Главная > Свободное мнение > «Волки» и «козлята»

«Волки» и «козлята»


«Волки» и «козлята»

Ближе к полуночи Тахир решил: пора.

«Нексия», примеченная им еще вчера, сливалась с чернотой двора. Выдавить ветровое стекло, открыть дверцу и забраться в машину не заняло много времени. Попытался завести двигатель заранее припасенным ключом зажигания. Мотор не заводился – в баке не оказалось бензина. Этого Тахир не предвидел. Операция срывалась…

Изуродовав в отместку обивку, изрезав сиденья, он выбрался наружу. На душе было скверно, хотелось выпить. Но пить один не мог. «Такой уж дурацкий характер», – сообщал обычно Тахир своим собутыльникам. Но тут была и другая причина: постоянное безденежье. Уже три месяца он не работал, да и до этого долго нигде не задерживался, – какие уж тут деньги... Вот и с машиной сейчас неудача – а ему за запчасти обещали неплохой куш…

Размышляя обо всем этом, он не заметил, как вышел к кинотеатру. Здесь стояли трое – двое ребят и совсем молоденькая девушка. В другое время он прошел бы небрежно мимо: подумаешь, компания – молокососы… Но привлекла внимание девчонка. А парнишка повыше уже совал ему руку, чтоб товарищи видели – вот какой видный, взрослый, спортивный парень у него в приятелях.

– Ильдар, Анжела, – представил товарищей Рустам (так звали паренька).

– Выпить бы надо за знакомство, – предложил Тахир.

У пятнадцатилетнего Ильдара нашлось несколько тысяч сумов, так что водку раздобыть оказалось не проблемой.

– А что это мы тут на скамейке, как бездомные? Пошли ко мне, посидим, побеседуем, – великодушничал Тахир.

Да за таким человеком – куда угодно!..

Когда с бутылкой было покончено – часов около трех ночи, – хозяин предложил перейти к делу…

О том, что было дальше, рассказывают скупые строчки судебного приговора:

«…Зная, что во дворе его дома стоят автомашины, вместе с… (следуют фамилии ребят) спустился во двор, выдавил рукой переднее ветровое стекло автомашины «Каптива», принадлежавшей гражданину У., открыл дверь, сел за руль и пытался завести двигатель, но не смог. Тогда он разорвал электропроводку машины и попытался соединить провода напрямую и таким образом завести машину, но и это ему не удалось…»

Вновь обретенные друзья все это время стояли «на стреме».

– Живо сюда! – услышали они шепот Тахира. – Подтолкните меня…

Ильдар и Рустам принялись толкать машину. Тахир рулил, сидя в кабине.

– Не заводится, чтоб ей!.. – Грубое ругательство повисло в тишине двора.

Нет, он ни за что не уйдет с пустыми руками – вторая неудача за ночь!.. И Тахир с подручными перебираются к белой «девятке». Почерк тот же, отработанный: разбить переднее стекло, проникнуть в машину...

В это время свистнул, подавая сигнал тревоги, Ильдар. Тахир не успел даже вылезти из машины: неудачливых угонщиков задержали сотрудники органов внутренних дел, вызванные по телефону одним из жильцов дома, который уже некоторое время наблюдал из окна за подозрительной возней во дворе…

…Девятнадцать, шестнадцать, пятнадцать – таков возраст участников «операции». На следствии Тахира А., вожака и вдохновителя, спросили:

– Вы знали, что ваши соучастники – несовершеннолетние?

Тахир изобразил самое натуральное удивление:

– На них не написано… Пьют будь здоров, а там кто же их знает. Не паспорт же спрашивать…

То же самое он твердил и во время суда. Однако трюк, как говорится, не прошел. И Рустам, и Ильдар подтвердили: знал. С первым Тахир был знаком давно, а этих двух спрашивал о возрасте специально, интересовался на всякий случай…

Так почему же двое подростков, ни на секунду не усомнившись, послушно пошли за первым встречным, поманившим их на темное дело? И кто они, что представляют собой?

Тахир А., старший по возрасту, инициатор преступления, уже имеет стаж и опыт в ночных делах. С законом, вернее, с его карающей рукой, он познакомился, когда ему было шестнадцать. Попался на хулиганстве. Учитывая возраст, его приговорили к одному году лишения свободы условно, с двухлетним испытательным сроком. Казалось бы, повезло – простили, поверили, дали возможность исправиться… Но ничему судимость Тахира не научила: еще не кончился испытательный срок, а он уже пошел на новое преступление.

И еще одна черта, дающая наглядное представление об этом парне.

Во время допроса он пытался отрицать свою роль организатора преступления, сваливая вину на Рустама. Это, якобы, идея того, а он, Тахир, просто взялся помочь неопытным ребятам.

– По доброте душевной, что ли? – уточнил следователь.

– Вроде того, – нагло ответил Тахир.

На очной ставке Рустам оторопел, когда услышал, что именно ему Тахир отводит роль «лидера» в организации попытки угона.

– Не верьте ему, гражданин следователь, – наконец сумел выдавить из себя парнишка.

– Давай, гони, – ухмыльнулся Тахир. – А то тут дураки сидят, не поймут, чего ты хочешь… На меня рад свалить, да? Мол, ранее судимый, злостный, втянул тебя, хорошего мальчика, в преступление? Не пройдет!

Недавние компаньоны долго и старательно топили друг друга, пока следователь не развел их…

К сожалению, Рустама М. действительно трудно назвать «хорошим мальчиком». Всего за год до нынешней операции (он только-только закончил девятый класс и пошел работать в швейное производственное объединение) совершил кражу. Но и ему тогда крупно повезло: освободили от ответственности по амнистии. Даже помогли с трудоустройством на другое предприятие. Рустам попал в хороший коллектив. Мог бы приобрести специальность, найти настоящих друзей…

Но вот характеристика с места работы подростка: к работе относится недобросовестно, пьянствует, прогуливает…

Третьего соучастника – Ильдара С. – к уголовной ответственности сочли возможным не привлекать.

На суде его спросили:

– Вот вы три часа сидели, выпивали с незнакомым человеком… О чем же говорили?

– Он расспрашивал меня и мою сестру Анжелу, с кем мы живем. Я сказал, что отец не живет с нами, давно ушел. Мать тоже дома бывает редко, переехала к новому мужу. Мы с сестрой и живем вдвоем…

– Он уговаривал тебя пить?

– Сказал, что уважает парней, которые поступают как настоящие мужчины. И когда во двор нас позвал, тоже сказал: «Ну-ка проверим, есть ли среди вас настоящие мужчины…»

Итак, подросток оказался фактически безнадзорным, предоставленным самому себе. И это сыграло решающую роль…

– Специально таких ищешь? – спросил судья у Тахира. – Тебе ведь как раз такие подручные и нужны, что живут сами по себе, без родительского глаза?

– Да кто их ищет… Сами липнут… – угрюмо отозвался тот…

В какой-то мере это верно – «липнут». Привлекают показная сердечность и демократизм вожака: хоть они и младше, а он с ними как с равными, за руку, и разговор серьезный, о жизни, и выпить предложит. А там уж алкоголь на помощь приходит: головы парням туманит, делает их наглыми и послушными чужой воле…

…Приговор суда. Он всегда подводит черту под делом, его ждут с тревогой и нетерпением. И в данном деле преступник тоже получил по заслугам: суд признал Тахира А. виновным в соучастии в краже и приговорил к лишению свободы сроком на 10 месяцев с отбытием наказания в воспитательно-трудовой колонии общего режима.

Случаев, когда несовершеннолетние совершают преступления под влиянием взрослых, немало. Их втягивают, подталкивают, вовлекают – обманом, угрозами и, как правило, предварительно подпоив. Те, кто идет на это, прекрасно знают об ответственности – народ нынче грамотный… И потому, когда такой «наставник молодежи» попадается, то начинает метаться, вилять, прикидываться неосведомленным: мол, откуда мне было знать, сколько ему лет, в школу не ходит, пьет-курит, не паспорт же спрашивать. Или еще довод: все они нынче долговязые, акселераты, поди разбери, какой там возраст…

И случается – помогает… И от наказания иногда преступнику удается ускользнуть. Но если незнание закона не освобождает от ответственности, то точно так же не должно освобождать от нее и незнание возраста соучастников. Слишком строго? Но ведь на другой чаше весов – искалеченные детские судьбы…

Усман НУРОВ.
Вернуться назад