-1.6 C
Узбекистан
Пятница, 4 декабря, 2020

Марлис Юнусханов: бесценный дар его души (памяти музыканта)

Топ статей за 7 дней

Произвол в отношении столичного ресторана «Belle Maman»: чиновникам стоит вникнуть в суть закона Узбекистана о государственном языке (видео)

26 ноября в центре Ташкента, прикрываясь законом о государственном языке, представители хокимията Мирзо-Улугбекского...

Ташкент. Школы, учителя, ученики (в прежние времена)

Наслушалась я и начиталась. ФБ, телевизор - в один голос рыдают о бедных учениках под гнетом садистов-учителей....

«Выпустить собак и начать отстрел»: хоким Алмалыка отбирает землю у приюта «Хаёт»

Работа нового хокима Алмалыка Кобила Хамдамова началась со скандала. Решение о выдаче земли приюту для собак «Хаёт»,...

Подпишитесь на нас

51,717участниковМне нравится
22,961участниковЧитать
2,310участниковПодписаться

Музыкальную культуру Ташкента ХХ столетия невозможно было представить себе без участия музыкантов-просветителей. Являясь зачастую настоящими энтузиастами, они все свои силы и весь свой талант отдавали любимому делу. Именно такой личностью был заслуженный артист Узбекистана, профессор Марлис Кудратович Юнусханов.

Человек интеллигентный, огромного обаяния, неиссякаемой энергии он стал одной из ярких  и запоминающих фигур в музыкальной жизни нашей республики.

М.К.Юнусханов. Молодые годы

Лев Николаевич Толстой писал: «Человек подобен дроби – числитель есть то, что он есть, а знаменатель – то, что он о себе думает. Чем больше знаменатель, тем меньше дробь». Если применить это высказывание к Юнусханову, то дробь, его характеризующая, имела очень большой числитель и значительно меньший знаменатель. Это настоящее счастье – общение с такими достойными и знающими людьми, встречи с ними обогащают, направляют в жизни.

Марлис Юнусханов родился в семье врачей. Его родители постоянно говорили об этой удивительной профессии, врачебной этике, дипломатии и многом другом, а он, будучи в нежном возрасте, впитывал, как губка, профессиональную медицинскую лексику, и уже тогда мечтал пойти по их стопам, по изведанному пути. Мальчик часто слышал от них, что врач – это не профессия, это служение. В те годы он и в мыслях не мог представить, что судьба свяжет его со скрипкой, на которой, кстати, неплохо играла его мама.

Однако Великая Отечественная война резко изменила мирное течение жизни семьи Юнусхановых: мама Марлиса, будучи невероятно занятой в больнице, вынуждена была отправить сына к своей маме во Фрунзе (ныне Бишкек), где его воспитанием занялась бабушка, ставшая его отдушиной. Она искренне сопереживала внуку и была тем самым мостиком, соединяющим миры детей и взрослых. Она не боялась его перехвалить, оказывала ему эмоциональную поддержку   в трудных ситуациях. А когда война закончилась мама Марлиса приехала во Фрунзе, но без папы, и устроилась там на работу. Позже мальчик узнал, что родители расстались. А через некоторое время в его жизни появился Султан Максимович Роянов – ведущий тенор оперного театра, его отчим, который  и отвел его в музыкальную школу. Там Марлис  встретился со своей первой учительницей, которую впоследствии всегда вспоминал с благодарностью за успешный старт в его будущую профессию, за привитую любовь к скрипке. И не только. Ведь это она внушила ему, что он создан для этого инструмента. С ее легкой руки он стал играть на концертной эстраде.

Профессор М.Б.Рейсон

А потом была судьбоносная встреча в Ташкентской консерватории, куда он успешно поступил, с выдающимся скрипачом-виртуозом XX столетия Михаилом Борисовичем Рейсоном, выпускником Петербургской консерватории, чьим профессором был С.С.Коргуев (ученик великого Л.Ауэра). Он писал о своем воспитаннике в выпускной характеристике, что  «Михаил Рейсон обладает исключительным талантом, это совершенно сложившийся виртуоз», а ректор консерватории А.К.Глазунов назвал его «выдающимся талантом, которым консерватория должна гордиться». Критики единодушно писали, что Рейсона отличает «свободный, певучий тон, знание всех тайн скрипки, восхитительная легкость смычка, головокружительные темпы, страстность и яркость исполнения, вызывавшие изумление». Вот у этого выдающегося музыканта и посчастливилось учиться Марлису Кудратовичу, и именно его он до конца своих дней считал главным учителем, музыкальным родителем, сыгравшим огромную роль в его творческой жизни, причем вспоминал с бесконечным уважением и трепетом. Школу, которую он получил у Михаила Борисовича, была сильной, классической. Так что по окончании консерватории он имел все: технику, сочное звучание, темперамент, поэтичность, чувствительность.

В ансамбле с братом профессором И.Рояновым

К своим выступлениям Марлис Кудратович всегда готовился серьезно и ответственно, скрупулезно выстраивая все психологические закономерности музыкального произведения: своеобразный мостик от исполнителя к композитору,  а потом от исполнителя к слушателю. Для него это было очень важно, будь то крупное произведение или небольшая пьеса. Он был прирожденным солистом, для которого композиторы Узбекистана М.Ашрафи, Р.Абдуллаев, Х.Рахимов и другие писали скрипичные опусы, которые он успешно исполнял на различных концертных эстрадах не только Узбекистана. Так он дважды играл на сцене московского Колонного зала Дома Союзов скрипичные концерты наших композиторов: в первом случае И.Акбарова, а во втором – С.Джалиля. Кстати, после одной из репетиций маэстро Серов предложил ему место в своем оркестре. Но Марлис Кудратович, влюбленный в сольное исполнительство, вежливо отказался от заманчивого предложения Эдуарда Афанасьевича. И потом он очень любил свою Родину, где состоялся как человек и профессионал.

Очередной урок со студентом

 Но талант Юнусханова проявился не только в исполнительстве – он стал прекрасным педагогом, уважаемым и любимым своими учениками, пройдя путь от простого педагога до профессора Ташкентской консерватории. В течение 22 лет заведовал струнной кафедрой, был проректором по учебной работе. Он обладал завидной работоспособностью. Вставал очень рано, и рано начинал занятия в классе. К ученикам относился тепло и заботливо. Был строг с ними, но справедлив. С коллегами был добр и благожелателен.

Кафедра струнных инструментов

Консерватория была домом Марлиса Кудратовича, где его ученики, чувствовали себя одной большой семьей, детьми, которых он посадил за большой стол, полный музыкальных яств. Он окружал их атмосферой творчества, увлеченности и высокого профессионализма.

Одним из его качеств была вездесущность. О своих учениках он знал все: чем они занимаются в свободное время, каковы их отношения с родителями, круг интересов, личные симпатии. Периодически он прорабатывал провинившихся, если до него доходили слухи об их пропусках или каких-либо других провинностях. Однако надо отдать должное Марлису Кудратовичу: он всегда был справедлив.

Другое качество – пунктуальность, аккуратность, педантичность. Это же он прививал своим ученикам, не уставая говорить им о долге, этике, чести, воспитании. Его пунктуальность имела чисто немецкие свойства: он никогда не опаздывал и всегда отличался удивительной точностью. К нему обращались за консультацией как учащиеся, так и педагоги. Он был последней инстанцией в решении спорных вопросов. Его ученики им гордились, принимали активное участие и в музыкальной жизни консерватории, и в различных исполнительских конкурсах. Сегодня они работают во множестве оркестров мира, храня бесценный дар его души. Это Инобат Ахмедова, Захро Абдуназарова, Дано Палванова, Мадат Худайберганов, Фазлиддин Джабаров, Атилла Саутов и многие, многие другие.

Лидер во всех отношениях, он всегда имел собственную точку зрения, которую умел отстаивать, болезненно воспринимал несправедливость, бывал резок. Все знали, c какой ответственностью он относился ко всему, что ему доверяли сделать. Ему не было присуще чувство зависти. Он рос в таком обществе, где считалось, что если ты хорошо делаешь свое дело, тебя обязательно заметят. И он так себя и вел. А в лихие 90-е годы жизнь начала меняться. Наступило время, когда люди стали работать локтями, но Марлис Кудратович этим никогда не занимался, поэтому, когда в 1997 году из Каирской консерватории пришло приглашение, он подписал контракт и вместе с женой и дочерью улетел в Египет, где провел последние 23 года своей жизни.

Награда профессору и ученицы от министра культуры Египта

В столице Египта он быстро завоевал авторитет наставника, обладающего уникальным комплексом педагогических качеств. Он всегда мог объяснить юному музыканту произведения и как никто другой, умел сделать из любителя — профессионала. Его каирские ученики, как и ташкентские, делали успехи, выступая не только в концертах класса своего учителя, но и принимали участие в различных международных конкурсах, включая «Щелкунчик». А Марлис Кудратович  всегда искренне радовался их успехам, даже больше, чем своим и с гордостью о них отзывался. Ученики были ему преданны, они его любили и уважали, что удается далеко не всегда и не всем, даже самым крупным музыкантам. Среди них Сальма Сороур, Абеда Ахмад Али – дипломанты конкурса «Шелкунчик», а также Рана Абдельвахеб, Жанна Самир  прошедшие на этот конкурс, и разделившие до этого первое место на египетском скрипичном конкурсе.

После последнего концерта в Каирской опере с супругой и учениками

До последних дней Марлис Кудратович не ощущал ни своего возраста, ни своей болезни, продолжая увлеченно преподавать и работать на износ. Он никогда не был довольным собой, и всегда стремился к совершенству. Неразлучно рядом с ним была преданная жена Лола – хлебосольная хозяйка, растворявшаяся в муже и в его профессии. Двери их дома постоянно были открыты для друзей и, конечно же, для всех его воспитанников. В последний год его жизни, Лола умоляла его «поменьше работать», но он был неумолим, отвечая, что «профессия продлевает ему жизнь». И он не лукавил. Скрипка, как и педагогика, были его воздухом, которым он дышал.

А когда 27 сентября из Каира пришло печальное известие о кончине Марлиса Кудратовича, ощущение утраты, как удар, мгновенно  сразило тех, кто его знал, ведь он каждый год приезжал в Ташкент, встречался с друзьями и коллегами, собирался большим концертом отметить на родине свой юбилей, но болезнь и пандемия разрушили его планы. Осознание его ухода и масштаба его личности будет приходить постепенно, причиняя все большую боль. Правда, остались его методические труды, рукописи, афиши, записи, наконец, воспоминания. Но это лишь утешение…

Бесспорно одно – Марлис Юнусханов останется в нашей памяти как замечательный человек, педагог  и скрипач с колоссальной эмоционально-исполнительской амплитудой. И пусть память о нем будет самой долгой и светлой. Тем более такие люди, как он, не угасают. Они сгорают как факел, оставляя после себя очень яркий след.

Инесса Гульзарова, музыковед.

Фото из архива семьи Юнусхановых

3 КОММЕНТАРИИ

  1. Спасибо! Мне больно, но и радостно, что о нем помнят и не забывают. Прекрасная и талантливо написанная статья.
    Юнусханова Лола.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

Последние новости

Компания семьи Ротшильдов может принять участие в реформировании энергетической отрасли Узбекистана

Компания Rothschild&Co может принять участие в реформировании «Узбекнефтегаз», «Узтрансгаз» и «Худудгазтаъминот», а также оказать консалтинговые услуги в...

Налог на имущество в Узбекистане будет учитываться по рыночной стоимости

Как следует из Указа главы государства от 3 декабря 2020 года «О дальнейшем совершенствовании ресурсных налогов и налога на имущество» в стране...

Узбекистан подтверждает свою приверженность в борьбе с коррупцией

«Коррупция - преступление, аморальность и крайнее предательство общественного доверия». - Антонио Гутерриш, Генеральный секретарь ООН. В преддверии Международного дня...

Мальчик-маугли из Балашихи вместе с отцом вернулся в Карши

Мальчик-маугли, которого в конце октября обнаружили жители Балашихи, вместе с отцом вернулся обратно в Узбекистан. Семья поселится в городе Карши, их ждёт...

Последний губернатор Туркестана. Глава тридцать четвёртая

Триумф и трагедия Алексея Куропаткина Из цикла Туркестанские генерал-губернаторы Путь к катастрофе Алексей...

Больше похожих статей

ЎЗ