня осталось одно место именно в палате у пациента-философа, то я кладу его именно туда. Буквально через 5 минут прибегает философ и категорически отказывается лежать с «этим БОМЖом», хотя больной ухоженный и далеко не БОМЖ. И вот тут я стал его «учить жизни» ведь «все люди равны», «надо помогать» и т.д., и т.п.

Как же он негодовал и отказывался возвращаться в палату, грозился жалобы на меня написать «в вышестоящие органы».
Вот мне интересно, а куда же улетучилась вся его любовь к людям, толерантность, демократизм? Почему же ему не захотелось просто лежать с плохопахнущим больным?

Значит если лично его не касается что-то, то можно любить всех, а если касается, то нет…

Помощники

«Если в мирное время бежит врач – это выглядит смешно,
А если во время работы – это очень страшно»…


Очень мне нравятся сильно переживающие родственники. Вот очень любят они помогать тогда, когда их никто не просит.
Больной с инфарктом миокарда лежит себе спокойно в палате в строгом постельном режиме. Подошёл ко мне сын больного, дабы поинтересоваться о состоянии здоровья, временем выписки и дальнейшими планами. А тем временем, другие родственники вкусняшек принесли (а как же без них? Ещё и жирненький шашлычок до кучи). Усадили его, накормили, горячим чайком напоили (а то врачи изверги и кормят всякими кашками и овощными супчиками – вот прям беее) – жизнь прекрасна. Пока я сыну объяснял все нюансы лечения, режима и дальнейшей реабилитации, прибегает жена больного «бледна и со взором горящим» и просит подойти к больному, а то «что-то ему плохо, рвота появилась и что-то лицо стало серым».

Так вот представьте себе: врач, не маленьких габаритов, бежит по коридору. За спиной халат развивается, аки плащ на ветру (тут музыка из мультфильма «Чёрный плащ» должна была бы звучать). Влетаю в палату, а там родственники пытаются напоить водичкой больного, у которого цвет кожи землисто-зелёного цвета, столпились вокруг кровати и очень сильно мешают пройти мне. Зову медсестёр с тревожным столиком, монитором, дефибриллятором и всем необходимым для реанимации. Начинаю реанимационные мероприятия и тут один из родственников со словами «Отойдите, я сам могу сделать массаж сердца» мешает мне реанимировать больного. Я, немного опешивший от этой наглости, зычным голосом прошу родственников больного выйти из палаты, на что остальные родственники встают на его защиту и говорят, что он прошёл какие-то курсы спасателей. Своим столпотворением родственники мешают пройти медсёстрам с необходимыми мне инструментарием и препаратами.

И тут в дело вступили наши доблестные санитарочки. Они, буквально, грудью оттеснили родственников от меня и пациента в коридор, а на все увещевания родственников, что на что-то там они имеют право и на упоминание клятвы Гиппократы всуе, спокойно отвечали: «врач сказал – они сделали» и «без бахил и маски в отделение нельзя» (вот именно в тот момент я был рад нашим бюрократическим правилам). Нашим санитарочкам надо памятник ставить, как защитникам Сталинграда.

Благо нам более никто не мешал и не лез с советами. Реанимация прошла успешно. Больной пришёл в себя и ему стало легче. Родственники потом меня обвиняли, что не так лечим и больному стало плохо… Хотя, во время моей речи о вреде движения и переедания больным с инфарктом миокарда, стояли как нашкодившие дети, опустив глазки в пол. Так что часто «ножом и вилкой роем мы себе могилу»...

Позвольте я вам помешаю
Подсел ко мне один балбес
И чайной ложечкой мне в кофе
Полез…


Автор рассказов: Черныш А.П.
Комментарии
Вопрос: сколько будет три плюс три (ответ цифрой)
Топ статей за 5 дней

Ректор Университета журналистики оказался в центре скандала (видео)

Узбекистанцам ограничат беспошлинный ввоз товаров из соседних государств

Взрыв в Бухарской области унес жизни пяти молодых женщин. МЧС обнародовало имена погибших и пострадавших

Официально: камеры в Ташкенте фиксируют 7 видов правонарушений

Реклама на сайте
Похожие статьи