25.1 C
Узбекистан
Воскресенье, 18 апреля, 2021

Жить на свалке? Не смешно. Между тем ташкентские свалки продолжают застраивать

Топ статей за 7 дней

Жители махалли Юнуса Раджабий написали открытое письмо президенту и попросили защитить их от противоправных действий застройщика

Жители махалли Юнус Раджабий в Яккасарайском районе столицы обратились к президенту Узбекистана с открытым письмом и попросили принять меры...

То, чего все долго ждали: в Ташкенте открыта дорога, объединяющая проспект Мустакиллик с улицей Паркент

Сдана в пользование дорога объединяющая проспект Мустакиллик с улицей Паркент в Мирзо Улугбекском районе (бывш. Пушкинский круг). Здесь создан...

Жители махалли Юнуса Раджабий ответили застройщику, планирующему возвести рядом с их домами многоэтажку

Время само все расставит все на свои места,  но вот только нет рецепта отмотать его назад и покаяться за...

Подпишитесь на нас

51,914участниковМне нравится
22,961участниковЧитать
2,780участниковПодписаться

По инициативе Общественного совета при Госкомэкологии собралась для рассмотрения проблемы комплексная рабочая группа из специалистов разных ведомств и структур.  Два часа жарких дебатов заслуживают отдельного повествования. Обсуждалась застройка двух многогектарных свалок. Застройка полигонов с отходами запрещена Законом. Вычисти, потом строй. Так это или нет? Чтобы убедиться, после заседания уже в меньшем составе (часть чиновников «дезертировала» на свои рабочие места) туда отправились специалисты, депутаты и журналисты.  Покажем, что увидели. 

Первой «точкой» в пятнадцать гектаров был хасанбайский полигон. Для читателей  напомним, мы о нем писали 25 декабря 2020 года в материале «Хокимият раздает участки на свалке в Хасанбае, а санврачи и экологи не замечают беспредел«. Как не замечали, так и… Экологи в нашей группе явно удивились увиденному. А санврачи (это и их зона ответственности) и сотрудники прокуратуры Ташкента, надзирающие за исполнением законодательства (к ним мы апеллировали в декабрьском материале) проигнорировали посещение полигона в составе комплексной рабочей группы.  Ну что же, нынче без них. Может, уже навели идеальный порядок? 

 Там, где дома, за забором, ходит рейсовый автобус. Та территория, где большегрузная техника, еще в декабре тоже была свалкой. Ее расчистили и сейчас здесь гараж Ташкент-сити. Дело хорошее, но тот, кто отводил землю под гараж, точно знал, что здесь, в Хасанбае, свалка. Свалки в городе, а Хасанбай — часть Юнусадского района Ташкента, запрещены Законом «Об отходах». Куда девали отходы из «гаража»? Переместили по соседству.

Народ, ликуй?

Свалку СЭС закрыла несколько лет назад. Но она живее всех живых. Завоз разнообразного мусора продолжается. Вопрос о вывозе всех отходов с хасанбайского полигона никем не рассматривается. Экологи из Ташкентского городского управления Госкомэкологии сказали, что сперва нужно изучить морфологический состав грунтов. «Так за чем дело стало? Изучайте, а пока отходы не будут полностью вывезены, здесь нельзя согласовывать и выделять участки под застройку! Обязательный к исполнению на территории Узбекистана СанПиН РУз № 0157-04 запрещает строительство на территории рекультивированных полигонов твердых бытовых отходов. Но свалочную площадь под застройку выделяют.

Интересно, кто ставит подписи под кадастровыми документами? Вопрос относится не только к хасанбайскому полигону, но и к основному юнусабадскому — второму объекту, куда направляется комплексная рабочая группа. Там, как значится на баннерах вдоль дороги, вознесется многоэтажный комплекс «Yunusobod Business city», а в нем Hight town c жильем класса «А», детским садом, международной школой, гостиницей, бизнес-центрами. 

О том, что комплексную рабочую группу пустят на участок, где купила под застройку три лота китайская компания, на утреннем заседании в Госкомэкологии пообещал директор компании-инвестора. И в самом деле, нас ждали. Приехали сотрудники дирекции Yunusabad Business City (далее для краткости — Юнусабад-сити) из хокимията столицы с документами, в которых указано, когда принято решение о строительстве, кто подписал, сколько всего лотов на территории бывшей свалки промышленных и твердых бытовых отходов в 45 гектаров. Всего лотов десять. Из трех лотов, купленных китайской инвестиционной компанией ИП ООО «TSC-NK-INVESTMENT» и занимающих площадь в 8,8 га, осваивается пока один.

Участок засыпан свежим грунтом, выровнен и уплотнен. Красота. На территории лота-1 экологи ни в декабре, ни в январе пробы почвы не брали. Выезжали на объект для отбора проб почвы после выступлений «Новостей Узбекистана». Количество точек ограничено. Брали пробы в котловане лота-2 и еще произвольно в нескольких точках на территории огромного полигона. Исследования проводились в Государственном центре специализированного аналитического контроля. Выявлены значительные превышения по ряду ингредиентов, включая токсичные соли тяжелых металлов.

Про загрязнение почв третьего лота пока сказать нечего. Территория Абразивного завода огорожена. Все его так называют, как раньше, хотя завод давно сменил статус, это частное предприятие. Территорию не освобождает. 

Лот-2 не осваивается из-за предыдущего застройщика. Он — местный, планировал построить четырехэтажный торгово-бытовой комплекс. Летом 2018 года выкопал котлован. И вдруг в декабре 2018 года поступило новое решение сверху.

«Предыдущий» свои права отстаивает, оценивая вложения в котлован в 2,6 млрд сумов, что равнозначно более 200 тысячам долларов. Уставной фонд китайского инвестора – 850 млн. сум (во всяком случае, такая информация об инвесторе размещена на официальном сайте Госстата РУз). Из-за тяжбы застройщиков закладка фундамента не начинается, и можно рассмотреть грунты в разрезе. 

Черные и серые пласты хорошо заметны на подсохших боках. «Снежное» фото сделано во время забора проб в котловане 31 января. Тогда и зафиксированы аховые превышения по тяжелым металлам (см. публикацию от 18.2.2021г. «Экологи подтвердили: Yunusabad Business City заложен на свалочном полигоне«. Сомневаться не приходится.  Это свалка промышленных отходов примыкающего Абразивного завода, а может, и других ташкентских предприятий.  Бытовой мусор и строительные отходы тоже есть. Куда вывезены грунты из этого котлована и из лота-1, где уже красиво?

Летом 2020-го наблюдалась вот такая картина: пахнущие химией грунты из котлованов вывалены почти впритык к холмам городища Юнусабадское Актепа с толщиной слоя вровень и выше ограды культурно-исторического объекта. И так же у забора Абразивного завода.

Кто вывозил? По договору генподряда от 15.8.2019 года заказчик — Дирекция «Yunusabad Business City», генподрядчик – OOO «Techno logistic construction». По договору генподрядчик обязуется «подготовить территорию для строительства (т.е. очистить площадку и вывести строительный мусор и излишний грунт из территории объекта)». Точная дата окончания работ не указана, указан год — 2019. В дополнительном соглашении к договору от 1 ноября 2019 года указана общая стоимость — 9 млрд 500 млн.сумов, если в долларах — то близко к миллиону.

Компания-генподрядчик, по данным госреестра, самоликвидировалась, спросить не у кого. По документам, отходы вывозились в Кибрайский район на полигон Ялангач, где не место токсичным промотходам. Полигон для них находится в Фаришском районе Джизакской области. Туда — ничего. Возможно, под забор городища Актепа вывозила свои «находки» нанятая инвестором китайская компания CSCEC. Все были немало озадачены, и об этом говорилось членам комплексной рабочей группы на заседании в Госкомэкологии и на стройплощадке: «На три метра копаем — отходы, на пять — отходы, на девять — отходы». 

Фотографировать членам комплексной рабочей группы инвестор разрешил только за забором его участков. Дальше земля не его. Она предложена, судя по ответу районной прокуратуры на тревожное письмо редакции, инвесторам из Китая и Южной Кореи. Вообще-то редакция, понимая уровень проблемы строительства на отходах, обращалась в прокуратуру города. Но «город» спустил письмо в «район». В ответе ничего обнадеживающего, разве что теперь мы знаем, инвесторам каких стран предложены десятки гектаров полигона.

Видимо, свалочная гора, на которую мы поднялись по дороге, которой еще летом не было, никому не продана. Здесь уже знакомый нам инвестор срезал верхушку и построил для рабочих общежитие и столовую.  Представитель дирекции Юнусабад-сити этому не удивился, может, потому, что инвестор — иностранец, гость. Удивился тому, что происходит с дорогой, разрезавшей свалочную гору в начале работ. Мы-то предполагали, что дорогу пробили для вывоза отходов под Актепа, она как раз туда выходит. Представитель дирекции сказал, что эта дорога предусмотрена проектом. Почему на ней работает экскаватор, который, похоже, ее заваливает?      

Как выяснилось, функционирует небольшой бизнес. «Черные копатели» ищут ценные отходы. Находят абразивные круги и металл. Другой мусор мало интересует. Почему наваленные кучи черного и серого цвета — копатели не знают. «Не уголь, точно».

Рано или поздно земля будет продана инвесторам. Эти горы отходов придется вывозить. Поэтому ожидаемы подсчет объемов, состава, определение загрязнения и цены. Она будет зависеть от того, куда везти. Все параметры должны быть просчитаны и указаны в проекте ЗВОС — Заявлении о воздействии на окружающую среду, представляемом на экологическую экспертизу в Госкомитет РУз по экологии и охране окружающей среды. Почему по первым трем лотам в городском подразделении экспертизы не возникло вопросов? В предоставленном ЗВОСе — ажур: «Площадка чистая, все отходы вывезены».

Представители комплексной рабочей группы заглянули в поселок Абразивного завода. Свалочная гора к нему впритык. Что тут знают о ней?

Жители решили, что прибыла рабочая группа по сносу и поспешили на встречу совсем по другому вопросу.

Говорили и про ожидаемый вот уже два года переезд в нормальные жилищные условия, и про зловонное соседство. Сейчас еще прохладно и запахов нет. Городской канализации никогда здесь не было. Стоки сбрасывались в Хасан-арык. Сейчас застройщик его засыпал грунтом из котлованов. Проблема стала еще острее.

Есть семьи, которые из поселка выехали в новостройки Сергелийского района Ташкента. Но если в семье восемь человек, а предлагают две комнаты, люди отказываются переезжать. Лучше уж здесь, на земле. Жители говорят, что года два-три свежий мусор не завозят. Наверное, из-за строительства. Раньше свалка была ближе к заводу. Потом стали заполнять карьер кирпичного завода. После землетрясения 1966 года сюда много чего попало. Когда мусорная гора выросла, она стала расползаться и «доползла» под стены домов. 

В поселке живут рабочие бывшего Абразивного завода, их дети и внуки. Старожилы отработали на заводе по полвека. И про бракованную продукцию помнят, которую с завода выкидывали, и про хорошую жизнь. Деревья сажали, поселок благоустраивали. Собравшиеся стали расходиться, когда поняли, что комплексная рабочая группа по отходам не решает жилищные вопросы.

Разве не очевидно? Жить на свалке нельзя, строить на свалке нельзя. Так по законодательству.  В предыдущих материалах по теме указывались конкретные законодательные акты. (см. «Экскурсия по свалке, где будет Юнусабад-сити«,  «Кому нужен Юнусабад-сити на свалке промышленных и бытовых отходов?«,  «Экологи подтвердили: Yunusabad Business City заложен на свалочном полигоне«. Черным по белому написано в Санитарных правилах и нормах, имеющих силу Закона, про санитарно-защитную зону: «До жилья — пятьсот метров». Иначе — опасно, пагубны последствия для здоровья людей.

Новый двухэтажный коттеджный поселок махалли «Кадирдон» возведен с другой стороны полигона. Фундаменты крайних домов стоят на мусоре…

Что дальше? Комплексная рабочая группа составит отчет. Направит в инстанции. Правильно будет, если все структуры подписавшие разрешительные заключения по застройке свалок, их отзовут. На 45 гектарах юнусабадского полигона, 15 гектарах хасанбайского и других в Ташкенте и по республике, которые застраиваются, нужна капитальная чистка.

Наталия ШУЛЕПИНА, член Общественного совета при Госкомэкологии

2 КОММЕНТАРИИ

  1. Вместе с потерей Союза потеряли все госстандарты качества. Такое строительство на свалках опасно для здоровья

  2. При всем уважении к автору статьи Н. Шулепиной необходимо заметить, что острые углы она явно «срезает».
    Если все происходящее называть своими именами, то ситуация будет гораздо страшнее, чем выглядит на самом деле.
    Поскольку ответы на вопросы поставленные в комментариях к ранее вышедшим статьям Н.Шулепиной так и не появились, попробую описать действия участвующих сторон:

    1. Городской хокимиат как правопреемник бывшего Городского исполнительного комитета Советов трудящихся — должен был иметь соответствующие карты и схемы на которых должны были быть обозначены все свалочные полигоны города. Соответственно, эти земли либо вообще не должны были никому выделяться под застройку, либо на них должна была предварительно проводиться полная рекультивация. В данном же случае городской хокимиат сделал вид, что ничего не знает о статусе этих земель и стал выделять их под застройку в том числе и иностранным инвесторам. Вопрос об упомянутых картах и схемах висит в воздухе уже девять месяцев. На заседание в Госкомэкологии (о котором упоминается в начале статьи) городской хокимиат своих представителей прислать не соизволил и данный вопрос был задан представителям Юнусабадского хокимиата. Был получен ответ в том смысле, что новая команда хокимиатовских работников не обязана знать о делах давно минувших дней, им некогда ходить на подобные заседаниях поскольку они заняты более серьезными делами, и вообще обращайтесь к ним письменно, после чего представители благополучно ретировались не оставив обещанных номеров телефонов.

    2.Государственное унитарное предприятие «Yunusobod Business city» при городском хокимиате пригласило китайского инвестора предварительно не заказав и не сделав никаких самостоятельных анализов грунта, почвенных вод и атмосферного воздуха на месте будущей стройки доверившись геологическому заключению в рамках которого никакие химические анализы также не проводились. По ходу планировки участков северных лотов с землей сравняли не простой арык Хасан упомянутый автором статьи, а тот самый арык, который в средние века снабжал водой историческую крепость Актепа-Юнусабад и ее окрестности.

    3. Приглашенная китайская инвестиционная фирма ИП ООО «TSC-HK-INVESTMENT» не имеет никакого самостоятельного строительного опыта и к тому же владеет столь ничтожным уставным капиталом, что условно говоря за границе ей никто не подал бы руки и не угостил бы сигаретой. Учредитель данной фирмы — китайская компания «ST WONDERFUL INTERNATIONAL GROUP LIMITED» работает в сфере легкой промышленности (ткани и женская одежда) и также не имеет никакого самостоятельного строительного опыта.
    Излишне говорить, что компания инвестор также не провела на месте никаких самостоятельных химических анализов. Наверное это было ей не интересно, или она тоже кому-то доверилась, или её все устраивало.
    По крайней мере от ее руководства было получено устное обещание, что не будет препятствий к проведению дальнейших экологических исследований на территории ее стройки.
    Хотелось бы за это сказать спасибо, но непосредственно на месте стройки разговор о взятии проб путем пробного бурения принял совершенно другой, отрицательный оборот. Так что говорить спасибо китайским друзьям пока рановато.

    4. Ташгорэкология только через пять месяцев после выхода первой статьи Н.Шулепиной с грехом пополам произвольно взяла образцы всего в шести (!) точках на местности площадью 45 гектар в декабре 2020 г. и в десяти точках на дне самого глубокого котлована в январе 2021г., после чего мешочки для грунта у лаборатории благополучно кончились.
    При этом руководство Ташгорэкологии, заведующий мобильной лабораторией и сами лаборанты не смогли объяснить, какими нормативными документами они руководствуются и какой методикой они пользуются при заборе образцов грунта.
    Далее, при все таки выявившихся в анализах токсичных солях тяжелых металлов и при явном противоречии этих данных с ранее предоставленными в ЗВОС (заявление о воздействии на окружающую среду) — Ташгорэкология до сегодняшнего дня не отозвала свое положительное экологическое заключение выданное застройщику на основании неверных данных ЗВОС.
    На Хасанбайский полигон руководство Ташгорэкологии поехало также с явной неохотой и без лаборатории и только через несколько месяцев после выхода соответствующей статьи, а до бывшего Хамзинского и других полигонов — не доехало до сих пор.

    5. Лаборатория ЦСАК при Госкомэкологии при проведении вышеуказанных анализов почему то не стала определять целый ряд элементов первой группы опасности. В частности, до сегодняшнего дня в образцах не определены такие элементы как мышьяк, селен, ртуть, никель, фтор, бенз(а)пирен и т.д.
    При определении остальных элементов сравнение полученных по ним абсолютных величин было сделано не с их естественными фоновыми значениями известными из специальной литературы, а с «грязной» фоновой точкой взятой на тропе ведущей к холму Актепа-Юнусабад в непосредственной близости от свежих отвалов ядовитых грунтов, что привело к заведомому искажению и уменьшению итоговых относительных величин.
    Например, по данным ЦСАКа объединенная проба по солям меди из самого глубокого котлована показала превышение относительно фона в 19,22 раза, а над ПДК — в 8,43 раза, что само по себе уже очень много. Но фактически, если взять правильный естественный природный фон в 19 мкг/кг, общесанитарный ПДК в 3 мкг/кг. и обнаруженное количество солей меди в 486,28 мкг/кг, — то фактическое превышение над фоном составит почти 26, а над ПДК — почти в 162 раза(!)
    Вообще-то при таких показателях загрязненности почвы надо объявлять чрезвычайную ситуацию и привлекать МЧС, однако на практике ничего подобного не происходит.
    Химический анализ грунтовых вод, которыми в дальнейшем возможно собираются поливать территорию Юнусабад-Сити лабораторией ЦСАК также не проводился, а анализ атмосферного воздуха на фенол показал нулевые значения при том, что в начале девяностых годов значения по фенолу в данном месте были запредельными.

    6. Госкомэкологии скоро как два месяца не может организовать рейд на поля бывшего НИИ Фитопатологии для проверки радиоактивности грунта на месте ведущейся стройки из за отсутствия штатного радиолога. Добрые люди давно подсказали Госкомэкологии где есть радиолог. Никакого рейда и никакого реального результата нет до сих пор.

    А «В Багдаде все спокойно»: Китайцы товарищи продолжают работать. Фенол возможно продолжает выделяется. Атомы возможно продолжают претерпевать радиоактивный распад. А граждане продолжают спокойно спать.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

Последние новости

Статистика: заболевание COVID-19 в Узбекистане согласно возрастам

Возрастной анализ пациентов с коронавирусом, зарегистрированных в настоящее время в Узбекистане, выглядит следующим образом: Дети младше 14 лет: 13-15%;Подростки от...

Больше похожих статей

ЎЗ