Новости Узбекистана

Лучше проинформировать, чем объяснять, лучше объяснить, чем оправдываться.

Ўзбекча Ўзбекча

Светлый сайт   

→ Independent: антироссийская кампания в Интерполе стала отражением двойных стандартов

Independent: антироссийская кампания в Интерполе стала отражением двойных стандартов

Independent: антироссийская кампания в Интерполе стала отражением двойных стандартов

Если мировое сообщество требует от России неукоснительно соблюдать все международные правила, то это предполагает, что и все остальные должны относиться к ней как к любому другому члену международных организаций и судить по единым стандартам, пишет обозреватель The Independent Мэри Дежевски. Однако практика показала, что в случае с недавними выборами главы Интерпола это было далеко не так, подчёркивается в статье.

Россия «не скрывает недовольства» по поводу того, что её кандидат Александр Прокопчук потерпел поражение на выборах президента Интерпола, отмечает обозреватель The Independent Мэри Дежевски. Кремль уже обвинил в этой связи страны Запада в «беспрецедентном вмешательстве» в процесс выборов нового руководителя международной организации по борьбе с преступностью, а высокопоставленные российские политики заговорили о «кампании очернительства» и призвали начать судебные разбирательства против тех, кто распространял информацию, призванную навредить Прокопчуку, включая негативные намёки на его работу в КГБ, говорится в статье. По мнению автора, следует внимательно проанализировать события, связанным с избранием нового президента Интерпола, поскольку «они порождают вопросы, которые требуют ответов», и показывают, что в случае России общие правила на Западе часто не работают.

«Несмотря на раздражение и обиду», Россия всё же заявила, что согласится с результатами голосования, поясняет автор: «Если не считать дипломатический проигрыш и очевидный удар по престижу, то победа южнокорейца Ким Чон Яна — это наверняка не самый худший исход для Москвы. Прокопчук остается одним из четырёх вице-президентов Интерпола, а Россия сохраняет в целом хорошие отношения с Сеулом». Возможно, всю эту историю с Прокопчуком можно было бы пренебрежительно назвать «бурей в стакане воды» — особенно учитывая, что повседневной работой Интерпола руководит его генеральный секретарь, немец Юрген Шток, а роль президента и его заместителей в большей степени связана с общим руководством и выработкой курса, а не с практической управленческой деятельностью. Можно сказать, что настоящее состязание начнётся именно через два года, когда освободится должность генерального секретаря. Однако давайте оглянемся назад и подумаем, почему место президента Интерпола оказалось вакантным, отмечает автор.

Ранее этот пост занимал гражданин Китая Мэн Хунвэй, который пробыл в должности лишь половину своего четырёхлетнего срока — а затем вдруг таинственно исчез во время поездки в свою родную страну. После чего в СМИ появились сообщения о его аресте в Китае «по обвинению в коррупции». Но разве два года назад кто-нибудь протестовал против кандидатуры Мэн Хунвэя на посту главы Интерпола из-за того, что он гражданин Китая и бывший сотрудник правоохранительных органов страны, которая «явно не является образцом в деле соблюдения прав человека», и почему, по мнению США и Великобритании, китаец подходил на должность руководителя международной организации по борьбе с преступностью, а русский нет?

Возникает также ещё один вопрос, отмечает автор: «Почему никто не возмущался и не протестовал в связи с исчезновением человека, который, как бы мы к нему ни относились, был важной фигурой в крупной международной организации? Время от времени его несчастной жене дают пару минут эфирного времени, чтобы она напомнила миру о бедах своего супруга, но большого эффекта это не вызывает. Его отставку, которая, по всей видимости, была принудительной, признали безропотно, что позволило начать процедуру выборов преемника. Если Интерпол был обеспокоен тем, что Пекин откажется от сотрудничества с ним в случае серьёзного заступничества за Мэна, то почему он не оставил этот пост вакантным, по крайней мере, номинально, в знак признания того, как это произошло?».

Кроме того, почему США и Великобритания развязали такую яростную кампанию против избрания Прокопчука в самый последний момент, тоже остаётся неясным: «Дипломаты обычно предпочитают действовать постепенно и за кулисами, но на сей раз эти страны прибегли к открытому лоббированию и на самом последнем этапе. Почему? Здесь есть две возможности. Может, они не сумели предугадать, что могут избрать русского? А может, они предвидели такую возможность, но не усмотрели в этом большой проблемы? В любом случае, все выглядит так, что до Великобритании с запозданием дошло следующее: избрание русского президентом Интерпола как-то не очень согласуется с её огромными усилиями по мобилизации дипломатии против России после отравлений в Солсбери», — говорится в статье.

В результате кампанию против Прокопчука внезапно начали яростно вести сразу на нескольких фронтах, напоминает автор. Литва с Украиной пригрозили вообще выйти из Интерпола, Великобритания заговорила о создании «конкурентной организации», в то время как американские конгрессмены заявили, что это будет равноценно «назначению лисы главой курятника». В адрес российского кандидата также посыпались многочисленные обвинения: «Прокопчука обвинили в том, что он приспешник Путина, что у него кэгэбешное прошлое, и что он на посту вице-президента злоупотреблял действующей в Интерполе системой «красных уведомлений», ведя охоту на политических противников России за границей. Так или иначе, начатые в последний момент лоббистские усилия увенчались успехом и Прокопчук проиграл, причём существенно», — констатирует The Independent.

То есть, фактически «решительно настроенный альянс» в составе США и Великобритании при поддержке нескольких стран, у которых «есть вполне реальные причины бояться России» (Украина и страны Балтии) сумели успешно заблокировать избрание российского представителя на должность президента Интерпола — одной из самых представительных международных организаций после ООН, в состав которой входит 192 члена, подчёркивается в статье. Безусловно, у Прокопчука тоже есть свои недостатки. Но конкретные возражения, выдвинутые против его кандидатуры, можно с таким же успехом предъявить очень многим международным чиновникам, отмечает автор: «Среди них немало таких, кто поддерживает связи с лидером своей страны (хотя далеко не все российские чиновники связаны с Путиным). Прокопчук мог иметь связи с КГБ, а мог и не иметь (вообще это маловероятно, поскольку российское Министерство внутренних дел руководит полицией, а российские спецслужбы работают отдельно от него и часто с ним соперничают). А выдвинутое против него обвинение в том, что он злоупотреблял системой «красных уведомлений», которые представляют собой международный ордер на арест, можно предъявить правоохранительным органам многих стран. В одной стране человек может быть преступником, а в другой — политическим диссидентом. Поэтому и существует международная система предоставления убежища».

Речь идёт не о том, чтобы как-то «оправдать» Прокопчука, а о соблюдении общих стандартов, подчёркивается в статье: «Интересует другое. Может, истинная причина противодействия его избранию на пост главы Интерпола кроется не в его провинностях и недостатках, а в том, что он русский? А если россияне из этого случая сделают вывод о том, что у граждан их страны нет никаких перспектив на повышение в рядах международных организаций, или что таких перспектив у них гораздо меньше, чем, скажем, у китайцев, то у них может возникнут уверенность, что для русских существуют одни правила, а для всех остальных — другие. И самым естественным образом они зададут вопрос: а стоит ли вообще вступать в такие организации?».

У любого международного клуба есть правила, которые распространяются на всех его членов. Но если Москва придёт к выводу, что общие правила действуют иначе в отношении России — то она вполне логично может решить, что из состава таких организаций, как Всемирное антидопинговое агентство, Организация по запрещению химического оружия или тот же Интерпол, ей лучше просто выйти и не придерживаться их стандартов, предупреждает автор. «Конечно, Россия должна соблюдать международные правила, и от неё надо требовать такого соблюдения. Но это предполагает, что к ней надо относиться как к любому другому члену соответствующей организации, и судить о ней следует по тем же правилам, которые действуют в отношении остальных. Однако в случае с выборами в Интерполе это было далеко не так», — заключает The Independent.

Комментарии
Вопрос: Сколько пальцев у человека на двух руках? (ответ цифрами)
Топ статей за 5 дней

Количество заразившихся коронавирусом в Узбекистане составляет 104 человека

Продавцы картошки устроили панику на ташкентских рынках

МВД рассказало, как будут наказывать водителей за вождение личного автомобиля без стикера

Слухи о введении комендантского часа в Ташкенте оказались ложными

expo
Похожие статьи