Новости Узбекистана

Лучше проинформировать, чем объяснять, лучше объяснить, чем оправдываться.

Ўзбекча Ўзбекча

Светлый сайт   

→ Рождённый побеждать. Николай Иванович Гродеков. Глава восемнадцатая

Рождённый побеждать. Николай Иванович Гродеков. Глава восемнадцатая

Из цикла “Туркестанские генерал-губернаторы”

Рождённый побеждать. Николай Иванович Гродеков. Глава восемнадцатая


К середине лета 1900 года положение, сложившееся в Китае, стало критическим и 4 июля Приамурский генерал-губернатор подробно докладывает об этом военному министру. В докладе было подчёркнуто, что на Россию легла не просто задача “усмирения мятежа” в соседней стране, а необходимость “вести открытую войну с этим государством”. И в этом Николай Иванович, был абсолютно прав: 24 июня русские телеграфисты со станции Телин перехватили указ маньчжурского правителя, предписывавший правительственным войскам присоединиться к мятежникам. Таким образом необходимость организации и проведения решительной военной операции в Маньчжурии становилась для России всё более очевидной. И одним из главных факторов этого решения, был фактор экономический, поскольку в строительство КВЖД Россия вложила к этому времени огромное количество финансовых и материальных ресурсов, и не могла равнодушно смотреть на разрушения, чинимые “боксёрами” на российской железной дороге.

Одна из первых нападению со стороны китайцев подверглась станция Ляоян, где находились основные силы охранной стражи под командованием полковника Мищенко. Случилось это 14 июня 1900 года. Атака была отбита. Однако через неделю китайцы вновь осадили станцию, где к тому времени находились 208 чинов охранной стражи и 104 железнодорожных служащих со своими семьями. Местные китайские власти, подчиняясь приказаниям Пекина, объявили открытую войну русским гарнизонам. В короткое время вся КВЖД оказалась в руках восставших. Русские отступили в Харбин, потеряв при этом около 100 человек военнослужащих, железнодорожников и членов их семей. Участь попавших в плен к китайцам была ужасной, все они были умерщвлены.

Рождённый побеждать. Николай Иванович Гродеков. Глава восемнадцатая

Рисунок из журнала Нива, № 39, 1900 г.

Губернатор Цицикара (город в Маньчжурии) Шоу Шань телеграфировал главному инженеру КВЖД Юговичу, что он “сравняет с землей порт и город Харбин, уничтожит всех русских и победоносно войдет в Хабаровск”. В ответ на это Югович ответил, что “войны между Китаем и Россией не существует и что ее не будет никогда”. А что же тогда война, спросим мы? Не согласился с этим и Гродеков. Комментируя слова Юговича он, в докладе военному министру Куропаткину, писал: “Донося об этом, обязываюсь прибавить, что настояние Юговича, будто и теперь все еще не дошли до войны, идут против очевидности фактов, так как по всей границе округа ведутся военные действия, отнюдь не против каких-либо мятежников, а против отрядов китайских войск, направляемых высшими представителями власти от имени императорского пекинского правительства”.

Далее Приамурский генерал-губернатор писал: “Считаю теперь вопрос об усилении охранной стражи не отвечающим обстоятельствам. Стража эта свою роль выполнила, но с самого возникновения серьезных тревог оказалась бессильной…Сила сопротивления почти 5 тысяч отборных русских людей фактически свелась на нет; железная дорога разгромлена, престиж наш подорван. Теперь очевидно, что участь постройки нами Китайской железной дороги может быть решена только силой оружия. Надо сначала завоевать Маньчжурию, необходимы войска, необходимо объединение всего дела в руках одного Военного министерства”.

22 июля 1900 года Военный министр генерал-лейтенант А.Н. Куропаткин доложил российскому императору основания для ввода русских войск в Маньчжурию и получил его собственноручное одобрение. На следующий день Гродековым была получена срочная телеграмма из Петербурга. В ней сообщалось: “Вынужденные двинуть наши войска в Маньчжурию, мы несомненно сломим после ряда побед вооруженное сопротивление мятежных войск и мятежного населения. Несомненно, также, что под охраной наших победоносных войск возможно будет возобновить государственной важности работы по проложению через Маньчжурию железной дороги. Но этого недостаточно. Настоятельно необходимо принимать меры, дабы мирное до сих пор население Маньчжурии не было увлечено мятежниками и не создало нам тяжелой необходимости бороться с народной войной. В этих видах Государю Императору благоугодно поручить вам и адмиралу Алексееву принятие энергичных мер, дабы военные действия поражали со всей неумолимостью, присущей войне, лишь китайские войска и вооруженное население.

Войска и вооруженное население надлежит разбивать, укрепления уничтожать и оружие отбирать. Но мирные жители, их жилища и имущество не должны служить предметом действий наших доблестных войск или приграничного казачьего населения. Никаких излишних жестокостей и разорения не допускайте. Уничтожение городов, деревень, пожары, наиболее озлобляющие против нас население, могут быть допускаемы лишь как редкое возмездие за тяжелые и кровавые против наших подданных и войск преступления. Грабеж со стороны воинских чинов и казачьего населения во всех видах должен преследоваться суровыми мерами, включительно до полевого суда, по законам военного времени. За все поставляемые населением продукты надо уплачивать наличными деньгами. Страшные в бою, наши войска должны быть и в Маньчжурии, как были до сих пор на всех театрах войн и во все века, человечными, не только к мирному жителю, но и к побежденному силой оружия врагу. На другой день после боя надо стремиться устанавливать с населением мирные отношения, как то нам удавалось на Кавказе и в Средней Азии. Предписывая эти указания, Государь Император выражает полную уверенность, что молодецкие войска, вам вверенные, не омрачат своей славы жестоким отношением к мирным жителям, а, напротив того, будут всемерно содействовать восстановлению к туземному населению нормальных, мирных отношений”.

Для претворения в жизнь намеченного плана вся Маньчжурия была разделена на две зоны: Северную и Южную. Северная Маньчжурия с юга ограничивалась условной линией, проходящей через железнодорожную станцию Телин. В ней должны были действовать войска Приамурского Военного Округа под командованием командующего войсками округа генерал-лейтенанта Н. И. Гродекова.

Южная Маньчжурия – к югу от условной линии по станции Телин – предназначалась для действий войск Квантунской области под командованием начальника вице-адмирала Е.И. Алексеева. По данным русской разведки, общая численность китайских войск в Маньчжурии составляла около 100 тысяч человек.

28 июня генерал Н.И. Гродеков на основе императорского решения издал свое воззвание к “Властям и населению Маньчжурской провинции Дайцинского государства от Приамурского генерал-губернатора и командующего войсками Приамурским военным округом”. В нем, в частности, говорилось: “Государь Император Всероссийский, снисходя к печальному положению законного китайского правительства и ради устранения опасности, грозящей нашему трудовому русскому народу, работающему над постройкой Восточно-Китайской железной дороги, повелеть соизволил: ввести в Маньчжурию свои войска”.

В первую очередь необходимо было освободить Харбин, в котором находились осаждённые китайцами русские подданные. Для этого Гродековым был сформирован отряд под командованием начальника штаба корпуса охранной стражи генерал-майора В.В. Сахарова. Отправляя на выручку Харбина отряд Николай Иванович дал его начальнику инструкцию, в которой указывал, что употреблять в дело оружие следует “только в виду действительной надобности…, войска должны знать, что в течение двухсот лет мы жили с китайцами в большом согласии и мире, а если и призваны в настоящее время на территорию Китая, то лишь для усмирения мятежников против законного китайского правительства. Обиженных китайцев, без повода с их стороны, быть не должно. Особенно строго следует относиться к имуществу и собственности каждого китайца”.

Рождённый побеждать. Николай Иванович Гродеков. Глава восемнадцатая

Генерал-майор В. В. Сахаров. Фото неизвестного мастера, между 1897 и 1900 гг.

29 июня передовые части отряда генерала Сахарова отправились из Хабаровска по реке Сунгари (правый приток Амура) на 12-ти пароходах и 22-х баржах в направлении осажденного Харбина. По мере движения к отряду присоединялись новые боевые подразделения. Лёгкую прогулку это совсем не напоминало. По обеим сторонам реки располагались крупные китайские гарнизоны с артиллерией, подвергающие русские войска непрерывному обстрелу. Сахарову приходилось делать остановки, высаживать десант и уничтожать противника по мере движения. 11 июля на пути русского отряда встала крепость Баянтунь, в которой, по оценкам разведки, находилось до двух тысяч китайских солдат. Сахаров попытался провести с командующим гарнизона переговоры, но они не удались. На следующее утро начался штурм и через два часа крепость пала. Китайцы в панике бежали, бросив около десяти пушек разного типа.

На следующий день отряд Сахарова вышел к городу-крепости Саньсин и командующий отрядом отправил фудутуну (губернатору) два письма с предложением о переговорах, однако, ответа не последовало. Утром 15 июля начался обстрел города, продолжающийся несколько часов. В полдень в бой вступила пехота и казачьи части, которые форсировав по горло в воде реку начали штурм.

Китайцы дрались отчаянно, но русские, в конце концов выбили противника из всех укреплений, и враг обратился в бегство. Местное население также покинуло город, который после этого был предан огню.

В качестве трофеев русским войскам досталось 22 артиллерийских орудия и большое количество ружей и боеприпасов. Потери отряда Сахарова были незначительные: один погибший солдат и семеро раненых.

После падения Саньсина задача освобождения Харбина была практически решена. Серьёзного сопротивления противник больше не оказывал.

Харбин 16 июля подвергся последней атаке китайцев, но вновь устоял. А 21 июля, к городу подошла флотилия пароходов и барж с русскими войсками. Трёхнедельная осада столицы КВЖД была снята.

Однако, Харбин оказался не единственным крупным очагом военных действий в Северной Маньчжурии. Почти одновременно с известием о начале осады города Н. И. Гродеков получил неожиданную и тревожную весть из Благовещенска: пароход “Михаил”, который шёл оттуда в Харбин с военным имуществом был встречен ружейным и артиллерийским огнем в районе Айгуня. Стало ясно, что на Амуре начались военные действия. Необходимо было срочно тушить и этот вспыхнувший очаг мятежа.

Продолжение следует

На заставке: Фотография из журнала Нива, №35, 1900 г.

В. ФЕТИСОВ
Комментарии
Вопрос: Сколько пальцев у человека на двух руках? (ответ цифрами)
Топ статей за 5 дней

Количество заразившихся коронавирусом в Узбекистане составляет 104 человека

Продавцы картошки устроили панику на ташкентских рынках

МВД рассказало, как будут наказывать водителей за вождение личного автомобиля без стикера

Слухи о введении комендантского часа в Ташкенте оказались ложными

expo
Похожие статьи
Теги
В. Фетисов