Новости Узбекистана

Лучше проинформировать, чем объяснять, лучше объяснить, чем оправдываться.

Ўзбекча Ўзбекча

Светлый сайт   

→ Моя Италия. Не очень путевые заметки

Моя Италия. Не очень путевые заметки

Моя Италия. Не очень путевые заметки

…По замыслу Микеланджело… и Гауди?

Честное слово, я добросовестно собиралась описать свои недавние путешествия – сентябрьское по Италии и октябрьское – в Испанию, – именно так, как требует жанр травелога: с чувством-толком-расстановкой, с рассказами о колоритных местных достопримечательностях и связанных с ними исторических событиях, соблюдая хронологию и очередность впечатлений, сменявших друг друга в соответствии с программой тура. В начале, как водится, привести, в качестве эпиграфа, какое-нибудь известное высказывание, например: «Бог создал Италию по замыслу Микеланджело». Поведать, что три недели моих странствий вместили четыре государства (если считать Ватикан и Сан-Марино) и значительно пополнили список виденных мной в жизни морей: кроме Черного, Средиземного, Мертвого и Красного, да еще Рижского залива, теперь в нем числятся Тирренское, Лигурийское, Ионическое, Неаполитанский залив, Адриатика!.. Отдельный рассказ, обстоятельный и детальный, посвятить посещению музеев Ватикана – бесценного хранилища художественных коллекций римских пап, уже одно приближение ко входу в которое всерьез угрожает синдромом Стендаля… Упомянуть, что фотографии Пизанской башни дают совершенно неправильное представление о ней, потому что воспринимать ее нужно обязательно в комплексе с белоснежным собором и баптистерием, вместе образующими необыкновенной красоты ансамбль на «Площади чудес», как назвал ее Габриэле д,Аннунцио...

Моя Италия. Не очень путевые заметки


Намечались в моем плане будущего путевого очерка и рассказы о том, как часто в Венеции можно увидеть вывешенный из окон частных домов желто-красный флаг Венецианской республики – хоть такое формальное, но упрямое напоминание о прежнем могуществе города, некогда позволявшего себе не считаться с волей пап. Или как наша гондола проплывала мимо окон тюрьмы, где два с половиной столетия назад томился Казанова, и можно было, протянув руку, коснуться решеток нижнего этажа. И о прогулке по Дворцу дожей (как, спрашивается, удавалось им выполнять свои дожеские (дожьи?) обязанности, не отвлекаясь ежеминутно на эту красоту?)

Моя Италия. Не очень путевые заметки


И что сегодня Венеция, по моему впечатлению, – самый красивый в мире туристический аттракцион, хитро-лукаво смастерённая огромная театральная декорация, и именно так ее и надо воспринимать, не пытаясь доискаться Венеции настоящей. В отличие от средневековой сказки Флоренции – вот уж где на каждом шагу мрачновато-суровая неподдельность!.. И о сердце города Данте – галерее Уффици, где жанровые картинки и сценки, разыгрывающиеся в толпе туристов, честно говоря, порой занимательны не меньше, чем залы Джотто, Боттичелли, Рафаэля, Леонардо, Микеланджело, Тициана…

Моя Италия. Не очень путевые заметки


О восхитительной свободе, с какой располагаются влюбленные парочки прямо на камнях и ступенях главной площади Сиены; о прекрасных тосканских винах и неповторимом вкусе соуса песто. И что если на европейской улице ты случайно толкнул прохожего, он улыбнется и скажет: «Икскьюз ми»…

Еще – о том, как звенит ликующими голосами и обрывками «Соле мио» Неаполь, с его белыми яхтами в порту и налетающими, как вихрь, колоритными уличными шествиями в честь непонятно чего, наверно, хорошего настроения. (Один из участников такой шумной процессии, дядечка в белой шляпе, похожий на Михаила Водяного, увидел, что я фотографирую, и непринужденно сунулся поцеловать, но я дала только приложиться к ручке. Я не такая, я честная девушка.)

Легкий бриз… Легкий флирт… Легкий хмель… Легкий загар… «Молчанье ночи, шум оваций, мельканье лиц и декораций...» Красавец Неаполь в голубой дымке и ярких солнечных бликах! Ему ли принадлежит залив с тем же именем, – или, наоборот, это город безраздельно принадлежит заливу?..

Моя Италия. Не очень путевые заметки


О, конечно, была ведь еще Испания. Саграда Фамилия – храм, словно спустившийся в столицу Каталонии целиком прямо с неба: шагнув внутрь, пришлось на мгновение прислониться к стене, чтобы унять головокружение: нет, ЭТО не может быть творением обыкновенных человеческих рук!.. («Гауди! Привет, Антонио! Узнаю твои шедевры. Ты природную гармонию разгадал едва ль не первый...»)

Я не знаю, как описать нашими бедными словами то, что увидела здесь. Но Саграда Фамилия, без сомнения, принадлежит далекому будущему – так же, как Нотр-Дам принадлежит прошлому, а Сан-Пьетро – вечности. И если для людей 23-го века религия еще будет что-то значить, – они будут приходить для общения с Богом именно сюда.

Моя Италия. Не очень путевые заметки


…А как потрясали в барселонском «Паласио» беспощадным поединком холодной ярости и испепеляющей страсти артисты фламенко – и потом выходили на поклоны совершенно выжатыми, с вымученными улыбками на бледных под гримом лицах… А прелестная Жирона, самый готический город Испании, – кажется, что попала в «Рукопись, найденную в Сарагосе»!.. А когда ехали в театр-музей Сальвадора Дали в Фигейросе («Сюрреализм – се муа!») – нас предупредили, что будет вынос мозга. Да нет, обошлось… Даже купила здесь в подарок другу «текущие» часы (правда, потом, по возвращении, не смогла сама с ними расстаться…).

А Монтсеррат! – невероятной, нереальной красоты «распиленная гора», осеняющая Барселону! Сюда, в монастырь Маринетты – «Черной», или «Смуглой», мадонны, едут со всей Испании с самыми сокровенными желаниями и потом благодарят за их исполнение трогательными приношениями: кто – подвенечным нарядом, кто – детской распашонкой…

Моя Италия. Не очень путевые заметки


…И еще обязательно – отдельно, особо – о Помпеях. Если попытаться совсем кратко описать то, что там увидела, – наверно, самое точное слово будет «полу-...». Застывшие в вечной скорби полускульптуры, изувеченные, но все же прекрасные фигуры на пОлу-... нет, на три четверти стершихся фресках в домах с зияющими провалами в стенах (впрочем, каждый из провалов очень на своем месте и вполне удобен для входа и обозрения туристическими группами – реставраторы хорошо поработали). Стены вдоль древних улиц – в половину человеческого роста, а сами узкие пыльные улочки вымощены плоским булыжником, как в старой Бухаре моего детства.

Моя Италия. Не очень путевые заметки


…Зелень лавра, доходящая до дрожи.
Дверь распахнутая, пыльное оконце.
Стул покинутый, оставленное ложе.
Ткань, впитавшая полуденное солнце.

Понт шумит за черной изгородью пиний.
Чье-то судно с ветром борется у мыса.
На рассохшейся скамейке – Старший Плиний.
Дрозд щебечет в шевелюре кипариса…


И всюду – в качестве стрелок-указателей для заезжих купцов и моряков или обозначая, вместо красных фонарей, границы веселых кварталов, – фаллосы, фаллосы... Лепными выступами на стенах домов, барельефами – под ногами на мостовых, украшениями фонтанчиков и водопроводных колонок... Визитная карточка города. И заодно – пикантный сувенир для туристов.

Потому ли, что так выстроена была наша экскурсия – с акцентом на лупанариях и «гинекологических кабинетах» древних эскулапов, скорее обеспечивавших пациенту (буквально – «терпящему», отсюда, кстати, «дом терпимости») лишние страдания, чем умевших лечить, – но меня в этом осмотре неотвязно сопровождала ассоциация с испепеленными за неправедность Содомом и Гоморрой. И все время казалось: витает в неподвижном воздухе мертвого, полупризрачного полугорода – душок греха... И царит, нависает над городом-мумией – или мумией города? – суровый, молчаливый до поры Хозяин. Ве-Зувио. Сын Зевса…

Моя Италия. Не очень путевые заметки


…Сколько же, сколько еще чудес несказанных, тех, что – увидеть и умереть! – подарила эта ослепительная поездка! Но вот разбираю, пересматриваю заново фотографии – сотни! – пытаясь выстроить из сотен же воспоминаний сколько-нибудь стройную композицию, но… «У памяти хороший вкус»?.. – нет, не то: многое из того, что увидела в этом незабываемом путешествии, – вне всяких наших мер и мерок «хорошего вкуса». Просто память, как известно, сохраняет в первую очередь то, что потрясло более всего, а время отсеивает главное. А потому – прощай, последовательность изложения, приличествующая достойному жанру травелога: властно отодвигая и заслоняя собой все прочее, встает перед глазами – Он. Только Он – Рим.

Моя Италия. Не очень путевые заметки


Лейла Шахназарова.

Продолжение следует.
Комментарии
Прочитала с удовольствием! Жду продолжения.
Начала читать перед лекцией, и не могла дождаться, когда смогу отпустить студентов,чтобы снова вчитаться в этот упоительный текст путешествия,побывать мысленно там же самой....Спасибо,Лейла!
Лейла, дорогая, слов нет! Необыкновенный рассказ! Необыкновенные фотографии. Очень интересно! МОЛОДЧИНА!
Спасибо! Так чувствуются настроения каждого места!
Восхитительно!

И снова приснится мне город крылатого льва,
и я затеряюсь в его мавританских узорах...
Вопрос: Сколько пальцев у человека на двух руках? (ответ цифрами)
Топ статей за 5 дней

В Узбекистане в открытом режиме начнется трансляция пяти зарубежных каналов

Ограбление года: пограничник пытался ограбить магазин бытовой техники в Ташкенте (фото, видео)

Шавкат Мирзиёев предложил студентам медицинских и военных вузов создать добровольческие дружины для доставки продуктов пожилым людям

А за окном весна: как Ташкент переживает карантин

expo
Похожие статьи
Теги
Лейла Шахназарова