4.7 C
Узбекистан
Среда, 8 декабря, 2021

Впечатления об Арале и Приаралье. Наш первый маршрут — в Междуречье

Топ статей за 7 дней

Подпишитесь на нас

51,905участниковМне нравится
22,961участниковЧитать
3,570участниковПодписаться

Группа журналистов побывала на Западном Арале и в Приаралье.

Четыре дня мы преодолевали по шестьсот километров, в основном, по грунтовке с ухабами, по Устюрту и Аралкумам. Каждый день заслуживает отдельного рассказа. Главным в маршруте первого дня стало Междуреченское водохранилище, где заканчивается Амударья. Но начнем сначала. Утро, подлетаем к Нукусу.

От каналов близ столицы Каракалпакстана глаз не оторвать.  Вот этот, что на фото, магистральный. Забирая воду в Амударье, течет по извилистому руслу и раздает воду другим оросительным каналам. Орошаемая площадь — полмиллиона гектаров, пустыни — 80 процентов территории Каракалпакстана. А сама республика охватывает 37 процентов территории Узбекистана. 

Рассмотрим карту. Сперва проследим за той «ниточкой», что протянулась от Термеза через Карши, Бухару и Нукус выходит к казахстанскому Бейнеу, — это автотрасса, возрожденный Великий шелковый путь. Присмотримся к другой, той «нитке», что сливается с границей у Термеза, выходит к Туркменабаду, снова совпадает с границей. Далее — чего гадать, это и есть Амударья — река добегает до Нукуса и, не добегая до моря, обрывается.

В поездке мы увидим, где. Восточнее Кунграда, в Междуречье, между двумя рукавами Амударьи, построена дамба Междуреченского водохранилища длиной едва ли не в полсотни километров. Решение остановить реку у дамбы, заполнить естественную междуреченскую впадину и подпитывать амударьинской водой бывшие заливы — Жылтырбас, Муйнакский и Рыбачье — было принято в 1994-м. Проект «Создание малых локальных водоемов по береговой линии моря в дельте» вошел в первую Программу действий в  бассейне Аральского моря, одобренную президентами пяти стран Центральной Азии.

Вторая фаза проекта предусмотрена Постановлением Кабинета Министров РУз от 3 мая 2018 года.  Задача — увеличить емкость более чем в два раза. Для этого требуется реконструировать дамбу, устроить водосливные сооружения, прочистить каналы… Стоимость работ оценивается в 400 млн.долларов. Что там, в Междуреченском, в маловодный 2021 год – реконструируют, строят, чистят? К нему направляемся, загрузившись во внедорожники. 

Едва выехав из Нукуса, тормозим у Амударьи.

Амударья по объему воды близка Нилу. Мы сравниваем ее с магистральным каналом Кызкенткен, который только что миновали, и замечаем: «А ведь канал полноводней». На берегах реки — барханы. Она обмелела донельзя. Про прежнюю ширину реки у Нукуса наш водитель Жолдасбай говорит, что была с километр. Там, вдали, различаем крыши поселка. Он находился на берегу. И паромы ходили через реку. Увидим ли в Междуреченском водохранилище воду?  «Летом оно высохло. Там даже трава пробилась на наносах». 

Едем в направлении Кунграда.Вдоль трассы растет туранга. Ее еще называют разнолистным тополем. Удивительное дерево с листьями разной формы. Семена созревают в июле. Пойма Амударьи была вся в зарослях туранги. После июньского половодья семена падали во влажную почву. И продолжался жизненный цикл до бесконечности. Так казалось туранге, приноровившейся к летним паводкам. Туранга вдоль дороги подпитывается не рекой, а каналами, проложенными для орошения.

Вдоль трассы оживленная придорожная торговля.  Мы наслышаны, что каракалпакские дыни самые сладкие.  Обращаем внимание на синюю бочку на крыше легковушки. Бочек самой разной формы и размеров за время пути мы увидим множество. Воду здесь запасают. Чем северней, тем она дефицитней. Из Амударьи пить нельзя: загрязнена дренажными стоками, соленая.

Чем занимаются местные жители? Где есть поливная вода, земледелием. Скот разводят везде. Рыболовство и охота там, где озера. Еще и для смягчения климата нужны дамба и полное Междуреченское водохранилище. В дамбе устроены водовыпуски в ветланды-озера. Но мы видим закрытые водовыпуски, сухие затворы и пустые каналы. 

Местные жители утверждают, что в шестидесятые годы прошлого века сток из Амударьи в Арал составлял 35 кубокилометров. Так и по данным водников. А вот как в последнее десятилетие. Общий приток воды в Южное Приаралье составил 47,23 км3. Водники особо подчеркивают: «Не в Арал, и за десять лет». В среднем приток — 4,72 км3 в год. По отдельным годам величина изменяется. Максимальный приток в Южное Приаралье зафиксирован в 2017 году — 10 кубокилометров. Минимальный в 0,5 км3 — в 2018-м. В итоге таких вариаций годового притока нарушается гидрологическая устойчивость водоемов. Они осолоняются, сохнут. Страдают фауна и флора. Рыба не выдерживает высокой минерализации, а она подскакивает до 15 мг на литр. И нынешний год такой.

«Мы ждем Амударью», — говорит аксакал из соседнего поселка Порлытау.  Он знает, что река длинная, более двух тысяч километров. Ее истоки — на афганском Памире. Все страны ниже по течению пользуются ею, берут свою долю, а может, и больше, чем надо. Не щадят. Тысячу километров река течет по территории Узбекистана. И тоже города и поселки берут свою долю, а может, и больше. Самая полноводная в Центральной Азии река не то что до Арала, до низовий не доходит.

Кипчакдарья и есть одно из русел Аму, огибающих Междуреченское понижение. Летом 2021 года русло Кипчакдарьи пересохло. И по осени берег оголен, но люди повеселели: скоту и диким животным есть где напиться. До Акдарьи — второго рукава — мы не доедем. А вот дамбу, и что за ней, осмотрим.

Бетонные блоки дамбы должны сдерживать напор половодья и ветровой волны. Емкость Междуреченского, как уже говорилось, невелика — 0,2 кубокилометра. В планах увеличить ее до 0,44 кубокилометра. На схеме Агентства МФСА указаны запланированные объекты и работы.

Слева голубая жилка — протока Кипчакдарья, синяя справа — Амударья или, как ее называют в низовьях, Акдарья. Если увеличить емкость водохранилища-регулятора, то подпитывать заливы-озера удастся и в маловодье. Финансирование ожидается.  А пока по дну едва заполненного Междуреченского гоняет на велосипеде веселый парнишка, пасущий овец.

Дорога — дамба. По другую ее сторону белесые плесы сигналят о сильном засолении.

За соленым озерком виднеется водонапорная башня поселка. Пролетели пеликаны. Мы спешим к Муйнаку. Он примечателен не только тем, что райцентр.  Раньше находился на берегу Аральского моря, теперь — на краю пустыни Аралкум. О нем знает мировое сообщество. Здесь даже генеральный секретарь ООН побывал.

Наша команда на въезде в городок.

В Муйнак из Кунграда ведет отличная автотрасса. На центральной улице построены двухэтажные дома и установлены современные фонари. И все это сделано за последние пару-тройку лет. Чтобы увидеть жизнь простых людей не с фасада, надо свернуть в боковые улочки.  

В одном из дворов у нас перекус. Поближе к кухне бочка и ведро, как положено в каракалпакских дворах.

А вот еще двор. Здесь пробурена скважина, которая попала на линзу пресной воды. Повезло. Хозяин включает насос и закачивает чистую воду во фляги.

И в этом домохозяйстве везение. Глава семьи демонстрирует нам, журналистам: «В колодце пресная вода!» Насоса нет, из колодца достает ее ведром. В цистерну закачивается покупная из канала.  Она не лучшего качества, с натяжкой годится для бытовых нужд.  Так далеко не во всех дворах. Бурили артезианские скважины многие, и многие, увы, натыкались на соленый горизонт. Водопроводная вода подается в дома муйнакцев два раза в сутки по три часа. 

Водовод Кунград-Муйнак протянут в 2017 году, чтобы обеспечить питьевой водой муйнакцев и соседний поселок Учсай.  

В Нукус и Кунград питьевой водовод из Туямуюнского водохранилища проложен в конце восьмидесятых годов прошлого века. Оно выше по течению Амударьи, там чище. У Кунграда мы проезжали мимо насосной станции. И трубу видели над каналами. Но в Муйнаке по-прежнему ограничения. Как готовится питьевая вода? 

Накопителей несколько. Они огорожены забором и укрыты  от людских глаз. Наверху есть наблюдательные колодцы. Дефицит из-за того, что расстояние от Кунграда до Муйнака солидное — 101 километр. Раньше, до прокладки водопровода, питьевая вода поступала из Кунграда по каналу. И занимал ход шесть дней. Потом она попадала в отстойники. Ее и пили. В маловодье 2001 года канал высох. Сложилась чрезвычайная ситуация.  Говорю, об этом, как очевидец, той осенью приезжала сюда.

Теперь есть водопровод. Но пользуются водой из него менее половины населения.  У кунградской насосной станции не хватает мощности. Нужна еще одна насосная, чтобы стабильно обеспечивать 25 тысяч человек.

Еще один пункт нашей программы — посещение Муйнакского рыбоконсервного завода. Был комбинат — легенда, перерабатывавший пять процентов всей рыбы в СССР. Трудились на нем сотни рабочих и специалистов. Легенды больше нет. От прежнего практически ничего не осталось. На старом рыбоконсервном комбинате автор этих строк тоже побывала в 2001 году. Тогда удивили огромные пустующие цеха. Они выглядели старыми и заброшенными.  Мы подъезжаем к частному предприятию по переработке рыбы. Красиво, аккуратно, современно. И пусто.

В ожидании руководства осматриваем территорию рыбозавода. Гусеничная техника удивила. «Для чего?» — «Сети перевозить, по береговым топям проезжать». Идем в цех. В нем импортное оборудование, все сверкает, консервная продукция демонстрируется. И ни одного человека, кроме директора и нас, журналистов.

 «В 2021 году сохнут озера и пруды. Нет рыбы. Нет работы. Удручает, что верховья не думают о низовьях».

Про былые путины на Арале нам рассказал старый рыбак. 

«Каким было Аральское море?» О нем можно узнать из рассказов стариков и в музее Арала. Музей недавно построен, находится рядом с бывшим пирсом.

Склон горы раньше был крутым берегом, и о него плескались волны. На берегу находился пирс. Когда Арал в конце шестидесятых годов прошлого века стал отступать, к нему копали каналы, чтобы суда уплывали и возвращались. А потом они замерли на осушенном дне моря. Специально подтянуты поближе. Кладбище кораблей политикам, туристам и журналистам помогает осознать проблему.

На следующий день мы проедем по Устюрту вдоль Западного Арала по накатанным и не накатанным колеям, спидометры намотают сотни километров. Что увидим – об этом в следующей публикации.

Несколько слов благодарности большому проекту, организовавшему экспедицию. 

Данная публикация размещена в рамках проекта «Содействие в трансграничном освещении экологических вопросов в Центральной Азии», реализуемого Международным центром журналистики MediaNet в сотрудничестве с международной организацией по медийному развитию DW Akademie при финансировании Федерального министерства иностранных дел Германии (Auswärtiges Amt).

Продолжение следует.

 Наталия ШУЛЕПИНА.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

Последние новости

В Узбекистане получили прививку 84% взрослого населения

К сегодняшнему дню в Узбекистане прививку от COVID-19 получили более 18 миллионов человек в возрасте от 18 лет и...

Больше похожих статей

ЎЗ
×