0.9 C
Узбекистан
Среда, 25 ноября, 2020

Наука и религия в Узбекистане: как и где провести между ними границу?

Топ статей за 7 дней

Покупатели жалуются на «глинистые яйца», заполнившие прилавки Ташкента

Жителей Ташкента неприятно удивили куриные яйца с желтком глинисто-коричневого цвета, продающиеся по всему городу. Ассоциация «Птицепром» объяснила,...

«Они думали, что мы все здесь л…»: юнусабадцы продолжают бороться с застройщиком, атаковавшим их квартал (видео)

В Ташкенте на 4 квартале Юнусабадского района разворачивается очередное противостояние застройщика, пытающегося воздвигнуть свои здания между жилыми...

Макрон предъявил ультиматум мусульманам Франции

Президент Франции Эммануэль Макрон провел встречу с руководством Совета мусульман страны. Он потребовал от богословов принять специальную...

Подпишитесь на нас

51,631участниковМне нравится
22,961участниковЧитать
2,300участниковПодписаться

Редакция сайта nuz.uz, принимая решение опубликовать мнение уважаемых и авторитетных авторов, отдает отчет в том, что вызовет острую дискуссию в обществе. А иначе быть не может. Поиск форм имплементации религиозного наследия в учебные программы и научные исследования, формы влияние так называемого «религиозного фактора» в области идеологии и культуры – беспокоит многих, кто отвечает за социальное спокойствие в стране.

Авторы статьи уверены, что лишь широкая дискуссия, различные мнения, широкие комментарии экспертов, аналитиков, специалистов и просто неравнодушных граждан, позволят общими усилиями приблизиться к истине в столь тонком и деликатном вопросе.

Один из профессоров Национального университета им. Мирзо Улугбека рассказал случай, как во время одной из лекций по палеонтологии речь зашла о теориях эволюции в мировой науке. Обойти стороной «Теорию видов» Чарлза Дарвина было невозможно, как невозможно было не сказать о современных уточнениях этой теории, о появлении новых идей и предположений в антропогенезе (теорий о происхождении «венца творения» – человека) в современной науке. Один из студентов (очень религиозный парень) возмутился, прервал лекцию и посоветовал преподавателю почитать Коран, вместо Дарвина и не упоминать его имени. От разгоряченного студента досталось и Эйнштейну, даже астрофизике (наука о строении Вселенной), как «науки атеистов». «На все есть ответ в Коране» – констатировал этот парень. Наш коллега понимал, что спорить бесполезно, не задев чувств верующего человека. Тем более что, по существующим законам, парень поступил в магистратуру Университета с дипломом выпускника Высшего исламского института при Управлении мусульман Узбекистана.

Коллега констатировал, что такие конфликты на его лекциях в Университете частое явление. Причем, претензии предъявляют не только бывшие выпускники медресе или Исламского института. Среди студентов все больше и больше появляется религиозных молодых людей. Между тем, упомянутый лектор именитый ученый, читал лекции в Сорбонне, в США, Канаде и даже в университетах Объединенных арабских эмиратов. Последний случай особенно интересен, ведь это исламская страна. На наш вопрос – как реагируют тамошние студенты на упоминание о Дарвине или других столпов науки об антропогенезе? – наш коллега сказал, что реагируют спокойно и даже знают об этих теориях, их дополнениях или опровержениях иногда больше, чем он. А главное – это не порождает «идеологических конфликтов», основанных на религиозной апологетике и нетерпимости. В нашей беседе этот коллега ставил естественные вопросы перед нами: как получается, что в исламской стране спокойно изучают такого рода теории, а у нас, где образование объявлено светским, религиозные студенты воспринимают в штыки такие теории? Причем нельзя сказать, что в Эмиратах или подобных исламских странах астрофизику или теорию антропогенеза воспринимают как истину. Но это входит в учебные программы, и никому – ни преподавателям, ни их студентам – в голову не приходит идея отказаться от палеонтологии, философии, физики и ее разделов, как «наук атеистов».

Единственное, что нам пришло тогда в голову – попытаться объяснить коллеге, что мы нередко имеем дело с консервативными и крайне болезненными (подчас агрессивными) формами возрождения ислама в стране и регионе и что все это можно воспринимать как форму своеобразного реванша за атеистическую политику в недавнем прошлом. Хотя, честно сказать, с похожими случаями сталкиваемся мы сами и другие коллеги и понимаем, что проблема гораздо сложнее.

Описанные микро-конфликты стали сегодня повседневной реальностью в нашей жизни во многих сферах. Надежды на «возрождение ислама» исключительно как духовного компонента или части национальной идеологии, не оправдались. Напротив, увлечение исламской риторикой (в том числе некоторыми чиновниками) на всех уровнях прямо или косвенно становится причиной еще больших конфликтов, особенно в идеологической и образовательной сферах. Мы уже не говорим о «побочных», но вполне ожидаемых явлениях возрождения религии, в том числе приверженность части молодежи к экстремистским толкованиям ислама, нетерпимость к светскому образу правления, национальным обычаям и т.п. Причем, по нашим наблюдениям, мы имеем часто дело с религиозной маргинализацией части молодежи (в том числе и в ВУЗах) в таком виде, что уместней говорить о безопасности страны в самом обширном понимании.

Религиозность части студентов – это примета времени, эти девушки и парни тоже часть нашего общества, граждане страны со своими правами и представлениями. Однако они заканчивают светские ВУЗы, становятся преподавателями, специалистами в других учреждениях. Они же, исходя из собственной идеологии и внушенных догм, становятся инициаторами изменения подходов в образовании, пытаются навязать свои (скорее религиозно-апологетические) представления, выступают против включения некоторых наук в образовательные программы, настаивают на усилении религиозной идеологии и так далее. Хотя, по нашим наблюдениям, эта когорта студентов и молодых соискателей не всегда знают и понимают ислам достаточно глубоко, а их порывы – это, скорее, эмоциональные всплески, чем действия, основанные на глубоком знании. Еще более поверхностна их осведомленность в современных науках, в т.ч. истории. Однако, как это часто бывает, знания они заменяют шумной риторикой, обращением к своеобразно понятыми ими идеологическим штампам о «священном наследии предков», мало имея о нем представление.

Мы должны признать, что сегодня ислам буквально ворвался во все сферы нашей жизни, в том числе в науку и образование. Не стоит также скрывать, хотя бы от себя, что мы находимся в процессе возрождения ислама, формы и последствия которого не всегда ясны. Что нам ожидать от этих процессов? Какое влияние они оказывают на нашу молодежь? К чему приведет массовое вторжение т.н. «религиозного компонента» в образование и науку? Какие альтернативы должны предоставить система образования и академические науки, чтобы успешно конкурировать с консервативной религиозной идеологией либо хотя бы сосуществовать с ней без конфликтов? На эти вопросы мы должны ответить сегодня, чтобы завтра не столкнуться с еще бóльшими проблемами.

Сразу хотим предупредить читателей – мы не хотим порождать исламофобии, далеки от мысли оскорбить чувства верующих, усомниться в естественном праве на свободу религий, свободу религиозного образования и так далее. Но мы также против того, чтобы крайне ограничено, а порой и агрессивно воспринятый ислам влиял на учебный процесс страны или на гуманитарные и иные сферы науки. Мы против того, чтобы выпускать заведомо ограниченных учеников или студентов, лишать их научного, или хотя бы здравого и трезвого мышления и тем самым подорвать саму идею образования – воспитание и обучение рационально мыслящих профессионалов, которые смогут продвинуть науку и экономику страны.

Начало. Истоки проблем

Еще в конце 1980-х годов в регионе ЦА и стране наблюдался небывалый всплеск религии, которая уверено вернула свое влияние в социальной сфере. В первую очередь речь идет об исламе, как доминирующей религии граждан страны. Однако, наряду с позитивами в социальной сфере (возрождение семейной или общественной этики поведения и пр.), наблюдаются и другие притязания богословов – предложения по реанимации многоженства, ранних браков для девушек, ограничение для женщин, с принижением их социальной роли, отказ от национальных обычаев и праздников и т.п. Такие же проблемы мы видим в сфере образования и науки, в которой сформировались альтернативные подходы, основанные на религиозной идеологии.

Это реалии сегодняшнего дня, хотя их эволюция порождает некоторые локальные конфликты, которые появились в силу ряда причин и которые пока еще не осмыслены. Поэтому для начала давайте хотя бы кратко разберемся в более обширных контекстах, которые мы видим в процессах возрождения ислама в разных сферах нашей жизни, в том числе в повседневных общественных нормах, образовании, в идеологии и даже в политике. Религия воспринимается большинством общества позитивно, в надежде, что мы будем иметь преимущественно дело с мирными формами его возврата его роли.

Едва ли не с первого дня Независимости, ислам объявлен частью духовного наследия. Одновременно оживление ислама сопровождалось его бурной политизацией, появлением экстремистских организаций (которые пытались и пытаются обосновать свои действия исламскими догмами) и даже к локальному захвату власти (Наманган, 1991-92 гг.). Перед руководством страны встала крайне сложная задача – противостоять такого рода явлениями, не скатившись к ущемлению религиозных свобод. Дело усложнялось внутренними конфликтами среди улемов, разные группы которых претендовали на то, чтобы шариат сделать основой правовой системы и даже вернуть ему политический статус.

Еще более сложной задачей оказалась выработка ясных стратегий в религиозной политике, особенно в сфере противостояния идеологии религиозного экстремизма. В этой сфере сформировалось несколько подходов, один из которых настаивал на том, что главной причиной экстремизма является религиозная безграмотность населения, особенно молодежи. Причем, религиозная безграмотность без какого-либо надежного доказательства, воспринимается как одна из главных причин приверженности части мусульман идеологии экстремизма. Согласно этому же подходу, религиозно грамотный мусульманин обладает иммунитетом против экстремизма. Однако, как «работают» эти религиозные знания, что они дают на самом деле в идеологическом плане – эти вопросы совершенно не осмыслены. Более того, исследования отечественных и зарубежных экспертов показывают, что религиозная грамотность (при крайне слабом светском образовании) становится чаще стимулом для вовлечения в экстремистские группы. При этом молодые люди, имеющие приличное исламское образование, составляют интеллектуальную элиту этих деструктивных групп. Достаточно привести один факт. В среде пропагандистов джихада в медиа-пространстве до 80% агентов или блогеров обучались в исламских учебных учреждениях страны, прошедших регистрацию.

Ислам как часть идеологии, истории, культуры

Более сложной картина оказалась в сфере идеологии. Здесь главная задача сводилась к желанию победить религиозно мотивированные аргументы терроризма, противопоставив им ислам лояльных форм. Похожая ситуация складывалась в соседних странах региона ЦА. Общественные деятели, политики и большинство богословов стран региона в один голос стали заверять, что настоящий ислам – это религия мира и созидания, и что террористы лишь прикрываются исламом и так далее. Эти аргументы хорошо известны и редко вызывали возражения. Как следствие, некоторые чиновники стали активней использовать исламскую риторику, а иногда и аргументацию, скажем, в виде толкования хадисов, что выглядело, мягко сказать, нелепо. Уже тогда проглядывались нежелательные последствия такого рода публичных выступлений с религиозными лозунгами, цель которых очевидна – поднять свой рейтинг. Хотя обращение к религиозной аргументации чиновников разных рангов, ради повышения рейтингов, едва ли назовешь стратегически продуманными акциями.

Увлечение исламской риторикой в борьбе с идеологией насильственного экстремизма, отодвигает на второй план, более действенные, на наш взгляд, аргументы. Например, при очевидной доминанте религиозных аргументов, мы почти не говорим, что терроризм есть тягчайшее нарушение Закона. То есть мало кто говорит о юридической культуре. Еще меньше говорится об исламской культуре и искусстве (в самом широком понимании этих определений), составивших основу исламской цивилизации, о которых крайне смутное представление имеют сами современные богословы региона.

Перед политическим истеблишментом, определяющим внутреннюю политику, встал вопрос – как поспеть за такой стремительной эволюцией ислама, который естественным образом был вовлечен в сферу общественной жизни, часто в качестве альтернативной и, нередко, параллельной идеологии, причем, со все большей и большей доминантой исламской догматики в крайне консервативных формах. Аналитики уже сейчас видят ряд проблем в таком ограниченном и консервативном развитии ислама, имея в виду, что именно масштабное вовлечение исламской аргументации в идеологическую сферу повлекло за собой влияние исламской апологетики в образовательной, культурной сферах, породив феномен интеллектуальной исламизации. В результате ислам стал восприниматься не как культурное и духовное наследие или историческая цивилизация, а преимущественно как религиозная обязанность, догматические предписания и в целом как идеология.

Желание обыграть террористическую идеологию, мотивированную джихадизмом, привело к тому, что ислам (или, согласно термину последних 10-15 лет, «мирный ислам») стал стимулироваться на всех уровнях. Однако сформировать ясно сами понятия, вроде «мирного ислама», «просвещенного ислама», «исламского наследия» или похожих терминов, наполнить их конкретным содержанием пока не получается. В этом проявилось крайне смутное понимание инициаторов этой идеи особенностей этой религии, ее истории, роли и места в жизни общества и т.п. «Духовное наследие ислама» стало рассматриваться в прикладном значении (как инструмент против идеологии экстремизма), при игнорировании социальной или политической составляющей этой религии. Например, с точки зрения религиоведов и академических исламоведов ожидание «вековой мудрости» от религиозных текстов, пригодных сегодня – это полная профанация религии ее догматических особенностей, социальных или политических контекстов. Между тем в наших учебных заведениях методы исследований в религиоведении или в философии нередко опираются на религиозные догмы.

Таким образом, выстраивание стратегии на таком непрофессиональном понимании религии приводит к серьезным ошибкам как в идеологической работе, так и в образовательной, научной, культурной и иных сферах. Увлечение исламской риторикой приводит к укреплению сомнительной альтернативы нашей национальной культуре и ценностям, учитывая движение за «общемусульманскую унификацию», что стало реальностью современности.

Понимание ислама как «наследия» неоднообразно и не совпадает у разных страт общества. Богословы, естественно, следуя своей религиозной апологетике, воспринимают «религиозное наследие предков» буквально. То есть как догматические предписания или нормы поведения, ритуальные обязанности и т.п. В этом случае речь идет исключительно о религиозной идеологии.

Одновременно, основная часть населения признает себя мусульманами (культурно, как признак самоощущения/идентичности), сочетая это с национальными обычаями или с вполне светскими ценностями, например, признавая праздники, заимствованные из своих доисламских и иных традиций (Навруз, Саил, Новый год, 8 марта и др.). Напоминаем о недавних и бурных спорах в Интернете по поводу приемлемости для мусульман Узбекистана этих праздников. При этом значительная часть наших имамов высказалась против этих праздников, тогда как простые люди не приняли этого запрета.  Этот случай невольно заставил вспомнить, что запрет Навруза лидерами движения «Талибан» в Афганистане, с целью очистить ислам от «новшеств» (бидъа), вызвал обратную реакцию в афганском обществе. Основная часть мусульман Афганистана тоже не приняла этого запрета.

Следовательно, в пропаганде или образовательной политике важнее ориентироваться именно на этот слой населения, приверженный своим национальным  обычаям, на их восприятие религии, в том числе как своего культурного наследия, на их толерантность.  Специалисты называют такой феномен смешанной идентичностью (то есть самоощущением), которая является основой естественной толерантности, при отсутствии социальной или политической агрессии. Для этой части населения достаточны те религиозные свободы, которые были введены с началом Независимости (открытые мечети и религиозные учебные учреждения, отказ от атеизма в политике и т.п.). Действительно, разве не разумней ориентироваться на них? При этом надо иметь в виду, что этот слой населения буквально размывается, под воздействием печатания, тиражирования и пропаганды исключительно рукописного «наследия» (богословских сочинений и текстов) в крайне консервативных и ограниченных формах, почти при полном отсутствии пропаганды нашей истории как культурного и цивилизационного наследия, которое имеет доисламские корни, ставшие частью национальных обычаев, сказаний, легенд, литературного творчества.  

В этом смысле очень важны споры по поводу нашей доисламской истории. Уже сейчас в некоторых ВУЗах, в том числе в Исламской академии звучат призывы назвать этот период «эпохой неведения» (Джахилия), а завоевания арабов территории ЦА именовать как «Фатх» (Победа). Имеется в виду победа более совершенной религии и более совершенной культуры над пребывающими в «неведении» носителями «варварской цивилизации», низкой культуры. Однако напомним, что этот период в истории Узбекистана отмечен культурными и духовными достижениями мирового значения. Именно тогда были основаны известные на весь мир государства и города, как Самарканд, Бухара, Джизах, Хива и другие, историю которых почему-то мы предпочитаем связывать только с исламской историей. Между тем, исламская политическая система и в целом культура в свое время сформировались под сильнейшим влиянием доисламских цивилизаций, в том числе и ЦА, даже обогатились ими. Нам кажется неприемлемо игнорировать эти факты и на этом основании навязывать чисто религиозные термины «джахилия» или «фатх» в идеологических и даже политическом смыслах, серьезно ограничивая наше историческое наследие.

В современном исламе появились новые обозначения, которые выглядят, по меньшей мере, неудачными, если учитывать природу догматики и особенности этой религии. Особенно нелепы словосочетания как «чистый ислам», «настоящий ислам» или даже «секулярный ислам».  Однако разные интерпретации ислама (с точки зрения «хороший» против «плохого») чаще всего выдумка не наблюдателей или экспертов со стороны. Такие штампы обычны внутри любой религии. Это своеобразное «историческое родимое пятно» и основано на особенностях внутриконфессиональных дискуссий, которые чаще всего являются лишь инструментом для поддержания собственных групповых/корпоративных интересов религиозных лидеров.  

Главная проблема заложена именно в таком двойственном (бинарном) определении форм религии, запущенном далекими от понимания ислама экспертами и чиновниками и с охотой подхваченная религиозными апологетами. При этом ханафитский мазхаб и т.н. матуридитское кредо веры (ақида) воспринимаются как модель того самого «хорошего ислама», или «ханафитского ислама». Однако до сих пор никто и нигде не дал осмысленного ответа на ряд вопросов: А почему и чем такой ислам хорош? Почему огромное число именно ханафитских богословов (как и других суннитских улемов) поддержали идеологию запрещенных организаций, вроде ИГИЛ/ДАИШ? Почему такая одиозная личность как Мулла Умар (духовный глава «Талибан»), который никогда не отказывался от ханафизма, поддержал террористов всех мастей, в том числе и печально известное Исламское движение Узбекистана? Причем он прибегал к аргументации вполне в духе ханафитской школы, со ссылками на письменные источники. Таких вопросов появляется много, но все они почти полностью нарушают наше позитивное представление о «хорошем, ханафитском исламе», как единственном, но навязанным ориентире в понимании духовного наследия.

Мы не пытаемся породить исламофобии или опровергнуть положения ханафизма, как более или менее либеральной формы суннитского ислама. Хотелось бы просто напомнить об основах религиоведения и, в конце концов, об элементарной логике. Напоминаем, мы имеем дело с религией, в нашем случае, с исламом, со всеми его историческими и догматическими реалиями и наследием (в том числе и нетолерантными и даже агрессивными компонентами), зафиксированными в разных текстах, в том числе в Коране и Сунне/хадисах, конечно, наряду с позитивной этикой. А наши попытки отделить «хорошие» компоненты в религии, от ее плохих сторон, то есть от нетолерантных или, как сказано, агрессивных, заведомо обречены на провал, так как сами богословы воспринимают религию как единый и неделимый комплекс предписаний, пригодных на все случаи жизни, на все проявления человеческой деятельности. Незавершённость реформаций в местной форме бытования ислама важная черта современно ислама. Религиозные догмы становятся лишь внешней оболочкой, способом личного само-позиционирования некоторых религиозных лидеров в качестве горячего сторонника «правильного ислама», спасителя общины от катастрофы и так далее (явления совершенно обычные в истории ислама). Но эти реалии вторгаются во все сферы нашей жизни, сводя на нет все усилия государства по выстраиванию политики толерантности и рациональности в области идеологии.

Напоминаем и призываем понять, что мы имеем дело с религией, которая появилась во времена, когда небольшой исламской общине приходилось завоевывать географическое или духовное пространство в жестокой конкуренции. А в мединский период своей истории, молодая религия доказывала свою жизнестойкость в кровавой борьбе со вчерашними единоверцами – христианами или иудеями. Отсюда и серьезная доля нетолерантных призывов в Коране и Сунне. Эта часть истории ислама, часто используемая как пример «священной войны», также легитимна в исламе, как предписание уважать родителей, либо участие в военном джихаде. Однако желание перетаскивать (в буквальном смысле) все эти реалии в современную идеологию порождает не просто конфессиональное отчуждение (где уж там говорить о об обычной межконфессиональной толерантности!).

Реалии современного мира разрушили один из самых важных сдерживающих факторов в исламе – иерархичность и элитарность религиозных знаний, особенно Корана и Сунны (хадисов). Имеется в виду то, что право толкования этих сложных в историческом и догматическом планах текстов имели только признанные знатоки традиции (муфассры и мухаддисы), получившие право на комментарии от авторитетного учителя, чья цепочка передатчиков знаний (силсила) восходит к великим знатокам прошлого. Это же касается и других исламских наук. Весь этот огромный корпус знаний по сложившейся традиции должен был обсуждаться в узком кругу ученых-богословов, которые, опираясь на свои знания, имели исключительное право принимать важные для общины решения при полном согласии (иджмаа). В современном же мире эти тексты в разных переводах, как правило без комментариев, широко распространились и продолжают распространяться среди массы верующих, которые не имеют религиозных знаний, Это нарушило традицию, когда с такого рода текстами должны иметь дело только подготовленные богословы, но не обычные мусульмане, тем более не чиновники и не представители светских наук, не имеющих необходимых религиозных знаний. Между тем, Интернет пространство сейчас наполняется массой постов и ре-постов с заявлениями молодых людей, воевавших на Ближнем Востоке. Как правило, они с Кораном или сборникам хадисов в одной руке и автоматом в другой, пытаются доказать легитимность их вовлечения в эту смертоносную войну под видом «священного джихада». Причем все эти сборники изданы официально, в том числе, в нашей стране. Имея доступ к такого рода текстам, эти молодые люди перестали нуждаться толкованиях богословов, ссылаясь, что все эти книги изданы официально и значит богословы на их стороне. Поэтому мы должны отдавать себе отчет в том, что в результате внушения такого рода религиозной идеологии под видом «обучения мирному/правильному исламу» через издание и пропаганду очень специфических религиозных текстов, мы обречены иметь всегда удобренную почву для возрождения или даже зарождения экстремистских идеологий. Об этом нам следует серьезно подумать, ибо, как мы полагаем, ситуация уже выходит из-под контроля.

Это очень беглый и краткий обзор, но его достаточно, чтобы задаться вопросом: К чему привели и приводят такого рода стратегии в идеологической сфере в образовании и научной сферах? Уже сейчас заметно, что религиозно воспитанные гуманитарии, имея дипломы светских учреждений, были вовлечены в процесс исламизации образовательных учреждений в консервативных формах. Более того, они стали еще одной и даже самой активной силой исламизации идеологии. На деле этот процесс тоже проходит хаотично и его последствия не вполне ясны. Такие науки, как религиоведение, востоковедение, философия или логика серьезно исламизируются, утрачивают научность, объективность, в силу неопределенности научных установок в образовании, ясных стратегий в развитии гуманитарных наук и других проблем (о них мы собираемся сказать в другой нашей статье). Для этого достаточно также посмотреть отдельные диссертации в гуманитарных науках.

Мы не можем не сказать и о международном контексте проблемы сочетания религии и образования. Мнения ученых разных стран в этой сложной сфере разделены. В целом основная часть (до 97%) представителей естественных наук категорически против смешения науки и религии (религиозных наук). Среди представителей гуманитарной сферы (антропологии, философии, истории и т.п.) разногласий больше. Тем не менее, подавляющее большинство ученых этой сферы выступают за разделение религиозных и светских наук, без выставления границ между ними, полагая, что религиозные науки в современном мире получат влияние более рационалистических подходов светских наук и, таким образом обретут еще один стимул для реформации и избавления от средневековых представлений. Но в наших условиях, к сожалению, получается совсем наоборот – светские науки (подходы или методологии) отступают и уступают место религиозным. К этому можно добавить, что в нашей истории тоже были случаи, когда наши великие ученые (ал-Фаргани, ал-Хорезми, ал-Бируни, Мирзо Улугбек и др.) были религиозными людьми и это не мешало им делать открытия. Да, это так, но есть два обстоятельства, которые наши богословы либо не знают, либо сознательно игнорируют. Большинство из этих ученых предпочитали рационализм в религии, проявляя приверженность, например, к му‘тазилизму, то есть рационализму. Но для большинства наших богословов «му‘тазиллизм» есть отход от религии. Кроме того, среди богословов Узбекистана, да и региона, вряд ли найдется такой, кто смог бы прочитать и понять труды этих ученых. Это совсем другой уровень знаний и восприятия религии! Так что и такое сравнение тоже работает не в пользу современного состояния ислама в нашей стране.

Мы далеки от мысли не признавать за религией права на свое место не только в общественной жизни, но и в идеологии или в науках гуманитарной сферы. Только уверены, что акценты и подходы в образовании и науках должны быть ясно разделены. Полагаем, что в настоящее время в стране уже созрели все условия (контингент соискателей, группа грамотных богословов, ученых и т.п.), чтобы создать Специальный Совет по защите диссертаций теологического направления при Исламской академии для получения ученых степеней «Магистр/Доктор/Профессор теологии» (как это происходит во многих странах мира). Тогда религиозно воспитанные молодые люди смогут иметь альтернативу и возможность более свободно следовать своим религиозным представлениям и подходам, основанным на религиозной апологетике и восприятии. Иными словами, такое разделение будет способствовать повышению эффективности современной академической науки и образования.

Это не значит, что защитивший диссертацию по теологическим наукам человек не может иметь доступа к защите в академических научных Советах, при условии, если он принимает те правила и требования, которые предъявляются диссертациям академического направления. Иными словами, речь идет не о взаимной изоляции, а о разделении разных подходов или научных методов. 

Во всяком случае, мы уверены, что пришло время переосмысления пригодности тех регуляторов (и не только религиозных), на которые мы полагаемся как на эффективное средство борьбы против религиозно мотивированной идеологии терроризма и экстремизма. Достаточно ли мы знаем ислам, или хорошо ли понимаем мотивации самих богословов, чтобы быть так уверенными в этом, условно говоря «исламском инструменте»? Не приведет ли наша «осторожная стратегия» в отношении «исламского наследия» к интеллектуальной и идеологической монополии ислама? Все ли богословы захотят быть, опять же условно говоря, «послушным классом клерикалов», либо сама богословская, социальная и политическая особенности ислама будут побуждать их играть самостоятельную роль, в том числе и в политическом поле? А оснований в исламских доктринах для этого можно найти сколько угодно, учитывая, насколько сложными и противоречивыми текстами являются основные источники ислама – Коран и сунна (т.е. хадисы), в которых, кроме обычных норм этики (одоб/адаб), мы можем найти аргументы, как сказано, легитимирующие статус исламской формы правления и даже насильственные формы джихада. Таких вопросов современная политическая и религиозная ситуации в нашей стране и регионе порождает все больше и больше. Отвечать на них нам придется здесь и сейчас, чтобы не получилось, как в притче – спасаясь от огня водой, не утонуть бы в этой самой воде.

Бахтиёр Мираимович Бабаджанов, доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Института востоковедения АН РУз 

Мадаева Шахноза Амануллаевна, доктор философских наук,  профессор,  заведующая кафедрой «Философия и логика»  Национального университета Узбекистана им. Мирзо Улугбека

42 КОММЕНТАРИИ

  1. Нельзя никогда эти вещи сравнивать и/или интегрировать или проводить между ними какие либо линии.

    Решение простое:
    Религия не лезет в дела науки, а наука уважает чувства верующих.

    А парень-спорщик пусть учится тогда в медресе а не в университете.

    Выбор у него есть.

  2. Согласна с мнением авторов этой актуальной статьи Бахтиёра Бабаджанова и Шахнозы Мадаевой. Как религиовед с многолетним стажем преподавания этой дисциплины считаю, что провести границу между научным и религиозным подходом в Узбекистане будет очень сложно. Практика сочетания науки и религии в образовательном процессе идет от эпохи А.Темура, медресе того времени. Религиоведение современного Узбекистана продолжает традицию сочетания научного и религиозного подхода к объяснению религии. Это положение закреплено в Государственном стандарте направления образования бакалавриата “Религиоведение”, разработанном в 2014 г. в Ташкентском исламском университете (ныне Международная исламская академия) . В нем подчеркивается задача гармонизации религиозной и светской оценки источников религиоведения и истории религии, достижение гармонии национальных и религиозных ценностей. Такая практика подкрепляется на теоретическом уровне. В 2009 г. А. Байназарова защитила кандидатскую диссертацию по философии, посвященную вопросам гармонии религиозных и светских наук в исламской философии. Она дала авторское определение науки (илм), указав на то, что это верный и научный подход с точки зрения современной науки Узбекистана.
    Для традиции религиоведения западноевропейских и североамериканских ученых характерно различие в оценках явлений, которые дает религия и наука. Принципиальная разница религии и науки в том, что религия опирается на веру, а наука ¬ на знание. Образно говоря, наука опирается на теоремы разума, а религия — на аксиомы веры. Религиоведение прошло долгий и трудный путь, прежде чем сформировался его категориальный аппарат, отличный от теологии и атеизма подход, светская оценка религии. Светскость при этом не следует понимать как атеизм. Светское государство в отношении религии основывается на следующих принципах: свободе совести, равенстве религиозных верований, нейтральности политической власти по отношению к религиям. Основное отличие светского государства от теократического состоит в том, что теократическое государство защищает интересы только одной группы, придерживающейся определенной религии, светское государство защищает интересы всех социальных групп, создавая равные условия всем религиям и культурам, разумеется, при условии, если сами религиозные организации действуют в рамках закона. Уверенна, что опора на правовые основы и принципы взаимоотношений государства и религии поможет решить проблему светской оценки религии. Радует, что в Постановлении КабМина № 946 от 23.11.2019 г. ( https://lex.uz/docs/4604155?otherlang=1) в числе актуальных задач Комитета по делам религий указываются: практическая реализация принципа светского государства Республики Узбекистан, защита гарантий свободы совести граждан; предотвращению действий, направленных на распространение идей религиозного фанатизма и экстремизма, разжигание ненависти между различными религиями и др.
    Широкое обсуждение поднятой проблемы поможет решить ее.

  3. Сама идея найти компромисс не имеет смысла. Либо одна из сторон будет доминировать, либо будет два не пересекающихся мира. Албания как пример светскости, Саудовская Аравия религиозности, Франция пример двух миров. Потому что религиозные люди не идут на компромиссы и полумеры. Узбекистан очень хороший пример постепенной исламизации, Чечня более революционный пример. С каждым годом они будут требовать большего. На смену умеренных, придут консервативные, а после радикальные. Огромная проблема с Исламом как с религией, это политизация. То чего нет сегодня в христианстве. Ислам это не религия о вере во Всевышнего, в Бога. Это очень жесткая инструкция морально-этического поведения, построения экономики, политической структуры, внешней политики, архитектуры, искусства, музыки, моды, финансовых структур и до бесконечности. Это также всегда останется инструментом международной политики Саудовской Аравии, потому что Ислам это их религия. Исламизация идет уверенными шагами. Многие заметили как стали мешать спать призывы из мечетей к молитве, как хиджаб становится нормой для нас видеть на улице. А недавно появляться стали кредиты исламские, что на мой взгляд уже некий вид сегрегации.

    Что делать?
    Вариант 1: Полностью исключить Ислам из жизни государства. Никаких праздников, особого отношения к религиозным структурам, ограничение их деятельности.

    Вариант 2: Ни делать ничего. Ислам вернет свои позиции до условного уровня Ирана. Силой или поэтапной нормализацией норм.

    Вариант 3: Реформация. Самый болезненный вариант. Когда меняется сама суть религии и всех атрибутов. Протестантизм как пример. У них нет икон и святых людей и мест, они не ездят в паломничество, не признают святой престол в Ватикане, некоторые признаю женщин священников, однополые браки и т.д. Как итог религия изменили свою роль в жизни людей, а потому очень вырос в таких странах атеизм.

  4. Очень компетентная и умная статья выдающихся специалистов. Обсуждает важнейшую тему нашего развития.Никакого неуважения к религии или ущемления прав верующих в статье нет. Речь идёт о светском образовании в светской стране. Религиозные убеждения граждан в светской стране это сфера исключительно сфера личного пространства.

  5. В статье ясно, чётко и своевременно ставятся важные и серьёзные вопросы, игнорирование которых может привести к большим проблемам. Спасибо авторам!

  6. «…лишь широкая дискуссия, различные мнения, широкие комментарии экспертов, аналитиков, специалистов и просто неравнодушных граждан, позволят общими усилиями приблизиться к истине в столь тонком и деликатном вопросе.»
    Полностью разделяя позицию сайта, опубликовавшего эту замечательную статью, могу прибавить, пожалуй, лишь одно: слава Богу, что Узбекистан еще может похвастаться такими высочайшего уровня аналитиками и беспристрастными, здраво и широко мыслящими экспертами, как авторы этой статьи.

  7. Как давно назрела необходимость в открытом и глубоком обсуждении этой чрезвычайно сложной темы
    Поклон авторам и респект
    Надеюсь данная аналитическая статься послужит началом дискуссии, в результате которой будет наконец выработана государственная стратегия в отношении Исламского вопроса в нашей стране

  8. Спасибо авторам за столь обдуманный и смелый обзор! Поддерживаю! Эта тема давно требует своего адекватного и неэмоционального обсуждения и оглашения, в том числе, в широком общественном пространстве. Естественно, без навешивания ярлыков и при обязательном взаимоуважении человеческих прав и достоинств всех дискутирующих сторон.
    Кроме того, думается, что статью следовало бы опубликовать ещё на узбекском языке, чтобы охватить большую аудиторию. Ещё раз благодарность авторам за корректный подход к вопросу!

  9. У государства нет ясной, понятной позиции в этом вопросе. В каком-то смысле можно наблюдать нарушение конституционного принципа разделения церкви и государства. Фанаты исламской религии более агрессивны, опираются на архаичные предрассудки и традиции и шаг за шагом отвоевывают позиции: они уже не приемлют светской одежды девушек, а родители, считая главным делом удачно выдать девушку замуж, заворачивают все больше девушек в хиджабы. Однако, надо иметь в виду, что лидерами мирового развития являются страны, где религия остается делом исключительно личным. Во-вторых, в лидерах техники, технологии, гуманистических идей нет, практически, ни одного исламского государства. Если руководство страны хочет в тусовку аутсайдеров — пусть и дальше остается сторонником ползучей исламской радикализации общества, если нет, то надо делать упор на светское образование и естественные и точные науки. А преподаватель университета, который не смог аргументированно ответить и победить в дискуссии с религиозно настроенным студентом — откровенно слабый дискутант и педагог, на миой взгляд. Даже если он что-то там читал по своей специальности за рубежом.

  10. Хороший материал для журналистов. Особенно, для журналистов занимающихся освещением такой деликатной темы.

  11. Дамокл қиличига ишора қилинган мақола. Бизда Ислом ва мусулмонлар билан компромиссга бориш инструментлари мавжуд эмас. Фақат қилич қайта ҳаракатга келиши мумкин.

  12. Очень своевременная и актуальная статья, спасибо авторам за уважительное отношение к вопросу и различным мнениям по вопросам религии и светской жизни….. на самом деле пришло время обсуждать эти сложные вопросы…. спасибо за статью

  13. Гульнара Наджимлвна Бабаджанова
    Очень хорошая и своевременная статья автора. Мы живем в таком стремительно меняющемся мире, когда очень трудно миллионам людей четко и правильно сориентироваться, в каком направлении всё движется и всё изменяется в обществе. Особенно это проявляется сегодня в вопросах взаимоотношений государства и религии, межрелигиозных, межконфессиональных отношениях, в научных и духовных воззрениях. Очень хорошо, когда в стране есть такие аналитики, которые трезво могут расценить эти взаимоотношения и обосновать свои выводы на строго научной основе. Это дает возможность внести какие-то необходимые изменения в мышлении людей и сделать правильные шаги в общественно-политической жизни, особенно в процессах образования молодежи.
    Действительно, вопросы религии в секуляристском государстве -это очень сложные, но важные. Выработка современной научно-практической платформы и образовательных программ необходимо широко использовать, продвигать в обществе для того, чтобы люди, имеющие искаженные и поверхностные представления о религии, искажая ее предписания, постулаты, не погружались в средневековый догматизм и не стремились затянуть туда все общество. А ведь попытки влияния так называемого «религиозного фактора» на мировоззрение молодежи, в сфере культуры и образования, в материалах и передачах СМИ сегодня вызывают у многих некоторую обеспокоенность ,так как в конечном счете это может нанести удар по безопасности всего нашего государства с 33-миллионным населением.

  14. На счёт возражения горе-студентов-мракобесие полное, назад- в каменный век. Потом ещё и Земля окажется плоской и держаться на … Религия и образование однозначно должны быть отделены друг от друга. Тот положительный задел, который дала советская система образования, где эти крайности были разведены, до сих пор приносит свои плоды. В то время идеология была выстроена так, чтобы люди работая и принося пользу стране, тем не менее развивались всесторонне. И тому были созданы условия, как бы не спорили критики советского периода. Это и всевозможные кружки, спортсекции,библиотеки и пр. Всё это бесплатно. Не запрещались различные формы вероисповедания, но это не возводилось в культ, бросаться в крайности — хочешь верить — веруй. Но представьте себе картину- работает конвейер, а части людей надо совершить намаз . Сомневаюсь, что такое было возможно в то время,т.к. думали о производстве. Вдумайтесь, откуда вдруг появилось такое массовое рвение к религии, особенно у молодежи? И какой положительный эффект это принесет для страны? Лучше старайтесь получить нормальное образование, работайте профессионально, поднимайте ВВП и не прячтесь за богословные догмы. Ничего личного на счёт верующих. Так что респект авторам статьи.

  15. Отличная статья! Давно не читал на тему в узнете не постойте вообще не читал) Авторам большой лайк. Ждем продолжения темы.

  16. Нет необходимости противопоставлять религию и науку в мировоззренческом плане, всем найдется поле для размышления о мироздания. Об этом говорил и знаменитый философ Кант в своей программной работе «К критике чистого разума». Не находя ответа на многие фундаментальные вопросы, он писал, что для того, чтобы оставлять место для веры, человеку приходится ограничивать свой разум. Именно здесь, может быть, надо искать границу между наукой и религией, как видно из названия статьи. Ведь наука ищет истину, а религия веру в Бога. Пусть они и ищут, расходясь по своим путям, иногда, возможно, и пересекаясь. Пусть и верующий находит свою истину, если мы ценим свободу совести каждого как демократическую ценность.
    Что касается просвещенного ислама (если угодно применить такие слова вместо несколько раз употребляемого в статье словосочетания «правильного ислама»), то весь мир знает золотой век исламской науки и величайших его представителей — от ар-Рази до Улугбека. Думается, просвещенный ислам не чужд науке и наоборот. Тот факт, что 11 человек из мусульманских стран стали лауреатами Нобелевской премии в наше время (из них: 3 — по точным наукам, в том числе по теоретической физике, 2 — по экономике, 2 — по литературе) говорит об этом.
    Политизация ислама — это совсем другой вопрос, в этом можно полностью согласится с авторами статьи.

    • Спасибо авторам, очень нужная тема для обсуждения. Видно явная озадаченность о будущей нашей страны и науки в целом. Хотелось бы что бы об этом говорили и обсуждали по больше и не только в интернете а в телевидении тоже.

  17. Авторы конечно молодцы. К ним вопросов вообще нет. Только не надо убирать праздники. Причем ни светские, ни религиозные. По той простой причине, что я получаю премии и на те и на другие праздники. Получается, чем богаче и древнее история страны, тем больше премий.
    И так: Навруз (Зороастризм); Новый год (Христианство), Два хайита (Ислам) и День конституции (от госудаства).

  18. Очень актуальная статья, спасибо. Я не большой специалист в этих вопросах, но со скатыванием общества к догматическим идеологиям что-то надо делать. И в этом главную роль должно играть знание, повышение образованности общества. Именно просвещение может обеспечить мирное сосуществование науки и религии. Но с нынешним состоянием и уровнем образования и не только образование, меня охватывает уныние. Да и способность сегодняшней власти навести порядок под большим вопросом, у элиты нынче другие прерогативы. Увы.

  19. Очень грамотный и профессональный текст,вряд ли в стране есть более грамотные специалисты,чем Бахтияр Бабаджанов! Исламизация идет полным ходом и мы все испытываем давление этого фактора в каждодневной жизни…
    Это может иметь необратимые последствия так как «правильного» и «неправильного» ислама не существует…
    Сегодня интерпретировать священные тексты берутся все…это стало слишком доступно, люди без глубоких знаний
    и понимания стали считать себя экспертами и это достаточно опасно…
    В обществе происходит поляризация- идеологизация исламского фактора ведет к тому, что сужается пространство плюрализма и разнообразия-пространство свободы..
    Наука в стране очень сильно страдает от этого..
    Возможно, что слабо образованное и послушное население удобно…для того, чтобы было легче им управлять, но потеря здравого смысла несет больше вреда ,чем пользы…
    Желаю всем нам постараться сохранить здравый смысл и понимание происходящих процессов!
    Хорошего дня!

  20. Согласен с авторами. Мракобесие берет вверх над наукой. Я сам из города Коканд и заканчивал там колледж. Были преподаватели в колледже которые говорили что мусульманам нельзя принимать некоторые научные теории так как они притиворечат Исламу и тем самым толковали свое понимание о той или иной теории согласно Исламу.
    И вот результат. Во время пандемии все больше и больше молодежь говорят что вирус это кара Аллаха за наши грехи и нужно читать Коран и намаз чтобы эти мучения по быстрее прошли. В таких темпах скоро в средневековые вернемся.
    А почему у Нуз.уз нету данной публикации на Узбекском языке?
    Nuz.uz ga murojaat: O’zbek tilida ham shunday maqolalarni chiqaringlar. Ko’proq odamlar o’qisin!

  21. «Мы против того, чтобы выпускать заведомо ограниченных учеников или студентов, лишать их научного, или хотя бы здравого и трезвого мышления и тем самым подорвать саму идею образования – воспитание и обучение рационально мыслящих профессионалов, которые смогут продвинуть науку и экономику страны»

    Миллионы людей во всем мире знают и уважают узбеков благодаря ал-Бухарий, ат-Термизий, Ал-Хорезми (а этих двух авторов знают несколько человек, но возможно после этой статьи о них узнают больше… возможно они и написали статью надеясь на это). Бухари, Термизий, Хорезмий, Фаргоний.. эти учёные родились и стали такими учёными после прихода ислама в наши края. Они учились в медресе и никому не приходило в голову противопоставлять религию и науку. Статья ниже плинтуса, никакого научного подхода. Например фраза «по нашим наблюдениям»! а авторы этой статьи проводили опрос?! Конечно нет, иначе они бы писали об этом в этой статье через каждые две строки.

  22. Спасибо авторам!!! Мне кажется что скоро Узбекистан станет Афганистаном или Ираном. (Имхо) Религия и наука два разных мира.

  23. Я ухватил только одну достаточно ясную мысль — надо ограничить права граждан на интерпретацию Писаний.
    Мысль сродни той, что мы слышим часто про то, что народ к чему-то не готов.
    А как народ готовится?
    Замалчиванием?
    Это, кстати, исламская категория. Невысказанный и непубличный грех — ещё не грех. Грехом он станет только после визита к Ми…, к Богу в небесную канцелярию.
    То есть замалчивание даже с этой позиции есть только откладывание вопроса на потом.
    Потому, может не надо?
    Коран нам пишет, что в каждой вещи Он оставил нам знамения, намёки на то, как надо.
    Потому давайте просто посмотрим, как обучается ребенок.
    А обучается ребенок через ошибки. Он падает, анализирует причины падения, встает и идет дальше.
    Если он «замолчит» свой первый огрех, своё первое падение, то так и останется сидеть на полу и никогда никуда не дойдет.
    Поэтому, если мы хотим научиться понимать Бога, давайте об этом говорить сообща, даже если у 99% из нас нет на это лицензии.
    Вспомним, как это было в самом начале Ислама.
    В начале было только Слово…
    На вооружение пророка не было ни письменности, ни эпистолярного жанра.
    Арабы использовали письмо только в эпиграфических целях, и даже не на гробах.
    Потому умение запоминать большие тексты было не доблестью, а рутиной. Для облегчения этого процесса широко использовалась поэзия — рифмование информации в длинных касыдах.
    Слово у ранних бедуинов было всем. Острое слово побеждало в противостояниях и племена расходились, так и не пролив ни капли крови, только потому, что поэт вражеского племени сумел их так посрамить, что им нечем было крыть.
    Может быть пора говорить об этом?
    Может пора восстанавливать традиции раннего Ислама? Они действительно начинались в Джахилие, но продолжали функционировать и во время пророка.
    Взгляните на суры с этой точки зрения и увидите, что это на самом деле горячие полемические устные статьи, возможно и не написанные самим пророком (рассказывают, что он произносил эти аяты в состоянии транса, и сам их никогда не помнил, поэтому вокруг него всегда были асхабы, которые и запоминали всё сходу), но высказанные в качестве аргументации по политическим вопросам того времени.
    А утром весь Ясреб уже обсуждал последние аяты пророка. Причем в обсуждение включались как дети, так и старики. Все умели помнить. Все помнили и все предыдущие аяты. Все помнили и апологетику противников пророка. В голове каждого бедуина был собственный маленький ГУГЛ, из которого он и черпал цитаты за и против.
    Поэтому сейчас мы как бы вернулись к состоянию эпохи первоначального Ислама, когда бал правило Слово, и все знали всё по теме. Просто мы немного на другом ветке спирали, выше, технологичнее. Но у нас опять есть ГУГЛ и мы опять можем дискутировать.
    Поэтому, как бы мы не хотели, «замолчать» проблему не получится.
    Это может только вызвать обратный эффект.
    Поэтому лучше говорить и спорить.
    И кто окажется полемичнее, победит, бескровно.

  24. “Между тем в наших учебных заведениях методы исследований в религиоведении или в философии нередко опираются на религиозные догмы.”

    Ухтыы, я не знал, что у нас такое практикуется. Я думаю, что всякая наука, даже само религиоведение, должна быть свободна от религиозных догм при ходе исследований. Для меня, религиоведение — это наука на стыке истории и литературы (изучает исторические факты, связанные с религиями, и смысл и цель текстов свящённых писаний). Религиоведение не принимает догмы как истину.

  25. Уважаемые доктора наук! С ваших слов чувствуется боязнь с чего то неизведанного. Ислам не отделяет науку от религии. Именно поэтому появлялись на свет учёные которых вы вспоминаете с пеном во рту как предков. Именно поэтому их знают и помнят по всему миру, а ваш я не запомнил даже прочитав вашу статью. Именно поэтому первым словом ниспосланное Пророку Саллалахи Алайхи Васаллам из Корана была «Читай». Ислам мотивирует и призывает к приобретению знаний. А проблемы в индивидуальных случаях, прошу не выдавать за проблему в обществе. Мы не идеальны, но Ислам да!

  26. Выражаю свое глубокое уважение авторам статьи. Затронута проблема, которую надо обсуждать. Думаю, надо всегда помнить, что Узбекистан – светское государство, а значит и образовательная, и научная и другая политика основывается именно на светскость. При этом все понимают и должны понимать – никто не посягает на святая святых – веру. Не надо рассматривать данную статью как атаку против религии. Мы живем в свободной стране и этой свободой должны дорожить.

  27. Спасибо авторам и я разделяю их позицию в целом — «акценты и подходы в образовании и науках должны быть ясно разделены». Моя основная критика статьи заключается в следующем:
    1) Вообще нет ссылок/гиперссылок на источники перечисленных «фактов».
    2) Недостаточно эмпирических данных. «Подавляющее большинство», «светские науки (подходы или методологии) отступают и уступают место религиозным», «Почему огромное число именно ханафитских богословов (как и других суннитских улемов) поддержали идеологию запрещенных организаций, вроде ИГИЛ/ДАИШ?» — такие фразы и утверждения явно требуют количественных и временных (time series) данных.

    Комментарий: Думаю, что дискуссия такой тематики более эффективна среди ученых или в научной среде, чем в публике, так как ненаучному человеку сложно понять суть статьи, ему хочется думать, что авторы против религии. Человек, не занимающийся научными исследованиями, скорее не поймет принципы научного метода в познании мира, насколько важно различие между знанием и верой/догматикой и то, что наука не может может осуществляться без му‘тазилизма (рационализма).

  28. Позвольте выразить глубокое уважение авторам статьи. Но при этом, концептуальная постановка вопроса вызывает сомнение. Сама идея «границы между наукой и религией», или другими словами рассмотрение их в одном идеалогическом поле уже несостоятельна. Религия и наука имеют абсолютно разные цели и решают совсем разные задачи. Например науке вообще нечего сказать о религиозных верований и наоборот. Прежде чем состыковать, противопоставлять или гармонизировать их, надо бы ответить на вопрос — а зачем? Проблемы возникают сугубо на бытовых уровнях, как тот же студент в лекциях атропологии. С научной позиции, студент выглядит смешным отморозком и не более. То же самое и в других бытовых и частных случаях. Тоже самое для религиозных ученых смешно слушать историка, который пытается доказать божественность Куликовской битвы. По поводу Ислама, она таки основана на диалектике, в котором автоматом исключаются понятие «избранных священников/ученых». Авторитет исламского ученого определяется только одним критерием — признанием большентсва его знания. Можно конечно придумать сертификаты компетенции, но врядли это будет что либо контролировать.

  29. У нас часто ссылаются на то, что Ислам поощряет науку, и в качестве доказателства вспоминают то, что в нашем мире произошел всплеск науки и появились ученые до сих цитируемые во всем мире.
    Это так.
    Но не надо забывать, что Ислам Исламу рознь. Существует много стадий ислама:
    — Ислам ранний, мединского периода. В это время не было никаких догм, никаких писаний, только устное слово пророка.
    — Ислам после смерти пророка. Этот ислам стал исламом Фатха, открытия Ислама для других народов. В практике это выразилось в рутинных завоеваниях. Этот Ислам упор делал на Благовещение (Таблиг), даже если и насильственными методами.
    — Ислам после Аль-Бухари. Это период, когда фактически врата дискуссий были закрыты для нелицензированного полемика. Канонизация слов пророка, высказанных по общественным и гигиеническим вопросам завершилась. Отныне личное слово пророка (в отличие от Слова Корана) встало на вторую ступень после слов Корана, то есть после слов Бога.
    Вот тут-то, я считаю, и произошло кардинальное изменение вектора Ислама.
    Если раньше все действия мусульман руководствовались исключительно Словом Бога, то в эпоху после Аль-Бухари рядом с Богом примостилось слово Человека. В неписанном Шариате оно имеет равную силу со словом Бога.
    А так как Шариат ведает бытовым правосудием, которому Бог уделил слишком мало внимания в Своём Чтиве, то в Шариате бал правит слово Человека.
    То есть божественного в Шариате так же мало, как в законоуложениях любого государства. Это и правильно! Потому что Шариат, что переводится с арабского, как Закон, преследует целью управление Государством, а не Исламом.
    И вообще, нет такой книги, как Шариат, спросите это у автора. Он мне сам это сказал.
    В этом кроется еще одна большая ошибка наших мусмульман. Они обожествляют слово человека и книгу (Шариат), которой нет, и которая на самом деле есть Закон человеческий и так именно она и называется

    Если вернуться к Исламскому ренесансу, то он происходил в основном во времена до эпохи Аль-Бухари.
    После Бухари диспуты по многим вопросам оказались в запрете, по той простой причине, что в Хадисах уже были какие-то высказывания пророка и его асхабов. А так как онги были канонизированны, то всякие спроры по этим вопросам оказались неуместными.
    Научный Диспут почил в бозе.
    Поэтому Ренесанс действительно был и это действительно заслуга Ислама, но не Ислама после Аль-Бухари.

    А теперь, ругайте меня!

    • Извините,но вы не знаете историю: Ислам после Бухари был на высоте вплоть до кризиса поразившего регион к концу правления Аштарханидов. Я говорю за наш регион! При Караханидах,Газневидах процветали науки, в том числе и точные,в медресе музыку преподавали!Кто был спонсором Беруни?) При Тимуридах и при Шейбанидах эти процессы продолжились! Кризис поразил регион уже к концу правления Аштарханидов.Но в Кокандском и Хорезмском ханствах ещё было развитие, и прервалось оно в 19 веке. Бухарский Эмират был в глубочайшем кризис и именно он особенно при
      Насрулллахане уничтожил весь регион.

  30. Место религии на полке «Мифы народов мира». Исламу туда же дорога. Если не избавиться от религии, то никакой науки и не будет. А те кто говорят, что мол в исламском мире был рост науки, то они либо лгут, либо не знают того, что наука в те времена росла не из-за ислама, а вопреки исламу. Не нужно забывать сколько раз деятелей науки религиозники определяли врагами ислама.

  31. Исламофобская статья походу. Тем там начали с теории эволюции и почему-то перешли на мусульман — студентов, причем переход этот был в негативном ключе. Почему? Может быть в этой статье следовало бы сосредоточиться на самой теории эволюции, которая мягко говоря не имеет с наукой ничего общего, а изучают её потому что её в своё время «протолкнули» атеисты и расисты? Или на профессорах, которые все ещё преподают ненаучные теории типа теории эволюции. Для справки, в самых общих чертах, теория эволюции предполагает, что из простейших организмов развились сложные. А сами простейшие организмы произошли из клетки, которая появилась совсем случайным образом. Так вот, расчет вероятности появления клетки случайным образом показывают настолько низкую вероятность, что выигрыш в лоторею несколько раз подряд покажется цветочками. Кроме того, сам принцип возникновения более сложных организмов из более простых просто напросто противоречит второму началу термодинамики, которая гласит что энтропия (беспорядок) в системе должна возрастать, а не убывать, как хочется теории эволюции. Поэтому возмущение студентов вполне закономерно. Если тебя учат фуфлу да ещё в университете, да ещё в таком виде, почему они должны соглашаться? Университет — это место где даются знания студентам, а не место, где атеисты могут пропагандировать свои теории и идеологии, которые противоречат современной науке. К чести теории эволюции надо добавить, что они сами (т.е. эволюционисты) признают малую вероятность их теории. Но почему-то решают принимать эту малую вероятность, что совсем не понятно с логической точки зрения.

    • Дарвин, вообще-то был глубоко верующий человек. Про «случайное» появление клетки в его теории ничего не сказано. Вопрос, каким образом, возникла жизнь в научной среде, кажется, остаётся открытым. Однако возможность случайного её появления исключать нельзя, пусть даже шансы этого сравни шансам выиграть в лоттерею. Времени для такого выигрыша было предостаточно.

      То же касается и вопроса: «что было до большого взрыва», как, конкретно, работает гравитация, что собой представляет тёмная энергия и тёмная материя и ещё много чего.

  32. Очень полезная и нужная статья. А еще очень понравился уровень коментов.

  33. Место атеизма, на полке «Мифы народов мира». Атеизму туда же дорога. Если не избавиться от атеизма, то никакой науки не будет. Атеисты будут проталкивать свою идеологию, тем самым нанося огромный вред науке. Из-за атеизма в своё время пострадала биология, теперь вот что мы имеем: биологи не в состоянии вылечить маленький вирус. А те, кто говорят, что в атеистическом мире был рост науки не знают, что наука в те времена росла не из-за атеизма, а вопреки атеизму. В том же атеистическом Советском Союзе были попытки запретить квантовую механику (а ученых соответственно — убить, наверное), но ученым-физикам крупно повезло, потому что в те времена СССР очень нужна была ядерная бомба. А вот биологам, особенно генетикам, сильно не повезло. Запретили не только генетику тогда, но и убили многих ученых-генетиков. Это так «поддерживалась» наука в атеистическом государстве.

    Кстати, такие конструкторы как Туполев и Королев провели немало дней в тюрьме во времена атеистического СССР. Да и среди физиков тоже были репрессированные. Просто их было не так много убито, как генетиков. Другими словам, из этих фактов получается, что на словах атеисты говорили, что поддерживают науку, а на деле нещадно преследовали и убивали ученых, если найденные открытия ученых противоречили атеистическим мировоззрением.

    А на счет поддержки науки в исламском мире в свое время — там было не просто поддержка, там шло восстановление науки, собирание чуть ли не по крупицам того, что было оставлено после пожара Александрийской библиотеки. А потом, все эти найденные свитки переводилсь на арабский язык, а переводчикам платилась немалая сумма. А тем, кто нашел эти свитки, если не ошибаюсь, предлагалось золото по весу этого свитка. Вот такая поддержка науки была в исламском мире в то время. Многие предметы зародились в то время. Алгбера, алхимия — одна из них. Даже слово алкоголь начинается с «Ал» — определенного артикля в арабском языке. Не говоря о том, что постройка множества обсерваторий на том масштабе требовало немалых финансов, которые трудно было получить, наверное, только на государственном уровне. Поэтому, говорить, что тогда наука развивалась вопреки Исламу — это просто как называть белое черным, а полное — пустым. Конечно, атеисты СССР в свое время старались преподнести ученых того времени как бунтарей, а правителей — такими злодеями, которые противятся прогрессу. Но это был подход, в который наверное могут поверить, только очень наивные и те, кто очень хочет в это поверить, на мой взгляд. Для этих ученых-историков из СССР и Амир Темур — было таким тираном и злодеем, а некоторые наши деятели в начале 20 века — басмачами.

    • Чёт всё намешано. В СССР было репрессивное государство, и именно поэтому страдали все слои населения, и в том числе ученые.

      Атеизм, кстати, не означает безусловной поддержки науки. Он всего лишь означает отрицание существования Бога.

      На самом деле, атеизм, это такой же абсолютизм, как и радикальная религиозность. Посередине очень много всего: агностика, духовность, вера в Высшее существо без святых писаний, и т.д. и т.п.

  34. 90% имиз мусулмон деб мақтанамиз-у, лекин исломофоблар, «биз тасодифан пайдо бўлганмиз» деювчи қалби кўрлар етарлича топилади.
    Албатта ҳар бир одам ҳақиқатни англаб етади. Баъзилар тириклигида, баъзилар омонатини топширгандан кейин.
    Кейинги тоифадан бўпқолишдан қўрқинг, ғафлатда қолиб кетманг.

  35. Таким студентам которые отрицают теорию эволюции можно привести такой пример, где великий учитель и ученый Абдул-Баха, объясняет , что человек прошел через множество стадий, прежде чем обрел свою нынешнюю форму. Но он всегда был потенциально человеком. То, что он прошел стадию животного, не означает, что он животное: Но во все времена, даже когда эмбрион напоминал червя, он был человеком по потенциалу и характеру, а не животным. Формы, которые принимает человеческий эмбрион в своих последовательных изменениях, не доказывают, что он является животным по своей сущности.

    На протяжении всей этой прогрессии происходил
    перенос типа, сохранение вида. Понимая это, мы можем признать тот факт, что в одно время человек был обитателем моря, в другое беспозвоночным, затем позвоночным и, наконец, человеком, стоящим прямо.

    Хотя мы и допускаем эти изменения, мы не можем сказать, что человек — животное. В каждой из этих ступеней — знаки и свидетельства его человеческого существования и предназначения.

    ~Научная работа «Religion and Evolution Reconciled: ‘Abdu’l-Bahá’s Comments on Evolution», COUROSH MEHANIAN AND STEPHEN R. FRIBERG

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

Последние новости

Бизнес-нетворкинг – как инструмент развития узбекско-итальянского торгово-экономического сотрудничества

11 декабря текущего года в формате видеоконференции состоится бизнес-форум «Италия - Узбекистан». Форум организуется итальянской консалтинговой группой...

К концу 2020 года в Узбекистане ожидается рост производства продуктов питания на 5%

По оценкам Минэкономразвития и сокращения бедности Узбекистана, к концу 2020 года в стране ожидается рост пищевой промышленности на 5%.

Главный перевозчик Ташкента подлежит трансформации

В рамках Указа главы государства от 27 октября 2020 года «О мерах по ускоренному реформированию предприятий с участием государства и приватизации государственных...

Посол Словакии получил Памятный нагрудный знак от Ассоциации производителей медтехники Узбекистана

24 ноября Чрезвычайному и Полномочному послу Словакии в Узбекистане Яну Бори был вручён Памятный нагрудной знак от имени Ассоциации производителей и поставщиков...

5 человек стали жертвами столкновения пассажирского автобуса со столбом

Последствиями столкновения пассажирского автобуса ISUZU со столбом стали телесные повреждения четверых пассажиров и водителя.  25 ноября около 07.40 водитель...

Больше похожих статей

ЎЗ