Новости Узбекистана

Лучше проинформировать, чем объяснять, лучше объяснить, чем оправдываться.

Ўзбекча Ўзбекча

Светлый сайт   

→ Михаил Лифиц, Ирэна Гульзарова, Артем Пак под сводами Карнеги Холла

Михаил Лифиц, Ирэна Гульзарова, Артем Пак под сводами Карнеги Холла

5 мая 1891 год. В центре Манхэттена состоялось торжественное открытие главного концертного зала Америки – Карнеги Холла. Под звуки «Коронационного марша» Петра Ильича Чайковского, который был приглашен в качестве почетного гостя и дирижера собственного опуса, Карнеги Холл открыл свои двери для любителей классической музыки, став одним из самых великолепных и престижных концертных залов современности.

Михаил Лифиц, Ирэна Гульзарова, Артем Пак под сводами Карнеги Холла

Он с первых же дней стал важнейшим центром концертной жизни Америки и вошел в первую тройку самых знаменитых залов мира. Здесь выступали крупнейшие композиторы, дирижеры и исполнители прошлого и настоящего: А.Дворжак, А.Тосканини, Г.Малер, Р.Штраус, С.Рахманинов, Э.Карузо, Ф.Крейслер, И.Стравинский, С.Рихтер, Д.Ойстрах, В.Спиваков, Д.Хворостовский и многие другие. В общем, эти стены многое повидали.

С тех пор прошло 125 лет. Карнеги и сегодня является одной из самых престижных концертных площадок, и по-прежнему на углу Седьмой авеню и 57-й улицы Манхэттена вечерами оживленно. Не берусь утверждать, рассчитывал ли Эндрю Карнеги, филантроп, спонсировавший строительство здания, или Уильям Татхилл, архитектор, спроектировавший его, что этот зал завоюет мировую известность, однако так вышло, что сегодня этот факт бесспорен. Так в чем же его секрет? В чем магия Карнеги Холла? Думаю, исчерпывающие ответы можно получить от самих исполнителей, выступавших на его сцене. Однако все по порядку.

Карнеги Холл построен таким образом, что включает в себя три отдельных концертных зала. Первый из них – это пятиуровневый Главный зал (The Main Hall) на 2804 места, который в конце XX века был переименован в честь скрипача Айзека Стерна (Isaac Stern Auditorium). Главный зал необычайно высок, включающий помимо партера, пять балконов, на пути к которым посетителям приходилось подниматься на 137 ступеней. Позже, после реконструкции, все этажи концертного зала были обеспечены лифтами. Другие аудитории - Zankel Hall и Weill Recital Hall более камерные, и рассчитаны они на 600 и 268 зрительских мест. Преимущество залов Карнеги Холла в том, что, несмотря на размеры и количество мест, в каждом из них великолепная акустика, позволяющая наслаждаться качественным звуком независимо от того, где сидит слушатель. Кроме того, в здании расположено около 200 помещений, ателье, архивов, студий, занимаемых художниками, скульпторами и музыкантами. Есть там и небольшой музей, посвященный истории Карнеги Холла.
Михаил Лифиц, Ирэна Гульзарова, Артем Пак под сводами Карнеги Холла

А история его невероятно интересна, и, безусловно, может стать поводом для создания более объемного материала. Мне же хотелось поделиться впечатлениями молодых земляков-пианистов, сумевших покорить музыкальный Эверест, имя которому Карнеги Холл. И, несмотря на то, что фортепианная школа Узбекистана уже давно завоевала высокий авторитет в мировом музыкальном исполнительстве, далеко не каждый музыкант удостаивается чести выступить в его стенах. Тем отраднее успех наших земляков. Это крупнейший пианист современности Ефим Бронфман, безвременно ушедший гениальный Алексей Султанов, глубокие и тонкие интерпретаторы фортепианной музыки Эльдар Небольсин и Станислав Юденич, один из самых востребованных молодых исполнителей Бекзод Абдураимов. И есть среди них те, с кем посчастливилось виртуально пообщаться в социальных сетях, и узнать у них один из секретов магии Карнеги Холла.

Итак, лауреаты Международных конкурсов Михаил Лифиц, Ирэна Гульзарова и Артем Пак – непохожие друга на друга исполнители, со «своим голосом», собственной артистической формой, которых объединяет планета по имени музыка, обогащающая их духовный мир, призывающая к добру и нравственной чистоте. Это слышно, когда каждый из них играет на рояле. Чувствуется, как их переполняет счастье общения с залом. А когда человек счастлив, то у него, как говорили в старом добром фильме, - душа поет, ведь жизнь их наполнена любимым делом.

Сегодня Михаил Лифиц и Ирэна Гульзарова живут и работают за границей: он – в Германии, она - в Швейцарии. Ну, а Артем Пак - самый молодой из них - продолжает музыкальное образование в Америке. Впрочем, предоставлю им слово.

Михаил Лифиц (Германия):

«Мне кажется, что секрет как раз в возрасте Карнеги Холла. За 125 лет своего существования в нем выступали лучшие исполнители, музыканты с мировым именем. Каждый раз, выходя на сцену Карнеги Холла, ощущаешь ауру этих великих исполнителей, которая присутствует во всем, создавая неповторимую и непередаваемую атмосферу.

Возможно, это связано и с публикой, которая всегда элегантно одета: леди в вечерних платьях, джентельмены в костюмах, отчего в зале присутствует ощущение особенного праздника. Мне импонирует эта традиция, сохранившаяся и в «Tonhalle» Цюриха, и в Берлинской Филармонии.

Когда я впервые выступил в Карнеги Холле, а это был 2009 год, честно признаюсь, не все помню из своих впечатлений. Тогда я был еще юным, с горящими глазами парнишкой, восторгающимся всем! Помню, как меня все приводило в восторг: прекрасный Стейнвей, который настраивали тринадцать раз в неделю, фантастическая организация концерта, вмещавшая не только досконально расписанный план, но и утюг, предоставлявшийся артисту на случай, если вдруг нужно что-нибудь погладить!

В тот вечер я играл сольную программу, в которой мне особенно запомнился эпизод из «Фантазии» Шумана. После 38 минут откровения, поисков блаженства и абсолютного счастья, между последней нотой и началом аплодисментов нависла очень долгая пауза. Для меня было очень важно создать эту паузу, создать тишину, чтобы каждый слушатель «услышал» эту тишину. Именно в этот момент, между последним аккордом на пианиссимо и первыми аплодисментами, он проживает свою собственную историю, так же как и я...
Михаил Лифиц, Ирэна Гульзарова, Артем Пак под сводами Карнеги Холла

Нынешней весной я вернулся в Карнеги Холл, но на сей раз, играл в дуэте с великолепной норвежской скрипачкой Вильде Франг. На мой взгляд, она является одним из лучших музыкантов нашего времени. Совместное музицирование вызвало у меня ощущение сродни радости от встречи со старым другом, которого ты не видел несколько лет, но к которому очень привязан. Мой очередной концерт в Карнеги состоится в 2018 году. Это будет сольное выступление, в программу которого войдет Соль-мажорная соната Ф. Шуберта и 24 прелюдии Д.Шостаковича. Безусловно, я этому безумно рад и с нетерпением жду предстоящей встречи».

Ирэна Гульзарова (Швейцария-Узбекистан):

«Приглашение выступить в Карнеги Холл – высшая награда для молодого музыканта. Эта знаменитая сцена видела многих великих исполнителей, поэтому для каждого артиста дебют на этой прославленной сцене - событие знаковое. Есть такой известный музыкальный анекдот. Говорят, он связан с именем Яши Хейфеца. Прохожий на 57-й стрит Манхэттена останавливает великого скрипача и спрашивает: «Не подскажете, как попасть в Карнеги Холл?». «Подскажу, - отвечает Хейфец, - занимайтесь, занимайтесь, занимайтесь!».

Мой дебют в Главном зале Карнеги Холла состоялся в рамках концерта-презентации молодых музыкантов стран СНГ «Новому веку – новые имена» и выпал на фантастически запоминающуюся дату: 12.12.12.
Михаил Лифиц, Ирэна Гульзарова, Артем Пак под сводами Карнеги Холла

Сложно объяснить словами, что происходит с солистом, когда он впервые встает на эту священную сцену и видит перед собой огромный зал, а он действительно огромный, там почти три тысячи мест, и вся его энергетика направлена на исполнителей. Это ощущение, думаю, электризует любого, даже самого опытного музыканта. Карнеги Холл, конечно, уникальный зал с неповторимой акустикой. Там все слышно с необыкновенной прозрачностью и выпуклостью. Это место «намоленное». Ему присуща определенная аура, сформировавшаяся усилиями поколений музыкантов, начиная с самого первого концерта, в котором Нью-Йоркским симфоническим оркестром дирижировал сам Петр Ильич Чайковский. Что касается публики, то определенная ее часть седовласая, красиво одетая. Но много людей как среднего возраста, так и молодежи, совершенно не парадным образом одетой.

Я испытывала особую радость от переполненного зала. Заветное "sold out" на афише, означающее, что все билеты проданы, всякий раз для исполнителя большое и счастливое событие. Собрать аншлаг в Карнеги Холле – достижение серьезное, особенно если учесть, что в тот вечер на сцене играла молодежь. Я исполняла неистовое «Malediction» (в переводе «Проклятие») Ференца Листа для фортепиано и струнного оркестра, написанное композитором в молодом возрасте. Этот опус редко звучит в концертном зале, поэтому практически неизвестен широкому слушателю. Но мне его посоветовал мой профессор Рудольф Бухбиндер, и я выучила "Malediction" буквально за несколько месяцев до концерта. В ансамбле со мной выступил Московский камерный оркестр под управлением Константина Орбеляна. Безусловно, играть с оркестром такого уровня – ответственность большая, оркестровая репетиция была только одна. И перед выходом на сцену я старалась отвлечь себя от растущего волнения. Однако оно было не паническим, а творческим, «смешанным» с радостью.

Помню, как от выхода на сцену после долгого ожидания у меня поначалу перехватило дыхание. Но оказавшись за инструментом, реальность уже перестала существовать. Было ощущение, что находишься в совершенно другом измерении. Мне очень хорошо и легко игралось с первых нот. Благодаря музыкальной чуткости и профессионализму маэстро Орбеляна, оркестр играл абсолютно увлеченно, с полной отдачей. Мгновенно был найден и контакт с публикой. А когда исполнение «Malediction» закончилось, то слушатели долго нам аплодировали. Я несколько раз выходила с улыбкой на сцену, а на глазах у меня были слезы – слезы музыкантского счастья. Концерт в Карнеги Холл был для меня невероятной символической силы, невероятного символического значения. Он и сегодня во мне…»

Артем Пак (США-Узбекистан):

«Дебют в Карнеги Холле - незабываемое событие. В тот день, готовясь к выходу на сцену, я испытывал смешанные чувства: большую артистическую ответственность и вместе с тем радость и вдохновение от мысли, что мне выпала честь выйти на одну из сцен Карнеги, в котором имели место быть исторические по своей художественной значимости концерты. На сцене в тот вечер царила удивительная атмосфера, которую, на мой взгляд, невозможно передать словами. А создавалась она в течение долгих 125-ти лет выдающимися артистами, которые выступая в Карнеги, оставили там свою мощную ауру.

Мое выступление состоялось в декабре 2015 года в Вайль Холле (Weill Hall) Карнеги в рамках фестиваля «Mannes Sounds», где я исполнил два произведения Ференца Листа: ноктюрн «Грёзы любви» и Большой хроматический галоп.
Михаил Лифиц, Ирэна Гульзарова, Артем Пак под сводами Карнеги Холла

Ну а то, что мне выпала честь выступить на этой легендарной сцене, безусловно, заслуга моих дорогих педагогов Эльмиры Зукруллаевны Миркасымовой и Этери Зурабовны Анджапаридзе, которым я невероятно благодарен за их бесценные уроки фортепианного исполнительства. Я так же признателен и художественному руководителю фестиваля, в рамках которого прошел концерт, - болгарской пианистке Павлине Доковской. Без участия этих людей мой счастливый дебют на сцене Карнеги Холл не состоялся бы».

Итак, три личности, три впечатления. Позади волнительные выступления на прославленной сцене, впереди не менее яркие счастливые мгновения. От концерта к концерту будет расти их публика, их имена, их артистический авторитет. Но свой дебют на легендарной сцене Карнеги Холла они будут помнить всю жизнь. Я в этом уверена.

Зарина Хамзина.
Комментарии
Зарина, Инночка, БОЛЬШОЕ СПАСИБО! Замечательная статья!
Спасибо за теплые слова и за чудесного сына!
Вопрос: сколько будет три плюс три (ответ цифрой)