Новости Узбекистана

Лучше проинформировать, чем объяснять, лучше объяснить, чем оправдываться.

Ўзбекча Ўзбекча

Светлый сайт   

→ Арсен Усенов (Кыргызстан): отсутствие регионального самосознания делает взаимоотношения в самой Центральной Азии не приоритетными

Арсен Усенов (Кыргызстан): отсутствие регионального самосознания делает взаимоотношения в самой Центральной Азии не приоритетными

Арсен Усенов (Кыргызстан): отсутствие регионального самосознания делает взаимоотношения в самой Центральной Азии не приоритетными


На вопросы Владимира Парамонова, руководителя аналитической группы "Центральная Евразия" отвечает представитель нового поколения экспертов - Арсен Усенов из Кыргызстана. Важно и то, что этот эксперт является сотрудником партнерского института, который ранее принимал самое активное участие в поддержке многих виртуальных экспертных дискуссий проекта "Центральная Евразия".

Владимир Парамонов (Узбекистан), руководитель аналитической группы "Центральная Евразия": какие основные проблемы на пути развития стран Центральной Азии (ЦА) и взаимоотношений между ними Вы бы обозначили?

Арсен Усенов (Кыргызстан), младший научный сотрудник Института стратегического анализа и прогноза Кыргызско-российского славянского университета: на мой взгляд, развитие стран ЦА и взаимоотношений между ними определяется рядом объективных и субъективных факторов, причем с большим преобладанием последних.

К числу объективных проблем можно отнести проблемы делимитации границ и территориальных споров, в частности в "Ферганском треугольнике" (Таджикистан, Узбекистан, Кыргызстан). Процессы делимитации и демаркации границ идут уже около двадцати лет, но ощутимые изменения стали заметны только лишь недавно. При этом территориальные разногласия между странами ЦА все еще являются барьерами для углубления сотрудничества по всем остальным направлениям. К тому же на повестке взаимоотношений государств ЦА стоит вопрос распределения водных ресурсов, что отражается на проектах строительства ГЭС большой мощности в Таджикистане и Кыргызстане. Остальные проблемы - это, прежде всего, проблемы безопасности, а также проблемы, связанные с трудовой миграцией.

Но все же большая часть проблем на пути развития и взаимоотношений стран ЦА, на мой взгляд, носит в значительной степени субъективный характер.

Во-первых, важно отметить, что государства региона все еще находятся в стадии формирования собственной национально-государственной идентичности. Соответственно, своего рода обособление в качестве государств и наций с собственными культурными, национальными ценностями является закономерным. Но в то же время это приводит к ситуации, когда граждане стран ЦА отождествляют себя в большей степени в качестве представителей своей нации и своего государства, а сам регион для них есть лишь некая совокупность пяти государств. В свою очередь, отсутствие регионального самосознания делает взаимоотношения в самой ЦА не приоритетными.

Во-вторых, государствам ЦА не удается решать наиболее острые проблемы напрямую: путем двустороннего или многостороннего диалога. Зачастую для решения проблем взаимоотношений стороны часто прибегают к помощи внерегиональных посредников. "Свежий" и важный пример: при решении проблем на кыргызско-казахстанской границе в 2017 году стороны смогли прийти к компромиссу посредством России.

В-третьих, в ЦА существует проблема конкуренции за лидерство между двумя экономически наиболее сильными странами - Казахстаном и Узбекистаном. Уровень экономического развития является здесь весомым фактором. Обе страны, являясь лидерами в плане экономического развития, долгие годы боролись за статус регионального лидера. В настоящее время между странами заметно выросло осознание необходимости совместного решения накопившихся проблем. Тем более, что интересы Астаны и Ташкента в части решения целого комплекса проблем, например водных, совпадают.

В-четвертых, отсутствие политической воли к интеграции у лидеров государств ЦА делает интеграцию региона маловероятной. "Объединенная Центральная Азия" пока не способна принимать самостоятельных решений. Как показывает история, все интеграционные проекты в регионе (ЦАЭС, ЦАС и др.) не имели продолжения в рамках границ пяти государств без иностранного участия. Часто стремление дистанцироваться и отстоять свой суверенитет является превалирующим в мотивах лидеров стран ЦА. Это отражается и на невозможности регионализации без участия России. Наличие разобщенности в ЦА делает доступным управление процессами в регионе со стороны внешних акторов, что в какой-то степени, кстати, отвечает их интересам.

В.Парамонов: как, на Ваш взгляд, можно наиболее эффективно решать данные проблемы?

А.Усенов: на мой взгляд, решение вышеперечисленных проблем, во многом, лежит именно в субъективной плоскости. Для лидеров и народов стран ЦА принципиально важны два момента: осознание и политическая воля (действие).

Во-первых, государствам ЦА пора осознать, что внутренние и региональные проблемы невозможно решить без диалога. Таким образом, логика принятия политических решений должна исходить из того, что от благополучия всего региона зависит и благополучие конкретной страны.

Во-вторых, лидерам стран ЦА необходимо проявить политическую волю по интеграции и начать этот процесс с регулярных встреч в формате "пятерки" для обсуждения и решения совместных проблем. Политическая воля, проявленная новым лидером Узбекистана Ш.Мирзиеёвым уже позволила разрядить обстановку в регионе. Были созданы условия для решения ряда проблем на пути сотрудничества стран ЦА. Это касается и водных проблем, приграничных вопросов, энергетических проектов в ЦА. Ответные инициативы со стороны лидеров других государств ЦА должны обеспечить дальнейшее развитие отношений в регионе.

Схематично и крайне условно основные вектора внешней политики стран ЦА выглядят следующим образом: Казахстан и Кыргызстан ориентируются на евразийскую интеграцию; Узбекистан предпочитает развитие торговли, а Туркменистан пока придерживается нейтралитета; Таджикистан находится на перепутье - между Китаем и Россией.

Таким образом, интеграция в ЦА возможна пока только лишь на консультативно-дискуссионном уровне, без политических обязательств. Тем не менее, при создании даже дискуссионной площадки принципиально важен выбор ее местоположения. С геополитической точки зрения наиболее подходящим местом мог бы стать Ташкент в связи с тем, что Узбекистан граничит со всеми странами ЦА. Если же исходить из точки зрения нейтральности места, то выбор Душанбе, Ашхабада или Бишкека тоже логичен.

В.Парамонов: спасибо за интересные оценки и предложения. Мне они показались ценными. Одну же из прозвучавших оценок я хотел бы особо выделить в виде вопроса: возможна ли регионализация/интеграция в ЦА без участия России? Почему да или почему нет? К обсуждению приглашаются все желающие эксперты из стран ЦА. Ответы на эти вопросы мне представляются концептуально важными для дальнейшего развития нашего региона.
Комментарии
Вопрос: Сколько пальцев у человека на одной руке? (ответ цифрами)
Топ статей за 5 дней

Офицер Нью-Йоркской полиции - Садокат Максудова оказалась банальной воровкой

Гражданин Узбекистана, проживающий в США, в конце концов, сознался в оказании помощи ИГИЛ

И опять о счетчиках…

Тяжелобольного ребенка из России отправят на операцию в Узбекистан

expo
Похожие статьи