27.3 C
Узбекистан
Понедельник, 26 сентября, 2022

Верховный суд Узбекистана отменил все решения самаркандских судей и отправил дело известной журналистки Анастасии Павленко на доследование

Топ статей за 7 дней

Подпишитесь на нас

51,905ФанатыМне нравится
22,961ЧитателиЧитать
4,470ПодписчикиПодписаться

Судебная коллегия Верховного суда Республики Узбекистан на открытом судебном заседании под председательством судьи Мамадалиевой С.Т. рассмотрела  кассационную жалобу заместителя главного редактора областных газет «Зарафшон»-«Самаркандский вестник» на постановление Самаркандского городского суда по уголовным делам от 18 января 2022 г. и постановление апелляционной инстанции по уголовным делам Самаркандского областного суда от 16 февраля 2022 г.

Напомним, что постановлением Самаркандского городского суда по уголовным делам от 18 января 2022 года, известная в Самарканде, да и в Узбекистане журналистка Павленко А.В. была признана виновной в  совершении правонарушения, предусмотренные статьями 45 (нарушение неприкосновенности жилища граждан), 46 (разглашение сведений, могущих причинить моральный или материальный ущерб гражданину) и 202-2 (распространение ложной информации) Кодекса об административной ответственности и ей было назначено административное наказание в виде штрафа.

Постановлением апелляционной инстанции Самаркандского областного суда от 16 февраля 2022 года решение Самаркандского городского суда по уголовным делам Самаркандской области от 18 января 2022 года оставлено без изменения.

В своей кассационной жалобе А.Павленко считает, что постановление Самаркандского городского суда по уголовным делам от 18 января 2022г. и постановление апелляционной инстанции по уголовным делам Самаркандского областного суда от 16 февраля 2022 г. являются незаконными, необоснованными и несправедливыми.

А.Павленко в сфере средств массовой информации работает свыше двадцати лет, с 2015 года является  заместителем главного редактора редакции областных газет «Зарафшон» — «Самаркандский вестник».

При редакции газеты «Самаркандский вестник» с 2018 года действует «Общественная группа «Сохраним Самарканд», «Художники Самарканда» состоящие из активных самаркандцев, душой болеющих за сохранение и процветание жемчужины Востока, на развитие которого такое большое внимание уделяет правительство Узбекистана.

На основании поступившего сигнала от члена группы Тамары Татаренко «Художники Самарканда» о том, что во дворе дома, 13 по улице Бенькова, в исторической части города Самарканда, роют огромный котлован, группа выехала на место. Надо отметить, что в этом доме жил и работал всемирно известный художник, заслуженный деятель искусств Узбекской ССР Павел Беньков. Поскольку дом находится под охраной государства, как объект материального культурного наследия, журналисткой А.Павленко было принято решение о выяснении обстоятельств нового строительства и проведения журналистского расследования.

В этой связи отметим, что согласно статьи 9-й Закона Республики Узбекистан «О средствах массовой информации» «Сотрудник редакции вправе проводить журналистское расследование конкретного события, изучать обстоятельства, о которых стало ему известно из обращений либо из других источников, или сотрудник был их очевидцем, использовать аудио- и видеотехнику при сборе фактов, свидетельских показаний. Журналистское расследование не должно оказывать воздействия на ход следственного и судебного процесса».

В целях проведения журналистского расследования и проверки фактов совершения противоправных действий в отношении объекта материального культурного наследия утром 21 января 2021 года А.Павленко  вместе с рядом активистов приехали к дому, повторяю, включенного в «Национальный перечень недвижимых объектов материального культурного наследия», и находящегося под охраной государства.

Когда активисты подошли к  дому, они увидели, что ворота открыты, оттуда выезжают грузовики, а внутри двора работает строительная техника и вырыт котлован. Все они вместе вошли в открытые настежь ворота во двор дома (суду были представлена видео-фото съёмка, подтверждающие именно эти обстоятельства).

По итогам посещения, 21 января 2021 года на своей странице в социальной сети «Фейсбук» А.Павленко разместила пост, в котором указала, что дом № 13 по улице Бенькова, в котором жил и работал всемирно известный художник, Заслуженный деятель Узбекской ССР Павел Беньков – в опасности, надо его  беречь, «информация об обстоятельствах строительства уточняется».

В этом злополучном посте от 21 января 2021 года в социальной сети «Фейсбук» А.Павленко не указывала что-либо, что могло привести к унижению чести и достоинства собственницы Салахиддиновой Е., не называла никаких фамилий, и другой информации, не разглашала сведений, могущих причинить моральный или материальный ущерб гражданину, и тем более не распространяла ложную информацию.

После получения подтверждающих документов из тогдашнего Департамента культурного наследия, А.Павленко в газете «Самаркандский вестник» №6 от 23.01.2021 г., выпустила журналистский материал под названием «Сохраним ли мы дом, где жил и творил Павел Беньков?». В этой статье были изложены только подтвержденные факты, в частности, то что собственница  Е.Салахиддинова была уведомлена о том, что вся проектная документация по новому строению должна  пройти научно-методический совет при Департаменте культурного наследия, и что ответа по данному вопросу пока не поступало.

Однако, гражданка Салахитдинова Е.В., с которой А.Павленко  не была знакома, никогда не видела и не разговаривала, сразу же обратилась в ГУВД г.Самарканда с заявлением, о том, что «некая Павленко Анастасия с группой женщин и мужчин без ведома хозяев ворвались во двор и начали кричать и угрожать рабочим», «в интернете на всеобщее обозрение, обливают грязью, пишут клевету и гадость», и просила «наказать Павленко Анастасию за клевету, за оскорбление хозяев дома».

По итогам рассмотрения заявления Е. Салахиддиновой, постановлением от 22 февраля 2021 года Следственного отдела УКД ОВД города Самарканда в возбуждении уголовного дела было отказано, и принято решение о рассмотрении в административном порядке и направлении в Суд по уголовным делам города Самарканда в связи с наличием состава правонарушений по ст. 41 (оскорбление), ст. 45 (нарушение неприкосновенности жилища граждан), и 202-2 (распространение ложной информации) КоАО Республики Узбекистан.

В материалах судебных дел имеются всего три протокола, составленных в отношении А. Павленко от 21 февраля 2021 года, по ст. 41 (оскорбление), ст. 45 (нарушение неприкосновенности жилища граждан), и 202-2 (распространение ложной информации) КоАО Республики Узбекистан.

В дальнейшем, заявлению несколько раз направлялось на дополнительные доследственные проверки, в возбуждении уголовного дела отказывалось, дела по административным правонарушениям прекращались.

Однако, постановлением от 01 июля 2021 года Следственного отдела УКД ОВД города Самарканда в возбуждении уголовного дела в очередной раз было отказано, и принято решение о рассмотрении в административном порядке и направлении в Суд по уголовным делам города Самарканда в связи с якобы наличием состава правонарушений по ст. 41 (оскорбление), ст. 45 (нарушение неприкосновенности жилища граждан), ст. 46 (Разглашение сведений, могущих причинить моральный или материальный ущерб гражданину) и 202-2 (распространение ложной информации) КоАО Республики Узбекистан. При этом, административного протокола в отношении А. Павленко по ст.46 (Разглашение сведений, могущих причинить моральный или материальный ущерб гражданину) ни первоначально, ни в последующем не составлялось.

Постановлением Самаркандского городского суда по уголовного делам от 10 августа 2021 года административное дело в отношении А.Павленко на основании п.7 ст.271 КоАО Республики Узбекистан производством было прекращено.

Тем не менее, постановлением апелляционной инстанции по уголовным делам Самаркандского областного суда от 05 ноября 2021 года постановление Самаркандского городского суда по уголовного делам от 10 августа 2021 года было отменено, и дело вновь было направлено органам внутренних дел. Постановлением от 22 декабря 2021 года Следственного отдела УКД ОВД города Самарканда в возбуждении уголовного дела в очередной раз было отказано, и принято решение о направлении для рассмотрения в административном порядке.

Самаркандский городской суд по уголовным своим постановлением от 18 января 2022 года, признал Павленко А.В. совершившей правонарушения, предусмотренные статьями 45 (нарушение неприкосновенности жилища граждан), 46 (разглашение сведений, могущих причинить моральный или материальный ущерб гражданину) и 202-2 (распространение ложной информации) Кодекса об административной ответственности и назначил административное наказание в виде штрафа.

Постановление Самаркандского городского суда по уголовным делам от 18 января 2022г. основано лишь на материалах дела, а именно показаниях якобы потерпевшей Е.Салахиддиновой, без обращения внимания и оценки реальных фактов. Суд в своем постановлении указывает, что совершение А.В.Павленко правонарушений, предусмотренных статьями 45 (нарушение неприкосновенности жилища граждан), 46 (разглашение сведений, могущих причинить моральный или материальный ущерб гражданину) и 202-2 (распространение ложной информации) полностью подтверждается имеющимися в материалах дела заявлением, объяснительными, рапортом, актом, составленными инспектором профилактики, административными протоколами и другими документами.

В соответствии со ст.307 КоАО орган (должностное лицо) при рассмотрении дела об административном правонарушении обязан выяснить: было ли совершено административное правонарушение, время и место его совершения, виновно ли данное лицо в его совершении, подлежит ли оно административной ответственности, имеются ли обстоятельства, смягчающие или отягчающие ответственность, причинен ли имущественный ущерб, а также другие обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения дела.

Рассмотрим, каждый отдельно, эти вменяемые якобы правонарушительнице А.Павленко правонарушения:

  1. При рассмотрении вопроса о совершении правонарушения, предусмотренного ст.45 (нарушение неприкосновенности жилища граждан)

Во-первых, суд должен был установить субъект правонарушения. В частности, как следует из заявления самой Е.Салахитдиновой «некая Павленко Анастасия с группой женщин и мужчин без ведома хозяев ворвались во двор и начали кричать и угрожать рабочим», то есть во двор «ворвались» группа лиц, однако к ответственности привлекается только А.Павленко. Следственный орган не предпринимает действий к установлению круга лиц, а суд не придает значение и игнорирует данное обстоятельство.

Во-вторых, суд не принимает во внимание и не дает оценки тому факту, что ворота двора были открыты, во двор входили и выходили другие лица, въезжали и выезжали транспортные средства, на объекте отсутствовал собственник, от имени собственника говорил Ф.Анваров, представившийся прорабом, который сам же пригласил в помещение для того, чтобы показать документы, что подтверждается показаниями самого Ф.Анварова, так и видеоматериалами, представленными в материалы дела. Однако суд не придает значения и игнорирует  данные обстоятельства.

В-третьих, с учетом того, что правонарушением, предусмотренным ст.45 КоАО, нарушаются конституционные права граждан на неприкосновенность их жилища путем незаконного вхождения в жилище против воли проживающих в нем лиц,  то вхождение в помещение, хотя и предназначенное для постоянного или временного проживания (в данном случае пустующий дом, в котором производятся строительные работы), хотя бы и принадлежащее кому-либо на правах собственности, не может квалифицироваться по ст.45. Существенным признаком помещения как жилища является использование его в таком качестве.

Однако суд не придал значения данному факту, не принял во внимание, что Е. Салахитдинова не проживала и никогда не использовала данный дом как жилище, и неправильно пришел к выводу, что А.Павленко было совершено правонарушение по данной статье.

  • При рассмотрении вопроса о совершении правонарушения, предусмотренного ст. 46 (разглашение сведений, могущих причинить моральный или материальный ущерб гражданину)

Во-первых, административный протокол по статье 46 Кодекса об административной ответственности Республики Узбекистан со стороны инспектора профилактики в отношении А.В.Павленко не составлялся и в материалах дела отсутствует.

Во-вторых, совершено очевидно, что А.В.Павленко не разглашала врачебной или коммерческой тайны, тайны переписки и иных сообщений, нотариальных действий, банковских операций и сбережений, а равно иных сведений, могущих причинить моральный либо материальный ущерб гражданину, его правам, свободам и законным интересам.

В-третьих, в случае, если суд посчитал, что А.В.Павленко совершила правонарушение по статье 46, то данное обстоятельство не отражено ни в одном материале дела, кроме голословных утверждений Е.Салахиддиновой. В частности, в соответствии со ст.276 доказательствами по делу об административном правонарушении являются любые фактические данные, на основе которых в определенном законом порядке органы (должностные лица) устанавливают наличие или отсутствие административного правонарушения, виновность данного лица в его совершении и иные обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения дела.

Однако суд, в нарушение указанной статьи, не установил, какие конкретно сведения были разглашены, каким образом сведения, разглашение которых если было установлено, причинили или могли причинить моральный или материальный ущерб, кем такие сведения были разглашены. Тем самым суд, не установив фактических данных, незаконно признал А.В.Павленко виновной в совершении правонарушения по статье 46 КоАО.

  • При рассмотрении вопроса о совершении правонарушения, предусмотренного ст. 202-2 (распространение ложной информации)

Во-первых, ответственность за совершение правонарушения, предусмотренного ст.202-2 КоАО возникает за распространение ложной информации, в том числе в средствах массовой информации, сетях телекоммуникаций или всемирной информационной сети Интернет, приводящее к унижению достоинства личности или дискредитации личности.

Во-вторых, допустим, суд посчитал, что А.В.Павленко совершила правонарушение по данной статье 202-2, то данное обстоятельство не отражено ни в одном материале дела, кроме самых утверждений Е.Салахиддиновой. Как уже было указано, в соответствии со ст.276 доказательствами по делу об административном правонарушении являются любые фактические данные, на основе которых в определенном законом порядке органы (должностные лица) устанавливают наличие или отсутствие административного правонарушения, виновность данного лица в его совершении и иные обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения дела.

Однако суд, в нарушение указанной статьи, не установил, какая конкретно ложная информация была разглашена, каким образом информация, ложность которой была установлена судом, привела к унижению достоинства личности или дискредитации личности, и соответственно, кто эта личность, чьё достоинство было унижено, или дискредитировано. Тем самым суд, не установив фактических данных, незаконно признал А.В.Павленко виновной в совершении правонарушения и по статье 202-2 КоАО.

Также, обращает внимание и то, что оба суда не приняли во  внимание то обстоятельство, что А.Павленко исполняла свои непосредственные служебные профессиональные обязанности.

В своем выступлении на заседании коллегии по уголовным делам Верховного суда А.Павленко заявила, что «постановление апелляционной инстанции по уголовным делам Самаркандского областного суда от 16 февраля 2022 г.  незаконными, необоснованными и несправедливыми, так как апелляционная жалоба была рассмотрена поверхностно, судом апелляционной инстанции также не дана оценка всем фактическим обстоятельствам дела, указанным выше.

Принимая во внимание вышеизложенное, А.П.Павленко потребовала «отменить постановление Самаркандского городского суда по уголовным делам от 18 января 2022 года, и постановление апелляционной инстанции Самаркандского областного суда от 16 февраля 2022 года и прекратить производство по делу.

В своем выступлении по делу адвокат А.Дж.Ахтамов привел ряд примеров из международной практики, трактующие смысл и значение понятия «неприкосновенность жилища». В частности, статья 12-я Всеобщей декларации прав человека определяет, что «Сохранение права на жилое помещение и наличие регистрации в таком жилом помещении не означают, что оно является действительным жилищем». Надо также признать, что и в Конституции нашей страны закреплен  приоритет общепризнанных норм международного права.

Таким образом, в данном конкретном случае, А.Павленко не могла быть признана виновной в совершении правонарушения, предусмотренного ст.45 (нарушение неприкосновенности жилища граждан), так как:

а) дом № 13 по улице Бенькова хотя и числился в жилищном фонде, но на момент посещения явно не мог служить жилищем (велись строительные работы, был вырыт котлован);

б) Потерпевшая Е.Салахитдинова, с её же показаний, не проживала в данном доме с момента приобретения права собственности на него. Она зарегистрирована и проживает на другой улице Самарканда.

г) на момент посещения дома, а если быть точнее — строительной площадки, на объекте присутствовал представитель собственника (прораб), который сам и предложил войти в помещение.

Именно исходя из этих обстоятельств, адвокат попросил суд отменить все судебные решения и прекратить производство по данному делу.

Суд проходил в формате видеоконференции. А.Павленко выступала из Самарканда, поддержать её в областной суд пришли активисты общественной группы «Сохраним Самарканд», журналист Зохир Хасанзода. А в Ташкенте, в Верховном суде, юрист Агентства культурного наследия А.Ахмедов, журналист независимой газеты «Новости Узбекистана», автор этих строк.

Таким образом, Верховный суд республики отменил все судебные решения самаркандских городских и областных судов по административному делу А.В.Павленко, указав на недостаточность судебных исследований по инкриминируемым правонарушениям. Оглашая решение, судья Верховного суда С.Т.Мамадалиева отметила, что в принятых в Самарканде судебных решениях не видно, какой моральный и материальный ущерб нанесен потерпевшей, нет ясности и по другим статьям  КоАО Республики Узбекистан.

Послесловие: В последнее время очень часто приходится бывать в Верховном суде. И всегда становлюсь свидетелем неорганизованной большой толпы, собравшейся  у входа в Храм правосудия. Пропуск посетителей осуществляется по неизвестно и когда установленным порядкам, люди и так нервничают из-за незнакомой, непривычной ситуации, а их фамилии не могут находить по многочисленным спискам.

И нас придержали изрядно. У адвоката, юриста республиканского ведомства, журналиста по нескольку раз спрашивали фамилию, уточняли наши полномочия,  по какому делу пришли, зачем пришли? И не могли находить, поскольку процесс по  делу А.Павленко не был обозначен ни в каких списках. И только после наших многочисленных просьб, увещеваний мы в сопровождении сотрудника «миллий гвардия» были доставлены к залу заседаний.

К слову, о зале заседаний. После ремонта несколько лет тому назад они преобразились. Каждый участник процесса знает свое место, каждому созданы хорошие условия для полноценной работы и участия в процессе. Но дело не доведено до конца. Почему нельзя было установить электронное табло над залами судебных заседаний, где были бы обозначены, где какой процесс идет?  Ведь залов много. И в дни судебных заседаний в них проходят различные процессы. И приглашенные, или участники, в поисках своего зала, своего процесса мешают другим судьям, часто открывая двери тех или иных залов. Да и секретарям не просто. В поисках участников процесса они их часто ищут по этажам, потратив драгоценное время на решение организационных вопросов. Складывается впечатление, что говоря об «электронном судопроизводство», в Верховном суде понимают только прием заявлений по е-мейл и организацию видеосвязи с областями.

То же самое относится к организации пропуска посетителей. Неужели нельзя поставить один компьютер в проходной и искать назначенные судебные процессы по ним, да и сказать посетителю, куда, в какой зал ему идти?

Ладно, всё это поправимое. Главное, Верховный суд указал на существенные ошибки, допущенные самаркандскими судьями по делу неунывающей Анастасии Павленко.

Рахимжон СУЛТАНОВ

3 КОММЕНТАРИИ

  1. Фраза «А судьи кто?», имея в данном случае Самарканд, видимо бессмертна. Надо Павленко подать встречный иск на Салахитдинову за клевету, тогда, может и спесь у беззаконников поубавится. Почему вся эта катавасия так долго длилась? Потому что во главу угла ставятся деньги, а не соблюдение закона и наличие профессионализма. Журналистке и её защитникам респект!

  2. Молодцы, что довели дело до конца, и самое главное, выиграли! Вот интересно, а за то, что два суда низшей инстанции вынесли неправильное решение, они как-нибудь ответят за это? Или будут и дальше продолжать выносить неправильные и несправедливые решения??? Однако….

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

Последние новости

С 30 сентября появится прямой авиарейс между Наманганом и Эль-Кувейтом

ИА «Дунё» сообщает о том, что авиакомпания Jazeera Airways объявила о скором начале регулярных рейсов между столицей Кувейта и...

Больше похожих статей

×