Новости Узбекистана

Лучше проинформировать, чем объяснять, лучше объяснить, чем оправдываться.

Ўзбекча Ўзбекча

Светлый сайт   

«Око зари»

Часть 4

Часть 3: https://nuz.uz/kolumnisty/10239-oko-zari.html

«Око зари»

Нейтральная Швейцария во время Первой мировой войны была средоточием международного шпионажа. В Берне, Цюрихе, Базеле, Лозанне собиралась информация обо всех воюющих странах. Там наряду с немецкой, французской слышалась английская, итальянская, русская речь. Там всюду торговали тайнами.

Порой какая-то тайна исчезала вместе с ее продавцом, порой кто-то загадочно умирал, и следы убийц найти не удавалось. Жизнь, веселая и легкомысленная, несмотря на военное время, продолжалась. Это время позже прозвали «салонной войной» разведок.

В Женеве находился глава французской разведывательной группы полковник Парше. Начальник отделения «Интеллидженс сервис» Филпот в Цюрихе, на Аустерштрассе, выдавал себя за торговца шелком. В этом же городе находилась и итальянская разведывательная группа во главе с бароном Алоисом, а также филиалы австрийской и германской разведок.

В американском посольстве в Берне действовал молодой дипломат Аллен Даллес. – вербовал опытных агентов, щедро оплачивал их услуги.

В одном из фешенебельных санаториев Лозанны выздоравливал после тяжелого ранения французский офицер, летчик, граф де Шелл, молодой богатый дворянин, высокомерный вельможа, но хороший солдат. За ним ухаживала в качестве сестры милосердия очень красивая студентка-медичка Гана Виттиг. Она была дочерью немецкого ветеринара и училась в Швейцарии.

Между красавицей и офицером вспыхнула пылкая любовь. А дальше события развивались так…

Граф Шелл смирился с приговором врачей: за штурвал самолета ему садиться больше нельзя. После долгих размышлений он решил стать разведчиком.

Влюбленная девушка, гражданка страны, с которой Франция находилась в состоянии войны, с восторгом поддерживает решение графа и разделяет его решимость. Им обоим рисуются романтические картины взаимной преданности, захватывающие истории, в которых они играют главные роли. Девушка по просьбе графа начинает вспоминать разные учреждения, склады, общественные здания, бывать в самых людных местах. Однажды она возвращается с раскрасневшимся лицом и смятением в глазах.

– Моншер, я просто не знаю, как вам это рассказать… Но то, что я разузнала, по-моему, очень важно… Так вот…

И она рассказала, что в кафе, куда зашла с приятельницей, за соседним столиком сидели двое элегантных мужчин. Один, в сером костюме немецкого покроя, сказал своему собеседнику по-немецки: «Последние сообщения, которые передала Н-21 из Парижа о значительной переброске французских войск, мы высоко оценили».

Граф Шелл решил, что это известие имеет огромный смысл.

– Отлично, моя дорогая, мы вместе едем в Париж, отыщем нашего шефа.

«Око зари»


Капитан Леду был немало удивлен когда ему объявили о визите графа Шелла и его возлюбленной. Час тому назад от капитана ушла Мата Хари в качестве новой его сотрудницы, он еще не успел взвесить эту новость, а его уже ждала другая.

«Посмотрим», – подумал Леду, выслушав рассказ своих гостей, ставших впоследствии его добровольными помощниками. Он приказал проверить сообщенные ими сведения.

Из Шарлевиля, где был размещен германский главный штаб, французские агенты подтвердили, что немцы отлично информированы о предстоящем перемещении контингента французских войск, и сообщения об их передвижениях дала агент Н-21…

Итак, женщина под шифром Н-21. Кто она такая? А может быть, это и есть «Фрейлейн Доктор»? Одно было вполне определенным – буква Н. Эта буква означала, что речь идет об опытном немецком агенте, использовавшемся, во всяком случае, еще до 1 сентября 1914 года, так как с этого дня немецкая разведка стала обозначать своих агентов, работающих во Франции, буквой А с порядковым числом.

Это был пока единственный вывод, который мог сделатьЛеду. Он разыгрывал в уме десятки комбинаций, которые должны были помочь решению. Наконец принял решение: отложить на время отъезд Мата Хари в Бельгию – хотя бы на два-три дня.За это время Леду надеялся получить от берлинских агентов сведения о том, кто скрывается за шифром Н-21.

«Око зари»


* * *
Мата Хари мечется в роскошных гостиничных апартаментах. Война уже и в Париже парализовала общественную жизнь. Почти никто сейчас не искал развлечений, увеселительные места опустели. Большинство их завсегдатаев надели ныне военные мундиры и воюют далеко отсюда. Лишь старенький адвокат Эдуард Клюне, восторженный поклонник Мата Хари, постоянно находится возле нее, в любую минуту готовый к рыцарским услугам.

«Ах, если бы здесь был хотя бы Пьер», – думала танцовщица, вспоминая, как он появился, после ее первого успешного выступления в ФолиБержер, в ее уборной – молодой, элегантный, светский, с огромным букетом орхидей. Или, может быть, камелий? «Маркиз Пьер де Монтесак!..»

Уже в ту ночь маркиз Пьер де Монтесак стал ее любовником.

…Ее отвлек стук в дверь. Коридорный принес визитную карточку с ничего не говорящим ей именем: Гана Виттиг.

В комнату вошла молодая, хорошо одетая женщина. Однако искушенный глаз танцовщицы сразу отметил, как неловко сидит на девушке элегантное платье, словно она только что вышла из девичьего закрытого пансиона.

– Чем могу быть полезна, мадемуазель?

Посетительница начала рассказывать Мата Хари историю, которая казалась такой же нелепой, как и она сама.

– Мадам, я простая девушка, из мещан, – начала свою исповедь Гана Виттиг, – но мне выпало огромное счастье: в ближайшие дни я должна выйти замуж за графа Шелла. Поймите меня, прошу вас, и не сердитесь что я вот так ворвалась, буквально выследив вас. Я не бывала в обществе, не знаю мужчин. О вас мне много рассказывал господин граф. Он видел вас во время ваших выступлений, он восхищается вами… И вот я решилась просить у вас совета – совета женщины женщине…Откройте мне искусство, которым вы, говорят, владеете в совершенстве… Я так хотела бы стать для него по-настоящему желанной!..

«Это забавно, – подумала Мата Хари – Небольшое развлечение среди моря скуки. Буду излагать ей эпизоды из жизни Маргариты Наваррской, она, конечно, этого в школе не проходила… Начнем сразу», – Мата Хари рассмеялась.

– Выслушайте внимательно, мадемуазель, что говорила одна придворная дама. «Те, кто истинно любят, ищут в предмете своей страсти собрание различных совершенств – красоты, доброты, отваги… Их сердце столь исполнено восторга и преклонения, что даже ценой жизни они бы не приняли ничего, что бы разрушило их представление о любимом человеке»… Понимаете, моя дорогая?..

Между учительницей и ученицей быстро возникла крепкая дружба. Для стареющей танцовщицы она стала спасением от пустоты, а для девушки – уроком, избавляющим ее от многих иллюзий.

Гана успешно играет ту роль, которую уготовил ей режиссер и советчик де Шелл. И в результате ее донесений взгляды капитана Леду довольно скоро меняются. Сложившиеся под впечатлением «чуда» Мата Хари, они уступают убеждению: эта обворожительная танцовщица-куртизанка – шпион Германии.

«Око зари»


Гана, между тем, продолжает выполнять намеченный план. Может быть, именно тогда в ней начало зарождаться чувство вины, которую она потом так тяжко несла. Чувство это усугублялось тем, что она, немка, помогает Франции привести на плаху женщину, которая работает на благо ее родины.

В одну из доверительных минут она решилась задать новой подруге вопрос:

– Не знаю, захотите ли вы мне ответить, но люди говорят, что вы берете деньги за любовь…

– Пусть говорят, – ответила Мата Хари и обняла девушку за плечи. – Все равно ничего умнее им не выдумать. Хотя, в конце концов, это не худшая реклама для танцовщицы. Даже мои агенты это твердят. Но тебе, малышка, я могу сказать правду, – ты все-таки немка. А я твоей родине помогаю, понимаешь? Время от времени я сообщаю твоим соотечественникам важные сведения, конечно, не даром. Если хочешь, можешь называть это шпионажем. Но поверь мне, я буду рада, если война быстро окончится… Если бы не один мой друг, который меня об этом попросил и которому я многим обязана, я бы этим не занималась…

Это признание Мата Хари и было целью миссии Ганы Виттиг и графа де Шелла. Капитан Леду получил сведения, которые были ему нужны. Теперь он мог спокойно готовить ловушку, чтобы изобличить Мата Хари как агента немецкой разведки под шифром Н-21.

Роман Ганы Виттиг завершился, как и следовало ожидать, чопорной свадьбой. А в 1927 году в печати мелькнуло сообщение, что Гана Виттиг, в замужестве графиня де Шелл, после тяжелого психического расстройства покончила жизнь самоубийством.

* * *
Берлинские агенты капитана Леду шпионку Н-21 раскрыть не помогли. Капитану ничего не оставалось, как отправить Мата Хари в Бельгию, как они договаривались. Задание: сообщить пяти сотрудникам французской разведки новые письменные указания.

«Удастся ли ее изобличить?» – задавал себе вопрос капитан Леду. Он приказал зорко следить за каждым ее шагом. Сети, которые он для нее расставлял, были столь же надежными, сколь и тайными. И если бы она четко выполнила его поручение и с его агентами бы ничего не случилось, ее это все равно не избавляло от подозрений. Немцы могли в интересах безопасности Мата Хари следить за перепродавшими себя агентами, временно парализуя их деятельность, с тем, чтобы впоследствии их окончательно обезвредить.

Отсрочка осложнила бы операцию с якобы случайным арестом Мата Хари в связи с передачей ею инструкций.

Чтобы затруднить своим противникам задачу и толкнуть их на изобличающий шаг, Леду выбрал таких агентов, которых он подозревал в двойной игре, – почему немцы, видимо, их и не трогали. Особенно одного, провал которого для них означал бы безусловную удачу. Ведь они и не предполагают о подозрениях Леду против тех четверых. Поэтому они могут решить, что арест одного из пяти без риска можно себе позволить. Во всяком случае капитан Леду так полагал.

Дилором НУРМУХАМЕДОВА.

Продолжение следует…
Комментарии
Вопрос: сколько будет три плюс три (ответ цифрой)