24.3 C
Узбекистан
Среда, 12 мая, 2021

100-летие академика Галины Пугаченковой отметили разрушением ее дома

Топ статей за 7 дней

В Ташкенте прошла акция «Бессмертный полк». Фотолента

В Ташкенте сегодня все-таки состоялась акция «Бессмертный полк». Акция прошла сначала на территории мемориального комплекса «Братские могилы», затем участники...

Эксклюзив: «Бессмертный полк» прошагал по улицам Ташкента. Видео

Предлагаем вашему вниманию эксклюзивные кадры с сегодняшнего народно-патриотического шествия «Бессмертный полк», который прошел сначала на территории мемориального комплекса «Братские...

История о том, как в Узбекистане провалилась попытка рейдерского захвата бизнеса у иностранных инвесторов. Часть 1

Усилия руководства страны, направленные на создание честных и справедливых условий для бизнеса, в том числе иностранного – безусловно привлекают...

Подпишитесь на нас

51,925участниковМне нравится
22,961участниковЧитать
2,910участниковПодписаться

Незаконное строительство высокого здания среди жилых домов, игнорирование предписаний всех министерств и ведомств, наплевательское отношение к окружающим – нет, это не характеристика из личного дела, а лейтмотив вполне реальной истории, происходящей в одном из районов нашей столицы — Мирабадском.

На улице Мироншох расположен дом № 142. Его владельцы – Ростислав Олегович Сосновский с супругой Еленой Культиасовой уже почти восемь лет бьются головой о стену, пытаясь сохранить свое жилище целым и невредимым. А это – непростая задача, учитывая, что вплотную к дому ведется строительство огромного здания, которое, предположительно, будет достигать в высоту одиннадцати метров, и иметь обширное подвальное помещение. Одного лишь этого было бы достаточно, чтобы всеми силами добиваться справедливости, и получить хоть-какую-то помощь и поддержку со стороны государства и общественности, но есть и еще одно обстоятельство. Дом, который подвергается суровым испытаниям на прочность, принадлежит родным семьи выдающегося археолога и искусствоведа, единственной женщины-академика в Узбекистане Галины Анатольевны Пугаченковой, автора около 700 монографий, книг и статей, значительно повлиявших на развитие науки, как в нашей стране, так и за ее пределами.

100-летие академика Галины Пугаченковой отметили разрушением ее дома

Именно в этом доме, сейчас так беспощадно разрушаемом, Галина Анатольевна – мама нынешнего владельца Ростислава Олеговича, провела последние годы своей жизни. Здесь остался ее мемориальный кабинет с уникальной антикварной мебелью, редкие картины, вещи, которые ей были очень дороги, и более чем 300-томный архив ученого. И именно здесь академика навещали Послы Франции, Германии, России, консул Бельгии, ученые из Англии и Швейцарии.

100-летие академика Галины Пугаченковой отметили разрушением ее дома

Рассказать всю эту историю, которая полна зловещих совпадений, нам любезно согласились Ростислав Олегович Сосновский, 74-летний инвалид по зрению первой группы и его супруга Елена Культиасова.

«Этот дом – единое домостроение под номером 140/142, часть которого когда-то была продана. Мы переехали сюда в 2004 году вместе с Галиной Анатольевной, которая нуждалась в постоянном уходе. А в 2007-м, в год ее кончины половину дома приобрел гражданин Индии Джайбир Сингх. Спустя какое-то время он пришел к нам с просьбой дать разрешение на строительство, поскольку без согласия сопредельных соседей любые строительные работы будут являться незаконными. Когда одним домом, под одной крышей, владеют два хозяина, участок считается участком совместного пользования, и права на него равны у обоих владельцев. Узнав, что индийский гость собирается возводить настоящий дворец из трех этажей, разрешения мы не дали. Но нового владельца это не остановило. Вплотную к нашему дому пригнали экскаватор, который вырыл котлован глубиной 2,5 метра» — рассказывает Елена.

100-летие академика Галины Пугаченковой отметили разрушением ее дома

«Сингх предполагал выстроить дом в частном секторе как жилой, а затем перевести его в нежилой фонд, сделав здесь глазную клинику, поскольку изначально возводить нежилые строения в данном случае запрещено по закону, — продолжает Ростислав Олегович. – Когда мы узнали, что за здание будет подпирать наши стены, я пошел в Институт сейсмостойкости строительства, который в то время возглавлял академик Турсунов, хорошо знавший маму. Поняв суть проблемы, он поднял свои карты, и высказал предположение, что на нашем участке, на глубине 3-4 метров – галечник, и под тяжестью такого здания может начаться просадка, что станет гибелью для нашего дома. В верности его догадок мы начали убеждаться в скором времени, наблюдая, как на стенах появляются все новые и новые трещины».

100-летие академика Галины Пугаченковой отметили разрушением ее дома

Возмущенные подобной наглостью, Ростислав Олегович и Елена незамедлительно обратились в Бюро технической инвентаризации (БТИ), и ответом послужило предписание о приостановке строительства. Однако работы продолжились. Была снесена часть домостроения, разумеется, без ведома, и уж тем более, без согласия соседей. И лишь после второго предписания, выданного через 10 дней инспектором БТИ Умаровым, строительство было приостановлено. И спустя короткое время снова возобновилось.

БТИ совместно с хокимиятом подали в суд с целью дать правовую оценку действиям индийского гражданина, и суд признал их незаконными. Но два года назад неожиданно, неизвестными способами и путями находчивый индус получил разрешение на строительство, и осенью прошлого года работы продолжились с еще большим рвением и усердием. Злополучный документ был выдан инспекцией по регистрации субъектов предпринимательства при хокимияте Мирабадского района с подписью Абидова Дийёра.
«Мы не давали согласия, не подписывали никаких документов, — не устают повторять Елена и Ростислав Олегович, — и каким образом ему удалось получить это разрешение, останется только догадываться».

Примечательно, что год начала строительства совпал с обнаружением у Ростислава Олеговича вялотекущей глаукомы резко активизировавшейся на фоне постоянных стрессов, а 2014 год, когда индусу удалось получить разрешение – с полной потерей зрения. Но на этом череда совпадений не закончилась.

С этого дня все, что бы ни предпринимали расстроенные родственники Галины Анатольевны, напоминало стучание лбом о каменную стену. Они ходили на прием к хокиму, обещавшему, что строение не будет превышать высоты их дома, а когда очевидным стало обратное, во втором приеме к ныне действующему хокиму — Кадырову Ш.Т. им просто-напросто отказали.

А недавно Ростислав Олегович и Елена получили два письма примерно одинакового содержания. В них говорилось, что разрешение было выдано с условием, что в кратчайшие сроки все будет согласовано с сопредельными соседями. А это означает не простое согласие на словах, а подпись соседей, заверенная в махаллинском комитете. Но письменных согласий нет и по сей день. Поскольку этого не было сделано, 25 ноября прошлого года было выдано очередное предписание о приостановке строительства, но оно продолжает идти. Вторая половина дома уже снесена полностью.

Между тем, дом семьи Г.А. Пугаченковой в полной мере ощущает на себе негативное воздействие происходящего беспредела – стены испещряют все новые и новые трещины, местами сквозные, а замазанные «раны» проявляются вновь, более глубокие и устрашающие. К тому же, жильцы всех соседних домов уже несколько лет живут как на пороховой бочке — несколько раз чуть не взорвалась газовая труба, и потребовалась помощь аварийной службы, полуразрушенная часть дома долгое время была пристанищем бомжей, котлован – мусоркой, а поврежденную канализацию пришлось восстанавливать за собственный счет.

100-летие академика Галины Пугаченковой отметили разрушением ее дома

«Сингх ни разу не попытался поговорить по-человечески, просто прийти и попробовать все решить мирно, — говорит Елена Культиасова. – Он идет напролом, вопреки всему, не обращая внимания на протесты соседей и их подписи за прекращение строительства, которых набиралось порядка десяти».

Напористость заморского гостя порождает множество разговоров и слухов о его персоне. А может быть, он – индийский йог или медиум, обладающий могучим даром убеждения, растущим с каждым днем. И дар этот вырос настолько, чтобы нынешние представители власти, в отличие от побоявшихся предшественников, выдали ему разрешение на то, что является противозаконным. «А если бы я приехал в Индию, и начал стройку исполинского здания рядом с жильем хотя бы того же Сингха, как отреагировали бы власти на такой поступок?», — задается вопросом Ростислав Олегович.

2015 год был ознаменован 100-летием со дня рождения Галины Анатольевны Пугаченковой, и одновременным разрушением ее дома.
Сейчас подрядчики продолжают работы по возведению злополучного здания, которое строится на переживаниях, слезах и отчаянии людей. Долго ли оно простоит, даже если индус добьется своего? Юристы, к которым обращалась семья, в один голос твердят, что правда – на их стороне. Только вот насладиться всеми благами, даруемыми правдой, пока не получается.

«Здесь находится кабинет и бесценный архив ученного, который всю жизнь проработал на благо этой Республики» — подчеркивает хозяйка многострадального дома.

Вероятно, гражданин Индии дал государству нечто более ценное, чем многолетний труд, способствующий развитию науки, и это ценно настолько, что все министерства и ведомства не просто закрывают глаза на беззаконие, но и потворствуют ему.

P.S. Пока данный материал готовился к публикации, нам сообщили, что на месте стройки возведены антисейсмические колонны, буквально подпирающие небо. А сейчас, спустя еще некоторое время это выглядит вот так:

100-летие академика Галины Пугаченковой отметили разрушением ее дома

100-летие академика Галины Пугаченковой отметили разрушением ее дома

P.P.S. Со времени опубликования материала прошло 5 месяцев. Строительство огромного особняка продолжается. Хокимият смотрит на творящееся беззаконие сквозь пальцы, присылая все новые отписки. В одной из них, как рассказывают Ростислав Олегович и Елена, содержится рекомендация обратиться по данному вопросу в суд, что жильцы дома, пенсионеры, воспринимают как насмешку – ведь всем известно, что на покрытие судебных издержек необходимы немалые средства, которыми семья не располагает.

Главное управление архитектуры и строительства (ГУАС) за прошедший период несколько раз присылало предписания о приостановке строительства до момента согласования с сопредельными соседями. Однако попыток решить данный вопрос предпринято не было. Кроме того, в письмах из ГУАС упоминалось, что ситуацию можно разрешить как в судебном, так и в административном порядке. Это означает, что хокимият района располагает необходимыми полномочиями для прекращения беспредела, но не пользуется ими в силу неизвестных причин.

«Почему в 2009 году хокимият среагировал незамедлительно, выдав предписание о приостановке строительства и направив письмо в суд, а сейчас никакой реакции нет?», — задаются вопросом родные Галины Пугаченковой.

Более того, все обещания, данные Ростиславу Олеговичу и его супруге, застойщиками не выполнены. Стены не укреплены, высота постройки превышает 2 этажа. Нарушений строительства – огромное множество, а количество ответов из хокимията и других организаций исчисляется десятками.

После завершения строительства должен быть выдан кадастр – и на это снова будет необходимо разрешение сопредельных соседей. Круг замкнется. Интересно, пойдет ли Председатель БТИ на нарушение закона, как это сделали руководители других ведомств?

  1. Не повезло Ростиславу Олеговичу с матерью. С рождения был брошен ею, и даже после смерти ничего не оставила, кроме убогого домишки.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

Последние новости

Власти решили пересадить чиновников в арендованные у частников помещения

Шакат Мирзиёев поручил в двухмесячный срок принять меры по широкому внедрению системы размещения государственных органов и организаций в зданиях...

Больше похожих статей

ЎЗ