17.6 C
Узбекистан
Среда, 22 сентября, 2021

Стратегия трансрегионального партнерства

Топ статей за 7 дней

Подпишитесь на нас

51,905участниковМне нравится
22,961участниковЧитать
3,250участниковПодписаться

В Ташкенте 15—16 июля состоится меж­дународная конференция «Центральная и Южная Азия: региональная взаимосвязанность. Вызовы и возможности». Обновляемый Узбекистан проводит курс на проведение открытой, конструктивной внешней политики, нацеленной на создание в Центральной Азии зоны взаимовыгодного сотруд­ничества, стабильности и устойчивого развития. Прагматичный подход нашел всестороннюю поддержку и других государств Центральной Азии, что стало основой позитивных изменений в регионе.

Логика новых реалий

Между лидерами государств региона установлен политический диалог, основанный на принципах добрососедства, взаимоуважения и равноправия. Он, в частности, выражается и в регулярном проведении начиная с 2018 года консультативных встреч глав государств Центральной Азии.

Еще одним важным достижением стало принятие по итогам второй консультативной встречи в ноябре 2019 года Совместного заявления лидеров стран Центральной Азии, которое можно расценивать как своеобразную программу развития региона. В нем содержатся консолидированные подходы и общее видение в отношении перспектив укрепления ре­гионального сотрудничества.

О достигнутом высоком уровне консолидации региона и готовности центральноазиатских стран взять на себя ответственность за решение общерегиональных проблем также свидетельствует принятие в июне 2018 года специальной резолюции ООН «Укрепление регионального и международного сотрудничества для обеспечения мира, стабильности и устойчивого развития в Центральноазиатском регионе».

Благодаря всем этим позитивным тенденциям на основе принципов поиска разумных компромиссов и взаимного учета интересов находит свое долгосрочное решение целый ряд системных проблем, ранее препятствовавших реализации в полной мере огромного потенциала регионального сотрудничества. Самое главное, государства Центральной Азии начали играть первостепенную и ключевую роль в принятии решений по наиболее актуальным и насущным вопросам развития всего региона.

Новая политическая атмосфера придала мощный импульс развитию торгово-экономических и культурно-гуманитарных связей. Это видно на примере динамики роста внутрирегиональной и общей внешней торговли.

Доля инвестиций в Центральноазиатский регион от общего объема в мире увеличилась с 1,6 до 2,5 процента.

По восходящей развивается и туристский потенциал. Число путешествующих по странам Центральной Азии за 2016—2019 годы выросло почти в два раза — с 9,5 до 18,4 миллиона человек. Совокупный ВВП стран-соседей вырос с 253 миллиардов долларов в 2016 году до 302,8 миллиарда долларов в 2019-м. В условиях пандемии этот показатель по итогам 2020 года снизился всего на 2,5 процента, составив 295,1 миллиарда долларов.

Новые прагматичные подходы Узбекистана во внешней политике привели к созданию благоприятных условий для совместного продвижения центральноазиат­скими государствами крупных экономических проектов трансрегионального характера, выведения на новый уровень своих отношений с близлежащими регионами и активного вовлечения региона в формирование структур многосторонней кооперации.

Такие планы закреплены в вышеупомянутом Совместном заявлении глав государств Центральной Азии. Этим целям должна служить продвигаемая Узбекистаном политико-экономическая концепция по взаимосвязанности, в основе которой лежит стремление к выстраиванию прочной архитектуры взаимовыгодного сотрудничества между Центральной и Южной Азией. Закономерным следствием предпринимаемых усилий должно стать
создание пояса стабильности вокруг Центральной Азии. Руководствуясь такими целями, Президент Республики Узбекистан Шавкат Мирзиёев выдвинул инициативу о проведении в июле текущего года в Ташкенте международной конференции «Центральная и Южная Азия: региональная взаимосвязанность. Вызовы и возможности».

Узбекистан существенно повысил свою политико-дипломатическую активность в южноазиатском направлении. Это выражается в содействии созданию формата диалога «Индия — Центральная Азия», состоявшейся серии виртуальных саммитов на высшем уровне «Узбекистан — Индия» (декабрь 2020 года) и «Узбекистан — Пакистан» (апрель 2021 года).

В этом плане знаменательным событием стало подписание трехстороннего соглашения между Узбеки­станом, Афганистаном и Паки­станом по созданию трансафганского коридора, призванного соединить надежной транспортной сетью страны двух регионов.

Все перечисленные шаги показывают, что Узбекистан фактически уже приступил к реализации планов по выстраиванию большой трансрегиональной взаимосвязанности. Системообразующим элементом и свое­образной кульминацией данных усилий должна стать предстоящая конференция высокого уровня.

В этой связи запланированное мероприятие уже вызывает повышенный интерес широкого круга региональных и международных экспертов, которые отмечают его важность и актуальность. В частности, планы по выстраиванию межрегиональной коннективности уже комментируют обозреватели и аналитики таких авторитетных международных изданий, как «Diplomat» (США), «Project Syndicate» (США), «Modern Diplomacy» (Европейский союз), «Radio Free Europe» (ЕС), «Независимая газета» (Россия), «Anadolu» (Турция) и «Tribune» (Пакистан).

Согласно их оценкам, итоги предстоящей конференции могут положить начало практическому воплощению идеи грандиозного интеграционного проекта, подразумевающего сближение двух быстрорастущих и культурно и цивилизационно близких регионов.

Подобная перспектива может создать новую точку экономического роста для Центральной и Южной Азии, способствуя кардинальной трансформации экономической картины макрорегиона и улучшению межрегиональной координации по обеспечению стабильности.

Диверсификация транспортно-транзитных направлений

Укрепление межрегиональных связей отвечает целям центрально-азиатских государств по диверсификации транспортных направлений и повышению конкуренто­способности региона в качестве международного транспортно-транзитного хаба. Подобная необходимость продиктована сохраняющейся транспортной замкнутостью Центральной Азии. Так, государства региона, не имея прямого выхода к морским портам, несут су­щественные транспортно-транзитные расходы, которые достигают 60 процентов стоимости импортируемых товаров. До 40 процентов времени на транспортировку товаров перевозчики теряют из-за несовершенства таможенных процедур и неразвитости логистики.

К примеру, себестоимость доставки контейнера в китай­ский город Шанхай из любой страны Центральной Азии более чем в пять раз превышает стоимость его транспортировки из Польши или Турции.

При этом за последние годы центральноазиатским государствам уже удалось добиться обеспечения доступа к морским портам Ирана, Грузии, Турции, Азербайджана и России за счет использования потенциала разных транспортных коридоров (Баку — Тбилиси — Карс, Казахстан — Турк­менистан — Иран, Узбекистан — Туркменистан — Иран, Узбеки­стан — Казахстан — Россия).

Среди этих транзитных направлений особенно выделяется международный транспортный коридор Север — Юг, который на сегодняшний день обеспечивает выход центральноазиатских товаров через иранские порты на мировой рынок. В то же время данный проект — образец успешного соединения государств Центральной Азии с Индией, являющейся крупнейшей экономикой Южной Азии.

В этом контексте реализация проекта железной дороги Мазари-Шариф — Кабул — Пешавар будет способствовать появлению дополнительного коридора и формированию разветвленной сети железнодорожных линий, призванных физически сблизить страны Цент­ральной и Южной Азии. В этом и заключается актуальность продвигаемой Узбекистаном идеи о трансрегиональной взаимосвязанности, практическое воплощение которой принесет выгоду всем государствам двух регионов.

Бенефициарами реализации вышеперечисленных планов также станут главные субъекты международной торговли, такие как Китай, Россия и Европейский союз, которые заинтересованы в обеспечении надежного сухопутного доступа к южноазиат­скому рынку в качестве жизнеспособного альтернативного варианта морским торговым путям.

С учетом этого высока вероятность интернационализации проекта железной дороги Мазари-Шариф — Кабул — Пешавар, то есть расширение круга сторон, заинтересованных в финансировании и дальнейшем использовании транзитного потенциала данного коридора.

По этой причине видно, что планы Узбекистана выходят далеко за рамки трансрегиональной повестки, так как строительство указанной железной дороги станет важной составной частью международных транспортных коридоров, связывающих Евросоюз, Китай, Россию, государства Южной и Юго-Восточной Азии через территорию Центральной Азии.

Диверсификация торговых путей весьма благоприятно отразится на макроэкономической ситуации в Центральной Азии. По оценкам экспертов Всемирного банка, дальнейшее устранение географических барьеров в торговле с внешним миром может увеличить совокупный ВВП государств Центральной Азии как минимум на 15 про­центов.

Коллективный ответ общим вызовам

Формат предстоящей конференции предоставит высшим долж­ностным лицам, экспертам и политикоформирующим кругам государств двух регионов уникальную возможность впервые собраться на одной площадке, чтобы заложить первый камень в фундамент новой архитектуры трансрегиональной безопасности с расчетом на построение пространства равных возможностей, учитывающего интересы всех вовлеченных сторон.

Подобное развитие сотрудничества может стать образцом инклюзивности, подразумевающим создание благоприятной среды, в которой каждая страна сможет реализовать свой созидательный потенциал и совместными усилиями добиться разрешения проблем безопасности.

Необходимость этого объясняется неразрывностью вопросов безопасности и устойчивого развития — заинтересованностью государств Центральной и Южной Азии сплотиться перед лицом общих вызовов и угроз, оказывающих негативное влияние на обеспечение последовательного процветания двух регионов.

Среди этих вызовов эксперты отдельно выделяют проблемы наркоторговли, терроризма, эпидемиологического кризиса, климатических изменений и нехватки водных ресурсов, которым государства двух регионов могли бы противостоять сов­местными усилиями — выявлением общих проблем и принятием скоординированных мер для их преодоления.

В частности, российские, европейские и пакистанские эксперты указывают на необходимость использования площадки предстоящей конференции для выстраивания системы коллективной борьбы с наркоторговлей. Актуальность этого аргументируется сохраняющейся репутацией Афганистана как главного наркохаба в мире.

Это подтверждают данные Управления ООН по наркотикам и преступности, согласно которым за последние пять лет на долю Афганистана приходится 84 процента мирового производства опия.

Особое внимание зарубежных экспертов также вызывают проб­лемы климатических изменений, оказывающих прямое негативное воздействие на экономику двух регионов. 2020 год стал одним из трех самых теплых в истории наблюдений. Подобные экстремальные погодные явления в сочетании с пандемией ковида оказывают эффект двойного шока для большинства государств мира, в том числе Центральной и Южной Азии. Тем более что Центральная и Южная Азия представляют собой пример воднодефицитного макрорегиона. Подобная ситуация делает их уязвимыми к глобальному процессу изменения климата. В складывающейся обстановке в обоих регионах зарождается осознание климатического кризиса, что должно сопровождаться формированием общего понимания необходимости совместных усилий.

Историческая близость культур

Культурные взаимосвязи обширного субрегиона Центральной и Южной Азии уходят корнями далеко в глубь истории. Они восходят к периоду таких империй античности, как Кушанская, Бактрия, держава Ахеменидов. Все эти государства располагались на огромных территориях, включавших частично или полностью современные территории Центральной и Южной Азии. Именно тогда — в III-II тысячелетиях до нашей эры — были заложены основы торговых путей, возникла разветвленная сеть наземных маршрутов, которые включали доступ в Индию через Афганистан. В свою очередь древние города Центральной Азии были местом пересечения торговых путей из Китая, Европы, Индии.

В этом контексте видно, что у главы Узбекистана Шавката Мирзиёева есть четкое стратегическое видение: происходящий в Узбекистане «третий Ренессанс» должен сопровождаться возрождением исторических связей с близлежащими регионами, восстановлением древних караванных путей, в том числе Великого шелкового пути, который долгое время играл роль проводника знаний, инноваций и процветания. Подобное развитие событий созвучно и с региональной стратегией Узбекистана. Ведь исторически Центральная Азия добивалась пика своего наивысшего расцвета, выступая в роли перекрестка мировых цивилизаций и одного из главных центров международной торговли.

В целом практическое воплощение планов Узбекистана по взаимосвязанности может создать новую экономическую реальность сразу в двух регионах, формируя максимально благоприятную почву и необходимые условия для инклюзивного экономического развития государств Центральной и Южной Азии, а также поступательного повышения благосостояния и благополучия народов, проживающих в этих регионах.

Такая перспектива показывает, что планы нашей страны по взаимосвязанности носят глобальное значение, так как улучшение макроэкономической ситуации и укрепление стабильности в двух густонаселенных регионах мира весьма позитивно отразится на международной безопасности. С учетом этого данную инициативу можно расценивать как очередное отражение устремлений Узбеки­стана внести достойный вклад в обеспечение и поддержание международного мира и устойчивого развития.

Акромжон НЕЪМАТОВ,
первый заместитель директора ИСМИ
при Президенте Республики Узбекистан.

Азизжон КАРИМОВ,
ведущий научный сотрудник.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

Последние новости

Представительство Всемирного банка в Узбекистане выступило с заявлением

Заявление касательно так называемого «протокола Узбекистана», упомянутого в расследовании случаев несоответствия в данных в докладах «Ведение бизнеса 2018» и...

Больше похожих статей

ЎЗ
×