Главная > Общество > Сносить нельзя, сохранить для потомков: Ташкент может лишиться еще одного исторического здания

Сносить нельзя, сохранить для потомков: Ташкент может лишиться еще одного исторического здания


Сносить нельзя, сохранить для потомков: Ташкент может лишиться еще одного исторического здания

Программа по комплексному развитию Мирзо Улугбекского района столицы на 2017–2019 годы, принятая в соответствии с Постановлением Кабинета Министров Республики Узбекистан, уже освещалась на нашем портале и её выполнение, судя по всему, идёт полным ходом.

Район действительно превратился в многочисленные, разбросанные здесь и там, строительные площадки. Завет не ломать старого, не построив новое, оставшись в недалёком прошлом, словно заменён другим: чтобы построить новое, нужно разрушить старое. Снести, даже если оно выстояло столетие, не развалилось в землетрясение и при надлежащем ремонте и уходе может служить века, переживя новострой из стекла, бетона и легковоспламеняемых современных облицовочных материалов.

Сносить нельзя, сохранить для потомков: Ташкент может лишиться еще одного исторического здания

В том, что идеи сноса даже ценных с точки зрения градостроительства объектов витают в воздухе, и, возможно, уже занесены в планы, мы убедились, побывав на улице Ф. Ходжаева в Мирзо Улугбекском районе, где расположено одно из старейших научных учреждений республики - Институт энергетики и автоматики Академии наук Республики Узбекистан, преобразованный летом 2016 года в Научно-технический центр АО «Узбекэнерго». Привело нас туда обсуждение в социальных сетях предположения о сносе старинного здания. Желая прояснить ситуацию, отравились по указанному адресу, куда уже прибыли корреспонденты других изданий.

Сносить нельзя, сохранить для потомков: Ташкент может лишиться еще одного исторического здания

Аккурат напротив старинного здания замысловатой кирпичной кладки, в новеньком или же отремонтированном в евростиле строении за высоким металлическим ограждением, расположился некий Штаб по сносу. Да-да, фасад в фасад! Разбитые стёкла в окнах, трещины в вековых стенах и осыпающийся местами кирпичный цоколь ветерана архитектуры, весь обветшавший облик этого некогда прекрасного сооружения, отражаясь в стеклопакетах пряничного домика Штаба сноса, судя по всему, нарушал понимание о красоте градостроительства в сознании тех, кто в этом Штабе заседает.

Сносить нельзя, сохранить для потомков: Ташкент может лишиться еще одного исторического здания

Иначе, прежде чем организовывать снос непригодных к сохранению и не представляющих культурной ценности строений, который уже начат на улице Ф. Ходжаева и прилегающих к ней улочках, они приложили бы необходимые усилия и облагородили хотя бы косметическим ремонтом исторический объект с помощью современных ремонтных и реставрационных технологий. Облик столетнего ветерана зодчества, мало напоминающий действующее научное учреждение, словно говорит о каких-то иных намерениях, способных подвигнуть штабистов на действия, непредсказуемые для архитектурного облика данного столичного района.


Общественность Ташкента и зарубежная культурная общественность обеспокоены тем, что редкий образец архитектурного искусства прошлого столетия, имеющий уникальную историю и представляющий собой истинную культурную ценность, изо дня в день мозоля очи штабистов своим видом, может попасть под снос, тогда как при хозяйском разумении его следует капитально отреставрировать и использовать на благо народа.

Сносить нельзя, сохранить для потомков: Ташкент может лишиться еще одного исторического здания

Совершим небольшой экскурс в историю. Век с небольшим назад в центре европейской части Ташкента находились два детских приюта: Александровский - на Гоголевском бульваре напротив Ремесленного училища, и Кауфманский - на участке земли от угла Хивинской улицы до Пушкинской. Ежегодно около 100 детей, в основном, подкидыши, нуждались в попечении, и приюты были переполнены. Приют Кауфмана имел земельный участок, прилегающий к селу Никольское (ныне улица Ф.Ходжаева). Летом 1912 года был создан специальный Комитет по планированию строительства на этом участке нового здания приюта, рассчитанного на 100 питомцев. 22 сентября 1913 года провели закладку здания, и 13 декабря 1916 года Ташкентский Кауфманский детский приют вступил в действие. Стоит напомнить, что труд всех членов Комитета по постройке нового здания, строительство которого было осуществлено по проекту выдающихся инженеров-архитекторов В.С. Гейцельмана и Н.Н. Ботвинкина, тоже включённых в Комитет, был безвозмездным – он стал своего рода благотворительным взносом в пользу сирот.

После памятных событий октября 1917 года Кауфманский приют был закрыт, но уже в 1918 году в нём организовали опытно-трудовую школу-коммуну для детей сирот, директором которой вплоть до её закрытия в 1931 году был педагог от бога - Всеволод Фёдорович Лубенцов, получивший впоследствии звание «Заслуженный учитель Узбекистана». В школе воспитывались и учились русские, узбеки, казахи, туркмены, украинцы, армяне и дети других национальностей, здесь действовало ученическое самоуправление, работал драмкружок, был создан свой оркестр, издавалась газета. В числе выпускников коммуны - выдающиеся учёные, медики, художники, прославившие своим трудом республику.

Сносить нельзя, сохранить для потомков: Ташкент может лишиться еще одного исторического здания

У одного из боковых входов на стенах до сих пор можно рассмотреть фрески, сохранившиеся с 20 - 30-х годов прошлого столетия. Вокруг строения высятся вековые чинары. Словом, само здание - достопримечательность Ташкента, и при вопросе "сносить - не сносить" можно говорить лишь о сохранении этого памятника старины для потомков.

В 1940 году была создана Академия наук Узбекистана с рядом академических учреждений. С началом Великой Отечественной войны при содействии эвакуированных в Ташкент ученых Ленинградского политехнического института на базе энергетического отдела Института водохозяйственных проблем, входившего в АН Узбекистана, был создан Энергетический институт, преобразованный затем в Институт энергетики и автоматики, который успешно занимался разработкой научных проблем и координацией исследований в области энергетики.

Сносить нельзя, сохранить для потомков: Ташкент может лишиться еще одного исторического здания

В год своего 75-летия, то есть в 2016 году, как было сказано выше, институт вновь претерпел преобразование, а теперь, как мы убедились, покидает обжитое за десятки лет здание, оставив здесь испытательные энергетические полигоны и некогда принадлежавшую ему территорию. Сносу подлежат все близлежащие частные дома, и некоторые жители не соглашаются на предложенные им взамен варианты для переселения.

Сносить нельзя, сохранить для потомков: Ташкент может лишиться еще одного исторического здания

Реорганизация и переезд института на новые площади, хочется верить, не подразумевает обязательного уничтожения редкого по красоте строения, которое он занимал в течение 75 лет.

Сносить нельзя, сохранить для потомков: Ташкент может лишиться еще одного исторического здания

Непонятно также, что будет с научной библиотекой института: книги в стопках выгружают прямо из окон, выломав решётки, и складывают на улице, благо, пока нет дождей. Возможно, литературу списали. - кто же ценные труды стал бы выбрасывать под небо?

Здание, как мы убедились, имеет славную историю и, будучи капитально отремонтированным, может послужить в будущем благим целям. В районе, который на основе Программы по комплексному развитию Мирзо Улугбекского района планируется застроить новыми многоэтажными домами, нет центра детского творчества. В здании, которое столько лет в прошлом служило воспитанию и образованию детей, можно открыть творческие кружки и спортивные секции. И как было бы замечательно, если бы они были бесплатными. Неужто иссякли на нашей земле благотворители и нет учреждений и организаций, которые могли бы субсидировать ремонт здания старинной постройки и содержание центра детского творчества? Да и государство могло бы таким образом позаботиться о подрастающем поколении, к тому же, на деле показав, как нужно беречь и сохранять историческую память города.

Ходят легенды, что на этом месте планируется разбить парк . Так почему бы на территории парка не открыть центр для развития детей – в старинном, располагающем к воспитанию эстетического вкуса строении, теплом зимой и прохладном летом? Главное, не дать стереть с ташкентской земли достояние зодчества, сохранить его и не делать из здания, построенного некогда на благотворительных началах, объекта коммерческой выгоды.

Сносить нельзя, сохранить для потомков: Ташкент может лишиться еще одного исторического здания

Пока же, на основе кратких, документально ничем не подтверждённых бесед с причастным к Штабу сноса и непредставившимся журналистам человеком, складывается впечатление, что старинному зданию всё же может грозить снос. У журналистов и блогеров, прибывших для сбора информации, записали фамилии и контактные номера, настоятельно запрещали им проводить фотосъемку на улице Ф. Ходжаева, давали противоречивые рекомендации обратиться то в Штаб сноса, к которому не подпускала охрана, то в хокимият.

По рекомендации всё того же безымянного предствителя Штаба сноса я отправилась в хокимият. Естественно, в субботий вечер никого из нужных людей там не оказалось. Как порекомендовал сотрудник, поливавший двор, со всеми вопросами нужно обращаться в понедельник после 10 утра. И с гордостью показал на прилегающую к хокимияту территорию, где на месте снесённых домов строятся новые объекты.

Ну что же, вероятно, журналисты столичных изданий придут в понедельник, 10 июля, к руководству хокимията, и им покажут планы реконструкции района, расскажут об объектах, подлежащих сносу, объяснят, какая судьба может ожидать архитектурную достопримечательность Ташкента, которая по свой значимости давно должна быть внесена в реестр охраняемых государством. А если по какому-то недоразумению не внесена, то это не поздно сделать, пригласив экспертов.

Думаем, разговор об исторической достопримечательности и её сохранении на карте города будет продолжен, и городские власти учтут пожелания встревоженной общественности.

Тамара Санаева
Фото и видео автора

Вернуться назад