31.6 C
Узбекистан
Понедельник, 6 июля, 2020

Stratfor (США): факторы, которые могут подтолкнуть США и Иран к войне

Топ статей за 7 дней

Автовладельцы четырех районов Ташкента выступили против массового сноса автостоянок (видео)

Несмотря на то, что кварталы, дворы, детские площадки и зеленые зоны заполонили автомобили, строительство многоуровневых стоянок городские...

В Узбекистане планируют отменить право дехкан на пожизненное владение землей

Минюст разработал и разместил для обсуждения проект закона «О внесении изменений в Закон Республики Узбекистан «О дехканском хозяйстве».В редакцию...

Населению Узбекистана будет предложен джизакский «Фольксваген»

По сообщению информационной службы АО «Узавтосаноат», постановлением Президента Узбекистана  от  25 июня 2020 года «О мерах по...

Подпишитесь на нас

51,403участниковМне нравится
21,058участниковЧитать
2,090участниковПодписаться
Stratfor (США): факторы, которые могут подтолкнуть США и Иран к войне

Несмотря на то, что и в Иране, и в Соединенных Штатах существуют влиятельные группировки, которые следуют жесткой линии и не прочь вступить в конфронтацию, обе страны все же будут стремиться избежать крупного военного конфликта. Тем не менее, судя по расстановке сил в Иране и его стратегии поведения в конфликтных ситуациях, а также по тому, что обе страны ускоряют свои военные приготовления, риск просчета и эскалации останется высоким. Отсутствие значимых каналов связи также ограничит возможности обеих стран, когда в случае того или иного инцидента потребуется снизить напряженность.

Примечание редактора: данная статья входит в серию аналитических материалов, на которые «Стратфор» (Stratfor) опирается при подготовке прогноза на третий квартал 2019 года. Данные наблюдения призваны обеспечить более широкий контекст и дать подробный анализ ключевых событий следующего квартала.

Соединенные Штаты отправляют в Персидский залив дополнительные силы, в то время как Иран готовит и мобилизует свою армию; действия обеих стран в своей совокупности значительно повышают вероятность войны. Положение усугубляется тем, что одна из группировок в Белом доме в лице воинственного советника по национальной безопасности Джона Болтона (John Bolton) более других в администрации президента стремится развязать конфликт с Ираном. С иранской стороны, разумеется, тоже находятся горячие головы — идеологи войны, особенно в Корпусе стражей исламской революции (КСИР).

Но, как подчеркнули лидеры в Вашингтоне и Тегеране, обе страны по-прежнему опасаются дорогостоящего конфликта. У президента США Дональда Трампа есть много сторонников в Вашингтоне, особенно в Пентагоне, которые, вместо того чтобы затевать войну, предпочли бы сосредоточить внимание и ресурсы страны на продолжающейся конкуренции с такими крупными державами, как Россия и Китай. А вот от Тегерана едва ли стоит ожидать столь беззаботного отношения к потенциальному конфликту с Вашингтоном, особенно если учесть крайний дисбаланс сил и опустошительное воздействие, которое такой конфликт может оказать на жизнь простых иранцев и, возможно, на их правительство. Однако, если оставить в стороне предостережения, более масштабный конфликт представляется вполне реальным, что обусловлено взаимной враждебностью и недоверием стран друг к другу, отсутствием каналов связи для быстрого разрешения конфликтных ситуаций, а также установкой иранских вооруженных сил, основной стимул которых: куй железо пока горячо.

Заводиться с полоборота

Отдавая себе полный отчет в том, что вооруженные силы США в разы превосходят традиционные ВС, Тегеран на протяжении десятилетий инвестировал средства в асимметричные методы ведения войны, а именно: марионеточные войска, баллистические ракеты, морские мины и быстроходные боевые катера, чтобы более эффективно наносить удары по США, а также в значимую энергетическую инфраструктуру в районе Персидского залива и другие ключевые стратегические объекты региона. Однако эти силы и тактика едва ли компенсируют общую относительную слабость Ирана; действительно, Тегеран прекрасно осознает, что многие из этих активов крайне уязвимы для ударов США, поскольку они остаются привязанными к порту, гарнизонам или базам.

Так, осуществление угрозы перекрыть Ормузский пролив, которой может воспользоваться Иран, в значительной степени зависит от боевых средств ВМФ КСИР, которые включают в себя минные заградители, ракетные и торпедные катера, вооруженные быстроходные катера и батареи прибрежных противокорабельных крылатых ракет. Мало того, что многие из этих активов могут легко подвергнуться высокоточному удару США, пока они еще находятся в своих портах или базах — они также рискуют быть уничтоженными авиацией США или союзников, даже если им удастся сделать вылазку до начала конфликта. Другими словами, у Ирана есть весьма небольшое окно возможностей, чтобы заложить все свои мины и нанести как можно больший ущерб в районе Ормузского пролива до того, как Соединенные Штаты и их союзники значительно усложнят им эту задачу. Тот же принцип применим к иранскому арсеналу баллистических ракет, когда речь заходит о способности страны наносить удары по базам США и энергетической инфраструктуре в регионе. Если Тегерану не удастся вовремя запустить такие ракеты в ходе конфликта, Вашингтон может уничтожить многие из них, прежде чем они доставят свои смертоносные заряды.

Таким образом, перед Ираном стоит реальная дилемма «используй или потеряешь», поскольку у него есть все причины не только быстро реагировать на нападение, но и принять ряд превентивных мер, чтобы причинить как можно больший ущерб, прежде чем противники, значительно превосходящие его по огневой мощи, не нанесут его активам неизбежный урон. Разъясним: даже многомесячные американские атаки не приведут к полному обезвреживанию Ирана, но, чем дольше Тегерану не удаcтся развернуть асимметричные активы, в частности свои ракетные и военно-морские силы, тем выше риск того, что Соединенные Штаты уничтожат это оружие, прежде чем исламская республика сможет им воспользоваться.

Закрыты для диалога

Другим фактором, который может обострить противостояние США и Ирана, является отсутствие эффективной прямой связи между силами двух стран. Отсутствие «горячих линий» и проверенных методов немедленного смягчения напряженности может привести к еще большему недоверию и недопониманию намерений противника. Отсутствие каналов для диалога наблюдается даже на высшем министерском уровне. Отвечая на вопрос, могут ли Иран и Соединенные Штаты быстро наладить связь, чтобы предотвратить кризис, министр иностранных дел Ирана Джавад Зариф (Javad Zarif) сказал, что, в отличие от своих молниеносных переговоров с бывшим госсекретарем США Джоном Керри (John Kerry), с нынешним госсекретарем Майком Помпео (Mike Pompeo) он никогда не общался напрямую. Более того, Зариф сказал, что не считает себя обязанным отвечать на какие бы то ни было звонки госсекретаря ввиду их враждебных отношений.

Разумеется, если дело дойдет до эскалации, иранским и американским чиновникам в конечном итоге удастся связаться друг с другом, если они захотят это сделать, но в ситуации, когда все решают минуты — а не часы — отсутствие истории коммуникаций или каналов разрешения конфликтов, несомненно, будет препятствовать быстрым усилиям по деэскалации. На самом деле, к тому времени, когда американские и иранские чиновники начнут переговоры, цикл атак и контратак может приобрести такой размах, что нескольких разговоров окажется недостаточным.

В целом, как Соединенные Штаты, так и Иран, похоже, стремятся избежать большой войны; кроме того, вооруженный конфликт значительно менее вероятен, чем продолжающееся противостояние, которое страны ведут невоенными средствами. Однако сочетание глубокого недоверия, вовлеченности большого числа доверенных лиц и второстепенных игроков, мгновенных мер в случае угрозы — которые Иран считает своей первостепенной задачей — а также отсутствия эффективных каналов связи — все это дает основания полагать, что один единственный просчет может стать первой искрой пожара, который будет трудно потушить даже более трезвым лидерам в обеих столицах.

Stratfor (США)

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

Последние новости

На границе России и Казахстана более 2 тыс. мигрантов из Узбекистана поселили в палатки

Более 2 тысяч граждан Узбекистана съехались в Оренбургскую и Самарскую область, чтобы пересечь границу с Казахстаном и...

Юрий Жданов. Он жил среди нас…

Последний день июня принес вокальному искусству трагическое известие – на 81-м году жизни после продолжительной болезни скончался заслуженный артист Узбекистана Юрий Жданов....

С автомобилей – на рефрижераторы

По сообщению информационной службы АО «Узбекистон темир йуллари», объём перевозок в рефрижераторных вагонах акционерного общества "Йўлрефтранс" железнодорожной компании Узбекистана за шесть месяцев 2020...

Иммунолог из США: когда коронавирусную пандемию сведут к проявлению только легкого ОРЗ — человечество о ней просто забудет

На вопросы редакции nuz.uz в очередной раз отвечает профессор-иммунолог П.Е.Игнатову (Калифорния, США) Уважаемый Петр Евгеньевич, несколько дней назад на...

Неожиданный вывод ученого о происхождении коронавируса

Коронавирус SARS-CoV-2 находился в спящем состоянии задолго до вспышки в Ухане прошедшей зимой и проявился при стечении природных факторов. К такому выводу...

Больше похожих статей