Новости Узбекистана

Лучше проинформировать, чем объяснять, лучше объяснить, чем оправдываться.

Ўзбекча Ўзбекча

Светлый сайт   

→ Доверяем ли мы «телефону доверия»?

Доверяем ли мы «телефону доверия»?


Есть очень известная байка про то, как ложки пропали, и заканчивается она расхожей фразой «ложки то нашлись, а осадочек остался!»Эта история почти об этом.


Доверяем ли мы «телефону доверия»?…Во дворе соседи- старики бурно обсуждали насущный вопрос почему опять задерживается выплата пенсии . В итоге пришли к единому мнению коли на почте не объясняют причины задержки, надо пожаловаться в компетентные органы. Одна из участниц дискуссии. Самая «молодая» и образованная дама для надежности позвонила сразу по трем телефонам доверия: в прокуратуру, пенсионный фонд и Центробанк. Пенсию принесли на следующий день, но ощущение от торжества справедливости было напрочь смыто слезами почтальонки. Пребывавшая со всеми клиентами в дружеских отношениях, которые складывались годами, он а была сильно обижена действиями жалобщиков и все повторяла «за чем звонить то надо было?!» Как водится, пенсионеры, словно сговорившись, свалили «вину» на даму- автора звонков, уточнив при этом, что сами они о «доносительстве» и не помышляли. В итоге дама порадевшая за общество, свалилась с гипертоническим кризом и зареклась навсегда звонить по инстанциям. Мне запомнилась ее фраза о том, что «они, те что сами просили позвонить обвинили меня в доносе, еще и 37 год приплели».

Явно, как говорят, «перебор», но старшее поколение пенсионеров пережили именно то время, когда любая жалоба воспринималась как донос, а «доносчик» и «стукач» были самыми презираемыми людьми в обществе. Не акцентируя внимание на жертве- стрелочнике, в роли которой видимо и пришлось выступить почтальонке и забывчивости стариков, хотелось бы в связи с этим поговорить о нашем отношении к «телефонам доверия», коих у нас насчитывается уже более шести(!) сотен. Это же огромная служба, призванная содействовать построению правового государства, помогать гражданам в решении проблем экономического и социального характера. Призванная то призванная, и где то это очень хорошо работает, но у нас к этому какое то двоякое отношение. К примеру, я и себя поймала на мысли, что сама никогда не пользовалась этими телефонами, хотя писала о становлении этой службы ни раз. Ну для журналистов это объяснимо, все, «что нароешь» выдашь на страницах своей газеты, будучи уверен, что это сработает. В редакции ежедневных государственных газет письма приходили мешками и отчетность по ним была строгая. Корреспонденты официальных изданий колесили по стране, дотошно разбираясь в жалобах, «сигналах трудящихся» как тогда говорили. А теперь как говорят коллеги, и отделы писем как таковые позакрывались по причине экономии средств и ресурсов редакций. Вполне возможно, что «телефоны доверия» - модный в те годы инструмент в борьбе за демократию, должны были заполнить образовавшуюся нишу, при том, что обращение напрямую попадает в ведомство, в компетенции которого и находится разрешение проблемы автора обращения. Но при том, телефоны эти существуют в стране лет более двадцать уже отношение к ним особо не поменялось, старшее поколение им явно не доверяет, а молодежь пока не видит в них особой надобности. Причины, скорее всего, кроются в истории нашей и воспитании старшего поколения. Вообще откуда это новшество пришло и почему с таким трудом приживается на нашей почве?

Первый в мире прототип телефона доверия появился в 1906 году в Нью-Йорке. Однажды ночью священнику Гарри Уоррену позвонил незнакомый мужчина и умоляюще просил с ним встретиться. Святой отец отказался, сказал, что завтра утром церковь будет открыта, мол, туда и приходите. А наутро выяснилось, что звонивший повесился. После этого случая священник дал объявление в газете: "Перед тем как уйти из жизни, звоните мне в любое время суток".
Первая служба в СССР телефона доверия появилась в Москве в 1982 году. С каждым годом количество таких организации постепенно увеличивалось, так как эта служба оказалась востребованной. Работники телефона доверия оказывали психологическую помощь тем людям, которые обратились в их службу со своими проблемами. Кстати, и у нас в Ташкенте была попытка создания такого телефона- именно для оказания психологической помощи. Работали там волонтеры- с виду кроткие и очень спокойные барышни, напоминающие монахинь. Ну а кому же еще можно поплакаться в жилетку?! Мне не верилось, что кто то в минуты крайнего отчаянья будет звонить на этот телефон и я как- то отдежурила рядом с такой «монахиней» смену. И поняла, что даже мы – журналисты, побывавшие в нестандартных ситуациях повидавшие многое, можем и не управиться с тем, что удается «разрулить» этим волонтерам.

Затем начали создаваться такие службы, носящие, если можно так выразиться, более прикладной характер. Одним из первых был создан «телефон доверия» Государственного Налогового Комитета и в основном звонки были посвящены нарушениям в сфере предпринимательства. Кстати, на форумах, где обсуждается эффективность работы таких служб в разных структурах и ведомствах, в качестве положительного примера постоянно приводится телефон доверия налоговой службы. И как сообщил СМИ сотрудник, ответственный за работу «телефона доверия» этого ведомства, в день поступает несколько десятков звонков. Все сообщённые факты, по имеющимся нарушениям, тщательно проверяются. В основном звонят субъекты малого бизнеса, но среди них немало и рядовых граждан. Люди обращаются с жалобами на ведение предпринимательской деятельности без разрешительной лицензии, нарушение правил торговли, например, отсутствие кассовых аппаратов.

О том, насколько соответствуют заявленным целям созданные «телефоны доверия» государственных органов власти, судить простым гражданам Поэтому при подготовке статьи, я опросила многих своих коллег и знакомых на предмет использования службы доверия и целесообразности ее существования.
И как в каждом вопросе есть здесь “за” и “против”. И не все люди, как оказалось, целиком и полностью поддерживают положительные отзывы о службе доверия. Нашлись и скептики, которые не верят, что на номер телефона доверия вообще кто-то звонит. "Вряд ли кто будет звонить на телефон доверия, - считают они. - Сейчас доверять никому нельзя".

Я с ними не согласна и полагаю, что со сменой поколений изменится и отношение в целом. Что ни говори, а значительная часть нашего общества- люди выросшие и воспитанные еще в советский период со всеми вытекающими последствиями. Мы так воспитаны, у нас с детских лет нет оскорбления хуже, чем ябеда. Взрослые внушают детям не жаловаться на обидчиков, а разбираться самим. Считается, что лучше быть битым, лучше страдать, но молчать — тогда тебя будут уважать, а ябед все презирают

С другой стороны, корни нашей нетерпимости к доносчикам понятны: с такой общей историей, как у нас, трудно ожидать другого отношения к доносительству или стукачеству. Весь сталинский режим держался на массовом доносительстве. Миллионы людей стали жертвами соседей по коммуналке, коллег по работе и даже родственников агентство Да что там говорить! У нас само понятие «стукач» синонимично таким словам, как подлец и сволочь. И даже сейчас, когда страны бывшего Союза вышли на рыночные рельсы, психология у населения осталась старорежимной — стукачество по-прежнему считается страшным грехом и «телефон доверия» многие почему то воспринимают именно так. И не важно: стучит человек, чтобы напакостить соседу, или сообщает о реальном правонарушении, в любом случае он стукач, редиска и нехороший человек.

Ну не достигли мы уровня правовой культуры, когда приветствуются помощь органам правопорядка и сигналы о творящихся безобразиях. Чтобы не чувствовать себя гадко и не заниматься потом самоедством, мы готовы мириться с вопиющими безобразиями. А граждане, которые мириться не хотят, воспринимаются как отщепенцы.

Несколько лет назад по служебной надобности я познакомилась с одним очень пожилым домкомом. Он всегда был в курсе того, чем живут соседи, следит, кто входит и выходит из подъезда, знает, кто не заплатил за уборку и кто не платит налоги, сдавая квартиру внаем, кто сделал незаконную перепланировку и чьи дети балуются наркотиками. Он же помогал соседям составить письма- обращения в разные инстанции. У него соседи оставляли ключи от квартиры для детей, а уезжающие в отпуск для того, чтобы приглядел за квартирой и домашним животными. Если что то случалось, к примеру, затопили соседи в любое время, даже глубокой ночью, люди бежали за помощью к нему Потому как у него всегда под рукой список нужных телефонов, куда можно звонить в случае чего и он сам мог позвонить куда угодно, не смущаясь названий высоких инстанций.

При этом некоторые, соседи его терпеть не могли, называли занудой, моралистом, стукачом и другими нехорошими словами. Но именно благодаря его усилиям в подъездах всегда было чисто- уборщиц сам подбирал, причем с испытательным сроком(!) и горели лампочки. Во дворе чистота- каждое утро домком сам выходил с метлой и помогал дворникам, которых по их словам «достал своим занудством». Во дворе даже для курильщиков стояли самодельные пепельницы, к которым многие очень долго привыкали и огрызались на замечания, но в итоге смирились. Словом, раньше бы на такой дом повесили бы табличку «Дом образцового быта» и многие частенько подшучивали над этим. Вот вам парадокс и феномен: в чистоте и жить любим, а зануд и стукачей не любим...

Недавно мне довелось побывать в этом доме и потому как все переменилось в худшую сторону, стало понятно, что домкома не стало, жильцы очень сокрушаются по этому поводу, но взять добровольно домкомовскую ношу на себя никто не хочет. Оно и понятно.

Сейчас мы вроде бы начинаем понимать, что «телефон доверия» может стать ценным инструментом в борьбе с правонарушениями, И, видимо, так дальше и будет, поскольку молодежь выросла в других условиях, и имеет свои представления о доверии и телефоны они не выпускают из рук.
И еще мне кажется, что мало у нас публикаций в СМИ об эффективности деятельности этой службы. Когда люди почтут о конкретных делах по устранению того, что мешает нам благополучно жить и растить детей, то и доверие, которого пока не достает, вырастет и называться все это будет не стукачеством, а, к примеру, гражданской активностью .Или у меня неправильное представление о правовом государстве?

Любовь НИКОЛАЕВА.
Комментарии
А я уже не верю в,, телефон доверия,, ,потому что тот на кого жалуешься первый получает информацию о жалобе из той же структуры ,куда звонишь. Уже испытал на себе. В милицейском ,,телефоне доверия,, спрашивают ,о твоём адресе. Так что первым получишь от того же на кого жалуешься.Был эпизод с участковым инспектором ,который был нечист на руку.Он лез к молодой семье,тот молодой, пожаловался мне как подъездкому. Ночью на следующий день пришли трое из милиции. Вот так .Правда, я снова пожаловался на участкового его командиру и объяснил ситуацию,после чего старший обещал помочь мне.Да,он сдержал слово.
С такой же ситуацией столкнулся в отношении прокуратуры города. Теперь больше доверия к ней нет.

Я вам тоже не доверяю. Выбираете себе угодных вам-сайту.
Вопрос: сколько будет три плюс три (ответ цифрой)
Топ статей за 5 дней

Приют для влюбленных

В Узбекистане вводится новый принцип предоставления налоговых льгот

В Мирабадском районе вплотную к жилым домам строят общественный туалет. Жители обратились с зявлением к хокиму города

С 1 июля в Ташкенте будет запущена тестовая подсистема «Контроль в строительстве»

expo
Похожие статьи
Теги
Любовь Николаева., Телефон доверия