Новости Узбекистана

Лучше проинформировать, чем объяснять, лучше объяснить, чем оправдываться.

Ўзбекча Ўзбекча

Светлый сайт   

→ «Чтобы помнили»: женщины-поисковики из Узбекистана возвращают из небытия имена погибших в годы войны

«Чтобы помнили»: женщины-поисковики из Узбекистана возвращают из небытия имена погибших в годы войны

«Чтобы помнили»: женщины-поисковики из Узбекистана возвращают из небытия имена погибших в годы войны

«Зачем вам это нужно?» – самый частый вопрос, который задают Татьяне Дубовик и Аделе Гасановой люди, едва узнают об их непростом, но благородном хобби. Женщины – единственные в Узбекистане профессиональные поисковики. В составе интернациональных групп из волонтёров стран СНГ они работают над установлением имён и судеб солдат, в том числе узбекистанцев, погибших или пропавших без вести в годы войны.

Мы встретились накануне Дня памяти и почестей, праздника, лейтмотив которого - «Никто не забыт, ничто не забыто» - проходит двухцветной лентой через жизни двух женщин. Они смеются, услышав преследующий их вопрос, но отвечают не сразу.

«Сложно объяснить…», - Татьяна держит в руках книгу «Ад-184», посвящённую памяти военнопленных и мирных жителей, погибших в нацистских лагерях смерти в городе Вязьме. Она – один из авторов сборника воспоминаний, который увидел свет в 2017 году.

«История войны 1941 – 1945 годов – это ведь наша история. Уверена, в Узбекистане нет семей, которых трагические события тех лет обошли стороной. Из моей защищать Родину ушли шесть человек: бабушка работала на трудовом фронте, имеет две награды; со стороны отца воевало три брата, двое из них погибли, один выжил; со стороны мамы двое – один брат дошёл до Германии и вернулся с войны, другой погиб в Орловской области. Два деда долгое время считались пропавшими без вести. Мне удалось найти их могилы, одного даже перезахоронила на Украине в 2010 году», - начала свой рассказ Татьяна Дубовик.

Искать деда - Григория Емельяновича Дубовика – Татьяна начала в 2008 году. Из имевшейся на тот момент информации – лишь имя, фамилия, приблизительный год рождения и место, должность – офицер. Сведения она разместила на всех доступных поисковых форумах и сайтах с просьбой помочь в поиске родного человека, изучила базы данных по погибшим и пропавшим без вести военнослужащим по всему бывшему Советскому Союзу, в том числе ОБД «Мемориал» (obd-memorial.ru).

«Чтобы помнили»: женщины-поисковики из Узбекистана возвращают из небытия имена погибших в годы войны

2014 год. "Западный фронт". Калужская область

Удалось выяснить, что Григорий Дубовик внесён в «Книгу памяти Оренбургской области». Почти весь 244-й стрелковый полк 41-й стрелковой дивизии, в котором служил офицер, погиб возле села Михайловка 25 мая 1942 года. Тогда же поиск зашёл в тупик – практически в каждом районе Харьковской области был посёлок с таким названием.

…В декабре 2009 года в 60 км от Киева украинские поисковики обнаружили останки бойца. На найденном рядом трофейном немецком котелке волонтёры нашли нацарапанную фамилию. Несколько месяцев ушло на то, чтобы восстановить её с разночтением в одну букву – то ли Дубовик, то ли Буровик. О находке Татьяне сообщила знакомая из поискового отряда «Днепр-Украина», попросила прислать фотографию деда, чтобы сравнить с ней маску-слепок с черепа. Совпадение составило 75-80%. Экспертиза костей помогла установить причину смерти – вакуумный удар от взрыва и множественные осколочные ранения. Офицеру Григорию Дубовику было 24-25 лет.

«Всего на месте гибели нашли 35 солдат, из них опознали пятерых. Меня пригласили в Украину, предложили забрать останки в Узбекистан. Долго мучилась, решая, где похоронить деда. Попросила совета у батюшки. Сказал, что будет лучше предать его земле, на которой погиб вместе с сослуживцами. Перезахоронение состоялось 8 мая 2010 года, в торжественной обстановке и с воинскими почестями», – рассказывает Татьяна.

Тогда же, в 2010 году, Татьяна начала поиски брата деда по материнской линии - Евгения Филипповича Шемонаева. О нём было известно ещё меньше – родился в 1924 году в Оренбургской области, в 30-х семья переехала в Узбекистан. Юношу призвали на фронт в 1942 или в 1943 году. Его военный путь быть очень коротким – погиб в первом сражении, но где это произошло, как и где похоронен узнать не получилось.

Поиск информации, начавшийся с изучения архивов ОБД «Мемориал», шёл пять лет. Процесс осложняло искажение данных в найденных документах: в метрике в графе «Отчество» было написано «Филиппович», в «Книге памяти Орловской области» - «Афиногенович», в донесениях дивизии - «Финогентович» и «Фенофенович», в списке захоронений – «Финогенович». Проверять приходилось каждый вариант. Документ за документом, буква за буквой – и так долгих три года.

Результат того стоил. Татьяна выяснила, что двоюродный дед был убит 23 июля 1943 года при налёте вражеской авиации на станцию «Отрада» в Орловской области. На месте гибели солдат установлен мемориал с фамилиями, среди которых значится и Евгений Шемонаев. Фотографию с места захоронения внучке прислали неравнодушные люди, которые живут поблизости.

«Помогают тебе, помогаешь ты – так и втянулась», - улыбается Татьяна.

Поиском погибших в годы войны и восстановлением имен из небытия она занимается уже 12 лет. Восемь из них – вместе с Аделей Гасановой.

«Чтобы помнили»: женщины-поисковики из Узбекистана возвращают из небытия имена погибших в годы войны

«Моя история, как поисковика, началась в семье. Я решила отыскать прадеда, который пропал в районе Керченского пролива, восстановить память и справедливость – вокруг событий тех лет с каждым годом всё больше неоднозначных трактовок, манипуляций с информацией. Это приводит к тому, что уничтожается ценность победы, мира, за который люди проливали кровь. Восстанавливая память о деде и других погибших на войне, я благодарю их за свою жизнь, свою семью, детей», - говорит Аделя.

Из ключевых данных о деде у поисковика последнее письмо от 2 мая 1942 года, в котором только одна строчка: «На рассвете идём за Керчь». Боевой путь бригады приходится восстанавливать по дням, начиная с указанной даты. Аделя ищет новые свидетельские показания, мемориалы, отслеживает обновления в базах данных и помогает другим пользователям: делится поисковым опытом в комментариях, подсказывает, с чего лучше начать.

С 2010 года Татьяна Дубовик выезжает на Вахты памяти. С 2014 года она и Аделя Гасанова по приглашению «Поискового движения России» участвуют в международных конференциях, форумах, встречах поисковиков стран СНГ, Балтии и России, выезжают на полевые работы. Всё – на добровольных началах и бескорыстно.

«Гордимся тем, что представляем в этой большой интернациональной семье поисковиков Узбекистан. Страну, на территории которой работали военные госпитали, детские дома, которая стала домом для миллиона эвакуированных. 1,5 миллиона узбекистанцев по призыву и добровольно ушли на фронт, чтобы защищать свои дома, родных и любимых людей от фашистов. Сотни тысяч не вернулись, но в силах волонтёров это исправить, восстановив память, связь поколений», - рассказывает Аделя.

Первой совместной экспедицией, в которой приняли участие поисковики из Узбекистана, стала экспедиция «Западный фронт» в 2014 году, которая прошла в Барятинском районе Калужской области. Неделю вместе с коллегами со всей России, стран СНГ и Балтии – всего 500 человек – Татьяна и Аделя искали бойцов и командиров Красной Армии, пропавших без вести в ходе боев за выход к Варшавскому шоссе. Советские войска вплоть до марта 43-го не могли овладеть высотой 269,8, называемой «Зайцева гора», в боях погибло более 100 тысяч человек. Итогом экспедиции стало перезахоронение останков 106 красноармейцев на мемориале «Взрыв».

«Чтобы помнили»: женщины-поисковики из Узбекистана возвращают из небытия имена погибших в годы войны

2018 год. "Волховский фронт. Чудово" Новгородская область

В 2018 году работали в экспедиции «Волховский фронт. Чудово» около деревни Спасская Полисть, которая находится в Новгородской области. В блиндаже, уничтоженном прямым попаданием с воздуха, обнаружили десять останков и столько же медальонов. Они представляют собой эбонитовые капсулы, в которых хранился листок бумаги с данными о человеке. Всего в ходе полевых работ найдено больше 160 погибших.

«Люди, от простого солдата до командира, заполняли медальоны с надеждой, что если случится страшное, их найдут, о них не забудут. Находили и пустые – некоторые считали, что вписать своё имя – к смерти», - объясняет Татьяна.

Ищут женщины и родственников воинов-узбекистанцев, останки которых находят поисковые отряды в разных странах бывшего Союза и идентифицируют по медальонам, места захоронений пропавших без вести. У Татьяны две собственные электронные базы: «Книга памяти Узбекистана» и поисково-информационный сайт «Люди и война», а также страницы и группы в социальных сетях, куда ежедневно поступают десятки сообщений с просьбой о помощи. Всё своими силами, в числе помощников – только члены семьи.

Собирая сведения о погибших или пропавших без вести в годы войны узбекистанцах, поисковикам, как частным лицам и волонтёрам, приходится обращаться в различные инстанции: архив, военкоматы, хокимияты, фонд «Нуроний». К сожалению, не всегда успешно – организации либо отказываются предоставлять информацию, не понимая, зачем всё это нужно, либо затягивают процесс.

По-разному на новость об обнаружении воевавших родственников реагируют внуки и правнуки. Кто-то недоумевает по той же причине, что сотрудники инстанций, кто-то искренне благодарит за восстановление истории семьи. Последних больше, что подтверждают тёплые письма, которые Татьяна и Аделя получают в течение многих лет. Вот лишь два из них.

Из письма Мары Мулокандовой, племянницы Манахема Бениаминовича Исхакова, уроженца Ташкента, пропавшего без вести в годы войны: «Я очень вам признательна за ту кропотливую работу, которую вы проделали. Бедная моя бабушка так и умерла с верой, что он (брат – прим. ред.) жив, так как она получила не похоронку, а извещение на «без вести пропавшего». Каждый раз она писала и разыскивала его, но ответ был один и тот же. А теперь только благодаря вам все изменилось, теперь мы знаем, где он погиб и похоронен… Только сегодня, до конца осмыслив все, я поняла, что это правда, что наконец-то нашлась могила – и это мой дядя. СПАСИБО огромное».

Из письма Мирфозыла Миродиловича Юсупова, внука Назира Шерходжаева, уроженца г. Ташкента, пропавшего без вести в мае 1942 года: «По рассказу нашей бабушки, Шерходжаевой Кумри, ее муж, Шерходжаев Назир, ушел добровольцем в начале войны, и письма от него получали до мая 1942 года, затем переписка прекратилась. После долгого ожидания и поисков пришло извещение из Кировского районного военного комиссариата г. Ташкента о том, что солдат Шерходжаев Назир пропал без вести в мае 1942 года. Наша бабушка, три дочери и сын ждали, искали и надеялись на возвращение мужа и отца, часто вспоминали о нем. Бабушка умерла в 2007 году в возрасте 95 лет и до последнего дня хранила память о своем муже, ждала его или известий о нем, так же, как и ее дети.

От нашей большой семьи и от всего узбекского народа, который свято чтит память о героизме всех участников войны 1941 – 1945 гг, в том числе и нашего дедушки, который боролся за освобождение нашей большой родины, выражаем свою искреннюю благодарность поисковому отряду «Красноармеец» и лично Соловьеву Денису. Низкий вам поклон за ваш труд и за благородное дело, которым вы занимаетесь. Мы тронуты до глубины души теми почестями, которые вы оказываете погибшим солдатам в течение долгих лет».


«Никто не забыт, ничто не забыто» – лозунг, который часто звучит в праздничные дни, стал отражением жизни двух удивительных женщин, двух специалистов на всю многомиллионную страну. Они делают всё возможное, чтобы вернуть из забвения память о самоотверженном подвиге, жертве соотечественников, чтобы на страницы истории вернулись их имена, а к могилам принесли цветы. Хочется верить, что на работу энтузиастов Татьяны Дубовик и Адели Гасановой обратят внимание ответственные инстанции и предложат помощь или содействие в их нелегком, благородном труде.

ВИКТОРИЯ АБДУРАХИМОВА
Фото из архива Татьяны Дубовик
Комментарии
Галина
Всё это,конечно, здорово - поиски пропавших без вести, погибших. А вот как быть с пришедшими с войны и не попавшими в Книгу памяти. Да и куда они должны быть занесены - по месту рождения, по месту призыва, по месту проживания на момент составления Книги? Сама столкнулась с трудностями в поисках сведений о фронтовом пути папы. Он был инвалидом ВОВ 1 группы, скончался в 1982 г. Восстанавливать его боевой путь начала с записей в военном билете. Призван в июле 1942 г. Ташлакским РВК Ферганской области УзССР. Делаю запросы в Ташлакский ОДО, Ферганский областной ОДО, Министерство обороны Узбекистана. Из первых двух отвечают - Ташлакский район образован в 1978 г., потому не мог быть призван в 1942 г. Смотрю в интернете административную карту УзССР июля 1942 г. - есть такой район с райцентром Ташлак. Опять пишу,ссылаясь на эти сведения,опять отписка. Министерство обороны отписалось об отсутствии каких-либо документов. Пыталась узнать о службе в армии через ОДО по месту проживания папы в г.Ташкенте( Хамзинский,Фрунзенский,Чиланзарский,Сергелийский), отвечают - нет документов. Благодаря сайту "Память народа" нашла официальные сведения о призыве папы именно Ташлакским РВК. Потом волонтеры подсказали,что на базе Ферганского военного округа формировался в это время 211 запасной стрелковый полк 24 запасной стрелковой бригады. И вот именно из этого полка команда 13026 в составе 193 человек(так называемый Ферганский полк) 3.08.1942 г. был направлен и мой папа, и ещё несколько человек ,призванных Ташлакским РВК( есть даже пофамильный список это команды на сайте!). Сейчас отследила судьбы практически всех, кто ушёл с этой командой. Если поисковое движение Узбекистана заинтересуется этой командой, то на сайте "Команда 1941 г" есть все установленные мною сведения о призывниках этой команды. Ну, а если поисковики Узбекистана помогут мне до конца установить фронтовой путь моего папы,моей свекрови(кстати, тоже инвалида ВОВ 1 группы,скончалась в 2005 г.), то наша семья была бы им благодарна!
Вопрос: Сколько пальцев у человека на двух руках? (ответ цифрами)
Топ статей за 5 дней

Продавцы картошки устроили панику на ташкентских рынках

МВД рассказало, как будут наказывать водителей за вождение личного автомобиля без стикера

Ташкент. Первый день запрета на движение автомобилей

ИНФОРМАЦИЯ СПЕЦИАЛЬНОЙ РЕСПУБЛИКАНСКОЙ КОМИССИИ: C 30 марта в стране вводятся ограничения на передвижение автотранспорта

expo
Похожие статьи