6.2 C
Узбекистан
Пятница, 21 января, 2022

Войдёт ли Талибан в Центральную Азию? Ислам стремится во власть

Топ статей за 7 дней

Подпишитесь на нас

51,905участниковМне нравится
22,961участниковЧитать
3,700участниковПодписаться

Неожиданно для всех мир изменился и скорее всего уже не будет таким, как прежде. Пандемия коронавируса обострила текущие геополитические и социальные проблемы и нанесла огромный ущерб мировой экономике. Что будет дальше?

Пандемия заставила страны принимать быстрые решения во благо своих граждан и мгновенно адаптироваться. Однако сконцентрировавшись на первоочередных внутренних вопросах, страны все больше отчуждаются друг от друга.

Ухудшение дипломатических связей, политическая конкуренция и подозрительность, пренебрежение интересами других стран и бесцеремонное вмешательство во внутренние процессы вылились в новую холодную войну, в которой оружием являются информация и санкции. Закрытые границы, запреты и ограничения движений – все это повлияло не только на межчеловеческие, но и международные отношения.

На панельных сессиях, проходящего в эти дни XVII Евразийского медиа форума в Нур-Султане принимают участие эксперты мирового уровня из многих стран мира.

Особое внимание экспертов, делегатов и представителей СМИ вызвала глобальная дискуссия на тему: «Новый поворот: как события в Афганистане могут отразиться на Центрально-Азиатском регионе?»

Падение за несколько считанных дней правительства Афганистана стало неожиданностью для всего мира и жителей страны, заставив страны Центральной Азии задаться вопросом: «Как это отразится на регионе?».

В рамках обсуждения этого вопроса спикеры сошлись во мнении, что говорить об установлении дипломатических связей с «Талибаном» пока не представляется возможным. Если и какая-то из стран заявляет о готовности вести диалог с новым афганским режимом, то это не столько политическая сторона, сколько гуманитарная.

Доктор исторических наук, профессор, руководитель Центра ближневосточных исследований ИМЭМО РАН Ирина Звягельская озвучила, что за десятилетия конфликтов Афганистан покинули более 10 миллионов граждан. «Сегодня, если из Афганистана побегут простые люди, миграция будет масштабной», говорит она.

«К сожалению, мы сейчас сталкиваемся с высоким уровнем неопределенности, негативной неопределенностью. Позитивного развития событий в этой стране ждать не стоит. Здесь нужно заниматься государственным строительством и предотвратить гуманитарную катастрофу в этой стране. Как кормить население в 40 миллионов человек, что с этим делать и не приведет ли это к масштабному бегству людей? Прежде всего нужно работать над культурной ситуацией, ведь если культурная ситуация в стране будет такой как сейчас, то мало кто согласится способствовать развитию Афганистана, специалисты не поедут туда работать. Одновременно мы имеем вызовы со стороны Афганистана: распространение деструктивных идей, где границы не играют роли, и демонстрационный эффект, который показывает всеми миру, что исламисты могут победить сильнейшую державу. Вот с этим что-то нужно делать», — сказала Ирина Звягельская.

Верить радикалам в нынешних обстоятельствах сложно, ведь талибы практически никогда не выполняли своих обязательств, убежден кандидат политических наук из Таджикистана Саймидин Мирзоев.

«Сейчас многие думают – какое правительство будет в Афганистане? И никто не думает, чем занимается на периферии эта группа? Почему «Талибан» молчит, почему они делают вид, что их нет? Какая мотивация была для возрождения «Талибана»? Зачем им нужно было открывать офис в Катаре? Зачем их выпускали из тюрем? Для этого нужно провести масштабное исследование, в первую очередь, чтобы понять, как обеспечить безопасность Центрально-Азиатского региона. И другие страны тоже должны собираться и реагировать на сложившийся вызов», — заключил Мирзоев.

С предостережением и в обычной для него манере, жёстко высказался Бахтиёр Эргашев, директор Центра исследовательских инициатив «Ma’no» (Ташкент). «С точки зрения политэкономической- очередная попытка модернизации в Афганистане, четвертая за последние сто лет- провалилась. В Афганистане пришло к власти военно-политическое движение, которое носит антимодернизационный, фундаменталистский  характер.

С точки зрения геополитической:  складывавшаяся последние двадцать века конфигурация с постоянным военным присутствием США в регионе – разрушена. И это создает новые возможности и новые риски.

С точки зрения геоэкономики: новая конфигурация сил ставит кардинальный вопрос: каким образом будут реализовываться (или не будут реализовываться) проекты в сфере транспорта и инфраструктуры, энергетики, которые могут связать большой макрорегион, включающий в себя Южную Азию, Средний Восток, Центральную Азию и Каспийский регион?».

Ломающаяся на наших глазах и на её обломках формирующаяся новая геополитическая и геоэкономическая конфигурация  ставит комплекс вопросов перед всем мировым сообществом и прежде всего перед странами-соседями Афганистана, среди которых ключевой вопрос: какой должна быть политика в отношении Афганистана, во главе которого встал Талибан?

И в связи с этим интересны следующие моменты: сможет ли Талибан, который сейчас переживает эйфорию от победы,  решить ключевой вопрос-  обеспечение безопасности и предотвращение гражданской войны?  Как будет решен главный опрос внутриафганской политики: обеспечение баланса в межнациональных, межэтнических отношениях?

Как будут решены вопросы экономические? И прежде всего, обеспечения продовольствием населения страны?  Смогут ли/захотят ли талибы реально работать в направлении борьбы с присутствующими на территории страны террористическими организациями (прежде всего «ИГИЛ – Вилояти Хорасан»)?

И Узбекистан, как страна, граничащая с Афганистаном, должна выработать новые подходы в отношении с соседней страной.

Внешняя политика Узбекистана до 2017 года в отношении Афганистана была жестко прагматичной, отметил Бахтиёр Эргашев. Она исходила из принципов невозможности решить проблемы урегулирования в Афганистане военным путем, необходимости создания условий для экономического развития страны. 

Но теперь новая внешняя политика Узбекистана на афганском треке, начатая в 2017 году — испытывает жесткую проверку на прочность.

«Узбекистан имеет опыт того, как после прихода к власти Талибан в 1996-2001 гг., Афганистан стал местом сосредоточения террористических организаций (в частности, Исламского движения Узбекистан), где они представляли реальную угрозу региональной безопасности.

И сейчас приход Талибан к власти в Афганистане может привести к тому, что его территория может стать в очередной раз плацдармом для самых различных террористических организаций (в частности, два представителя сети Хаккани вошли в новое правительство.

При этом данная сеть имеет довольно плотные связи с Аль Каидой). Кроме того, уже наблюдается всплеск активности пропагандистов террористических организаций в сети интернет, растет угроза экстремизма в киберпространстве. И это вполне реальный сценарий, несмотря на успокоительные заявления как талибских пропагандистов, так и части внешних экспертов. 

Кроме того, если не удастся обеспечить стабильность, безопасность в стране, создать нормальный бизнес климат- вполне возможна актуализация проблемы беженцев из Афганистана в соседние страны.

Какова экономическая программа правительства Афганистана, созданного Талибан и состоящего в основном из его представителей?

А ведь это очень важно для правительства Узбекистана. Вопросов много и пока нет ответов на эти вопросы. И поиск новых форматов взаимодействия с Афганистаном должен исходить из непреложного принципа реализации строго прагматичной внешней политики на афганском треке»-заключил эксперт из Узбекистана.

В целом, все эксперты в вопросе угроз в связи с ситуацией в Афганистане, были единодушны в своих мнениях. В кулуарных беседах, отвечая на вопрос, войдёт ли Талибан в Центральную Азию, некоторые эксперты совершенно неожиданно утверждали, что он уже присутствует в центральноазиатских республиках в виде спящих ячеек, религиозного радикализма и национализма.

С этим где-то можно согласиться, поскольку элементы религиозного радикализма и национализма наблюдаются во всех постсоветских республиках Центральной Азии. При этом, как считают эксперты, развитие исламской религии, в отличие от других конфессий, подразумевает вхождение ислама во власть.

Форум продолжает свою работу, во второй день запланирована официальная церемония открытия и ряд панельных заседаний охватывающих разнообразные темы от экологии, пандемийной ситуации и как бороться с фейковыми новостями.

М.ДЖАНГИРОВ, фото автора

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

Последние новости

Инспектор профилактики вовремя заметил подростков, которые только что совершили кражу

Пресс-служба Следственного управления при МВД РУз сообщает о задержании подозреваемых в воровстве подростков в Андижанской области. 16-летний Ю.Х. и 15-летний...

Больше похожих статей

ЎЗ
×