36.2 C
Узбекистан
Суббота, 2 июля, 2022

Кто хочет руководить историей Узбекистана?

Топ статей за 7 дней

Подпишитесь на нас

51,905участниковМне нравится
22,961участниковЧитать
4,200участниковПодписаться

Один из моих австрийских коллег, полистав то, что издается в последние два года в Институте истории Академии наук Республики Узбекистан и особенно недавно предложенную на обсуждение версию проекта концепции «О развитии исторической науки до 2030 года» («Ўзбекистон Республикасида тарих фани соҳасини 2030 йилгача ривожлантириш концепцияси»),  с грустью заметил: «Вы опять возвращаетесь к отжившим принципам советской организации науки. Вы своими руками убиваете ваши исторические исследования! А ваш Институт истории за последние пару лет превратился в полное подобие советского около-научного учреждения провинциального типа, потеряв профессионалов …».

Я смолчал, так как ожидал такого вердикта. Такой же приговор Институту истории вынесли десятки моих коллег (историки, востоковеды и другие специалисты гуманитарных наук). Грустные мысли вновь возникли, когда не так давно увидел опубликованный видеоролик с выступлением директора этого Института уважаемого Сенатора Верхней палаты Олий маджлиса А.Х. Зиёева.

В своем выступлении А.Х. Зиёев критиковал систему образования, уверяя, что она остается в советском стиле, не обращает должного внимания на нашу историю и слишком много уделяет внимания истории других стран.

Попробую возразить уважаемому А.Х. Зиёеву, а заодно указать на те недопустимые действия и «идеи», которые стали реальностью в руководимом им Институте истории и вызывают шквал критики коллег, в том числе и зарубежных.

Во-первых, безусловно в нашей системе науки и образования имеются много проблем, в том числе пришедших к нам из прошлой системы и которые неоднократно обсуждались на общественных площадках ученых и преподавателей, но позвольте напомнить, что сам уважаемый депутат и основная часть его коллег – продукты того самого советского образования. Оно имело свои недостатки, но породило ряд гигантов наук, в том числе и в Узбекистане (о достижениях в сфере общественных наук, см. статью академика А.Сагдуллаева, высказавшего ряд критических замечаний по поводу упомянутой «Концепции»). О том, как повлияло это образование на самого господина А.Х. Зиёева, скажу ниже.

Во-вторых, относительно критики учебников в наших школах уважаемый депутат, мягко сказать, неправ и, к сожалению, не знает ситуации, оперируя старыми данными. Не так давно по рабочей необходимости мне пришлось изучать учебники средних школ и ВУЗов, особенно в сфере общественных наук. Вопросы изучения отечественной истории, истории религий, истории других стран в последние годы серьезно изменились в лучшую сторону, что связано с реформами последних лет. Однако в этой сфере имеются другие и более важные проблемы, о которых стоило бы говорить. Но это другой вопрос.

В своей упомянутой речи господин А.Х. Зиёев уверяет, что в странах мира для школ составляют специальные учебники, которые якобы сосредотачиваются исключительно на национальной истории, а не на истории других стран. Это большая ошибка, видимо, тоже почерпнутая господином А.Х.Зиёевым из опыта советского времени. Я имел возможность посмотреть современные учебники в США и некоторых странах Европы (в том числе, где училась моя дочь). Они специфичны, не соответствуют нашему пониманию «истории» (кстати, наше понимание – часто именно советское понимание), смешаны с географическими науками, но в итоге дают начальные знания по мировой истории. Естественно, бегло, ибо трудно все охватить и разъяснить ученикам школ и в рамках общих учебников.

В-третьих, А.Х. Зиёев жаловался, что не смог договориться с руководством Министерства народного образования Узбекистана, которые не допустили его и его «специалистов» к реформированию учебников общественных наук. Наблюдая в последнее время за предложениями А.Х. Зиёева, особенно перечитывая его детище – упомянутую «Концепцию», думаю, что руководство Министерства поступило правильно, учитывая негативные последствия для Института истории и исторических наук, которые стали следствием «реорганизаций», предпринятые господином А.Х. Зиёевым.

Постараюсь пояснить, в чем дело. Давайте начнем с упомянутой «Концепции развития исторических наук». В ней масса недостатков (по-видимому, сказался непрофессионализм составителей и отсутствие у них представлений о мировом опыте). На эти недостатки указали десятки коллег, адресовали в Институт истории, но, похоже, все бесполезно.

Ключевая идея «Концепции» состоит в том, чтобы все темы, их актуальность и «пригодность» должен определять «Совет/Кенгаш», которым, наверное, собирается руководить сам инициатор идеи. Тем более что «опорной организацией» Совета должен стать Институт истории. Причем, с правом оказывать влияние на учебный процесс и методы обучения в ВУЗах Республики.

Как справедливо заметила доктор Д.Ш. Дутураева в своем интервью информационному порталу Daryo.uz: «Предлагается, чтобы целой отраслью науки управляла группа людей. То есть наши историки смогут работать только над теми направлениями и темами, которые утвердит этот Совет. Однако мы не должны забывать – если в науке не будет внедрен принцип разнообразия и свободы выбора ученых, то не будет развития. Если будем следовать этой «Концепции», то у наших историков останется возможность свободно заниматься наукой только за рубежом». Очень грустное заключение. Но я с ним абсолютно согласен.

Больше всего поражает то, что «Концепция» составлена точно по лекалам соответствующих «Указов» и «Программ» советского времени, когда по идеологическим соображениям нужно было «загнать» ученых в «Прокрустово ложе», то есть в жесткие рамки марксистских толкований и интерпретаций в сфере всех общественных наук. Получается, что авторы «Концепции» пытаются бороться против советского, но возрождая советские же методы «управления общественными науками». Более того, сама идея «национальной истории» также копирует советские подходы в толковании истории, в определении ее тематики и др.

Правда, злые языки говорят, что господин А.Х. Зиёев составил эту концепцию «под себя», то есть страстно желая «управлять историческими науками». Так это или не так – предоставим ответить самому господину А.Х. Зиёеву. У меня это стремление не вызвало бы серьезных вопросов, если бы сам господин А.Х. Зиёев обладал хоть каким-то приемлемым научным опытом, а его работы были бы признаны в мировой науке. Его докторская диссертация (по популярной, но не академической теме «Государственность/Давлатчилик») и его статьи по этой тематике обречены навсегда остаться под грифом «Для внутреннего пользования». Рядом с этим грифом я бы поставил еще один: «Неакадемические подходы».

К сожалению, свои устаревшие и неакадемические подходы господин А.Х.Зиёев воплощает в институтском проекте «История узбекского народа и его государственности. С древнейших времен до наших дней» (“O‘zbek xalqi va davlatchiligi tarixi. Eng qadimgi zamonlardan hozirgacha)”). Оставлю в стороне научные претензии (это тема отдельной статьи), а укажу только на устаревший и совершенно неприемлемый подход для современной внешней политики Республики Узбекистан.

Дело в том, что одной из главных составляющих реформ во внешней политике современного Узбекистана – максимальное сближение с соседними республиками, в рамках создания основ для межгосударственного сотрудничества в Центральной Азии. На всех Консультативных встречах глав государств ЦА Президент Узбекистана Ш.М. Мирзиёев акцентирует внимание на том, что сближение и расширение сотрудничества в регионе – это востребованный и необратимый процесс. Он имеет глубокие исторические предпосылки. Страны Центральной Азии исторически всегда относили себя к единому региону. Однако навязанное еще в советское время желание «растащить историю по национальным квартирам» или показать – кто в регионе «главный», все еще доминирует в среде некоторых наших научных деятелей и, к сожалению, все еще воплощается в дорогостоящих, но бесперспективных проектах.

Наверное, не лишне напомнить, что все конфликты начинаются с попыток какого-либо государства доказать исключительность своей истории, своей нации, перерастающих во взаимные «исторические притязания» к соседям. Как правило, все эти попытки «приватизации истории» воплощаются в территориальные требования и заканчиваются приграничными конфликтами и войнами. С точки зрения академических (не любительско-идеологических!) подходов в регионе Центральной Азии любая претензия на «приватизацию истории» негативно отражается на наших взаимоотношениях с соседями, как показала наша недавняя история.

Кроме того, рассматривать историю любой династии региона как продукт «национальной государственности» совершенно противоречит исторической реальности, я уже не говорю об элементарной логике. Как, например, рассматривать историю Саманидов, Караханидов, да и любой другой династии в качестве примера «национальной государственности» одной из республик, когда эти ханства/государства в определенные исторические периоды охватывали все ныне существующие республики региона Центральной Азии? Ведь такой же непрофессиональный историк-любитель в соседней стране воспринимает это как вызов и начинает писать «свою историю», взяв в качестве примеров историю тех же династий, пытаясь доказать обратное тому, что пишут некоторые наши горе-историки. Мне кажется, что такое пикирование псевдо-историческими «фактами» до добра не доведет, а главное, наносит урон национальным интересам нашего государства.  

Таких вопросов к подобным любительским подходам появляется много. Поэтому наши подходы в исторических исследованиях политической истории региона должны быть исключительно региональными, при этом в контексте современных оценок глобальной истории, частью которого является и наша история.

Именно так эти вопросы сейчас ставят в Международном Институте Центральной Азии (МИЦА, Ташкент), где 22 апреля 2022г. состоялся «круглый стол» на тему «Место Узбекистана и Таджикистана в едином историко-культурном пространстве Центральной Азии». Основной посыл некоторых докладов – ошибочность «национальных» подходов в оценке истории своих и соседних стран. В некоторых выступлениях участников содержался призыв подготовки учебников и учебных пособий по единой истории и культуре народов Центральной Азии.  Отрадно, что именно Узбекистан выступает таким инициатором регионального подхода, за что в будущем региональная наука будет только благодарна нам.

Но самое главное, что хочется напомнить господину А.Х. Зиёеву – современная историческая наука (естественно, в академической сфере) не разделяет историю на «свою» и «чужую». История рассматривается как единый, неделимый и глобальный процесс, а серьезные ученые гуманитарных сфер давно оторвались от узко-национальных и даже узко-региональных интерпретаций. Еще менее популярны исследования истории ради того, чтобы доказать свою «древнюю государственность». Этот подход исключительно идеологический и, как показано выше, весьма нежелательный на фоне улучшения отношений с соседними странами. Чтобы это понять, хорошо бы заглянуть в мировые исследования хотя бы последних десяти лет. Однако очевидно, что у авторов «Концепции» такого опыта просто нет. Отсюда непрофессионализм, крайняя консервативность и неприемлемая архаичность этой «Концепции».

Естественные вопросы, которые я хочу адресовать авторам «Концепции» : стоит ли продвигать этот документ на такой высокий уровень, с заведомо архаичными идеями и явно про-советскими подходами?  Не будет ли это полной дискредитацией для нашей науки, для Академии и для более высоких Инстанций? Тем более, что лидер нашего государства неустанно продвигает идею о нашей органичной интеграции в мировое сообщество и об использовании мирового опыта во всех сферах, в первую очередь в науке.

Не лучше ли все-таки действительно изучить и учесть опыт зарубежных коллег, работающих в сфере гуманитарных, в том числе и исторических наук? А еще более рациональный путь – привлечь к работе тех специалистов, которые имели возможность работать в зарубежных центрах, институтах и университетах, освоили новейшие подходы и концепции, имеют свой индивидуальный опыт публикации в признанных мировых изданиях, специализирующихся в сфере гуманитарных наук.

Более того, не лучше ли коллективу Института истории вместо того, чтобы делать упор исключительно на политической истории (уже достаточно изученной), разработать новые направления в своих научных исследованиях, с учетом «белых пятен» в истории нашего региона? Например, сфокусироваться на решении таких фундаментальных проблем, как социальная история (включая историческую этнологию), социальная организация общества в древности и средневековье, вопросы гендерных отношений в нашей истории, проблемы формирования различных идентичностей (в том числе этно-религиозной, локальной), культурные и технологические взаимовлияния в регионе и в более глобальном масштабе, изучать историческую лингвистику, семейные отношения, историю исламской культуры (в самом широком понимании этого определения) и т.д.  Если организовать таким образом исследовательскую работу, то надобность в  архаичных и консервативных концепциях отпадет сама собой (в действительности, совершенно не актуальный и ненаучный проект!).

В Институте истории есть еще масса насущных проблем. Например, в силу неблагоприятных условий уволились лучшие специалисты с хорошим академическим опытом, которые составляли научный костяк института. Они были вынуждены уйти в связи с тем, что в Институте сложилась очень неблагоприятная атмосфера. Потери в лучших кадрах незамедлительно сказались на статусе Института истории – это учреждение за пару последних лет на глазах потеряло свой международный авторитет (судя по десяткам отзывов зарубежных коллег). Вот результат совершенно непродуманной и губительной для нашей науки кадровой политики в Институте!

Многие специалисты из Института истории перешли в Национальный центр археологических исследований Академии наук Республики Узбекистан. Кстати, благодаря его директору (Ф.Максудов), этот Центр стал в полном смысле не только национальным, но и международным, особенно в отношении подходов и концепций исследовательских направлений. Вот это живой и показательный пример для руководства Института истории!

На мой взгляд, Академии наук нужно предпринимать срочные меры, иначе Институт истории окончательно утеряет те позитивные научные традиции, которые были с трудом основаны прежним его руководством. С грустью и сожалением придется напомнить, что история – это наука профессионалов, которых ценить может только тот, кто сам является профессионалом. 

Мне кажется, что на площадке Президиума Академии наук РУз важно созвать Республиканское совещание историков и представителей гуманитарных наук Узбекистана. Участники: сотрудников Института истории, академические ученые Института востоковедения, Национального центра археологии, других профильных научных центров (МИЦА, ИСМИ и др.), представители профессорско-преподавательского состава исторических факультетов и общественно-гуманитарных кафедр вузов страны. Важно открыто, прозрачно с учетом мнения всех сторон, обсудить проблемы, связанные с исторической наукой и историческим образованием Узбекистана и предложить на утверждение президента АН РУз кандидатуры, которых можно включить в руководство Института (директор, замдиректора, Ученый секретарь). После соответствующего открытого голосования, победивших кандидатов нужно бы утвердить приказом АН РУз. Таким же открытым голосованием необходимо создать Рабочую группу экспертов по подготовке предложений реорганизации Института истории и дальнейшего развития исторической науки и образования в стране, в соответствии с новыми реалиями внутренней и внешней политики Республики Узбекистан. 

Уверен, сообщество профессиональных историков нашей страны, которое вполне информировано о научном уровне друг друга, сумеет найти подходящие кандидатуры авторитетных ученых и профессиональных менеджеров, которые серьезно осведомлены о тенденциях и направлениях развития гуманитарных наук в мире и смогли бы вернуть былой мировой престиж Институту истории Академии наук Республики Узбекистан.

Б. Бабаджанов, профессор                                       

38 КОММЕНТАРИИ

  1. Зиеев может идти на икс игрек и неизвестное слагаемое. Такого бреда которые сейчас пишут в наших учебниках я ещё не видел

  2. Очень своевременно и в высшей степени компетентно. Хотелось бы узнать мнение бывших и нынешних сотрудников Института истории АН РУз.

  3. Спасибо. Поддерживаю История не может быть политизирована. Она должна объективно раскрывать все процессы, происходившие в прошлом, Ведь для этого ведь ученые-историки и изучают множество рукописей и источников, чтобы воссоздать реальную картину, а не отразить субъективное мнение автора источника. Еще хуже, когда история начинает искусственно создаваться, точнее фантазироваться. За примером далеко ходить не надо, историю Узбекистана (вернее Узбекской ССР) с разрушением социалистического строя мы перекраиваем сейчас, по другому смотря на многие вещи.

  4. Хорош, что уверены -действуйте. Менеджеров — не подключайте. Есть, специалисты-проф., созданы различные Институты, Академия, Научные центры и т.п — Решайте и Самостоятельно, на благо Государств.своему народу. Мнение, иностранных специалистов и учёных, всего лишь Мнение — правильное или нет, не мне судить, Решать — Вам, нашим специалистам-проф.: заслуженные и почётные — звания и награды, получаете ведь, Вам и Решать. Только, не создавайте проблем — простому Обывателю. Их и так выше крыши.

    • Уважаемый Бахтияр Мираимович, смог четко передать степень деградации узбекской исторической науки и гуманитаристики в целом! Сразу же хочу отметить, что мое сердечко забилось сильнее, а на душе стало легко, когда прочитал о том, что нужно изучать культурную историю нашего региона и, конечно же, гендерную, а также, что научным институтам Узбекистана нужны молодые специалисты, получившие образование за рубежом и осведомленные о современных тенденциях! Относительно остального. Под «неблагоприятными условиями работы», которые вынудили многих исследователей уволиться из ИИ вероятно скрывается слово «национализм»?! Согласен, что некоторые руководители тащят историческую науку в советское прошлое. Тогда ей было заниматься нелегко. Также читал наши учебники по истории для школ — они полное днище и позор. Кроме того, как раз считаю, что в наших школах серьезно не хватает всемирной или глобальной истории. Ей уделяется мало времени и ведут ее неспециалисты, а не понятно кто. И вообще сичтаю, что учебники это устаревший способ преподавания. Должны быть авторские программы, особенно в универах.
      Аспирант НИУ ВШЭ

  5. Статья хорошая, простая и доступная. Проблема актуальная. Хорошо раскрывается суть проблемы. Но, на мой взгляд, вы ее несколько персонализировали, подчёркивая роль А.З. в современной историографии. Проблема стоит несколько шире и к сожалению острее. А.З. лишь один из механизмов. Согласен, что в образовании существуют очень многоранные проблемы и нам следует хорошо изучать опыт других стран в деле реформирования. Но вместе с тем статья получилась несколько вежливой. Есть другой момент, который меня беспокоит. Это то что подобных статей у нас раз два и обчелся. И поэтому она не может делать погоды. Моя прямолинейность обьясняется общим положением дел в данных сферах.

  6. Очень взвешенный и разумный подход.При принятии Концепции нужно всемерно учесть все замечания и дополнения.И уж конечно не допустить изоляционизма нашей исторической науки.

  7. Есть о чем надо бы широко обсудить с привлечением спецов не только отечественных.

  8. Щас еще нашу тсторию начнут переделывать .лезут всякие америкосы австрийцы. А потом будет как в японии- на хиросиму бомбу сбросил ссср. Тфу на вас

  9. Я полнтстью согласен с мнением автора статьи, это подковерная борьба , с целью прибрать к своим рукам контроль исследования исторической наукою, и над финансовыми средствами

  10. Спасибо за позицию профессор Бахтияр Бабаджанов!
    За последние 30 лет (в том числе и в советский период) наш регион стал свидетелем «войны историков», если эта Концепция будет принята и реализована, можно ожидать нового витка «противостояния» между историками. Жаль, если инициатором новой информационной войны на исторические темы станет академическое сообщество Узбекистана. Такой подход в корне противоречит последним инициативам политического руководства Узбекистана на центральноазиатском направлении.

  11. Как опасен этот шовинизм и популистические шаги оправдать свою несостоятельность. Узбекистанский народ иммет и без лишних спекуляций великое прошлое. Зачем ворошить прошлое, да и к тому же, искажать интерпритацию исторических фактов. Очень злую шутку сможет сыграть данные инициативы. Больше всего вызывает тревогу отток человеческого капитала — людей высокообразованных, носителей науки! Именно эта прослойка интеллигенции является залогом развития и безопасности. Наша с вами безопасность напрямую зависит от просвещенности граждан. Не в коем случае нельзя заражать идеями превосходства, прививать чувства исключительности! Это несомнено приведет к необратимым событиям. Особая благодарность автору за смелость озвучить эту проблему. Люди принимающие решения просто не могут не реагировать, на кону стоит будущее не только страны но и региона!

    • К великому сожалению идеи превосходства (в т.ч. и национального) культивировались и продолжают прививаться до сих пор… особенно ими поражена молодежь и граждане до 40 лет, которым последние 30 лет насаждалась искаженная ИСТОРИЯ… а ее обструкция продолжается до сих пор… не надо давать оценки высоким руководителям, которые очень много говорят высоких и красивых лозунгов и «руками водят»… проблема в том, что за красивыми словами ДЕЛО СТОИ’Т и будет стоять дальше… слишком много уже никчемных «специалистов» присосались к «КОРМУШКЕ»… ИХ УЖЕ НЕ ОТОРВАТЬ ОТ СИСЬКИ… а жаль!!!

  12. Статья важная, в ней поднимаются серьезные вопросы и показаны наболевшие проблемы. Другой вопрос — не останутся ли призывы авторитетного ученого д-ра Б.М. Бабаджанова гласом вопиющего в пустыне? В системе Академии наук Республики Узбекистан имеется отлаженная структура, в рамках которой налажено руководство различными направлениями науки, в том числе гуманитарными. И создавать ещё какой-то дополнительный орган, призванный решать, кому и чем в исторической науке заниматься, я считаю идеей вредной и бесполезной.

  13. С большим интересом прочёл статью проф. Бабаджанова, который заслуженно пользуется в международной научной среде репутацией одного из самых компетентных узбекских историков. Сложно не считаться с его анализом и аргументацией. Причем, что важно, они актуальны не только для современной исторической науки Узбекистана, но и многих стран постсоветского пространства.

  14. Полностью согласен с автором, в том, что необходимо перейти к рассмотрению истории стран Центральной Азии в контексте глобальной истории. Единая история региона, где нет самых «древних и культурных», первый шаг на пути к этому. И Институт истории в рамках новой региональной внешней политики Узбекистана, должен быть одним из ее двигателей совместно с другими научными учреждениями стран Центральной Азии. По поводу Международного Института Центральной Азии, мне думается, что он больше политизирован, чем настроен на роль исследовательского центра. Конференции ради конференции (с участием большей частью, не специалистов по региону в самых разных отраслях социального гуманитарного знания), без внятной исследовательской стратегии, превращают ее деятельность только в площадку для официальных мероприятий имиджего уровня и не более того. Призываю всех коллег кому не безразлично будущее региона, начать процесс кооперации научных исследований в данном вопросе.

  15. Статья профессора Б. Бабаджанова очень уместна и актуальна. Полностью согласен с приведенными аргументами. Спасибо за профессиональную откровенность.

  16. Какая своевременная и глубоко продуманная статья
    Наконец прозвучала аргументированная и решительная отповедь псевдоученым, пытающимся заработать дешёвую популярность, играя на националистических тенденциях среди малограмотных кругов населения
    Совершенно справедливо замечание автора о невозможности вычленить историю Узбекистана из истории всех современных стран Центральной Азии..
    надеюсь на статью обратят внимание все заинтересованные в улучшении исторического образования лица

  17. Профессор Бабаджанов, как и всегда, глубоко анализирует скрытые и явные тренды исторической науки. Возможно, даже столь взвешенный, продуманный материал не показался бы нам интеллектуально вкусным, не обладай он определенной остротой. Но эта конструктивная критика, аргументированно вносимая автором, содержит идеи по развитию академической отрасли, а также может послужить для оппонентов определенным стимулом к доработке предложений и инициатив. Ради общего блага, общей науки, общей истории.

  18. Наука — это в первую очередь традиции. Это касается не только и не столько области точных наук, где основой последующих выкладок и уравнений являются плоды предыдущих ученых, где понимание сути природы, возможность и способность подмечать закономерности «матушки-природы», обязательно согласуется с пониманием сути происходящего. Разве возникла бы теория относительности без выкладок Лоренца и Маха? Разве они смогли бы что-нибудь нам сказать, а так же «городу и миру» без Ньютона? Разве был бы Стокс без Эйлера? Все они — элементы, кирпичики того здания, которое строит наука, строит человек разумный. Но ведь и в гуманитарных науках без понимания сути происходящего построить этот «храм науки» невозможно. Эти тончайшие процессы построения сути человеческих взаимоотношений выраженные в истории, как в науке не просто важны, а очень важны. Скорее так — переоценить важность подхода к истории народа невозможно и примеров тому множество, впрочем далеко ходить не надо.
    Приятно, что рассматриваются столь серьезные подходы к исторической науке. Замечательная статья. Браво. Держитесь, всё получится!

  19. Аналитический и полемический таланты, присущие профессору Бабаджанову, в полной мере проявляются не только в теоретической области, но и в изучении насущных, организационных вопросов исторической науки. Будучи всемирно признанным знатоком в своей области, Бахтияр Мираимович также радеет за устойчивое развитие всей академической дисциплины. Словно бы следуя принципу бритвы Оккама, автор избегает умножения теоретических аспектов, призывая к единым подходам. Полемизируя, не отвергает, а приглашает к академической кооперации и скоординированному развитию во имя того великого явления, что зовется Наукой. Так, по крайней мере, представляется нам, менее сведущим читателям этого актуального материала.

  20. Ну история всегда была сомой политизированной отраслью гуманитарного знания. Одна фирмА конкурирует с другой, нынешняя с предыдущей, методами предыдущей — ничего нового под солнцем!

  21. Чтобы покончить с взаимно конкурирующими историческими мифологиями надо начать с того, что:

    1.Ввести официальное многоязычие в каждой из стран Центральной Азии. Причём без долгого и изнуритольного межгосударственного согласования. Каждая страна может рассмотреть это как сугубо внутренний вопрос и стать примером для соседей.
    Наши государства построены по чуждому традициям Среднего Востока этноэксклюзивному, точнее — лингвоэксклюзивному принципу, навязанному нам советской властью.
    Этноэксклюзивность стран, обросшая историческими мифологиями, этногордостью и этночванством, является ощутимым препятствием на пути к интеграции. То есть, надо ломать эти препятствия.
    Отделить государство от языка и религии каждая страна оперативно решит, если будет рассматривать это как свои сугубо внутренние вопросы, без оглядки на соседей.
    Любая из стран региона, которая решится на официальное разъязычивание, непременно послужит примером для соседей.
    К примеру, Узбекистан сам и только сам должен предоставить официальный статус на одном уровне с узбекским таджикскому и кыргызскому языкам. Не нужно быть особо проницательным, чтобы понять, что соседи в этом вопросе в долгу не останутся: максимум в течение недели Таджикистан также даст официальный статус узбекскому и кыргызскому языкам. Кыргызстан даст этот статус узбекскому языку точно, а о таджикском — могут поразмыслить.

    2.Переименовать государства региона. Государства должны отказаться от названий, связанных от этнонимов ныне проживающих в них народов, поскольку в каждом из них проживают по нескольку коренных этносов. Названия государств должны быть этнонейтральными.
    К примеру, для территории Узбекистана оптимальным является «Согд(иана)», для Таджикистана — «Бактрия», для Кыргызстана- «Фергана», для Туркменистана- «Хорезм»

    • А вы разве не обратили внимания, что особенно последние 30 лет история
      да и не только, в т.ч. культурное наследие усиленно «растаскивается» между странами Центральной Азии… до сих пор идет «тихая война», какому народу «принадлежат» те или иные исторические личности науки и культуры… растаскивают их по своим «национальным квартирам»… и это не только у нас такая дележка и искажение… лет 40 назад в Армении уже издавалась серия брошюр по своему трактовавшая историю и причислявшая в «великому армянскому народу» всех и вся… даже у Ю.Гагарина нашли армянские корни… смеяться не надо… я сам эти издания в руках держал…

  22. Единственное замечание — НИ в коем случае НЕ приглашать «зарубежных специалистов» — был уже печальный опыт, правда, в России — миллера и шлецера. Как только не стало М.В.Ломоносова — историю великой страны разом переиначили. Стерли с лица земли все, что только могли…

  23. Наш коллега профессор Бахтиер Бабаджанов поднял очень серьезную и острую проблему. Наше время — это время дискуссий. Бахтиер Мираимович довольно серьезно аргументирует свою позицию. Тем более озабоченность современным состоянием исторической науки Узбекистана выражают не только отечественные, но и зарубежные историки. Но только нам, узбекистанским историкам, невзирая где мы работаем, в «политизированных», или «настоящих» исследовательских центрах, следует спокойно, без излишней эмоциональности, критически обсудить, проанализировать многие узловые аспекты исторического знания и вопросы профессионализма. В этой связи, закономерное беспокойство вызывает, прежде всего, сама судьба узбекской исторической науки, пути, возможности, условия и перспективы ее дальнейшего развития, отношения, складывающиеся как внутри цеха профессиональных историков, так и между исторической наукой и обществом. Кстати, не следует упускать из виду и вопросы исторического образования. На мой взгляд, это проблема стоит еще острее.

  24. Лично я смотрю на эту ситуацию с другой позиции. Обсуждаемая тут проблема касается не только истории, а практически всех общественных наук и медицины. Давно пора уже поднять престиж доярок, сапожников и дворников! Поднять их зарплату выше преподавателей и научных сотрудников, чтобы они свободно могли разъезжать на малибу, проводить свой отпуск как минимум в Турции и жить в особняках. Занимался бы каждый своим делом. А так ведь они бедные вынуждены обучаться в коридорах университетов, покупать диссертации и научные звания, лизать чьи то чести тела чтобы быть назначенным на определенные должности, вести подковьерную борьбу на кафедрах, «скатывать» плагиат и писать всякую белиберду и преподносить это в качестве учебников. Они ВЫНУЖДЕНЫ заниматься всем этим, только не наукой! Существуют установленные правила, методы и методологии проведения научного исследования, в том числе исторических процессов, объективного анализа, выдвижения обоснованных теорий и гипотез, на основе которых и пишется книга, научная книга. Нет ведь, зачем вся эта головаморочка?! «Я напишу, а вы все будете читать. Куда вы денетесь? Все равно больше нечего читать». «За то про меня напишут в газетах, покажут по телевизору, мной будут гордится мои родственники, потому что я выросту в их глазах». «А эта наука, объективное освящение исторических и прочих фактов, кому она нужна?!» На днях я видел кафедру, где рулят две доярки и одна санитарка. При чем одна из доярок кандидат ………. наук! То что они несут — это и есть наука! А мы все с Вами — ересь! Да пребудет с нами сила!

  25. Я хочу отметить важный академический тезис, прописанный в статьей. Мейнстримом сегодняшней мировой науки является изучение глобальной истории, транснациональных связей и сравнительный анализ. Именно это позволяет увидеть вклад народов и культур в общую историю и культуру человечества.

  26. Спасибо, что обратили внимание на статью уважаемого профессора. Сам факт поднятия такой темы-это значимый шаг в сторону осмысления многих факторов. Актуально, как никогда, в свете событий, происходящих сегодня в соседних странах. Это продуманный, направленный в перспективу запрос. Вопросы школьных учебников затронуты своевременно, если не поздно. Любая сегрегация в исторической науке любого региона опасна. В этом смысле, я бы не стала пенять лишь на советскую историческую науку, в которой, справедливости ради, надо сказать, что наряду с историей республики, в рамках школьной программы шла сначала древняя история, средних веков, всемирная, затем история СССР, республики. Другое дело, когда речь идет о науке истории СССР, но и там можно говорить больше о политизированности науки. Гуманитарным наукам не повезло в этом смысле, не только истории, а и литературе, искусствоведении итд. Это не наследие только СССР. В любой стране история будет трактоваться с привлекательной подачей своей нации, этноса… И потому только благодарность профессору Бабаджанову за статью, которая, надеюсь, найдет продолжение в работе Академии наук. Ведь только изучение истории мировой, в изучении историй соседей в неразрывной связи со своим развитием, в постоянном анализе разных проблем стран и сравнении со своими направлениями можно найти верные пути. развития.

  27. Совсем не всё спокойно в датском королевстве не последние два-три года. Совсем плохо стало, когда по непонятным причинам «верхов», у которых всегда «есть мнение», и это совсем не АНРУз, сняли действующего и чрезвычайно успешного директора.

    Нам, конечно, хочется говорить, что роль личности в истории не имеет никакого значения, но та же самая история упорно выливает на нас полные ушаты воды и отрезвляет «the hard way», как говорят те, кого мы стараемся не слушать. А история недоразвитости Института в последние две декады предоставляет нам прекрасный пример, даже два примера, того, как можно за очень короткий срок превратить институт из центра научных и культурных связей в контору закрытого типа.

    Это возможно какой-то феномен присущий именно исторической науке Узбекистана, но самыми профессиональными менеджерами науки у нас всегда были женщины. И это не попытка протолкнуть гендерный подход, это констатация эмпирических фактов.

    На моём скромном веку лучшим директором была Рано Ядгаровна Раджапова. Многие звездочки, правда к сожалению и чёрные дыры тоже, блистающие на небосклоне узбекской исторической науки появились именно благодаря её политики равных возможностей и Свободы научного поиска.

    Совсем недавно, до начала эпохи чёрной дыры и самовара, блистала ещё одна, и, надеюсь, не последняя женщина-учёный Узбекистана, блистала так, что Институт истории стал местом паломничества наших иностранных коллег, а количество наших молодых учёных выезжавших на стажировки в лучшие международные центры науки и образования просто зашкаливало.

    И вот у меня вопрос: почему судьбы института и, в конечном итоге, науки у нас решают некие «верхи»? Два последних опыта их совсем не хирургического вмешательства были верхом непрофессионализма. Может пора уже дать Свободу Свободному научному процессу, хватит плодить Джорданов Брунов и сжигать научные достижения тех, кто был до нас. Наука всегда стоит на их плечах. Даже, если их выводы были ошибочными. Ошибка — это тоже результат.

    Думается, что опыт уже достаточно хорошо показал, что автор совершенно прав — необходимо созвать Республиканское совещание всех заинтересованных сторон, даже «верхов», но на общих основаниях, и обсудить проблемы, выдвинуть кандидатуры и отныне выбирать менеджеров закрытым голосованием всех историков.

  28. Риторические призывы к глобальному контексту и гармонизации с историей соседей забавны, но не более, потому что контекст разный и придется выбирать между, например, контекстами российскими или китайскими, а они очень разные. Как следствие гармонизировать надо тогда сначала глобальные — те же российский или китайский, британский или французский, грузинский или монгольский. А они не поддаются гармонизации. Например, история Тимура, Чингизхана, Сталина для них разная.
    Ещё более риторические призывы к повышению уровня историяеской науки. Риторические потому что нет такой науки как история или философия и социология. Все они под литературы — прекрасной или безобразной.
    Поэтому историю как предмет следует изучать только как средство для самоидентификации или, проще говоря, воспитания патриотизма, но вне школ и в той форме и содержании, которые выберут родители или сами дети.
    Как следствие институт истории или философии или социологии и т п следует разогнать как аналоги министерств и передать их на факультуты и кафедры университетов с полной свободой формы и содержания в конкуренции. И так же как Союз писателей, композиторов или художников.
    Критика как средство развития должна переместится с критики управления (как министерств) на критику содержани конкретных исторических трудов. а ещё лучше котик должна быть заменена конкуренцией монографий и публикаций.
    Призывы обратиться к мировому опыту тоже риторические. Я не помню, где история развивается под управлением Институтов истории.

  29. Браво, автору!
    К Сожалению, институт истории давно нуждается в реформах. Я уволилась от туда по причине крайне недружелюбного коллектива, из-за полнейшего отсутствия корпоративного этикета. Коллеги из регионов всегда жаловались, что «костяк» институа не даёт дорогу и не даёт развивать науку учёным из периферии. Я хорошо помню как здорово развивались международные проекты под руководством госпожи Алимовой, когда она была директором. Это было золотое время института.

    Теперь же, не допускаются защиты на русском языке (по словам коллег). Из-за интриг внутри институа уволились лучшие кадры, которые действительно развивали институт. Практически нет сотрудников, которые владеют иностранными языками. Очень жаль, что уволился предыдущий директор господин Абдуллаев, человек с высокой планкой порядочности, и по праву принадлежащий к истинной интеллигенции страны, прекрасный учёный, который болел за институт и всегда пытался корректировать » костяк» институа, и скорее этим и не угодил некоторым.

    Мой дедушка академик И.Х. Хамрабаев был 32 года бессменный директорм института геологии и я не понаслышке знакома какими качествами должен обладать настоящий учёный руководитель.

    Иногда мне думается нужна ли вообще наука нашей стране, если руководители научных институтов так активно тянут науку в тьму.

  30. Про ситуацию в институте истории сказать не могу, но вижу в комментариях мнения уважаемых мной вузовских преподавателей — историков.
    А вот про ситуацию на историческом факультете НУУ мнение имею, потому что училась там. Исторический факультет — кузница кадров для института истории. И в этой кузнице студенты получают зачеты за то, что просто скачали рефераты с интернета, в европейском потоке большинство студентов не говорят на русском от слова совсем, а зачеты также получают. Всего несколько преподавателей, которые знают чему и как учить, а остальные — беспросветный мрак.
    Что сказать, какой факультет, такой и институт истории.

  31. Если же отвлечься на контент, то история всегда такова, какой её видит автор. И это — факт.

    Попробуйте спросить мнение очевидцев каких-либо исторических событий, и вы получите столько мнений, сколько газетных мнений прочитали очевидцы.

    Редко кто имеет своё мнение. Его с успехом заменяет мнение масс-медийных источников.

    Вот и говорят люди лозунгами из статей из поколение в поколение.

    А формируют эти мнения те, кто владеет масс-медийным пространством.

    Поэтому в изучении истории не должно быть утвержденной линии партии. Историю всегда будет трактоваться так, как думает автор. И это надо разрешить. И люди должны знать со школьной скамьи, что не бывает окончательного мнения в оценке или интерпретации исторических событий. Тогда, возможно, люди не будут вестись на лозунги медиа гигантов, а будут сами анализировать ситуацию.

    Это был краткий утопический экскурс в истории об Истории…

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

Последние новости

Более 40 пострадавших и 5 погибших на юге Ирана в результате землетрясения

 Пять человек, по предварительным данным, стали жертвами землетрясения на юге Ирана, еще 44 пострадали, сообщают местные СМИ со ссылками...

Больше похожих статей

ЎЗ
×
×