13.8 C
Узбекистан
Воскресенье, 2 октября, 2022

ТРЕТИЙ. Николай Оттонович Розенбах. Глава седьмая

Топ статей за 7 дней

Подпишитесь на нас

51,905ФанатыМне нравится
22,961ЧитателиЧитать
4,500ПодписчикиПодписаться

Из цикла Туркестанские генерал-губернаторы

В январе 1884 года к России был мирно присоединён Мервский оазис, что весьма не понравилось британцам. И чтобы устранить причины для возможных конфликтов и согласовать точное разграничение сфер русского и британского влияния в Центральной Азии была создана смешанная англо-русская пограничная комиссия, начавшая свою работу осенью того же года. Русское правительство, справедливо не доверяя английской стороне, на всякий случай готовилось и к силовому решению возникших между двумя империями противоречий. Туркестанскому генерал-губернатору, в этой связи, было приказано приготовить и держать в полной боевой готовности отряд в 10 тысяч человек для возможного похода в Северный Афганистан. Через некоторое время Розенбах получил шифрованную телеграмму от военного министра, в которой приказано было занять одним батальоном Ходже-Сале, пункт находящийся на левой стороне Аму-Дарьи. Надо, сказать, Николай Оттонович был весьма исполнительный генерал, однако этот приказ привёл его в полное недоумение.

Поскольку селение это находилось на территории Афганистана, то с уверенностью, можно было ожидать, что русский отряд будет немедленно атакован афганской армией. А своевременно поддержать его туркестанскими войсками Розенбах бы не смог, поскольку ближайшие резервы были расположены почти в 400 километрах, в Самарканде. Не вызывало сомнений, что батальон будет разбит, что вызвало бы начало широкомасштабных военных действий. И Розенбах, решается на неисполнение приказа, и свои соображения направляет военному министру. Через несколько дней приказ был отменён и Николай Оттонович с облегчением вздыхает. “Я думаю, что в данном случае, моим решительным образом действий, я оказал Государю и России громадную услугу” написал он впоследствии.

Обдумав сложившуюся ситуацию, Розенбах решает проявить инициативу и, с согласия министра иностранных дел, через одного почётного местного жителя, хорошо знакомого с Абдуррахман-ханом, отправляет тому секретное послание. В нём туркестанский генерал-губернатор уверяет афганского эмира, что Русское правительство не имеет никаких враждебных замыслов, и что цель России установить прочную границу, обеспечивающую в будущем сохранение мирных и дружественных отношений между двумя странами. Абдуррахман-хан ответил в том же дружеском тоне и уверил, что секретные сношения между Ташкентом и Кабулом, “облегчили бы действия пограничной комиссии”.

Неизвестно, как развивались бы дальнейшие взаимоотношения между туркестанским генерал-губернатором и Эмиром Афганистаном, но тут произошло сражение при Кушке, и Абдуррахман заподозрил обман. Дальнейшая переписка была прервана.

Битва при Кушке, или как её ещё называют Таш-Кепринское сражение, произошло 18 марта 1885 года. В декабре 1884 года Розенбах получает приказ из Петербурга двинуть один батальон от Самарканда в Закаспийскую область для подкрепления генерала Комарова. И туда отправляется 3-й батальон Туркестанского стрелкового полка. Одновременно туркестанский генерал-губернатор посылает к эмиру Бухары своего личного адъютанта ротмистра Шафрова с поручением получить согласие на проход русских войск через владения эмира и оказание им всяческого содействия. Эмир просьбу исполнил “приложив всякое старание к удобному движению батальона”. Благодаря этому туркестанский батальон прибыл в Мерв даже раньше чем генерал Комаров передвинул туда свои резервы, и принял самое непосредственное участие в сражении, окончившееся разгромом афганских войск.

А история этой битвы следующая. Как мы уже писали выше, после присоединения Мерва к Российской империи возникла необходимость определения границ между новой русской провинцией и Афганистаном. Англия, защищая свои интересы, послала свою разграничительную комиссию с военным отрядом для её охраны. Россия также послала свою комиссию и тоже с военным отрядом под начальством генерала Комарова. Точкой преткновения в переговорах стала небольшая географическая точка — Пенде, или Пендинский оазис, расположенный между реками Мургаб и Кушка, и населенный туркменами племени сарык. После присоединения Мерва, Россия считала эту территорию своей, и после определения комиссией границы с Афганистаном, туда были должны войти российские войска. Однако, Британию это совершенно не устраивало, поскольку Пенде занимал стратегические высоты на подходе к Герату. По этому поводу, вице-король Индии лорд Дафферин поднял большой шум, опасаясь подготовки русского вторжения в Индию. Он потребовал от афганского эмира, чтобы тот оказал вооружённое сопротивление продвижению русских. Тот послал в Пандждех войска для усиления его защиты. Когда про это узнал Комаров, он пришёл в ярость и заявил, что оазис принадлежит России, потребовав, чтобы афганские отряды немедленно удалились. Афганский командующий отказался. Тогда Комаров обратился к специальному британскому уполномоченному в Афганистане генералу Лэмсдену, требуя, чтобы тот велел афганским отрядам убираться. Лэмсден отказался это делать.

Наконец, 13 марта Комаров предъявляет афганцам и британцам ультиматум: либо вы отводите свои войска, либо мы принудим вас уйти силой.

Лемсден, чтобы не участвовать в предстоящем столкновении, которое уже становилось неизбежным, передвигает свой лагерь поближе к Герату, к персидской границе. Как писал военный историк А.К. Гейнс: «его поспешное передвижение к персидской границе, форсированные переходы днем и ночью под проливными дождями и по невылазной грязи походили на поспешный и скрытный побег».

18 марта 1885 года срок ультиматума истек. Афганцы не ушли. И Комаров даёт приказ атаковать, но так, чтобы первыми стали стрелять афганцы. Молча русские войска пошли вперёд и нервы у противника не выдержали. Прозвучали выстрелы, в результате которых были ранены лошадь и один казак. Завязался бой. Афганская конница, понеся большие потери от винтовочного огня, рассеялась и обратилась в бегство. Через несколько часов дрогнула и пехота врага. Оставив на поле боя около 500 погибших, она отступила. Командовавший тремя сотнями казаков и туркменскими джигитами подполковник Алиханов преследовал противника несколько километров. Русские потери составили 40 человек убитыми и ранеными.

В докладе, отправленном Комаровым Александру III, говорилось: “Полная победа еще раз покрыла громкой славой войска Государя Императора в Средней Азии. Нахальство авганцев вынудило меня, для поддержания чести и достоинства России, атаковать 18 марта сильно-укрепленные позиции на обоих берегах р. Кушки… Авганский отряд регулярных войск, силою в 4 т. человек при 8-ми орудиях разбит и рассеян, потерял более 500 человек убитыми, всю артиллерию, два знамени, весь лагерь, обоз, запасы… Английские офицеры, руководившие действиями авганцев, просили нашего покровительства; к сожалению, посланный мною конвой не догнал их. Они были, вероятно, увлечены бежавшей авганской конницей. Авганцы сражались храбро, энергично и упорно; оставшиеся в крытых траншеях даже по окончании боя не сдавались; все начальники их ранены или убиты. Хладнокровие, порядок и храбрость, выказанные войсками в бою, выше всякой похвалы; милиция Мервского округа, вооруженная одними саблями, геройски сражалась рядом с казаками в первой линии; по окончании боя я перешел на левый берег Кушки; сегодня ко мне явится депутация от пендждинских Сарыков, ищущих покровительства России”. В ответном письме Император поблагодарил за проведенную операцию, но попросил объяснений причин происшедшего, указав на то, что был дан приказ воздерживаться от боевых столкновений. Тем не менее, Комаров за эту победу был награжден золотой шпагой с бриллиантами с надписью: «За храбрость».

Трофеи у палатки генерала Комарова, взятые русскими войсками при реке Кушке. Рисунок В. И. Навозова с наброска подполковника Алиханова

Генерал Леонид Николаевич Соболев, автор труда «Англо-афганская распря. Страница из истории восточного вопроса», писал об этой победе: «Давно ли политики и военные люди Англии и России считали поход русских в Индию химерою, бредом больного воображения? Давно ли между Россией и британскою Индией лежали необозримые пустыни и высокие горы, находившиеся во власти воинственных мусульман? Воображение англичан, даже мрачно настроенное, не могло представить себе, что все эти страшные препятствия окажутся ничто перед слабым давлением России. Прошло с небольшим четверть столетия, то есть одно мгновение в смысле истории, и все разом переменилось. Мы стоим близь Герата, близь этих прославленных ворот Индии, и главное препятствие, туркменская пустыня, еще недавний театр кровопролитных войн, оглашается ныне свистом локомотива, а сыпучие безводные пески скреплены стальными рельсами. Воинственные афганцы, одержавшие несколько крупных побед в войнах с англичанами, при первом столкновении с русскими штыками бежали в паническом страхе. Целый ряд последовательных ошибок политических деятелей Великобритании поставил последнюю в опасное положение. Предприятие, еще недавно казавшееся химерою, ныне оказывается возможным. Если спокойно рассчитать все расстояния, отделяющие долину Инда от центров расположения русской армии, и время, необходимое на прохождение русских войск чрез Афганистан, то любой стратег и политик признает, что поход в Индию не только возможен, но и не представит особых затруднений».

И действительно расстояние между владениями двух империй сократилось до 720 километров.

А. К. Гейнс, в свою очередь, отмечал: “Победа русских при Пенде была для англичан громовым ударом. Привычные к всегдашней уступчивости русской дипломатии, как только британский лев показывал зубы, убежденные, что русские, а особенно наши вечно чего-то трясущиеся дипломаты, эти полуиностранцы, ничего общего с Россией не имеющие, не доведут дела до такого конца, англичане не верили глазам и ушам своим, чтобы московиты дерзнули вздуть их друзей, их вассалов в то самое время, когда лорд Дефферин препоясывал «lesabredemonpère» (саблей его отца, В.Ф.) Абдурахмана в Равуль-Пинде на страх врагам. Положение англичан стало не только высококомичным, но даже драматичным”.

Получив известие о триумфе русских войск при Кушке, Николай Оттонович испытал огромное чувство гордости за то, что заслуга этой победы принадлежит и его туркестанцам.

В.ФЕТИСОВ

Продолжение следует

На заставке: Художник Ф. Рубо. Сражение при Кушке 18 марта 1885 г. Государственный музей искусств Грузии, Тбилиси.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

Последние новости

Шавкат Мирзиёев посетит Венгрию с официальным визитом

3-4 октября президент Республики Узбекистан Шавкат Мирзиёев посетит Венгрию с официальным визитом. Поездка состоится по приглашению венгерской стороны. Предстоящий саммит...

Больше похожих статей

×