Новости Узбекистана

Лучше проинформировать, чем объяснять, лучше объяснить, чем оправдываться.

Ўзбекча Ўзбекча

Светлый сайт   

→ «Вещает разум: сотню книг прочти!»...

«Вещает разум: сотню книг прочти!»...

В XIX веке ни один прохожий на улицах Бухары, Хивы, Самарканда не позволил бы себе пройти мимо лежащего на земле обрывка бумаги с написанными на нем буквами и не поднять его, – как мимо кусочка хлеба...
Почитание просвещенности, особое уважение к «людям знания», а когда появилось книгопечатание – и к печатному слову, были проявлением норм нравственной культуры, веками складывавшейся на Востоке.

Акл мегуяд бехони сад китоб…
(Вещает разум: «Сотню книг прочти!»)
Из «Книги любви» (Ишк-нама), XVII в.

«Вещает разум: сотню книг прочти!»...

Особенно ярко эти устремления отразились в страницах нашей истории, запечатлевших социально-нравственные и духовные процессы, которые происходили в Туркестане в конце ХIХ – начале ХХ веков.
Духовная жизнь общества того времени была весьма насыщенной. При хорошо организованной системе мусульманского образования исконно была в большом почете грамотность. Глубоко почитался труд людей, владеющих знаниями. Книги в среднеазиатском обществе бережно сохранялись. Так, в начале позапрошлого века в Бухаре при крупнейших медресе имелось одиннадцать больших библиотек, в Хиве – две. Одна из них находилась в ханском дворце Нурла-бай, стены которого были украшены мраморными досками с выгравированными на них стихами.
В середине XIX века Бухара была крупнейшим книжным рынком, широко известным и за пределами ханства. В 1850-х годах на городском базаре Ташкента появилась специальная торговая лавка по продаже рукописных и литографированных изданий на арабском, персидском и тюркском языках. Рядом с ней размещались переписчики и переплетчики книг…

«Вещает разум: сотню книг прочти!»...

Во всем мире середина XIX века была эпохой возрастающей веры в науку, в прогресс, в неисчислимые блага, которые несет он человечеству. Быстро расширялись разносторонние культурные и экономические связи с соседними государствами и в Среднеазиатском регионе, неся знания о технических и культурных новшествах в мировом сообществе.
Великую миссию сделать их достоянием широких слоев общества взяла на себя прогрессивно настроенная интеллигенция. Лучшие представители образованной части общества ставили задачами своей просветительской деятельности нравственное возвышение соотечественников, подъем культуры и духовности среди всех групп населения.

Значительную часть интеллигенции в то время составляло мусульманское духовенство: это были просвещенные люди своего времени, хранители его нравственных начал, воспитатели и наставники молодого поколения на основе этических принципов ислама. Среди них было много людей с широким, не только религиозным диапазоном знаний, знатоков восточной философии, поэзии и литературы, собирателей прекрасных библиотек, активных участников общественной жизни. Деятельность этих людей была направлена на просвещение народа, на нравственное сближение всех его слоев. Особенно большое значение имела она для молодежи, идущей на смену поколению своих отцов: у молодых людей пробуждалось желание шире познать мир, участвовать в новых созидательных процессах. Характерно, что просветительство было достаточно распространенным явлением не только в Туркестане, но и в Бухарском и Хивинском ханствах.

«Вещает разум: сотню книг прочти!»...

Это был первый этап качественных изменений в духовной жизни туркестанского общества. И так же, как в других странах в эпохи духовного и нравственного подъема, особое значение обрело поэтическое творчество: поэзия перешагнула рамки только литературного явления, – она стала явлением общественным.
Фуркат, Мукими, Завки, Аваз Утар и другие литераторы утверждали просветительские идеи, пропагандировали свободу личности, политическое равноправие, выступали за распространение достижений передовой науки и культуры. В науке и просвещении видели они источник прогресса, путь к развитию родной страны и повышению благосостояния ее народа. Одним из способов достижения этой цели для них стало введение в свои произведения оборотов живой народной речи. Благодаря этому их творчество способствовало приближению книжной лексики к разговорному языку, сближению людей с разным уровнем образованности. Их произведения, изданные на узбекском языке новым типографским способом, широко распространялись по всему региону.

Всю свою жизнь посвятил пропаганде великого значения науки и знаний очень известный человек того времени – ташкентский казий Саттархан Абдулгаффаров, прозванный «честным казием».

«Вещает разум: сотню книг прочти!»...

Об удивительном свойстве науки сближать «людей разных племен и разных вер» говорил Абдулгаффаров в своем выступлении на съезде ориенталистов в Петербурге в августе 1876 г. «Нам необходимо научиться светским наукам и стараться прилагать их к делу», – писал он в своей статье «Овладение знаниями» в «Туркестанской туземной газете».
Саттархан Абдулгаффаров был крупным для своего времени ученым. Превосходно владея арабским, персидским, узбекским и русским языками, он многое сделал для развития исторической науки.

Выдающимся просветителем и общественным деятелем в Бухарском ханстве был Ахмад Дониш. Вся его деятельность и многогранное творчество были направлены на благороднейшую цель достижения более тесных контактов между разными общественными группами, между классом собственников и другими социальными слоями, а также взаимопонимания в их отношениях с власть имущими. У него в доме собирался литературно-политический кружок, который посещали прогрессивные люди Бухары. Он был страстным поборником знаний. Обращаясь к молодому поколению, он писал: «Не будьте нерадивы в изучении наук и знаний, которые необходимы людям, защищайте интересы общества и семьи… Конечная цель внутренних устремлений человека состоит в том, чтобы побудить людей к овладению знаниями, дабы эти науки вечно развивались на земле».
Особое значение он придавал общению между людьми для развития производительных сил общества: «Все ремесла возникают в результате общения с людьми, а по мере общения в человеке пробуждается любовь к этим ремеслам».

«Вещает разум: сотню книг прочти!»...

Ахмад Дониш наиболее близко подошел к идеям реформирования общества, выдвинутым затем джадидами, обосновал целый ряд положений, которые значительно опередили взгляды просветителей и демократов конца ХIХ века.

Большую роль в распространении идей просветительства, критического взгляда на состояние Бухарского ханства сыграли известные историки Мирзо Мухаммад Абдулазим Соми Бухари, Мирзо Салимбек (Салими), Мирзо Хаким. Они проповедовали идеи межгруппового сотрудничества и контактов, прекрасно понимая, что состояние Бухары того времени «не может отвечать ни одной цивилизованной форме существования». Активное участие в просветительской деятельности принимали также прогрессивно мыслящие бухарские поэты А. Зуфунун, Гульхани, Хайрат, Мунзим и другие.

В тот же период и в Хивинском ханстве широко развернулась культурно-просветительская деятельность под покровительством правителя и поэта Фируза, который уделял большое внимание развитию литературной и культурной среды в ханстве. Передовые мыслители и поэты Палваннияз, Мухаммад Мирзо баши (Комил Хоразми), Бердах, Баяни, Мутрибхан Хараби и другие также пропагандировали идеи сближения народов, необходимость развития науки и просвещения.

Особое место занимала деятельность известного музыканта и поэта Комила Хоразми: он много путешествовал, в 1883 году в составе хивинского посольства ездил в Россию, работал в ханской канцелярии, используя свое положение для просвещения народа. Он возглавил в районе Луазана ирригационные работы по восстановлению четырнадцати старых каналов; комиссию по урегулированию русско-хивинских торговых отношений; создал нотное письмо; по его инициативе в 1883 году в Хиве была открыта первая русско-туземная школа.

«Вещает разум: сотню книг прочти!»...

С именем Комила Хоразми также связана деятельность первой литографии, открытой в Хиве в 1874 году и сыгравшей большую просветительскую роль в ханстве. Первым мастером в этой литографии был Атаджан Абдалов. Первой изданной книгой – «Диван Муниса», сборник поэтических произведений хорезмского поэта и историка конца XVIII – начала XIX веков. Книги, выпускаемые литографией, отбирал и готовил к изданию сам Хоразми. В 1880 году он первый подготовил и издал произведение Алишера Навои «Хамса» со своим предисловием, в 1881 году – сборник диванов Навои: первое и единственное в своем роде издание, объединившее все четыре дивана великого поэта. Помимо произведений Муниса и самого Хоразми, литография издавала Агахи, Табиби и других хорезмийских поэтов.

Исхакхана Джунайдуллаева, который, в соответствии с литературной традицией Востока, вошел в историю узбекской культуры под тахаллусом (псевдонимом) Ибрат («назидание», «поучение», «пример»), можно причислить к более поздней плеяде замечательных просветителей, которыми славна история нашего края. Он был публицистом, ученым-историком, языковедом и путешественником, а также одним из первых издателей.
Уроженец Туракурганского района Наманганской области, Ибрат происходил из семьи туры – так называли людей высокого происхождения.
Здесь уместно сказать, что Туракурган дал краю немало выдающихся людей. Одним из них был Мушток Шахрисабзи, живший и творивший в эпоху Темуридов. Хотя родом Мушток был из Шахрисабза, творчество и общественная деятельность его связаны с Туракурганом. Образованный человек, автор множества стихотворных газелей, он оставил значительное поэтическое наследие.
Известным поэтом был и другой житель Туракургана – дед Ибрата Афсус. Это тоже литературный псевдоним: настоящее имя Афсуса – Турахон махдум. Выходец из знатной и уважаемой джизакской семьи, он заслужил литературную славу, стал придворным поэтом, был допущен в круг, приближенный к Умар-хану. Однако впоследствии судьба лишила Афсуса своей благосклонности: неизвестно, чем вызвал поэт неудовольствие правителя, но в начале XIX века его направляют казием в Туракурган. По сравнению с Джизаком тот был небольшим захолустным городком, так что в сущности это была ссылка. Видимо, сожаление о несправедливости этой опалы и отразилось в выбранном поэтом тахаллусе: Афсус, как известно, означает «сожаление», «досада, «горечь»...
Здесь, в Туракургане, появились на свет и внуки Афсуса – Исхакхан, прославившийся, как уже сказано, под именем Ибрат, и Васфи Туракургани, также впоследствии известный литератор. Говорят, что и по сей день в Туракургане живут их родственники, потомки поэта Афсуса…
Ибрат получил хорошее образование в медресе. Это был просветитель по самому складу своего характера и натуры: обладал способностями к языкам, владел арабским, фарси, изучал русский язык. После совершения хаджа в Мекку он какое-то время путешествовал по Индии, изучая местные языки и алфавит.
Ибрат глубоко интересовался прогрессивными идеями своего времени. Путешественник, публицист, ученый-языковед, он был сторонником реформ, имел достаточное представление о европейской культуре (к слову, он оставил описание истории прибытия в Среднюю Азию первого паровоза).
Значительным вкладом в развитие межнациональных отношений в этот период стало составление Ибратом такого солидного исследования, как «Словарь шести языков – узбекского, русского, арабского, фарси, хинди, турецкого» (1901). Кроме того, его перу принадлежат «История письменности» (1912), «История Ферганы» (1916), «История культуры» (1916). К тому же он был прекрасным каллиграфом, искусно владел традиционными почерками арабского письма – куфи, рукаа, насталик.

«Вещает разум: сотню книг прочти!»...

Поэтическое наследие просветителя составили несколько сборников диванов: «Наука Ибрата» (1909), «Вес времени» (1921) и другие, но, к сожалению, на русский язык они практически не переводились.
Как человек просвещенный и прогрессивный, Ибрат дружил, переписывался и поддерживал связи со многими деятелями искусства и науки. В числе его друзей и единомышленников – наманганский поэт Нодим, кокандские литераторы Мир Агзам, Иброхим Даврон, стихотворец Убайдулла Карим углы Гурбат, ташкентский поэт Хосров.
Просветитель в самом широком и полном смысле этого слова, среди соотечественников Ибрат пользовался большим почетом. Двери его дома были открыты для всех, имя славилось по всей Ферганской долине. Неудивительно, что и общественная деятельность Ибрата оказалась связана с одной из самых уважаемых должностей – судьи: так же, как и его дед, он долгое время был казием в Туракургане. Велики заслуги этого человека и в тех добрых делах, которые он творил для пользы своих соотечественников. К примеру, благодаря ему в Туракургане в благотворительных целях была построена баня, возведены другие общественные здания, разбит большой сад.
Ибрат также стал одним из первых издателей в Туркестане, открыв в 1917 году в Намангане на собственные средства литографию и типографию под названием «Матбаи Исхокийа». Этот выдающийся узбекский просветитель оставил после себя замечательное научное и литературное наследие и добрую память среди сограждан.

«Вещает разум: сотню книг прочти!»...

Таким образом, просветительская деятельность передовых людей своего времени знаменовала важный этап в духовной жизни узбекистанского общества конца ХIХ – начала ХХ веков, подготовив фундамент джадидизма.

Лейла ШАХНАЗАРОВА.
Комментарии
Очень интересно, познавательно! Спасибо.
Вопрос: Сколько пальцев у человека на одной руке? (ответ цифрами)
Топ статей за 5 дней

Ректор Университета журналистики оказался в центре скандала (видео)

Узбекистанцам ограничат беспошлинный ввоз товаров из соседних государств

Взрыв в Бухарской области унес жизни пяти молодых женщин. МЧС обнародовало имена погибших и пострадавших

Официально: камеры в Ташкенте фиксируют 7 видов правонарушений

Реклама на сайте
Похожие статьи
Теги
Лейла Шахназарова