Новости Узбекистана

Лучше проинформировать, чем объяснять, лучше объяснить, чем оправдываться.

Ўзбекча Ўзбекча

Светлый сайт   

В парке

В парке

Сегодня я снова увидел на скамейке в парке этих девушек. Сначала они привлекли внимание красотой, которой природа не обделила всех трех. Потом бросилось в глаза обилие косметики, говорящее обычно о возрасте увядания, но этим – не больше чем по 18-20 лет...

Когда я заметил их здесь впервые, – пару дней назад, – они дожидались своих парней. Те подошли, и шумная компания отправилась на поиски «злачного местечка повеселее», как выразился кто-то из них. Наверное, девушки ждут этих молодых людей и сегодня? Почему же такая апатия и скука на их лицах?
Как раз в это время, словно прочитав мои мысли, самая старшая из них – Лиза (на самом деле, как потом выяснилось, ее зовут Лазокат), кивнув мне, бросает: «Скучища, а?» – «Скукота», – соглашается Соня (Саломат).

Эльвира молчит, уставившись в свой мобильник...

Разговор завязывается, я расспрашиваю их о жизни, о планах. Упоминаю о том, что в их цветущем возрасте начало весны – самая пора любви... «Любовь? – в глазах Лизы загорается усмешка. – Проблематично»... Она вдруг грустнеет, говорит, что надо бы ей съездить в Чирчик, проведать полуторагодовалого сынишку – он у мамы, – но вечером встреча и вообще... Тут же почему-то раздражается и начинает убежденно доказывать нам – а может, себе? – что любви нет на свете, это только девчонкой когда была, верила, дурочка...

...Но мужа она любила когда-то. Только видеть его удавалось мало: днем он работал, вечером подрабатывал на арендованной машине, а заработка его все равно не хватало ей даже на помаду. Возвращался вечером домой – она встречала упреками, приводила в при¬мер мужей своих подруг, которые умеют зарабатывать деньги. Он в ответ лишь отмалчивался, мрачнел, хмурился… а кончилось это тем, что уехал на заработки в Россию, и вот уже больше полугода от него ни весточки… Ну, а она не такая дура, чтобы свои самые лучшие годы тратить на ожидание у моря погоды, гадая – вернется, не вернется?.. И почему никто не догадается издать такой закон, чтобы до тридцати лет всем назначалась крупная пенсия и молодые люди могли бы как следует пожить в свое удовольствие, ну, а потом, когда молодость прошла и все радости жизни уже позади, – можно было бы и поработать. Короче, такая однообразная, полная забот жизнь ей надоела. Вокруг ведь только взгляд кинь – такие парни на роскошных машинах катаются, сидят в дорогих ресторанах! Значит, надо просто поставить себе новую цель и добиться ее во что бы то ни стало. «Муж мой так называемый меня не оценил, – говорит Лиза-Лазокат гневно. – А сколько парней за мной увивалось, не ему чета. Если захочу, мне и сейчас любого достаточно пальцем поманить. Просто не хочу...»

И, должно быть, прочитав что-то на моем лице, вдруг заканчивает растерянно: «Ведь я же все-таки еще совсем молодая...»

Она машинально разминает сигарету и тут же настораживается, провожая краешком глаза группу парней в студенческих галстуках. Ее явно уязвило то, что ни один из них не задержал на ней взгляда, и она этого не скрывает: «Ну, можно ли быть такими дубами? Мужчины, называется!».

«Настоящий мужчина должен быть готов за женщину и в огонь, и в воду!» – поддерживает ее Саломат.

«А вы могли бы пожертвовать чем-то ради любви?»

Обе вытаращили на меня глаза. Понятно, самопожертвования они ждут только от мужчин.

Эльвира все молчит. Я пытаюсь ее разговорить: «А вы как считаете?».

Она мерит меня взглядом и, сочтя, видимо, достойным ответа, роняет: «Мой парень далеко, служит в армии по контракту. Но ради меня он на все пойдет».

У меня уже готов сорваться новый вопрос – о том, кто же тогда был позавчерашний молодой человек, что провожал ее, – но, заметив мое удивление, меня опережает Лиза: «Время-то надо как-то убивать...».

А парню своему в армию Эльвира, наверное, пишет письма. Трогательные, должно быть... Ну,а где работают или учатся эти девушки, какое дело выбрали себе по душе?

Лиза молчит, Саломат, скривив губы, рассказывает, как, поддавшись на уговоры родителей, три месяца работала на одном предприятии, убирала офисные кабинеты. На работу надо приходить с раннего утра, да еще начальство придирается – то пыль плохо вытерла, то корзинки для мусора забыла опорожнить... Она еще не спятила, чтобы всю жизнь так ишачить, уродоваться, она еще хочет быть женщиной!..

А я вспоминаю слова одной знакомой девушки, Санобар: «Я приехала в Ташкент из Джизака не затем, чтобы веселиться. Моя цель – освоить хорошую профессию и стать человеком. У нас в городе, а тем более в районах так трудно найти работу. А мне очень нравится шить, дома всегда сестренок и маму обшивала. Но я хочу выучиться на настоящую, профессиональную швею. Сейчас работаю помощником мастерицы в ателье мод, стараюсь как можно лучше освоить это дело. Минутки свободной нет. Когда вернусь в родной город, буду работать по специальности, может, даже открою свое ателье. Потом... словом, надежд у меня много».

Есть у Санобар и старшая сестра, Василя, ныне находящаяся в такой же ситуации, о которой только что рассказала Лазокат: муж уехал на заработки в соседнюю республику, дома мать и младшие сестренки, и кому же о них заботиться, как не ей, старшей?.. Недавно Василя тоже приехала в столицу, чтобы попытать здесь счастья, найти работу, которая позволит отсылать родным приличные деньги. Но ни ей, ни Санобар и в голову не придет в этой «попытке счастья» сидеть целыми днями в парке, выставляя себя на всеобщее обозрение, словно наживку, и ждать легких денег. Ради себя и своих близких молодые женщины готовы взяться за любую честную работу. А мужа Василя обязательно дождется.

...Лиза бросила взгляд на маленькие часики и занервничала: «Опаздывают что-то наши голубчики».

«А если бы была работа по душе, я бы работала», – неожиданно перебила ее Саломат.

Боюсь, что работы по душе она не найдет. Находит тот, кто ищет. А Саломат...

Лиза молчит, она думает не о будущем, а о том, куда отправится сегодня вечером. Ребята обещали повести в одно неплохое место. Интересно, куда?..
«А я завтра пойду устраиваться туда, где подружка моя работает, – поделилась Эльвира. – Место неплохое, сытное, – поваром в частный детский сад. Но что-то требования у них уж очень высокие, да и опыт работы, говорят, нужен».

«Я компьютерный набор освоила, печатаю очень быстро, – говорит Лиза, пуская дым. – Если у вас есть какие-нибудь заказы, милости просим, дорого не возьму. Конечно, если к ошибкам не особо придираетесь».

Саломат тем временем уже начала набирать номер на телефоне, – видно, хочет поторопить кавалеров, высказать им свое недовольство. Но как раз в эту минуту парни, которых ждали мои новые знакомые, наконец появляются. Однако на лицах девушек – ни тени радости, лишь безразличие, слегка приправленное недовольством: долго заставили себя ждать. Вместе компания направляется к стоянке такси, – идут искать спасения от скуки. Сегодня, может, и найдут. А завтра?..

Т. Солиходжаев.


Комментарии
Вопрос: Сколько пальцев у человека на двух руках? (ответ цифрами)
Топ статей за 5 дней

Гражданин Узбекистана, проживающий в США, в конце концов, сознался в оказании помощи ИГИЛ

И опять о счетчиках…

Резкий скачок: курс доллара вырос до 9061 сума

Тяжелобольного ребенка из России отправят на операцию в Узбекистан

expo
Похожие статьи