Новости Узбекистана

Лучше проинформировать, чем объяснять, лучше объяснить, чем оправдываться.

Ўзбекча Ўзбекча

Светлый сайт   

→ Ташкентский Дом на набережной (Часть 5)

Ташкентский Дом на набережной (Часть 5)

Ташкентский Дом на набережной - первые части

Итак, - продолжил Александр Борисович - Рахматулла Алимович Алимов родился в 1902 году в Ташкенте. В начале 30-х окончил Ленинградский Политехнический институт по специальности “гидротехнические сооружения” и спустя некоторое время стал видным специалистом в области строительства гидросооружений в нашей республике. С 1943 года Член-корреспондент Академии наук Узбекистана. В 50-60-е годы был министром ирригации и водного хозяйства, директором института САНИИРИ.

Рахматулла Алимович сделал очень много для мелиорации нашей республики. Например, совместно с академиком Фазыловым внедрил способ комплексного использования водно-энергетических объектов, решил проблемы водоснабжения Алмалыкского промышленного района, обосновал схему насосного орошения Голодной и Каршинской степей с применением вертикального дренажа.
- С каким Фазыловым - нашим Хосилом Фазыловичем?
- Ну да, с Хосилом Фазыловичем, лауреатом Госпремии СССР, с которым мы с тобой много лет проработали на энергофаке ТашПИ. Они вообще дружили со студенчества - оба учились в Ленинграде.

Академик Алимов жил с нами в одном подъезде и, выйдя на пенсию, уже в преклонном возрасте продолжал интересоваться проблемами водного хозяйства республики. Иногда просил зайти меня к себе, спрашивал о моей работе над диссертацией, давал советы. Это он поведал мне историю строительства нашего дома, в котором жил с 1939 года. У него была замечательная жена, Татьяна Николаевна, и дочка Тамара.

Ему было уже за восемьдесят, когда с ним вдруг случилось несчастье. Возвращаясь с совещания из Министерства водного хозяйства – его, несмотря на возраст, всё время приглашали для консультаций - Рахматулла Алимович резко отшатнулся от близко промчавшего по дороге автомобиля, не удержал равновесия, упал и поранил ногу. Он страдал сахарным диабетом, и рана никак не заживала. Врачи предложили ампутацию, но он не согласился. Закончилось всё трагически.

Ташкентский Дом на набережной (Часть 5)

Мемориальная доска Р.А.Алимову


В 1994 году Татьяна Николаевна тяжело и неизлечимо заболела. Буквально за несколько часов до смерти она позвала меня и попросила позаботиться о дочери. Тамара была инвалидом и с трудом передвигалась. Я и моя сестра Таня, которая жила с Тамарой на одной площадке, как могли, помогали ей: приносили продукты, что-то делали по хозяйству. Однажды Тамара сказала, что хочет отремонтировать квартиру, и наша дворничиха предложила ей мастеров. Мы её отговаривали - дворничиха не внушала нам доверия. Но Тамара не прислушалась и случилась трагедия.

Однажды вечером, возвращаясь с работы, я увидел трех молодых парней, зашедших в наш подъезд. Войдя вслед за ними, заметил, что они зашли к Тамаре. Последнего из вошедших разглядел хорошо. Рано утром мне позвонила Таня и, волнуясь, сказала, что пошла угостить Тамару пирожками, но нашла её… мёртвой! Я сразу спустился вниз. Тамара лежала у двери, задушенная шнуром. Сразу позвонили в милицию. Квартира была вся перерыта - думаю, искали бриллианты Татьяны Николаевны, о которых в свое время ходили какие-то слухи. Несмотря на то, что я описал одного из парней и обратил внимание следствия на то, что дворничиха рекомендовала Тамаре каких-то мастеров, убийц так и не нашли.
- Зловещая история…
- Да, трагически завершилась история этой семьи. Но давай перейдем к судьбам людей творческих, коих в нашем доме тоже жило немало.
- Ну, давай.

Композиторы, музыканты, писатели

- Так вот, прямо над нами, на 4-м этаже, жил Сулейман (или правильнее Соломон) Александрович Юдаков. Он занимал две комнаты в 4-х комнатной квартире.
- Позволь, композитор Юдаков, лауреат Сталинской премии, автор первой узбекской оперы, можно сказать классик, жил, по сути, в коммунальной квартире?
- Да, представь себе. Он был одинок, семьи у него не было. Он был очень скромным человеком. Родился в Коканде в 1916 году. Вырос в детском доме. Учился в Московской консерватории у Михаила Фабиановича Гнесина и Рейнгольда Морицевича Глиэра, и очень рано начал писать музыку. Вклад Юдакова в отечественное музыкальное искусство очень весом.
- А в остальных комнатах кто жил?

- В одной комнате жила семья Бунтовых. Глава семьи был финансовый работник, жена домохозяйка и у них было два сына. Младший, Лёня, был моим одноклассником.

- Как же они вчетвером жили в одной комнате?

- Ну, жили как-то. Ещё в одной комнате жил прокурор. Когда он умер, а случилось это в середине 50-х, его комнату заняли Бунтовы. Но вернёмся к Юдакову. Многие его произведения, рождались прямо над нами.

Перекрытия в доме были деревянными, звукоизоляция довольно слабая, поэтому все творческие поиски Соломона Александровича были слышны всем соседям. Часто к композитору приходили певцы, чтобы вместе с ним отрепетировать новые песни. Помню, приходила одна молодая певица, как я потом узнал, Саодат Кабулова, ставшая впоследствии народной артисткой СССР. Иногда Юдаков сочинял до позднего вечера, тогда мы шваброй стучали в потолок и он понимал, что пора заканчивать.

- Мешали, значит, творить классику.
- Ну, спать-то надо. Но иногда наш сосед-композитор надолго уезжал - он работал и в Душанбе, там у него тоже была квартира. Кстати, Юдаков в 1944 году, написал гимн Таджикистана, который до сих пор является официальным гимном этой, теперь уже независимой республики.
Потом он получил отдельную квартиру, в ней сейчас музей Сулеймана Юдакова.

Ташкентский Дом на набережной (Часть 5)

Соломон Юдаков (справа) и Арам Хачатурян


Не могу не рассказать и о народном артисте Узбекистана Усто Алиме Камилове. Он жил в шестом подъезде. Балетмейстер, хореограф и мастер игры на дойре, покорявший своим искусством самую взыскательную публику. На первом Всемирном фестивале народного танца, состоявшемся в Лондоне в 1935 году, исполнительница сольного танца Тамара Ханум была удостоена Золотой медали. А танцевала она на этом фестивале под аккомпанемент только одного инструмента - дойры. Виртуозная игра Усто Алима, которому тогда исполнилось 60 лет, произвела сенсацию. Жюри и зрители были в восторге. Хотя это был конкурс танцовщиц, по предложению королевы Великобритании Елизаветы I, золотой медали был удостоен и дойрист Усто Алим Камилов. Слепок с его правой руки был даже выставлен в одном из музеев Лондона. Подпись гласила: «Эта рука извлекает удивительную симфонию звуков из простейшего инструмента - кольца, обтянутого кожей, немного подогреваемого перед игрой».

Ташкентский Дом на набережной (Часть 5)

Усто Олим и Тамара Ханум. Лондон 1935 год


Самого Усто Алима Камилова я не помню - он умер, когда мне было семь лет, но его жену Бегимхон знал очень хорошо. Она была намного моложе своего мужа и дожила до глубокой старости. Как-то раз она была в гостях у моей мамы и рассказала немного о себе. Её старшая сестра Нурхон, была одной из первых узбечек-актрис, снимавшаяся в 20-е годы у пионера узбекского кино Наби Ганиева. Реакционное духовенство того времени резко ополчилось против кинематографа и кинематографистов, суля тем всяческие беды. Особенно яростно религиозные фанатики нападали на актрис-узбечек, которые подавали «дурной» пример — перед кинокамерой и на сцене сбрасывали паранджу. В 1929году Нурхон погибла от руки собственного брата. В Маргилане есть памятник этой женщине, а Камиль Яшен написал о ней пьесу “Нурхон”, шедшую на подмостках многих театров. Угрожали и младшей сестре.

Бегимхон пришлось бежать из родного дома. Нашлись добрые люди, которые приютили её. Потом она поступает в театральную труппу под руководством Алима Камилова, за которого через некоторое время выходит замуж. Своих детей у них не было и, похоронив мужа, Бегимхон остаётся одна. Через много лет, когда я сам уже стал отцом двух сыновей, Бегимхон-опа попросила мою мать и меня зайти к ней. Когда мы вошли, там уже сидели и ждали нас еще один сосед – Озод Шарафиддинов - и незнакомый мне молодой человек. Бегимхон-опа заставила стол разными угощениями, как принято у нас, и сказала, что на кухне готовится плов. Мы с мамой поинтересовались, по какому случаю нас собрали. Озод Шарафиддинов пояснил, что Бегимхон привлекла нас как близких соседей в свидетели - она завещает свою квартиру этому молодому человеку, известному исполнителю дойристу, а он обязуется до конца ее жизни заботиться о ней. Это решение нашей соседки мы одобрили и подписали необходимые бумаги. Последующие годы она действительно была окружена заботой и ни в чем не нуждалась. После её смерти все обычаи, связанные с похоронами и поминками, были соблюдены.

- Я услышал ещё одно известное имя – Озод Шарафиддинов Это ведь писатель, публицист. О нём был материал на сайте “Письма о Ташкенте”. Тоже твой сосед?
- Да, в нашем доме жили, как ты знаешь, известные писатели и поэты. Про Шевердина я тебе рассказал. Упомянул вскользь и о поэте Атакузи Уйгуне. Теперь о нём чуть подробней.

Ташкентский Дом на набережной (Часть 5)

Атакузи Уйгун


Народный поэт Узбекистана Уйгун тоже жил в шестом подъезде, на 4-м этаже. Жену его звали Клавдия. Отчества я никогда не знал - для всех нас, детей, она была просто тётя Клава. Это была очень красивая, хлебосольная и гостеприимная украинка, родившая своему мужу-поэту троих сыновей. Старшего звали Алик – он дружил с Ляликом Бабахановым. Средний, Юра, старше меня на два года. И младший, Боря, на год младше. Я, естественно, дружил больше с Борисом, он был мне ближе по возрасту и учился со мной в одной школе. Боря впоследствии стал врачом, защитил кандидатскую диссертацию и работал в институте краевой медицины.

О творчестве и жизни Атакузи Уйгуна много и подробно написано, могу только напомнить, что он был членом правления союза писателей СССР, членом правления и председателем союза писателей Узбекистана, герой социалистического труда, член корреспондент АН УзССР. Несмотря на все эти титулы, это был скромный и малоразговорчивый человек. Очень любил детей, особенно младшего Борю. Можно сказать, он родился под счастливой звездой.

Как мне рассказывала моя мама, Уйгун был вместе с Хамидом Алимжаном в тот роковой день и час 3 июля 1944 года, когда произошла автокатастрофа, в которой погиб Хамид Алимджан. Оба возвращались с дачи писателей в поселке Дурмень в Ташкент в кузове грузового автомобиля. Когда машина перевернулась, Уйгуна выбросило из кузова далеко и он отделался ушибами. А Хамид Алимджан получил ранения, которые были несовместимы с жизнью. Как это в жизни бывает, роковая случайность, стечение обстоятельств и все меняется, судьбы, жизни, события.

Как-то тётя Клава с двумя старшими сыновьями уехала отдыхать в санаторий, и Борис с отцом остались вдвоём. В один из этих дней я был у них дома. Уйгун-ака приготовил плов и позвал нас обедать.
- Ты что, его так называл - Уйгун-ака?
- Ну, его все так называли.
- Интересно. И что дальше?
- Мы сели за стол и Уйгун-ака внёс ляган с пловом, посыпанным сверху гранатовыми зёрнами. Это было так необычно, контрастно по цвету, я первый раз попробовал такой плов.

- Вкусно было?
- Очень. До сих пор помню вкус. Они тогда уже жили на улице Сталина, которую потом переименовали в улицу Хадичи Сулеймановой.
- Они что, переехали?
- Да, где-то в 56-м году переехали в дом, где жила семья Максуда Шейхзаде. А семья Шейхзаде переехала в квартиру Уйгуна.
- Поменялись что ли?
- Да, но не думаю, что по обоюдному согласию. Скорей всего это было решение писательской организации. Родом Шейхзаде из Азербайджана. Узбекский писатель, поэт, драматург, ученый и педагог, он был известен как автор переводов на узбекский язык произведений мировой литературной классики. Переводил Шекспира, Пушкина, Лермонтова, Маяковского, Байрона, Тагора и других писателей и поэтов. В 1927 году был арестован и по решению суда приговорён к трёхлетней ссылке в Ташкент.

Ташкентский Дом на набережной (Часть 5)

Максуд Шейхзаде


В 1928 году, Шейхзаде, выучив за год язык, начинает работать в газете «Шарк хакикати». Здесь же появляется его первое стихотворение на узбекском языке.

С 1937 года и до конца своей жизни он проработал в Ташкентском государственном педагогическом институте, где преподавал историю узбекской литературы. Однако арест, который привёл его в Ташкент, оказался не последним. В 1952 году Максуд Шейхзаде был приговорен к 25 годам тюремного заключения по обвинению в контрреволюционной деятельности - за историческую драму, в которой автор, якобы, восхвалял феодализм. Смерть Сталина возвратила Шейхзаде из Иркутского лагеря, и в 1956 году писатель был реабилитирован.

У него и его жены Сакины своих детей не было. Были приёмные – две дочери и сын. Возможно, это были дети дальних родственников, точно не могу сказать. Старшую дочку звали Кама, имя второй дочки в памяти не осталось, а сына звали Расимом. Они были значительно старше нас, и мы близко не общались.

Лагерь тяжело сказался на здоровье Шейхзаде. Со временем он стал часто болеть, подниматься на четвертый этаж ему стало тяжело, и семья переезжает в освободившуюся квартиру на втором этаже, где до этого жили Берлинеры. Квартира была под нами. Жена перевезла вещи в освободившуюся квартиру, и ждала возвращения мужа из стационара, где он лечился. Болезнь, однако, оказалась сильнее. Пожить Максуду Шейхзаде в этой квартире не довелось.

Ташкентский Дом на набережной (Часть 5)

Мемориальная доска Максуду Шейхзаде

Жил в нашем доме ещё один народный поэт Узбекистана - Тураб Тула. О нем расскажу в следующий раз.


Продолжение следует...

Владимир ФЕТИСОВ
Комментарии
Озод Шарафуддинов - наидостойнейший человек из наших современников. Интеллигент до мозга костей. Возглавлял журнал Иностранная литература на узбекском языке. Это был настоящий знаток своего дела и страстный книголюб. Узбекский народ в неоплатном долгу перед ним. Не знаю никого, кто бы мог продолжить его благородное дело.
Владимир Васильевич, спасибо Вам и Вашему другу Александру Борисовичу Суслову за большой труд. Сколько подробностей сохранила его память, и как бережно Вы собираете сведения о судьбах ташкентцев!..
Этот очерк еще не завершен, как я поняла. Но так и хочется увидеть его отдельной книгой - он того заслуживает и недаром так активно читается на сайте.
Вопрос: сколько будет три плюс три (ответ цифрой)
Топ статей за 5 дней

Сегодня ночью вспыхнул один из супермаркетов сети "Makro"

Войска на границе с Афганистаном подняты по тревоге

Саида Мирзиёева назвала самые насущные проблемы школ Узбекистана

Самый сильный человек Узбекистана установил новый национальный рекорд (видео)

expo
Похожие статьи
Теги
В. Фетисов, Максуд Шейнадзе, Саодат Кабулова, Рахматулла Алимов, Алим Камилов