26.5 C
Узбекистан
Четверг, 9 июля, 2020

Самая читающая?

Топ статей за 7 дней

Населению Узбекистана будет предложен джизакский «Фольксваген»

По сообщению информационной службы АО «Узавтосаноат», постановлением Президента Узбекистана  от  25 июня 2020 года «О мерах по...

Вчера правоохранительные органы задержали более 1000 ташкентцев за отсутствие маски

23 июня в Ташкенте были задержаны 1046 человек, находившихся в общественном месте без медицинской маски.

Узбекский боксер за 81 секунду нокаутировал россиянина. Видео

В Москве прошел вечер бокса, в котором выступил узбекский боксер Музаффар Расулов (2-2, 0 КО) — его соперником был...

Подпишитесь на нас

51,403участниковМне нравится
21,058участниковЧитать
2,090участниковПодписаться
Самая читающая?

Фото с сайта Spzh.news

А ведь была. Самая. В мире. Была… И с феерической быстротой перестала быть. Наверное, уместнее всего было бы озаглавить очерк «Как исчезает культура под натиском варварского капитализма».

В те времена, когда культура была, а капитализма не было, нам казалось совершенно обычным, скажем, то уникальнейшее обстоятельство, что в стране выходит несколько всесоюзных толстых журналов (не гламурных, а художественно-публицистических», а к ним еще по два журнала в каждой республике. На русском и национальном языках. Плюс куча специализированных журналов потоньше. Перечислить невозможно. Да плюс еще толстенькие журналы в различных регионах РФ. Интересно, в какой еще стране было такое? Да ни в какой.

Что уж там про газеты? По две главных на каждую союзную республику. Плюс еще с десяток на каждую союзную республику. Плюс еще газеты в каждом крупном регионе. Плюс многотиражки На каждом уважающем себя предприятии…

Возьмем, естественно, Ташкент. Как самый главный мой город. В мое время там издавалось 19 газет. Кроме «Правды Востока», главной газеты в нашей семье, издавалась «Кзыл Узбекистон», газета ЦК КП УзССР, на узбекском. Ёш ленинчи-«Молодой ленинец», «Тошкент хакикати» — «Ташкентская правда», «Пионер Востока». Издавались также «Сельская правда», «Вечерний» Ташкент», на русском и узбекском, очень важная газета, без которой одно время нельзя было развестись. Подобно «Вечерней Москве». «Вечерний Ташкент» печатал объявления о разводе. Тогда без этого не разводили. Причем объявления приходилось ждать несколько месяцев и совершенно посторонние люди волей-неволей влезали в частную жизнь совершенно не знакомых им граждан. Позже, с появлением телевидения, стала выходить программа радио-и телевизионных передач, маленький листок, размером с лист многотиражки, где с обеих сторон убористым черным шрифтом были программы. Я это точно знаю, потому что мама подрабатывала, корректируя эти программы.
Я говорю о газетах послевоенных. До революции и войны в Ташкенте выходило множество газет, и десять журналов. Даже сатирический «Туркестанский скорпион».

С 1923 года и до восьмидесятых сохранялся сатирический журнал «Муштум» (кулак). Огромное количество научных журналов, которые я даже перечислять не буду.( издательство «Фан» — «наука») Журнал «Женщина Узбекистана», я видела на русском языке.
И, конечно, главные журналы Узбекистана. «Звезда Востока» и «Шарк Юлдузи». Литературно-художественные. Органы СП Узбекистана. «Звезда Востока». Обложка ее так и не изменилась. Голубая с синим. Только сейчас она выходит раз в два месяца. Прискорбно. Как и все толстые журналы бывшего СССР влачит не слишком благополучное существование. И тогда, и сейчас в журнале печатались писатели и поэты республики. Александр Файнберг. Александр Березовский. Зоя Туманова. Михаил Гребенюк. Олег Сидельников…. Что там перечислять? Печатались. Но если очень-очень честно, «Звезда Востока» была весьма популярной не только в Узбекистане, но и в других республиках, потому что печатала зарубежные детективы. Это было удивительно. Каким образом эти детективы добывались? В то время книги, изданные за рубежом, в наших магазинах не продавали. Кто их переводил? Причем детективы были не абы какие, а самых известных на Западе авторов: Агата Кристи, Эрл Гарднер, Рэймонд Чандлер, Дик Френсис, Рекс Стаут…

Конечно, журнал раскупали.
Поверьте, это далеко-далеко не все газеты и журналы, выходившие в Узбекистане. И примерно такая же картина была во всех республиках бывшего СССР. Можно сказать, газеты и журналы по интересам.

Да, и многотиражки. Издавались на Ташсельмаше, на заводе Чкалова, в объединении «Швейник», на Текстилькомбинате, в ТАШГу. Всего количеством тридцать пять. Формат — половина «Правды».

Одно время была многотиражка и в милиции. Называлась она «На посту». И в связи с этим хочу рассказать одну не слишком приятную историю, кончившуюся трагически для редколлегии газеты «На посту».

Заранее предупреждаю тех, кто захочет обвинить меня в клевете: не выйдет. Я видела и читала это собственными глазами.
Было это то ли в конце 1968 года, то ли в начале 1969. Работала я тогда в институте иностранных языков, старшим лаборантом на кафедре педагогики и мечтала удрать, куда подальше, что мне довольно скоро удалось. Работали мы и по субботам. Как-то в субботу, когда на кафедре никого не было кроме машинистки, младшей лаборантки Ани и меня, Аня вытащила многотиражку «На посту». Уж не знаю, где она ее раздобыла, возможно, были родственники в милиции. На всю страницу была напечатана статья о том, что сын Председателя Президиума Верховного Совета УзССР Ядгар Насриддиновой в компании дружков ловил на улице русских девушек, их окружали и начинали издеваться. Подробностей приводить не буду. Говорили также, что он был одним из вдохновителей беспорядков на стадионе «Пахтакор» в 1969 году.

Слухи об этом ходили давно. И потом говорили, что одна из несчастных девушек оказалась дочерью крупного московского военного чина. Именно поэтому все вышло наружу.
Я твердо уверена, что подобная статья не могла появиться без одобрения вышестоящих лиц: слишком высокий пост занимала Насриддинова.

Я вернулась домой, рассказала все маме. Мама уже слышала про статью, а на следующий день пришла и сказала, что всю редколлегию разогнали. Так и не знаю, возродилась ли потом газета.

Много лет спустя меня уверяли, что все это было клеветой, и что всему виной были подковерные игры и интриги. Сама Насриддинова утверждает, что ее подставил Шараф Рашидов, первый секретарь ЦК КП Узбекистана. Этого я не знаю. И точно ничего сказать не могу. Повторяю только то, что видела и слышала. Знаю только, что после этого Насриддинову вызвали на работу в Москву. В Ташкенте она больше никогда не работала.

Всесоюзные газеты поражали разнообразием, но у нас в доме их практически не было. Кроме того, выпускались всесоюзные газеты по профессиям, и сестра выписывала «Медицинский работник».

Но меня поражает, что на все журналы, газеты, многотиражки находились деньги. Содержался штат. И так было во всех республиках СССР. Это сейчас, при демократии и капитализме слово «многотиражки» исчезло. Из десятков газет остались единицы. Из множества журналов не осталось почти ничего.

А ведь были и всесоюзные толстые журналы. Два издавались в Питере: «Звезда» и «Нева». Остальные — в Москве: «Новый мир», «Октябрь», «Москва», «Знамя», «Дружба народов», «Наш современник», «Юность», «Иностранная литература». Самым современным считался «Новый мир». Самым реакционным — «Наш современник». Самым популярным — «Юность». Интересные вещи появлялись в самых разных журналах, скажем, «Мастер и Маргарита» появился в «Москве». Произведения Айтматова, Дудинцева, Эренбурга, Некрасова, Богомолова — в «Новом мире». Все гонялись за «Дружбой народов»: там печатались Лев Гумилев, Фазиль Искандер, Булат Окуджава. Тимур Пулатов.

Гонялись также за журналами «Химия и жизнь», «Наука и жизнь», «Вокруг света», «Знание — сила». Дрались за подписку на «Здоровье», «Работница», «Крестьянка», «Советский экран», иногда доставали журнал «Америка», издававшийся в США на русском языке. Выходили журналы «Советский Союз», «Советская женщина». Для детей — «Мурзилка», Веселые картинки», журнал «Пионер». Газета «Пионерская правда».

Все это действительно читалось, живо обсуждалось, не на партсобраниях, а дома, в дружеском кругу, на работе.
Я впервые услышала словосочетание «Новый мир» дома, вместе со словами «Иван Иванович» в 1951 году, мне было шесть лет. Вышел роман известнейшей тогда писательницы Антонины Коптяевой, трилогия о враче, и Боже, сколько было споров, сколько было сломано копий! Люди действительно читали. Действительно интересовались. Им действительно было небезразлично.

Что читали у нас дома? Вернее, что выписывали?
Из газет только «Литературку». Я хватала ее первой, потому что читала очень быстро. Папа в очереди стоял последним, поскольку читал невыносимо медленно. Разбирая каждую статью по косточкам.

Из журналов — непременно «Здоровье» и «Работницу», где давались совсем не плохие советы. Это мне было на один зуб. Я ждала «Юность». Нужно отдать маме должное, она выписывала это для меня. До сих пор помню, как ходила ушибленная «Звездным билетом». «Новый мир», но не всегда. Денег вечно не было. Довольно и того, что мама честно подписывалась на все приложения к «Огоньку», а они были шикарными. Одно время приложения можно было выписать только вместе с журналом, и у нас скопилась огромная кипа. Читать там было почти нечего. Но я хранила вырванные из середины репродукции. Выписывали мне и «Пионер». И еще для детей существовал альманах «Круглый год», с рассказами и стихами лучших детских писателей и поэтов. Про «Мурзилку» и Веселые картинки» уж и не говорю.
Став постарше я, обладавшая непревзойденным умением заводить блат в библиотеках, приносила домой все толстые всесоюзные журналы, включая «Науку», «Химию» и «Вокруг света». Читала все, что казалось достойным внимания, а таковое встречалось не так часто, как хотелось бы.

В ташкентских киосках «Союзпечати», как правило, царила пустота. Все расхватывалось с самого раннего утра. По дороге на работу. Мне везло в том смысле, что мама, работавшая в «Правде Востока», без труда подписывалась на все, что хотела. Перебравшись в Москву, я поняла, почем фунт лиха. В день подписки очередь на почту занимали с вечера. То, что распространяли по предприятиям, доставалось исключительно по блату и с боем. Хочешь «Здоровье»? В нагрузку — «Правда», «Блокнот агитатора»… ну все в таком роде. Как-то мы всем отделом выписали «Иностранку», но ничего хорошего из этого не вышло. Кроме лишних склок. Народу много — «Иностранка» одна.
А в перестройку, когда все начали печатать, мать моей подруги, женщина безотказная, встала с вечера у почты. Часа в три ее сменила подруга, в пять — я, потому что жила рядом, и достоялась до восьми. Навыписывались…..

Интересно, куда все это девалось? Толстые журналы умирают. Все. В библиотеки ходят преимущественно пенсионеры, которым на свои деньги книг не купить — дорого. Читают в ридерах. Подписываются на ЗОЖ. На «Московский комсомолец». Это то, что я вижу на почте.
Несколько лет я работала в журнале «Если». Фантастика. Очень хорошая редакция. Как одна семья.
Умер. Почти никто не подписывался.

А ведь у меня еще и были переплетенные конволюты из журналов. Переплетали мне на работе, за минимальные цены…
Кажется, вместе с СССР и цензурой исчезли талантливые писатели. Поэты еще держатся. Но кому сейчас нужны поэты? Это вам не шестидесятые, когда весь Союз был отравлен поэтическим ядом. Невзирая на идиотскую дискуссию физиков с лириками. И опять: я впервые приехала в Москву погостить в 1964 году. Был у меня в друзьях будущий известный писатель. Вот он водил меня ночью… нет, не в ночной клуб, а к памятнику Маяковскому, где собирались поэты и читали свои и чужие стихи. Сколько же там было молодежи. Были кафе «Молодежное» и «Аэлита», где по определенным дням бывали поэтические чтения. Был Политехнический, спасибо моему другу.
Я пробовала читать толстые журналы. Нет. Не то. Авторы мне чужды.

Куда что подевалось? Куда?
Ушло. Видимо, навсегда. Никогда больше мне не видеть очередей на почте в день подписки. Да и книги…
Меня волнует одно: что станется с моими драгоценными книгами, когда не будет меня? Время от времени я выхожу в подъезд и вижу кипы книг. И понимаю — кто-то ушел. Их разбирают быстро. Я тоже беру кое-что. Не могу удержаться.

Лучше не думать…

Татьяна Перцева

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

Последние новости

Что придет на смену либеральному миропорядку?

Критики верно указывают на то, что американский миропорядок после 1945 года не был глобальным и не всегда был особенно либеральным....

Израиль, отличившееся в начале своим эффективным управлением эпидемией, сегодня расплачивается за поспешное снятие карантина

"Еврейское государство, отличившееся в начале года своим эффективным управлением эпидемией, сегодня расплачивается за поспешное снятие карантина, при котором политические расчеты одержали верх...

Covid-19. Печальный итог дня: 5 больных скончались, 422 новых диагнозов

К сожалению, 8 июля в стране был вновь обновлен рекорд ежедневных диагнозов Covid-19 - 422. Из них 295 были зафиксированы в карантинных...

Перед налоговым комитетом поставлена задача создать систему «Налоговая служба — помощник предпринимателя»

В ходе прошедшего видеоселекторного совещания Шавкат Мирзиёев отметил, что в результате предпринятых в последние годы усилий по реформированию налоговой системы в распоряжении...

Токаев объявил 13 июля днем траура по умершим из-за коронавируса

Президент Казахстана Касым-Жомарт Кемелевич Токаев объявил 13 июля днем национального траура по умершим из-за коронавируса, пишет Gazeta.ru. «Я выражаю соболезнования...

Больше похожих статей