Новости Узбекистана

Лучше проинформировать, чем объяснять, лучше объяснить, чем оправдываться.

Ўзбекча Ўзбекча

Светлый сайт   

→ Игорь Пинхасов: «Без музыки мне очень сложно»

Игорь Пинхасов: «Без музыки мне очень сложно»

Мне думается, каждому человеку встречаются люди, которые оказали значительное влияние на его жизнь. Для меня таковыми являются мои педагоги, с которыми мне невероятно повезло. Один из них Игорь Рахманович Пинхасов – талантливый композитор, у которого я имела счастье учиться инструментовке и чтению партитур в РСМАЛ имени В.А.Успенского.

Игорь Пинхасов: «Без музыки мне очень сложно»

И.Пинхасов в студии


Он бесконечно фонтанировал на наших занятиях глубиной знаний и искрометным юмором, а мы были старательны и внимательны, боясь пропустить хоть слово из его увлекательных рассказов. Неудивительно, что мы всегда бежали стремглав на уроки любимого педагога, наблюдательность, чутье, жизненный опыт которого помогали ему легко направлять нас в нужное русло, преодолевая любые трудности. Его советы, как правило, отличались точностью и лаконичностью. Он никогда не удалялся в пространные рассуждения или воспоминания, но достигал главной цели, направленной на расширение кругозора ученика, накопление знаний, необходимых для творческого роста любой личности.

Выпускник Московской Государственной консерватории имени П.И.Чайковского (класс композиции народного артиста России, профессора А.С.Лемана), член Союза композиторов и бастакоров Узбекистана, Пинхасов — удивительный художник, владеющий всеми видами композиторской техники. Он ищет и находит скрытые резервы в традиционных жанрах и формах. На первом плане у него — яркость замысла, убедительность решения, красота звучания. Он является автором симфонических, вокально-симфонических и камерно-инструментальных сочинений, музыки для театра, кино, мультипликационных фильмов, а также эстрадных песен в стиле поп и арт-рока. А на недавнем международном фестивале симфонической музыки, с успехом прошедшем в Ташкенте, прозвучал его красивейший опус с загадочным названием «Dramatica или Музыка для неснятого кино». С этого и началась наша беседа.

- Игорь Рахманович, а почему все-таки «Dramatica или Музыка для неснятого кино»?

- В последние годы я достаточно много пишу киномузыки. У режиссера Акромжона Исакова, с которым я давно сотрудничаю, высокие требования как к самому себе, так и к музыке для своих фильмов. Ну а композитор всегда является рабом сценария и в какой-то мере выражает мысли, продиктованные непосредственно режиссером. Мне думается, слушатели поняли из названия моего премьерного опуса, что этого кино не существует. Просто я выразил в нем все то, что не смог реализовать в музыке к настоящему фильму. Отрадно, что после премьеры этого опуса ко мне подходили коллеги и слушатели, которые говорили, что мне удалось выразить в музыке как определенные образы, так и литературный сценарий фильма. И если это действительно так, значит, я достиг поставленной цели. Согласитесь, музыка все-таки призвана вызывать у слушателей некоторые зрительные, слуховые, отчасти литературные ассоциации.

Игорь Пинхасов: «Без музыки мне очень сложно»

И.Пинхасов с гостями фестиваля


- Музыка к тому же является единственным всемирным языком, который не надо переводить, на нем душа говорит с душою. Кстати, а как вы стали композитором?

- Моя бабушка была хорошим музыкантом. Она пела в хоре, и играла на рояле. В молодости работала тапером. И несмотря на то, что она не очень хорошо читала с листа, но, имея великолепный слух, без проблем «снимала» музыку с любых пластинок. К тому же бабушка очень хорошо импровизировала. Но, наверное, не реализовавшись полностью в музыке, она решила воплотить свою мечту во мне. Сколько себя помню, я всегда слышал ее игру на фортепиано. Она играла мне много самой разной музыки — песни, колыбельные, марши. Безусловно, это явилось огромным стимулом для моего развития. Так что любовь к музыке у меня родом из детства. И я склоняю голову перед той, без которой я, скорее всего, не состоялся бы в профессии.

- А вы помните свой первый опыт сочинительства?

- А как же! Я назвал свой первый опус «Караван», сочинив, его в шестилетнем возрасте. Если честно, там было несколько нот, но я, как «автор», был необыкновенно горд. Между прочим, я долгое время был пианистом, но композиция со страшной силой всегда влекла меня к себе.

- Интересно, кто из композиторов оказал на вас влияние?

- В первую очередь, это Иоганн Себастьян Бах. Я им очарован, околдован. Правда до него мне так же далеко, как до самой далекой галактики, но ощущение гипноза от его творчества я пытаюсь реализовать в своей музыке. Я до сих пор учусь у этого гения, которому и сегодня нет равных.

Из современных композиторов назову Альфреда Шнитке. Мне посчастливилось дважды побывать на его мастер-классах, на которых он рассказывал, что все в своей музыке высчитывает математически. Но если честно, я не могу в это поверить. И вы бы не смогли, если увидели бы, как горели в этот момент его глаза. Когда слушаешь музыку Альфреда Гарриевича, трудно поверить, что он создавал ее на холодном расчете. Признаюсь, сам неоднократно замечал, как только мое внимание начинало отключаться, Шнитке как-будто поворачивал свой ключик, и я вновь концентрировался на музыке. Вот и мне хочется достичь такого же воздействия.

Очень люблю Римского-Корсакова. В консерватории мне посчастливилось по оркестровке заниматься у Николая Петровича Ракова, которого называли «музыкальным внуком» этого выдающегося композитора.

- ???

- Объясняю: Раков учился у Штейнберга, а тот, в свою очередь, у Римского-Корсакова. Так вот Николай Петрович «вбил» в нас его удивительное оркестровое мышление, и помог постичь его невероятную симфоническую палитру, за что я ему очень благодарен.
А еще меня завораживает гармония Александра Скрябина. В моем понимании Скрябин – непостижимый космос, чувство невесомости. Этому композитору удалось передать это необыкновенное ощущение, когда о самой невесомости еще никто и не знал.

Не могу обойти стороной и Дмитрия Шостаковича, влияние которого особенно ощущается в моей Первой симфонии. У него всегда было то, к чему я стремлюсь – наличие «двойного дна». Вроде бы все просто, слушатель понимает, что именно хотел сказать композитор. Но это лишь внешний эффект. Как правило, образованный слушатель разгадывает истинный смысл или подтекст того или иного его произведения после третьего-четвертого прослушивания. Альберт Семенович Леман, которого я уже цитировал, учился в свое время по оркестровке у Шостаковича. Впоследствии они даже немного дружили. Так вот Леман рассказывал, как этот гений, сидя, во время исполнения своих произведений, в ложе, наблюдал за реакцией слушателей и посмеивался. Я стараюсь делать так, чтобы внешнее ни в коем случае не заслоняло внутреннее. Есть моменты, о которых нельзя сказать слушателям напрямую. Но их можно преподнести им в качестве подтекста, именно это и подкупает меня у Дмитрия Шостаковича.

Игорь Пинхасов: «Без музыки мне очень сложно»

С коллегой маэстро А.Эргашевым


- Вы работаете в разных жанрах и все же… какой из них Вам ближе?

- Однозначно, оркестровая музыка. Мне всегда говорили, что у меня именно оркестровое мышление. Не удивляйтесь, ничего особенного – просто так работает мой мозг. У меня практически нет достойных фортепианных опусов, разве что студенческие работы, написание которых было необходимостью.

- Скажите, а как пишут музыку? Что значит для вас этот процесс?

- Опять процитирую профессора Альберта Семеновича Лемана, который не уставал повторять на наших занятиях замечательную фразу: «Композитор – это не тот, кто может писать музыку. И не тот, кто хочет писать музыку. А тот, кто не может не писать музыку». Так вот это про меня. И если я долго не пишу, то начинаю просто сходить с ума, нервничать. Без музыки мне очень сложно.

- Чайковский говорил: «Вдохновение – это такая гостья, которая не любит посещать ленивых». А что значит для вас вдохновение?

- Приступая к работе, я словно попадаю под гипноз. Не знаю, кто кого гипнотизирует – я музыку или она меня, но это состояние во мне всегда присутствует. Бывает, процесс этот долго-долго не идет, а потом неожиданно просыпаешься среди ночи, начинаешь писать и приходишь в себя только к утру. К этому добавлю и присутствие некой эйфории. Кстати, это состояние испытываю не только я. Об этом хорошо написано у Пауля Хиндемита, Альфреда Шнитке и даже у французского математика Жака Адамара. Между прочим, в студенческие годы я писал по эстетике работу «Роль интуиции и фантазии в процессе композиторского творчества», так что у меня была возможность досконально изучить этот вопрос.

- А какие вы испытываете ощущения, когда поставлена точка в том или ином сочинении?

- Разные. Иногда наступает непередаваемая пустота, отторжение. Но такое со мной бывает не всегда. Порой, спустя время, не всегда узнаю свое произведение, ведь в момент написания я, как и многие авторы, нахожусь в состоянии какого-то транса. Шнитке же писал, что если во время сочинения, помимо инсайда, есть ощущение уверенности в том, что ты все делаешь верно (о, только лишь ощущение!), то все будет в порядке. Но стоит только засомневаться, как все пойдет не так. Ведь музыка только тогда способна затронуть души слушателей, когда она трогает ее автора.

- Игорь Рахманович, вы успешно занимаетесь педагогической деятельностью, воспитывая будущих композиторов и музыковедов. Помимо этого, регулярно проводите мастер-классы, творческие встречи, привлекающие не только узкий круг профессионалов, но и тех, кто интересуется процессом сочинения музыки. Помогает ли вам эта сфера деятельности в композиторском творчестве?

- Конечно. Общение с молодежью приносит мне не только радость, но и невероятную пользу, ведь она очень часто высказывает интересные и оригинальные мысли. Педагогика заставляет тщательнее анализировать собственное творчество, подходить к нему более ответственно, а главное – обязывает всегда быть в тонусе, потому что на педагога всегда смотрят пытливые глаза учеников.


Елизавета Погудина.
Фото: Акмаль Сафаров
Комментарии
отличное интервью
Вопрос: сколько будет три плюс три (ответ цифрой)
Топ статей за 5 дней

Гражданин Узбекистана, проживающий в США, в конце концов, сознался в оказании помощи ИГИЛ

Опубликован архивный снимок Шавката Мирзиёева

И опять о счетчиках…

Резкий скачок: курс доллара вырос до 9061 сума

expo
Похожие статьи
Теги
Елизавета Погудина