Новости Узбекистана

Лучше проинформировать, чем объяснять, лучше объяснить, чем оправдываться.

Ўзбекча Ўзбекча

Светлый сайт   

→ «Из дум моих стихи родятся…»

«Из дум моих стихи родятся…»

«Из дум моих стихи родятся…»


Не золотом, не серебром прославлен человек.
Своим талантом, мастерством прославлен человек.
Джами


Имя Нуриддина Абдуррахмана ибн Ахмада Джами осталось в веках не только как замечательного поэта Востока, теолога, философа, теоретика музыки. Но и потому, что именно Абдуррахману Джами было суждено стать учителем великого Алишера Навои.

Их объединяло многое, это были ярчайшие звезды своей блестящей эпохи. Оба они, хоть и в разное время, получили образование в медресе Самарканда – университетах средневековья; оба жили и творили в Герате – в то время столице империи Темуридов. Прах обоих покоится в мавзолеях Герата…

Tы никому не можешь быть судьей,
Пока к добру не обращен душой.

Джами родился 18 августа 1414 года в городе Нишапуре, бывшем тогда частью империи Темуридов, в семье влиятельного богослова. Но, получив прекрасное духовное образование, он в дальнейшем отказался от придворной карьеры и примкнул к суфийскому ордену «накшбанди».
В творчестве для Джами характерна многожанровость. В его стихах находим все традиционные поэтические формы – месневи, касыды, газели, рубаи, кыт’а. Джами – автор трактатов о рифме и метрике, о музыке, о составлении шарад – му'амма, – искусства, широко распространенного в XV веке.

Терпенье той волшебнице подобно,
Что воду в жемчуг превратить способна…

С 1474 г. начинается период, который считают расцветом деятельности Джами как литератора. Начало ему положили написанные в 1475 г. религиозно-философские касыды «Море тайн» и «Сияние духа», в которых красной нитью проходило отрицание рационалистических позиций Ибн Сины. На протяжении 1476–1478 гг. Джами составлял сборник «Дуновения дружбы из обители святости», куда вошли биографии суфийских святых.

Когда в грязи стираешь платье ты,
Не жди от этой стирки чистоты…

Ученик Джами – великий Навои, – став визирем пришедшего к власти Хуссейна Байкара, оказывал всяческое покровительство своему любимому учителю, к которому относился с горячей благодарностью. Дворец правителя был центром притяжения литературных сил, и приближение Джами ко двору сыграло чрезвычайно благотворную роль в его творческой биографии.

Как ни грохочет эхо громких дел,
У эха и у славы есть предел.

В 1480–1487 годах из-под пера Джами выходят одна за другой поэмы, составившие цикл под названием «Семь корон». В него вошли наряду с другими поэмы «Саламан и Абсаль», «Юсуф и Зулейха» и «Лейли и Меджнун»: в их любовную канву поэт укладывает учение суфистов о том, что на пути к божественной, истинной любви необходимо пройти путь преодоления плотского влечения.
Написанная в 1481–1482 годах поэма «Дар благородным» состоит из 20 притч морализаторского, обличающего характера. Вошли в этот цикл также поэма «Четки праведников» (1482–1483 гг.), вторая и третья части поэмы «Золотая цепь», «Книга мудрости Искандара» (1486–1487 гг.).

Коль черен сердцем старый человек, –
Какая польза, что он прожил век?

В последние годы жизни творческое наследие Джами пополнилось поэмой «Бахаристан» (1487), тремя лирическими диванами (1479–1491) и «Трактатом о музыке».
Гуманизм, пронизывающий творчество Абдуррахмана Нураддина ибн Ахмада Джами, провозглашенное им торжество высоких морально-этических идеалов во многом определили дальнейшее развитие восточной литературы. Литературы, издавна ориентировавшейся на воспитательную традицию, очерчивающей круг знаний общечеловеческой и вневременной значимости, необходимых для просвещения ума и сердца.
Принято считать, что творчество Джами завершило этап классической поэзии, написанной на фарси.
Умер поэт в 1492 году в Герате.

Абдуррахман ДЖАМИ
ИЗ ПРИТЧ

Царь Ануширван и его держава

«Из дум моих стихи родятся…»

Как-то царь Ирана Ануширван пожелал узнать, как живет его страна: богата ли она или бедствует. Для этой цели распространил он в своем царстве ложный слух, что он тяжело болен и нуждается в лекарстве, и этим лекарством будто бы являются кирпичи из стен лачуг и развалин.
Все жители страны кинулись искать такие кирпичи для спасения своего царя и вернулись в большой печали: во всей стране не нашлось ни лачуг, ни развалин. Так, без единого кирпича, они, склонив головы, пришли к царскому дворцу, и один из них от имени всех сказал царю:
– Доброта твоя к народу, о государь, была так велика, что мы нигде не нашли развалин. Можно сказать, что во всей стране благоустроенность и порядок настолько совершенны, что в ней нигде нет разрушающейся кирпичной кладки, а исконные жители развалин – совы – у нас не находят себе приюта!
К удивлению собравшихся, царь не огорчился, а обрадовался и воскликнул:
– Как хорошо, что Господь был моим наставником во всех моих благих делах, и, служа ему, я сумел избавить от нужды мой народ. А о том, чтобы мне доставили кирпич, я приказал только для того, чтобы узнать истинное положение дел в стране!

Халиф Омар и его казначей
«Из дум моих стихи родятся…»

У халифа Омара было много детей, и однажды на какой-то праздник все они собрались вместе во дворце халифа. Но их настроение не было праздничным, и они приступили к отцу с упреками:
– Ты совсем забыл о нас и о наших нуждах и занят только своими государственными делами, – говорили они. – Ты даже не замечаешь, как мы одеты. Мы уже не просим шелк, бархат или парчу, мы просим хоть какую-нибудь приличную одежду.
Слезы детей не очень сильно подействовали на Омара, но он все же решил им помочь и обратился к своему казначею:
– Ты можешь выделить мне на следующий месяц удвоенное содержание и за его счет устроить дела моих детей? А образовавшийся перерасход ты можешь разложить понемногу на последующие месяцы и таким образом вернуть долг в казну.
– О великий халиф, – отвечал казначей. – Ты воистину вождь правоверных, но все же кто может поручиться, что ты проживешь еще хотя бы неделю. Как и всякий человек, ты можешь умереть в любой день, а как же в этом случае вернуть твой долг в казну?
Халиф задумался и решил, что его казначей прав. И он сказал своим детям:
– Ступайте и не ропщите на свою судьбу. Помните, что, минуя трудные пути, нельзя попасть в рай!

Царь и судья
«Из дум моих стихи родятся…»

Жил когда-то один достойный человек, старавшийся служить добру и правде, даже не имея за это никаких наград. Отправился он искать счастья в чужих краях, и там его однажды увидел некий славный царь. Его ум и достоинство восхитили царя, и он назначил его в своем городе судьей.
И хотя в роли судьи этот человек был мудр и справедлив, уберечься от клеветы он не сумел. Клевета эта достигла царя, и он, поверив ей и воспылав гневом на своего судью, приказал лишить его звания, отобрать у него все заработанные им на царской службе деньги и добро и отрезать ему уши.
Услыхав этот странный приказ царя и все безвинно потеряв, судья обратился к властителю со словами:
– Мне не жаль моего утраченного богатства, но касаться моих ушей ты, о царь, не имеешь никакого права, – я ведь их не заработал здесь, в твоем царстве, а принес их с собой, когда пришел в твою страну. Все, что я нажил на твоей службе, – возьми, если считаешь, что я виноват, но будь же сам справедливым судьей и оставь мне то, что я принес с собой!
От этой мудрой речи гнев царя немного приостыл, и он отпустил этого человека с миром. И тот ушел из его царства таким же бедным, каким пришел сюда.

Веские доказательства
«Из дум моих стихи родятся…»

Когда-то очень давно один царь созвал к себе на пир своих друзей, чтобы они по очереди потешили его своими рассказами о разных чудесах и о далеких странах. Развлекая царя, один из раcсказчиков поведал ему:
– Как-то в Аравии мне довелось увидеть необычное чудовище. С виду оно, как одногорбый верблюд, но все обросло перьями и даже имеет крылья, но никогда не летает. На нем ничего не возят, а питается оно песком вместо еды и воды.
Когда он закончил свой рассказ, все рассмеялись и наперебой стали ему говорить:
– Лучше бы ты уже молчал, чем нести такую чушь! Всем известно, что в мире не существует крылатых верблюдов и птиц, питающихся песком, ты их не найдешь, хоть объезди весь белый свет. Рассказ твой – сплошная выдумка!
Как ни клялся рассказчик, что все, что он говорил, – истинная правда, никто ему не верил, и он был очень уязвлен тем, что все его недавние друзья теперь на него смотрят с презрением, как на лгуна. Все это так поразило его, что он сразу же отправился в странствия, чтобы доказать свою правоту. Лишь когда он добрался до Багдада, ему удалось на базаре купить страуса. Около года занял у него обратный путь, и, прибыв в свой город, он сразу же повел страуса к царю. Увидев эту диковинную птицу, напоминавшую одногорбого верблюда, царь признал правоту несправедливо обиженного рассказчика и обнял его со словами:
– Ты был прав, мой друг, а мы ошибались. Что ж, бывает, что из-за туч мы не видим зари, но это не значит, что ее нет!
А рассказчик тоже сделал для себя вывод: если доказательства приходится так далеко и долго искать, то лучше воздерживаться от рассказов о чудесах.

Возвышение Александра Македонского
«Из дум моих стихи родятся…»

О том, как умер царь Филипп Македонский и как на престол вступил царь Александр, некогда поведал миру великий мудрец Аристотель. Сменив на троне отца, Александр выступил перед приближенными и свитой с тронной речью:
– Мы все скорбим об ушедшем царе! – сказал он. – Он был нашим отцом, и моим не более, чем вашим. Поэтому я – ваш брат, и я не мыслю о главенстве над вами. Пусть ваша воля станет и моей волей. И пусть будет так: то, что для вас будет светом, будет светом и для меня, что для вас будет во вред, будет во вред и мне. Изберите же из своей среды того, кто всех лучше и мудрей, и пусть он правит народом как отец, пусть навстречу ему откроются сердца, пусть он бережет людей и будет всем примером добродетели и беспорочности!
Выслушав эту мудрую речь, люди, пораженные умом и скромностью юного царя, вскричали:
– Ты выше всех нас и умом, и сердцем, и только ты можешь быть нашим главой и вождем!
И все, как один, принесли Александру Македонскому присягу на верность. Царь же в ответ принес свою клятву:
– Клянусь всю свою жизнь идти честным и справедливым путем! Клянусь утолять сердца печалящихся и защищать людей от несчастий и бед! Клянусь жить для блага подданных и на страже прав народа, ибо грош цена тому царю, который готов ради своих целей растоптать всех и превратить в прах города и страны!
Пусть же будут эти слова примером другим.

Подготовила Дилором Нурмухамедова.
Комментарии
Вопрос: Сколько пальцев у человека на двух руках? (ответ цифрами)
Топ статей за 5 дней

Хокимам запретили дарить машины и квартиры по своему усмотрению: стало известно, откуда они брали на это деньги

Метановые заправки массово воруют газ «особо продуманным» методом: ущерб дошел до 30 миллиардов сумов

Обращение к Министру здравоохранения Республики Узбекистан

Минздрав отреагировал на обращение Елены Царевской, потерявшей ребенка: начата проверка

expo
Похожие статьи
Теги
Дилором Нурмухамедова