Главная > В мире > The New York Times: Агенты ФБР пытались завербовать российских олигархов, но последствия затронули Трампа

The New York Times: Агенты ФБР пытались завербовать российских олигархов, но последствия затронули Трампа


The New York Times: Агенты ФБР пытались завербовать российских олигархов, но последствия затронули Трампа


В Вашингтоне новый скандал. Достоянием гласности стала информация о том, что агенты ФБР настойчиво пытались завербовать с полдюжины российских олигархов, близких к президенту Путину. Статья в The New York Times раскрывает подробности того, на что рассчитывали в Вашингтоне, чем эта операция обернулась для представителей нынешней власти США, а также какими методами пользовалось ФБР.

Вашингтон — Американские чиновники считают, что Олег Дерипаска — российский олигарх, тесно связанный с Кремлем, — был обоснованно обвинен в вымогательстве, подкупе и даже убийстве.

Они также полагали, что из него мог получиться хороший источник информации.

С 2014 по 2016 год ФБР и Министерство юстиций США безуспешно пытались превратить г-на Дерипаску в информатора. Они намекали ему, что они могут помочь ему решить проблемы с получением визы в США, а также найти способны урегулировать его проблемы с законом. В обмен на это они надеялись получать информацию, касающуюся российской организованной преступности, а затем и той помощи, которую Россия предположительно оказывала президенту Трампу во время предвыборной кампании. Об этом рассказали бывшие и действующие чиновники США, а также помощники г-на Дерипаски.

Однажды агенты ФБР без всяких предупреждений явились в дом г-на Дерипаски в Нью-Йорке и стали расспрашивать его о том, мог ли Пол Манафорт (Paul Manafort) — его бывший деловой партнер, который позже стал главой предвыборного штаба г-на Трампа, — быть связующим звеном между предвыборным штабом и Кремлем.

По словам американских чиновников, эта попытка завербовать г-на Дерипаску была частью более масштабной скрытой программы американцев, направленной на то, чтобы оценить вероятность налаживания сотрудничества с примерно полудюжиной богатейших россиян, которые, как и г-н Дерипаска, зависят от президента России Владимира Путина, помогающего им сохранять и приумножать богатство.

В реализации этой программы принимали участие Брюс Ор (Bruce G. Ohr), чиновник Министерства юстиций, который недавно стал объектом критики со стороны г-на Трампа, и Кристофер Стил (Christopher Steele), бывший сотрудник британской разведки, который собрал досье, подтверждающее наличие связей между предвыборным штабом Трампа и Россией.

Систематические попытки добиться от российских олигархов согласия на сотрудничество — ранее об этих попытках ничего не сообщалось — по всей видимости, не принесли никаких результатов. А г-н Дерипаска, как рассказал один источник, знакомый с ситуацией, сообщил американским следователям, что он не согласен с их теориями касательно российской организованной преступности и сговора Кремля с предвыборным штабом. По словам этого источника, г-н Дерипаска даже уведомил Кремль о попытках американцев завербовать его.

Однако последствия этих попыток теперь сказываются на американской политике и помогают команде г-на Трампа дискредитировать расследование предполагаемой причастности г-на Трампа к вмешательству России в американские выборы.

Подробности контактов г-на Ора и г-на Стила изложены в электронных письмах и сообщениях г-на Ора, которые Министерство юстиций передало республиканцам в Конгрессе ранее в этом году. Некоторые журналисты, включая репортеров консервативных СМИ, ранее сообщали отдельные подробности тех контактов, однако они ничего не говорили о более масштабной программе по налаживанию связей с российскими олигархами или о ключевых аспектах взаимодействия г-на Ора, г-на Стила и г-на Дерипаски.

Новости о том, что г-н Ор общался с г-ном Стилом, обеспечили союзников президента очередной порцией материалов для того, чтобы критиковать расследование специального прокурора Роберта Мюллера (Robert S. Mueller) и позиционировать это расследование как часть масштабного заговора «глубинного государства», направленного на подрыв позиций г-на Трампа. В их интерпретации г-н Ор и его супруга — работавшая на ту же компанию, которая составила досье, — это подлые центральные персонажи в группе заговорщиков, стремящихся уничтожить президента.

Г-н Трамп тоже ухватился за эти новости, пригрозив лишить г-на Ора допуска к секретным документам и заявив, что его семья получала огромные деньги за помощь в создании «фальшивого, грязного и дискредитировавшего себя досье».

Хотя в течение последних месяцев предвыборной кампании г-н Стил действительно обсуждал с г-ном Ором расследование, результатом которого и стало это досье, по словам действующих и бывших чиновников, с 2014 по 2016 год темой многих их контактов был г-н Дерипаска.

Хроника контактов с г-ном Стилом, которую г-н Ор лично составил, оказалась одним из тех обнародованных документов, на которые г-н Трамп и его союзники ссылаются как на доказательства существования заговора.

Контакты между г-ном Стилом и г-ном Ором начались еще до того, как г-н Трамп стал кандидатом на президентских выборах от Республиканской партии, и продолжались на протяжении большей части предвыборной кампании.

Контакты г-на Дерипаски с ФБР произошли в сентябре 2015 года и в сентябре 2016 года. Вторая встреча произошла спустя два месяца после того, как ФБР начало расследование российского вмешательства в выборы, и спустя месяц после того, как г-н Манафорт покинул предвыборный штаб Трампа на фоне сообщений о его работе на пророссийские политические партии на Украине.

КОНТЕКСТ
Встреча президента РФ Владимира Путина и президента США Дональда Трампа в Хельсинки
Было бы глупо с моей стороны не доверять Путину
News Thump18.07.2018
Осведомители на службе ФБР
7 Дней30.05.2018
Тайный информатор ФБР и Рашагейт
Bloomberg23.05.2018
Попытки привлечь к сотрудничеству г-на Дерипаску, который настолько близок к российскому президенту, что порой его называют «путинским олигархом», были не настолько необоснованными, как это может показаться.

В прошлом он уже работал на правительство США — включая его участие в неудачной попытке спасти агента ФБР, захваченного в Иране, на что г-н Дерипаска, по слухам, потратил 25 миллионов долларов из собственного кармана. И у него были стимулы сотрудничать с США в преддверии выборов 2016 года, потому что он хотел получить разрешение на свободное перемещение по территории США, где он стремился вести бизнес и позиционировать себя как представителя международной элиты.

Г-н Стил хотел помочь завербовать г-на Дерипаску, и в своем электронном письме г-ну Ору, отправленном в феврале 2016 года, он упомянул о том, что этот российский олигарх получил американскую визу. В этом же письме г-н Стил сообщил, что его компания провела расследование и выяснила, что г-н Дерипаска и друге олигархи находятся под давлением Кремля и вынуждены придерживаться линии российского правительства, из чего г-н Стил заключил, что г-н Дерипаска не был всего лишь «инструментом» г-на Путина, как полагало правительство США.

В упомянутой выше хронике контактов, составленной г-ном Ором, значится, что впервые г-н Ор и г-н Стил встретились в 2007 году. В ней также нашло отражение то, когда они впервые заговорили о возможности завербовать г-на Дерипаску — это произошло на встрече в Вашингтоне, которая состоялась 21 ноября 2014 года, то есть за семь месяцев до того, как г-н Трамп объявил о своем желании баллотироваться в президенты.

Чиновники, с которыми нам удалось побеседовать, попросили сохранить их имена в тайне, поскольку формально эта программа все еще секретна. Большинство из них выразили заметный дискомфорт оттого, что их рассказ о попытках завербовать г-на Дерипаску и других олигархов может ослабить американскую систему национальной безопасности и усилить то влияние, которое г-н Путин оказывает на представителей своего окружения.

Но они также сказали, что они не хотят, чтобы г-н Трамп и его союзники использовали секретность этой программы в качестве защитного экрана, позволяющего им выбирать нужные им факты и выдергивать их из контекста, чтобы сорвать расследование спецпрокурора. По их мнению, это тоже может подорвать американскую систему национальной безопасности.

Реализацией этой программы занималось ФБР. Г-н Ор, который долгое время специализировался на борьбе с российской организованной преступностью, был одним из чиновников Министерства юстиций США, принимавших участие в этой программе.

Г-н Стил выполнял роль посредника между американцами и российскими олигархами, которых агенты стремились завербовать. Он познакомился с г-ном Ором несколькими годами ранее, когда он еще работал в британском разведывательном агентстве MI6. Уйдя в отставку, он открыл частное детективное агентство и занимался слежкой за представителями российской организованной преступности и бизнесменами по заказу своих клиентов, среди которых был один из юристов г-на Дерипаски.

Чтобы организовать встречи, ФБР уговорило Госдепартамент разрешить г-ну Дерипаске приехать в Нью-Йорк по дипломатической визе в составе российской правительственной делегации, принимавшей участие в Генеральной Ассамблее ООН. Ранее Госдепартамент отклонял некоторые из запросов г-на Дерипаски на выдачу визы в США — даже при условии, что он приедет в составе дипломатической делегацийи — но в 2015 и 2016 годах он одобрил выдачу визы этому российскому олигарху.

Г-н Стил помог организовать встречу между российскими и американскими чиновниками во время поездки в 2015году. На той встрече присутствовал г-н Ор, и, по словам человека, знакомого с ситуацией, американские чиновники пытались расспросить г-на Дерипаску о связях между организованной преступностью и правительством г-на Путина, а также о некоторых других вещах. По словам этого источника, г-н Дерипаска сказал американцам, что их теории необоснованны и что они не имеют ничего общего с российской действительностью.

Г-н Дерипаска не согласился на вторую встречу. Однако эта встреча все же состоялась в сентябре 2016 года, когда агенты ФБР без всяких предупреждений появились у дверей его дома в Нью-Йорке. В тот момент они уже занимались расследованием возможных связей между Россией и предвыборным штабом Трампа, поэтому они начали расспрашивать г-на Дерипаску о том, порвал ли его бывший деловой партнер г-н Манафорт связи с Кремлем к тому моменту, когда он стал главой предвыборного штаба г-на Трампа.

Не только ФБР было обеспокоено вмешательством России в предвыборную кампанию. Американские разведывательные агентства забили тревогу, получив множество сообщений о контактах между помощниками Трампа и россиянами, а также после новостей о том, что Москва взломала электронную почту членов национального комитета Демократической партии. (Позже американское разведывательное сообщество пришло к выводу, что вмешательство действительно имело место и что Россия пыталась помочь г-ну Трампу.)

На верхнем уровне администрации Обамы велось все больше споров о том, как необходимо реагировать на вмешательство, чтобы не создавалось впечатление, будто администрация пытается склонить чашу весов в пользу Хиллари Клинтон.

Между тем г-н Дерипаска сказал агентам ФБР, что, хотя он и не питал особой любви по отношению к г-ну Манафорту, с которым у него произошел серьезный конфликт, он считал их теории о роли г-на Манафорта в предвыборной кампании «нелепыми». По словам одного источника, он также отверг предположение о наличии каких-либо связей между предвыборным штабом и Россией.

Попытки Министерства юстиций завербовать г-на Дерипаску, по всей видимости, вскоре сошли на нет на фоне ухудшающихся отношений между Россией и США.

В апреле этого года Министерство финансов ввело потенциально губительные санкции против г-на Дерипаски и его алюминиевого гиганта, объяснив это тем, что он нажил свое состояние благодаря «враждебным действиям» России в мире. Объявляя о введении санкций, представители администрации Трампа сослались на то, что г-на Дерипаску обвиняли в вымогательстве, рэкете, подкупе, связях с организованной преступностью и даже в заказном убийстве бизнесмена.

Г-н Дерипаска отрицает все обвинения, а его союзники утверждают, что санкции являются наказанием за то, что он отказался стать информатором американцев.

Когда стало ясно, что г-н Дерипаска не станет помогать американцам, г-н Стил начал обсуждать с г-ном Ором совершенно новую тему: досье.

Летом 2016 года г-н Стил впервые рассказал г-ну Ору о расследовании, результатом которого должно сбыло стать досье. По словам человека, осведомленного о ходе того разговора, за завтраком в Вашингтоне г-н Стил сказал, что, по его мнению, российская разведка «прижала» г-на Трампа. По словам источника, это был скорее дружеский сигнал и что в то время г-н Стил пытался связаться с одним агентом ФБР, чтобы передать свои находки следователям.

К тому времени расследование уже финансировалось за счет национального комитета Демократической партии и предвыборного штаба г-жи Клинтон, а г-н Стил полагал, что его материалы были достаточно компрометирующими, чтобы передать их американским органам охраны правопорядка.

Позже агенты ФБР встретились с г-ном Стилом, чтобы обсудить его работу. Но, по словам бывших высокопоставленных чиновников ФБР и Министерства юстиций, расследование связей предвыборного штаба Трампа и России уже шло полным ходом к тому моменту, когда досье попало к ним в руки.

Тем не менее, г-н Трамп и его союзники ухватились за то, что г-н Ор и г-н Стил обсуждали отдельные элементы этого досье, чтобы в очередной раз раскритиковать расследование вмешательства России, назвав его «охотой на ведьм».

Г-н Трамп и его союзники представили расследование г-на Стила — и то внимание, которое ему уделили г-н Ор и ФБР, — как часть заговора чиновников и сторонников г-жи Клинтон, стремившихся сорвать его предвыборную кампанию и помешать ему стать президентом.

Роль г-на Дерипаски привлекла к себе гораздо меньше внимания, однако она тоже стал одним из аргументов, выдвигаемых сторонниками президента.

Среди документов, переданных Министерством юстиций Конгрессу, оказалась записка без даты — о которой ранее ничего не было известно — написанная г-ном Ором от руки, где говорилось, что г-н Дерипаска и один из его лондонских адвокатов Пол Хаузер (Paul Hauser) «практически готовы поговорить» с американским чиновниками о тех деньгах, которые «Манафорт украл».

Даже несмотря на провал попыток завербовать г-на Дерипаску, а также на то, что он все чаще стал фигурировать в расследовании связей между помощниками г-на Трампа и Россией, обе стороны время от времени все же предпринимали попытки начать общение с ним.

По словам одного источника, в прошлом году г-н Ор попросил человека, общавшегося с г-ном Дерипаской, убедить олигарха «сдать Манафорта». А г-н Дерипаска хотел начать сотрудничество с Конгрессом.

В прошлом году г-н Дерипаска публично заявил в США о том, что он готов выступить с показаниями на любых слушаниях в Конгрессе и рассказать о своей работе с г-ном Манафортом. Это стало реакцией на статью, опубликованную агентством Associated Press, где говорилось, что в середине 2000-х годов г-н Манафорт тайно работал на г-на Дерипаску, разрабатывая план, который «мог принести правительству Путина огромную выгоду».

Г-н Дерипаска назвал это утверждение «ложью», а затем подал в суд на агентство AP, обвинив его в клевете. Позже он отозвал свой иск, не получив никакой компенсации.

Вскоре после публичных заявлений г-на Дерипаски о готовности выступить в Конгрессе, представители комитетов Сената и Палаты представителей по делам разведки связались с вашингтонским адвокатом г-на Дерипаски Адамом Вальдманом (Adam Waldman), попросив его договориться с его клиентом о даче показаний в Конгрессе. Об этом г-н Вальдман рассказал в своем интервью.

Что произошло дальше, до сих пор до конца неясно. Г-н Вальдман, который перестал работать на г-на Дерипаску сразу после того, как были введены санкции, рассказал, что он сообщил представителям комитетов, что его клиент готов выступить с показаниями без всяких претензий на неприкосновенность, но не будет давать показания касательно возможного сговора предвыборного штаба Трампа с Россией, потому что «ему ничего не известно об этой теории и он не верит, что такое действительно было».

«Я сказал им, что он хочет дать показания о Манафорте», — добавил г-н Вальдман.

По его словам, представители комитетов больше с ним не связывались, но он считает, что они сыграли свою роль в продвижении идеи о том, что переговоры касательно возможной дачи показаний г-ном Дерипаской в Конгрессе провалились из-за того, что он потребовал обеспечить ему неприкосновенность.

«Мы сделали акцент на том, что ему не нужна неприкосновенность, — сказал г-н Вальдман. — Очевидно, им не нужно было, чтобы он давал показания. Какой иной вывод из этого можно сделать?»

Кеннет Фогель, Мэтью Розенберг, The New York Times
Вернуться назад
Fatal error: Uncaught RedisException: MISCONF Redis is configured to save RDB snapshots, but is currently not able to persist on disk. Commands that may modify the data set are disabled. Please check Redis logs for details about the error. in [no active file]:0 Stack trace: #0 {main} thrown in [no active file] on line 0