Новости Узбекистана

Лучше проинформировать, чем объяснять, лучше объяснить, чем оправдываться.

Ўзбекча Ўзбекча

Светлый сайт   

→ В Намангане вместо музея памяти и почестей будет офис

В Намангане вместо музея памяти и почестей будет офис

В Намангане вместо музея памяти и почестей будет офис


На месте ликвидированного Наманганского музея памяти и почестей будет теперь располагаться областное управление культуры.

Видимо, таким способом лучше будет сохранить память о прошлом в назидание потомкам, считают наманганские чиновники от культуры.

Об этом стало известно еще перед Новым годом. Наманганский музей памяти и почестей и его филиалы ликвидированы с 1 января 2018 года согласно постановлению Кабинета министров республики.

Энтузиасты, в их числе местный журналист Алтынбек Байбулатов, пытались отстоять музей до последнего. Но против лома, как известно, нет приема.

Дом боевой и трудовой славы (так ранее назывался музей) создан в 1975 году. Сюда приезжали Герой Советского Союза маршал Чуйков, писатель и тоже Герой Советского Союза Владимир Карпов, другие известные военные.

– В 90-е годы здесь ликвидировали раздел гражданской войны, а экспозиция Второй мировой войны все редела. То кому-то не понравился барельеф с батальными сценами, то кто-то «очень умный» решил, что здесь много советской символики, – рассказывает Алтынбек.

А в августе 2016-го тогдашний министр культуры и спорта Б. Ахмедов устроил здесь разнос, оскорбил память Героев Советского Союза и кавалеров ордена Славы. «Почему вы столько места уделили этим героям, почему у них на груди красные звезды?», – не стесняясь в выражениях кричал министр на бедных сотрудниц музея.

Столичный чиновник велел сложить все военные экспонаты в одном углу. «Если уж так вам надо», – буркнул он.

Сотрудницы опустошили витрины, как говорится, с глаз долой из сердца вон, музей долго не работал.

Это возмутило ветеранов войны и их родственников, воинов-интернационалистов. После обращений во все инстанции усилиями энтузиастов подготовили новый экспозиционный план. Его подписали ученые, представители общественности, ветераны, два доцента, учтены многие нюансы. План имеется у директора музея Ф. Мирзамахмудовой, начальника управления культуры Н. Кучкарова и других ответственных персон.

Его вроде одобрили, но все уперлось в нежелание что-то сделать на совесть, проявить инициативу. Вообще-то, научные сотрудницы не особо обременяют себя научной работой, экскурсиями и прочими заботами.

Но бывают и «открытия»: кто-то за 20 лет работы узнал, что металлический предмет, перекладываемый с места на место, представляет собой футляр от немецкого противогаза.

Увидев снятый диск от пулемета ДП, одна из сотрудниц, проработавшая лет сорок, заявила: «Надо быть осторожнее, он, оказывается, снимается, и его могут украсть».

Работники музея никак не могут создать мало-мальски стоящую экспозицию, где были бы представлены все этапы нашей истории, начиная от гражданской войны, коллективизации и репрессий и заканчивая современным периодом.

– Из-за обилия наглядной агитации зал независимости похож на комнату духовности в колхозе или торговый зал в книжном магазине, откуда родом все эти «экспонаты», не имеющие экспозиционной ценности. Они есть во всех школах и колледжах. Нет ни слова об усилиях Президента И. Каримова по борьбе с религиозным экстремизмом, погибших на боевом посту милиционерах и военнослужащих. Где их имена? – возмущается Алтынбек.

Была идея создать литературный музей и ликвидировать память о войне, хотя в Намангане уже был литературный музей в медресе «Мулла-Киргиз» на Чорсу. А в музее фонда «Олтин мерос», который располагается в доме современника Ибрата – известного мецената и коммерсанта Кодирходжа-эшона, имеется обширная экспозиция, посвященная литераторам Намангана. Есть здесь и уникальный Коран.

– Вот сюда бы водить экскурсантов и туристов, и с гордостью показывать свое прошлое, но нельзя - царит хаос и запустение. Кое-кому взбрело в голову построить здесь общественный туалет и душ. Мне стыдно перед предками. Почему кое-кто забыл про этот музей? – говорит Алтынбек.

– А нас куда денут? Как можно так относиться к подвигу своего народа, памяти героев, победивших фашизм? – в свою очередь печально удивился ветеран войны Сергей Крюков.

Не могут похвастать хорошей работой и филиалы в районах. В приспособленных помещениях тесновато и холодно, экспозиция скудна, да и чиновники то и дело лезут в историю со своими коррективами, усердно ищут грязь под ногтями и как огня боятся советской символики. Исключение – Туракурганский районный музей памяти и почестей, он размещается в специализированном здании, есть интересные экспонаты, 76-мм пушка.

Историю не переделать. Наши деды и отцы защищали Москву и брали Берлин в той же форме, что носили и военнослужащие НКВД, охранявшие лагеря ГУЛАГа и выселявшие крымских татар, чеченцев и дагестанцев. Но это не значит, что наши предки не гордились своей формой, звездочками на пилотках, заслуженными в боях орденами и медалями.

Например, Герой Советского Союза Сеит-Неби Абдурахманов, которого вышеозначенный теперь уже экс-министр обозвал грузином, заслужил высокое звание в то время, когда его семья в числе многих депортированных крымских татар под конвоем следовала в Узбекистан. И почему мы, пытаясь отринуть проклятое советское прошлое, забываем наших отцов и дедов, защищавших Родину в разные годы, трудившихся в тылу? Исчезли памятники, переименованы улицы, а теперь вот и музей исчезнет.

– Эх, не понимает нас молодежь. Если бы кто-то из чиновников от культуры провел в промерзшем окопе под пулями и немецкими осветительными ракетами хотя бы одну ночь, то наверняка рассуждал бы по-другому, – сказал как-то недавно ушедший из жизни ветеран войны Самсокжон Низамов, который не раз прилагал усилия для спасения музея.

Сейчас ветеранов осталось чуть больше взвода, и встать на защиту своей славы и памяти многие уже не могут. Они, наверное, подсознательно надеются, что это сделают их дети и внуки. А мы, в лице чиновников от культуры, предательски хотим вычеркнуть их подвиг из памяти. А заодно провести селекцию истории, отделив плохие и нежелательные периоды от хороших, отомстив тем, кого давно уже нет в живых. Ведь у каждого времени – свои герои. Надо помнить и чтить всех, кто воевал с фашистами, выполнял интернациональный долг в Афганистане, сражался с террористами в Сурхандарьинской области и Бостанлыке.

Закрытия музеев памяти и почестей в Намангане и Туракургане допустить никак нельзя. Можно при участии общественности обновить экспозицию за счет экспонатов ликвидируемых филиалов, пересмотреть штатное расписание, изменить форму собственности и перевести музей в ведение областного объединения воинов-ветеранов и инвалидов «VETERAN».

Ликвидация музея – это не только предательский удар под дых военно-патриотическому воспитанию молодежи и собственной истории. Это событие крайне негативно будет встречено и на просторах СНГ, где живут дети и внуки многих ушедших из жизни ветеранов.

В Намангане вместо музея памяти и почестей будет офис

В Намангане вместо музея памяти и почестей будет офис

В Намангане вместо музея памяти и почестей будет офис


И. РЕШЕТНИКОВ,
собкор по Наманганской области,
фото автора
Комментарии
Этот музей создавался народом, ветеранами войны! ПОЗОР кабинету министров Узбекистана за решение закрыть музей. Этот какое-то бесстыдство! И президент республики г-н Мирзиёев тоже об этом знает и одобряет?
Добрый день! Что за бред? Дайте ссылку на ПКМ.
Этот музей в советские годы музеем революции назывался... Можно понять не однозначное отношение руководства страны к нему. Может стоило подумать о формате.

Я помню этот музей, уж очень он был большевицкий. Если это теперь музей памяти - хорошо, но если он такой как прежде, при союзе, не велика потеря....
Вопрос: Сколько пальцев у человека на одной руке? (ответ цифрами)