Новости Узбекистана

Лучше проинформировать, чем объяснять, лучше объяснить, чем оправдываться.

Ўзбекча Ўзбекча

Светлый сайт   

Две жизни (часть 2.2)

Начало

Что же произошло? Советскую разведку в Турции, в середине 20-х годов, возглавлял Эфраим Гольденштейн, из-за своего медицинского образования имевший агентурный псевдоним “Доктор” (в 1911 году окончил медицинский факультет Венского университета). Ему удалось создать обширную агентурную сеть не только в Турции, но также в Палестине и других арабских странах. В 1926 году “Доктора” переводят в Берлин, откуда курировать разведсеть было малоэффективно, и руководство решило направить в Стамбул Якова Блюмкина.

Яков Григорьевич Блюмкин - личность яркая. Считается, что это один из прототипов молодого Штирлица. Об этом говорят псевдонимы Блюмкина – Исаев, Макс, Владимиров - точно такие же, как у главного героя Юлиана Семёнова. Блюмкин прославился убийством немецкого посла Мирбаха в 1918 году. Эта акция явилась сигналом к началу левоэсеровского мятежа в Москве. Однако после подавления восстания убийца был прощён. Любимец Дзержинского и Троцкого, он продолжает служить в ЧК и в середине 20-х годов становится сотрудником ИНО ОГПУ.

Две жизни (часть 2.2)

Я.Г. Блюмкин

В Турции Блюмкин должен был продолжить дело Гольденштейна - создавать агентуру в Египте, Сирии и других странах Ближнего Востока. Для выполнения этой задачи начальник иностранного отдела Михаил Абрамович Трилиссер наделил нового резидента широчайшими полномочиями. С миссией Блюмкин успешно справился. Меняя личины (то он набожный владелец прачечной в Яффо, то азербайджанский купец), он вербует агентов и накрывает агентурной сетью Турцию и страны арабского мира. Интересный факт: в Палестине Блюмкин знакомится и привлекает к разведывательной работе Леопольда Теппера, будущего руководителя знаменитой “Красной капеллы” - группы советских разведчиков в нацистской Германии.

Несмотря на опалу и изгнание Троцкого, Блюмкин продолжает переписку со своим покровителем, даже тайно встречается с ним и осенью 1929 года рискует привезти в Москву письмо от злейшего врага Сталина, адресованное Карлу Радеку. Перетрусивший Радек тут же сдал Блюмкина. Сталин многое мог простить, но троцкизм - никогда. Резидент советской разведки на Ближнем Востоке был арестован и в ноябре 1929 года расстрелян. По воспоминаниям Агабекова Блюмкин принял смерть достойно, как положено мужчине. Отбросив повязку с глаз, он сам скомандовал красноармейцам: "По революции, пли!"

Нужно было срочно найти замену расстрелянному главе агентуры в Константинополе и руководство ОГПУ направляет туда Агабекова.

27 октября 1929 года с прибывшего в Стамбул парохода "Чичерин" спустился персидский купец Нерсес Овсепян. Под этим именем скрывался резидент советской разведки Георгий Агабеков.

Благодаря происхождению и легальная, и разведывательная деятельность Агабекова в огромной мере была основана на связи с армянской диаспорой. Поддержка и помощь земляков играли значительную роль для активной агентурной работы. Подобно герою Стивенсона – доктору Джекилу и мистеру Хайду – советский разведчик жил двойной жизнью. Богатый хозяин экспортно-импортной фирмы Овсепян успешно вёл свой бизнес, заключал контракты с торговыми компаниями Европы и Азии. А резидент Агабеков не менее успешно осуществлял разведывательную деятельность. Казалось, всё идёт отлично, на Лубянке были более чем удовлетворены работой Георгия Сергеевича, как вдруг 19 июня 1930 года Агабеков тайно покидает Турцию и бежит во Францию, тем самым становясь предателем-перебежчиком.

Что предшествовало этому? Какие причины побудили успешного советского разведчика стать изменником? Сам Агабеков утверждал впоследствии, что совершил этот шаг по политическим соображениям. Якобы для него стала ясна антинародная сталинская политика. Позвольте ему не поверить. Причина гораздо банальней - как говорят французы - ищите женщину.

Вот история этой страстной любви.

Через несколько дней после прибытия в Стамбул, Овсепян-Агабеков дает объявление в газете «Вечерний Стамбул»: «Ищу преподавателя английского языка, желательно с оксфордским произношением». Через несколько дней он получает письмо, в котором, некая Изабель Стриттер, назначает ему встречу в парке отеля «Саммер Палас». Придя в условленное время на встречу, он увидел девушку поразительной красоты и … влюбился сразу. Такого с прожжённым 34-летним советским шпионом ещё не случалось.

Он тут же согласился брать у неё уроки.

Двадцатилетняя Изабель была из строгой английской семьи и работала машинисткой в представительстве Великобритании.

Несмотря на то, что ученик не слишком понравился отцу Изабель (немилость смягчило только наличие у Агабекова успешной торговой компании), занятия начались. Правда, проходили они в доме Стриттеров, но это не помешало возникнуть взаимному чувству между учеником и наставницей. Они начали видеться не только на занятиях, и вскоре стали любовниками.

Узнав об этом, отец Изабель пришел в бешенство и запретил дочери встречаться “с этим разбойным типом”, грозя запереть её на ключ. Угроза ни к чему не привела, и родители отправляют дочь в Париж, где жила семья её старшей сестры Джойс.

Для Агабекова это был удар, а тут ещё пришла шифровка из Москвы с требованием срочно явиться в Центр. И Георгий принимает решение стать перебежчиком. Вот отрывок из его воспоминаний:

«Я решил порвать с ГПУ. Но как?

Я знал по опыту, что в случае малейшего подозрения ГПУ постарается меня немедленно уничтожить. Нужно было все основательно обдумать. И я стал готовить свой отход. Первым делом я засел записывать все деяния ГПУ и его агентуры, известные мне, на случай, если я погибну раньше, чем сумею сказать свое слово. Затем я стал осторожно выяснять, в какую страну могу выехать, где бы мне не могли угрожать большевистские агенты».

И он приходит в британское посольство и предлагает свои услуги. Черта была перейдена. Англичане думали долго, всё никак не могли поверить, что в сети к ним приплыла столь “крупная рыба”. Наконец в мае на него вышел сотрудник миссии и предложил подробно написать о деятельности Агабекова как агента ГПУ. Агабеков выполнил требование и передал сведения, написав в конце: «По причинам личного характера не намерен возвращаться в Россию. Обращаюсь к вам и снова подтверждаю, что готов выехать в Лондон или в любое другое место, которое вы установите для окончательных переговоров. Если же, в конечном счете, выяснится, что вы не заинтересованы в моих услугах, я буду просить оплатить мне только расходы по переезду. Н. Овсепян».

Больше Агабекова ничего не связывало с Москвой, и он, сев на пароход «Тадла», шедший в Марсель, плывёт во Францию. В Париже, сгорая от нетерпения, его ждёт любимая женщина.

Французская спецслужба, очевидно, была уведомлена о перебежчике английскими коллегами, поскольку через некоторое время Агабекова приглашают к главе Французской контрразведки комиссару Фо Па Биде. Здесь Георгию Сергеевичу было заявлено, что у французов есть полное досье на советского агента, где досконально представлены сведения о его работе в Афганистане, Персии и Турции. Что французскую контрразведку интересует только имена и местонахождение советской агентуры. Агабеков выходит из здания на бульваре Мортье совершенно обескураженным. А через несколько дней на его имя в отель “Англетер” был доставлен пакет, в котором находилось уведомление о том, что виза гражданину Овсепяну аннулирована по причине протеста советской стороны и ему предложено в 3-х дневный срок покинуть Францию. В пакете также находилась записка, в которой некий доброжелатель советовал ехать в Бельгию, не поддерживавшей с Советской Россией дипломатических отношений. Думаю, это была игра западных спецслужб с целью поставить Агабекова в безвыходное положение для большей сговорчивости.

В Брюсселе Агабеков пробыл недолго. Он решает пойти ва-банк и обратиться к прессе, для чего в конце августа 1930 года, тайно возвратившись в Париж, даёт интервью солидной американской газете «Чикаго трибюн».Уж там он постарался представить себя как крупнейшего агента Советского Союза, которого французы под давлением Кремля выдворили из страны. Прибегая к шантажу, он заявил, что если к нему не отнесутся должным образом, он будет последним перебежчиком из СССР, поскольку ни один из его коллег на Лубянке не рискнёт этого сделать.

Возвратившись в Брюссель, Агабеков сразу получил вызов в бельгийскую секретную службу, где его ждал человек в мундире французского офицера, представившийся капитаном Дени. Разговор шёл на французском языке, однако по едва уловимому акценту Агабеков сразу понял: перед ним англичанин. Начался торг.

- Что вы можете нам предложить, и что хотите взамен? - cпросил офицер и в ответ услышал, что деньги не играют решающей роли, единственное условие – сочетание законным браком с мисс Изабель Стриттер.

А взамен - что ж предать наполовину нельзя - Агабеков готов подробно описать структуру агентурной сети ОГПУ на ближнем Востоке, а также выдать имена и явки сотен агентов в Персии, Афганистане, Турции и других странах.

Капитан Дени, оказавшийся на самом деле английским вице-консулом и одновременно резидентом английской МИ-6, заверил, что вопрос с мисс Стриттер будет решён в самое ближайшее время. В ответ Агабеков заявил: как только Изабель окажется рядом с ним он в знак доверия откроет имя “крота” в британском МИДе.

4 ноября Изабель сходит с поезда на Центральном вокзале Брюсселя, где её, с огромным букетом цветов встречает счастливый Агабеков. А на другой день в префектуре был зарегистрирован брак Георгия и Изабель, и молодожены отправляются проводить медовый месяц в немецкий курортный город Баден-Баден.

Свою часть договора Агабеков выполнил. Для советской разведки последствия были тяжелейшими и практически невосполнимыми.

В Персии было арестовано свыше 400 человек, связанных с советскими спецслужбами. Четверо из них приговорены к смертной казни, другие к длительным срокам тюремного заключения. Сотрудничество СССР и Ирана было свёрнуто. Агабеков сдал всю известную ему агентурную сеть не только в Иране, но на всем Ближнем Востоке и в Центральной Азии.

Вскоре на Западе выходят в свет книги Агабекова, разоблачающие методы советских спецслужб, и автор становится для ОГПУ врагом №1.

Две жизни (часть 2.2)

Агабеков в 30-е годы

Для советской разведки, впрочем, как и для остальных разведок мира, существовало непреложное правило – предатель должен быть уничтожен. Под личным контролем Сталина началась операция «Филомена».

Однажды вечером в квартиру четы Агабековых явился визитёр. Представившись как Альберт Стопфорд, он заявил, что пришёл к Георгию по рекомендации мужа сестры Изабель, Чарльза Ли, дипломата и лейтенанта английского королевского флота, с деловым предложением. Оно заключалось в следующем. Жена и дочь русского эмигранта Нестора Филии остались в России, в городе Николаеве. Для выезда в Европу им необходимо получить заграничные паспорта. Главное, что у жены эмигранта в швейцарском банке лежат 400 миллионов франков и есть возможность получить крупные комиссионные.

Подумав, Агабеков предложил следующее: нужно зафрахтовать небольшое судно и вывезти женщин морем из Одессы. Стопфард предложение обещал рассмотреть и посулил Агабекову солидный аванс за участие в этой операции. Чувство опасности на этот раз изменило Георгию - ловушки не почувствовал.

В январе 1932 года Агабеков отправляется в Констанцу – румынский порт на Чёрном море. Цель приезда – проверить судно «Елена Филомена», зафрахтованное для вывоза беглянок из Советского Союза. Остановился в пансионе. Вечером незаметно подошёл к причалу, где был пришвартован корабль. По судовым документам, которые успел посмотреть Георгий, команда состояла из греков и французов. Подойдя ближе, он расслышал фразу на русском: «Когда птичка угодит в сеть?»

Агабеков всё понял. Вернувшись в пансион, быстро собрал вещи, открыл дверь, и тут прозвучал выстрел. Пуля, просвистев над головой, застряла в стене. Полиция, действовавшая достаточно расторопно, успела схватить стрелявшего и втащила его в холл пансиона. Агабеков узнал его – это был молодой чекист Алексеев, он помнил его по Москве. Из кармана Алексеева достали документ на имя Аристотеля Папастериадиса, матроса торгового судна «Елена Филомена». На следующий день команду зафрахтованного судна арестовала румынская полиция. Операция “Филомена” провалилась. Сталин был в ярости.

После фиаско ГПУ прошло два с половиной года. Западные разведки, выжав из Агабекова всё возможное, перестали им интересоваться. Деньги на счету таяли, что сказывалось на отношениях с молодой женой, привыкшей к совершенно другой жизни. В семье наступил кризис, и однажды, вернувшись вечером домой, Георгий не увидел свой жены. На столе лежала коротенькая записка: «Уехала в Англию, к родителям».

Чтобы вернуть жену, которую он продолжал страстно любить, нужны были деньги, много денег. Агабеков теряет рассудок, а с ним и осторожность. Он уезжает в Голландию, где на него сразу выходят русские эмигранты. Некий Зелинский назначает ему встречу в кафе. Представившись капитан-лейтенантом морской службы, он делает Агабекову заманчивое предложение. В Испании бушевала война и испанским республиканцам, воюющим против Франко, нужны средства для покупки оружия. Деньги для приобретения танков и самолётов добывались с помощью контрабанды. Всё, что было награблено в период кровавой междоусобицы в музеях, богатых усадьбах и церквях, тайными тропами доставлялось во Францию и превращалось в валюту. Агабекову предлагалось стать одним из звеньев этой цепочки. Соблазн был велик: для начала ему перепадет 15 процентов от начальной стоимости товара, плюс еще 15 процентов ему выдадут после получения товара представителем РОВС (Российский общевойсковой союз).

Звериная интуиция разведчика на этот раз изменила Агабекову. Мечта о скорой встрече с Изабель затмила разум, и он соглашается на опасное дело.

Георгия заманивают на явочную квартиру - якобы для получения инструкций и маршрута, по которому должна пройти контрабандная партия драгоценностей. В номере его ждали двое. Едва войдя и взглянув на дожидавшихся его людей, он понял, что угодил в ловушку. В одном из них узнал своего агента, завербованного в Стамбуле. Он и вогнал нож в сердце предателя. Затем тело убитого затолкали в чемодан, и, дождавшись ночи, выбросили в реку.

Через несколько часов Сталин, читая донесения, подчеркнул короткую фразу в одном из них: «Ивану Васильевичу. Предатель Агабеков ликвидирован близ города По. Генерал Орлов».

Ещё через час из шифровального отдела НКВД уходит депеша: «Лично, генералу Орлову. Подтвердите убийство этой мрази. Иван Васильевич».

Ответ не заставил себя ждать: «Подтверждаю. Сам видел и участвовал в операции. Генерал Орлов».

Любопытны судьбы участников этой операции. Агент НКВД Зелинский был президентом «Брюссельского синдиката» - организации созданной чекистами по реализации тех самых ценностей, которые контрабандными тропами текли из Испании. В 1938 году Зелинский, прихватив деньги, заработанные контрабандой и находящиеся на подставных счетах НКВД, убежал в Америку. В 1947 году он погиб в железнодорожной катастрофе. Думаю не случайно.

Другой участник – «генерал Орлов» - это Лейба Фельдбин.

Две жизни (часть 2.2)

Леба Фельдбин (генерал Орлов)



В июле 1938 года он получает приказ выехать в Амстердам, где на борту советского судна должен был получить от связника новые инструкции. Видимо, заподозрив неладное он, прихватив деньги из оперативных средств, бежит в Канаду, Судьба его сложилась более благополучно. Он дожил до старости и в 1973 году скончался в возрасте 77 лет в кливлендской больнице.

Агабеков исчез бесславно и бесследно - тело его не было найдено.


Владимир ФЕТИСОВ.
Комментарии
Вопрос: Сколько пальцев у человека на одной руке? (ответ цифрами)
Топ статей за 5 дней

«Всем стоп»: светофоры Ташкента заработали в новом режиме

В ГУВД объяснили, почему владельцу квартиры в новостройке не позволили прописать в ней своего ребенка

Территорию Ташкента расширят за счет Зангиаты

Генпрокуратура: за 3 месяца в Узбекистане совершено 90 убийств

expo
Похожие статьи
Теги
В. Фетисов, Георгий Агабеков, Леба Фельдбин