25.1 C
Узбекистан
Воскресенье, 18 апреля, 2021

Дом, который остался жив

Топ статей за 7 дней

Жители махалли Юнуса Раджабий написали открытое письмо президенту и попросили защитить их от противоправных действий застройщика

Жители махалли Юнус Раджабий в Яккасарайском районе столицы обратились к президенту Узбекистана с открытым письмом и попросили принять меры...

То, чего все долго ждали: в Ташкенте открыта дорога, объединяющая проспект Мустакиллик с улицей Паркент

Сдана в пользование дорога объединяющая проспект Мустакиллик с улицей Паркент в Мирзо Улугбекском районе (бывш. Пушкинский круг). Здесь создан...

Жители махалли Юнуса Раджабий ответили застройщику, планирующему возвести рядом с их домами многоэтажку

Время само все расставит все на свои места,  но вот только нет рецепта отмотать его назад и покаяться за...

Подпишитесь на нас

51,914участниковМне нравится
22,961участниковЧитать
2,780участниковПодписаться

Дай душе волю, захочется и боле.

Хотел сесть на два стула, да и очутился на полу.

За чужим погонишься — свое потеряешь.

Да, жизнь продолжается, а это значит, что точка вовсе не поставлена, точка к жизни мало имеет отношение и мы, принимая действительность как данность, с радостью говорим о многоточии…

История с домом номер 7 по ул.Бобура – это не просто хроника судебных заседаний и прений сторон, это целое повествование о городе, людях, которые в нём живут и обстоятельствах, ставшими настоящим испытанием для всего общества.

Напомню, что на днях, 23 марта в Ташкентском межрайонном суде по административным делам состоялось итоговое заседание по совместному заявлению столичной администрации и компаний «Jemchug House» и «Universal Packing Masters ltd.» против Департамента культурного наследия при Министерстве культуры Узбекистана. Судьёй  Баходыром Хайдаровым был дан отвод требованиям заявителей, и жилой дом №7 по улице Бобура Яккасарайского района окончательно утвержден в статусе охраняемых государством объектов культурного наследия. Судебная тяжба в отношении дома 7 продолжалась почти два года.

И здесь проявилась вся многослойность нашего жития, целый калейдоскоп сюжетов и отношений:

— власти — к культурному наследию;

— жителей – к своей частной собственности, их коллективной и индивидуальной ответственности к памятнику архитектуры;

— экспертов–международников и узбекских специалистов Департамента культуры – к необходимости последовательно отстаивать свои компетентные заключения;

— общества – к способности объединиться и дать отпор дикому капитализму, имеющему сегодня немалый административный ресурс.

На примере дома семь и его удивительных приключений, мы во всей неприкрытой красе наблюдали за тремя ветвями власти. Три могучих ответвления в лице законодательной, судебной и исполнительной власти произрастали из ствола очень странного, как оказалось, не характерного природе государства дерева, корни которого оголены, а зыбучие пески из новоявленного капитализма, в котором древо пытается укрепиться, всё больше и больше желают его поглотить.

Особенно отличилась исполнительная власть в лице столичного хокимията.

Эта ветвь древа больше похожа на волшебную дубинку из узбекской народной сказки «Бей дубинка!», только с разницей в том, что в нашей, не сказочной реальности, дубинка попала не в руки честного, простого, доверчивого обладателя недвижимости, а в руки сомнительных персонажей.

Чью волю исполняет эта волшебная исполнительная ударная ветвь гадать не приходится. Естественно, волю и вожделения тех, от кого она зависит, а избиратель, как известно, у нас ещё не созрел для сознательного выбора. Поэтому череда судебных тяжб, в которых защищенный исполнительной дубинкой застройщик смело противостоит не только жителям города, но и осмеливается судиться с Государственным Департаментом культурного наследия при Министерстве Культуры страны – сам по себе удивительный по своей абсурдности факт, но в условиях отсутствия электоральной демократии — вполне логичный.

Преступное решение бывшего столоначальника Абдукаххора Тухтаева, который ещё в 2007 году самовольно одним росчерком пера вынес более трехсот архитектурных памятников Ташкента из госреестра Культурного наследия, никак ни на каком уровне, кроме СМИ не обсуждается и остаётся безнаказанным, господин Тухтаев продолжает свой «доблестный» трудовой путь в должности хокима Шайхонтаурского района.

Но мне стало известно из личной беседы с представителем Департамента, что список, который кстати не зарегистрирован в госархиве (это установлено в суде) и долгое время никак не оглашался, будет последовательно пересмотрен по каждому пункту и исходя из экспертных заключений, часть памятников будет вновь внесена в реестр культурного наследия. На сегодняшний день официально по решению суда вынесен из чёрного списка только дом номер 7 по улице Бобура. И здесь очень бы хотелось, чтобы Департамент был открыт для общества и все изменения в Реестре были бы озвучены для СМИ по мере принятия экспертных решений. Хотя так и не ясно, почему незаконное решение имеет силу.

Тяжелее всех в этой ситуации приходится судебной власти конечно. Я не сторонник конспирологии и теории заговоров, и не считаю бюрократию (власть) в принципе чем-то единым, однородным и тотально коррумпированным. Нет никакого единого плана, одного кулака, всё происходит по объективным социально-политическим причинам, над которыми по большому счёту нет хозяина, а есть более масштабные социальные силы, задействованные в больших мировых процессах, и сам ход принятия решений не так прост и однозначен, как может показаться со стороны. Транспарентность (прозрачность) сегодняшнего мира, которую мы наблюдаем в результате цифровой революции, даёт свои плоды. Даже в очень управляемой локальной «вселенной» стало не так просто навязывать свои предпочтения и волю, и этот процесс вряд ли остановить.

С другой стороны, любая бюрократия, любой чиновник, хотел бы одобрения своих публичных действий или высказываний, никто не хочет потерять лицо, все хотят доверия и похвалы, особенно когда в сторону «обители справедливости», которой желают быть наши суды, направлены десятки тысяч взоров пользователей соцсетей, международных организаций и видеокамеры прямо в залах судебных заседаний. В результате, судебная система в случае дома 7, можно сказать, выстояла, с чем мы можем её и поздравить. Жаль, что так случается далеко не всегда и уже нашумевшее дело Мавжуды Маматкасымовой будет ещё одним непростым испытанием для узбекского правосудия.

Поговорим об экспертных заключениях, тех кто непосредственно принимает решения о том, является ли то или иное здание, сооружение объектом культурного наследия или не имеет никакой исторической и культурной ценности. Я помню, как у многих возникали сомнения по поводу ценности дома 7 для нас и последующих поколений. Действительно, проходя мимо этого здания, не сразу возникает уверенность в его значимости и ценности, здесь нет ярко выраженных, бросающихся в глаза архитектурных изысков, поэтому мнения профессионалов особенно ценны в таких случаях, очень важно не только для чиновников, но и для всего общества получить достоверную и полную информацию о том или ином охраняемом государством объекте культурного наследия. Для этого, ученым нужно чаще давать трибуну, а гражданам, прежде чем высказываться, всё-таки не мешает хорошо подумать, а не руководствоваться только собственными дилетантскими соображениями.

Итак, что важного и интересного мы узнали:

— ещё в середине 1980-х годов было установлено, что дом номер 7 по улице Бобура — часть целостной архитектурной среды «Нового Ташкента» 1930-1960-х годов, характерной чертой того времени являлась ансамблевая застройка улиц и площадей;

— дом является образчиком раннесоветской архитектуры, построен в неоклассическом стиле, в нём есть стрем­ле­ние к урав­но­ве­шен­но­сти, яс­но­сти и ло­гич­но­сти, выстроен для профессорско-преподавательского состава Пединститута. Такого рода жильё было элитным, а значит прогрессивным. В доме предусмотрены парадные лестницы, когда-то жителей встречали консьержи, в толстостенных квартирах уже тогда были ванные и санузлы, а в деревянных полах и сегодня сохранились вентиляционные отверстия;

— сама улица Бобура – градоформирующая с последовательно разворачивающимися ансамблевыми участками, включавшими площади у Дворца текстильщиков, Педагогического института, Дворца обувщиков и Бешагач, к тому же это главная улица, ведущая от ташкентского аэропорта, «ворота» Ташкента;

— курдонёр (фр. cour d’honneur, — двор чести, почётный двор) парадный двор перед зданием, так называется площадь, прилегающая к внутреннему фасаду здания со стороны ул.Бобура, это пространство для отдыха, а улице оно придаёт большую живописность, в ней нет той монотонности, которую мы сегодня наблюдаем при строительстве новых кварталов;

— дом пережил землетрясение 1966 года в Ташкенте и сегодня эксперты убеждены, что посещение дома 7 должно стать частью обязательной учебной программы для студентов архитектурно-строительного института, ученые уверены, что жизнеспособность памятника продлится, как минимум, ещё сто лет;

— каждый памятник, в том числе и местного значения, как дом 7, имеет свою историческую зону, охранную и буферную. Последняя является зоной согласованной застройки и от охранной и исторической зоны располагается на расстоянии 50 метров. Напротив дома, на другой стороне улицы Бобура, сегодня расположился ТЦ NEXT, когда-то это здание принадлежало обувной фабрике и по сегодняшний день тоже находится в Реестре культурного наследия. Таким образом, расстояние между обоими зданиями создаёт общую буферную зону, что по закону делает невозможной какую-либо строительную активность в дальнейшем;

И конечно люди.

После завершения всей этой судебной эпопеи, я не могла не принять приглашение жителей дома семь разделить с ними совместную трапезу в честь долгожданной победы. И, скажу я вам, дорогие мои друзья, Фариде Баровой и Оксане Пионтковской, их соседям – Сайёре Арифджановой и её дружной семье, можно смело доверять командовать армиями. За два часа, я узнала о всех закулисных перипетиях этого скандального дела, и поверьте мне, эти женщины-воительницы могут разбудить не только «колокол герцена», мне показалось, они способны вызвать абсолютно любое природное явление в принципе.  Было впечатление, что я присутствую на партийном собрании и вот-вот мы вместе встанем и в едином порыве споём гимн великому отечеству, которому, несмотря на все мытарства, значительную потерю здоровья и финансовых средств, Фарида Барова остаётся благодарна за благополучный исход дела.

Это удивительные люди, с неисчерпаемой энергией, колоссальной силой воли, огромным опытом, которым, я уверена, они с удовольствием поделятся с каждым, кто в это непростое время попал в трудную ситуацию. И если вы думаете, что теперь жители ограждены от угрозы сноса и у них нет забот, то глубоко ошибаетесь. Сегодня нужно найти спонсора, который профинансирует реставрацию дома 7, государство не имеет таких средств, оно на сегодняшний день в силах дать только охранный ордер. И скорее всего, будет привлечена международная организация, но чтобы получить эту помощь, нужно составить целый ворох документации: основания, проект, все сметы и предстоящие расходы… Так что жителям дома 7 хватит забот ещё на целую жизнь.

Всё что требуется от нас, от общества сегодня, это поддержать наших настоящих граждан – победителей системы, своим добрым словом, лайком, репостом. А тех, кто сегодня столкнулся с несправедливостью – поддержать своим присутствием в суде, это имеет огромное значение и влияет на исход дела. Как ни странно, именно эти нехитрые действия сегодня играют важную роль в нашей общественной жизни, именно они способствуют формированию гражданского общества, которое никто нам просто так не подарит.   

Белла Сабирова

5 КОММЕНТАРИИ

  1. Вот такие они, женщины советской закалки! А ещё бы беспредельщиков, которые давали (или продавали) разрешения на снос,включая хокимов и пр., наказали бы по статье за злоупотребление служебным положением. Жителям -дальнейшего терпения и новых побед!

      • Похоже,что вам не довелось закалиться. Ваша сознательная жизнь наверно прошла при капитализме, который целенаправленно уничтожает все зачатки и признаки совести, насаждая один принцип — золотого тельца. Наверное родились вы в частной клинике, лечились на платной основе и образование получили по суперконтракту. Поэтому хорошо, что таких как вы рядом с ними не было!

  2. Я рада за женщин, отстоявших своё жильё. Но каким способом они это сделали. Ну не вижу я там никакого памятника архитектуры, стоит ,,памятник» людской наглости ( со стороны желающих его снести и со стороны желающих его сохранить) . Как понимать отношение владельцев кв.м. в этом доме к ,,памятнику» если они по своему усмотрению налепили там так, что лоскутное одеяло отдыхает.
    Противно что в борьбе с возможно недобросовестными претендентами на этот дом использовали термин памятник архитектуры.
    Долгое время после Великой отечественной периодически появлялись умники(пересидевшие войну в глубоком тылу), делавшие себе документы участника ВОВ , вышибали себе льготы какие настоящим фронтовикам уже и недоставались. Вот и эти героини по-моему такие же.

    • Этот дом был в списке памятников архитектуры, его оттуда исключили, читайте внимательнее, если Вы не в курсе дела.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

Последние новости

Статистика: заболевание COVID-19 в Узбекистане согласно возрастам

Возрастной анализ пациентов с коронавирусом, зарегистрированных в настоящее время в Узбекистане, выглядит следующим образом: Дети младше 14 лет: 13-15%;Подростки от...

Больше похожих статей

ЎЗ