12.1 C
Узбекистан
Вторник, 22 сентября, 2020

«Здесь тепло, и дома тоже тепло». Как в Петербурге работает летний лагерь для детей мигрантов

Топ статей за 7 дней

Бывший Ташкентский ЦУМ будет полностью реконструирован

Как сообщает на Едином портале корпоративной информации АО «Toshkentnivermagi», объявление конкурса на разработку проекта полной реконструкции здания...

У знаменитого Чиназского рыбного базара в Ташобласти будет новый хозяин

Как следует из постановления Президента страны от 29 августа 2020 года "О мерах по поддержке и повышению...

Во Владивостоке обнародовали подробности осуждения на 8 лет гражданки Узбекистана за пособничество «Катибат аль-Тавхид валь джихад»

11 июня 2019 года Дальневосточным окружным военным судом гражданка Узбекистана Мохигул Примова, 1987 года рождения, была осуждена...

Подпишитесь на нас

51,597участниковМне нравится
22,445участниковЧитать
2,250участниковПодписаться

Как в Петербурге работает летний лагерь для детей мигрантов.

«Юля, здесь незнакомый!» — мальчик лет десяти захлопывает передо мной дверь и убегает докладывать взрослым. Позже я узнаю, что мальчика зовут Гао Джидзо, хотя он просит называть себя Колей, потому что «так проще». Коля переехал из Китая в Россию вместе с семьей два года назад: родители — работать, он — учиться. Таких, как Коля, в летнем образовательном лагере для детей мигрантов около девяноста человек, а в петербургских общеобразовательных школах — 15 тысяч.

Коле скучно сидеть на месте — после того, как мальчик оббегает всех вожатых, он, наконец, подходит знакомиться: протягивает свою поделку и пытается разговаривать по-русски. Голос у Коли громкий, но слов почти не разобрать, и мальчик, чувствуя, что его плохо понимают, вскоре замолкает.

По данным МВД за 2018 год, в Санкт-Петербурге и Ленобласти на миграционный учет поставлено 3,3 млн иностранцев. Однако, не все они постоянно здесь проживают. Если иностранец ездит на заработки в Россию несколько раз в год, то каждый раз его будут регистрировать заново — это усложняет все подсчеты. Чаще всего работать в Россию переезжают граждане Украины, Узбекистана, Таджикистана, Беларуси и Кыргызстана. Те, кто в итоге находит стабильную работу и жилье, стараются перевезти сюда друзей и близких, в том числе — детей.

«То, что детей мигрантов в Петербурге очень много — миф», — говорит Юлия Алимова, координатор образовательного проекта «Дети Петербурга» и организатор летнего лагеря. 15 тысяч — объясняет она — это всего 3% от общего количества школьников в Петербурге за прошедший год. Для такого количества вполне реально создать работающую систему интеграции и адаптации. Побеседовать с Юлией наедине очень сложно — дети постоянно просят ее внимания, показывают свои новые рисунки и поделки.

«Здесь тепло, и дома тоже тепло». Как в Петербурге работает летний лагерь для детей мигрантов

Фото: Елизавета Аксёнова

В образовательный проект «Дети Петербурга» Юлия Алимова пришла 7 лет назад. Сначала занималась с детьми русским языком, а потом предложила проекту собственную инициативу: летний лагерь для детей мигрантов, где они смогли бы находить друзей и, что не менее важно, — понимание. Лагерь существует уже третий год, и в этот раз его финансирует комитет Санкт-Петербурга по межнациональным отношениям.

Сюда попадают не случайные дети — все они уже учатся в школах и в течение года посещают языковые курсы, организованные «Детьми Петербурга».

Сегодня у ребят первый свободный день за целый месяц. Пока не началась финальная дискотека, закрывающая смену, можно позаниматься чем угодно. Искандар, например, склеил коллаж, но показывает его только друзьям — «это вообще-то секрет и подарок». Из всех возможных занятий, которые предлагает лагерь — занимательная физика, окружающий мир, математика, английский, русский — мальчик предпочитает последнее: «ну, это же для нас важно».

Дружить детям пока что комфортнее с ребятами своей национальности. Диля собрала круг подружек и что-то увлеченно рассказывает им на узбекском. Отвлекается девочка лишь однажды – на фотографа:

— Эй, ты русская?

— Да.

— Эх, не похожа! Я думала, что наша.

«Здесь тепло, и дома тоже тепло». Как в Петербурге работает летний лагерь для детей мигрантов

Фото: Елизавета Аксёнова

Через полторы недели воспитанники летнего лагеря вернутся в свои школы, однако отметить праздник первого сентября получается далеко не у всех детей мигрантов: любой ребенок, законно пребывающий на территории России, имеет право пойти в школу, и плохое знание русского не может этому помешать, — вот только родители-иностранцы часто не в курсе своих прав. «В школах очень мало прямых отказов, но иногда достаточно отношения администрации, чтобы родители потеряли веру в то, что они смогут устроить своего ребенка, — объясняет Алимова. — Иногда мигрантам прямо так говорят: «мы почему-то в России сидим и никуда не уезжаем, а с вами что не так?»

Несмотря на то, что лагерь открыт всего три года, в нем уже есть свои старожилы. Диёра живет в России почти 10 лет, а лагерь посещает с момента его создания. Она пока не знает, кем хочет быть и где жить, но ей кажется, что туристы должны обратить внимание на ее родную страну — Узбекистан. «Уговариваю старшего брата изучить историю нашей страны и водить по ней экскурсии, мне кажется, что скоро это станет востребованным», — увлеченно делится она своей идеей. Пока что Диёра уверена в одном — ей нужно высшее образование. В ответ на вопрос, зачем девочке, которая прожила в России дольше многих сверстников, учить русский в образовательном лагере, Диёра улыбается: «Ты, пожалуйста, не обижайся, но даже русские отличники не знают свой язык идеально, ведь он очень и очень сложный».

Самый сложный для этих детей вопрос: «кем работают ваши родители?». Диёра сначала рассказывает, а потом просит «не печатать этого».

Искандар напрягается и переводит тему: «я вообще-то здесь с первого класса учусь». Диля делает вид, что не понимает, и снова поворачивается к подругам. И только Айжана, улыбаясь, отвечает: «Ну, они дворник и уборщица».

Айжана переехала из Кыргызстана месяц назад – родители живут в России уже 15 лет, но забрать дочь решилиcь только сейчас. В Петербурге девочке нравится — «здесь тепло, и дома тоже тепло», а еще здесь можно учиться на визажиста, о чем девочка давно мечтает. В первый раз идти в русскую школу Айжане боязно, но она уверена, что не останется одна: «Там будут кыргызы, но и с другими тоже подружусь, наверное».

Пока дети обедают, у одного из волонтеров возникает несколько свободных минут. Артём Слёта — студент и координатор проекта, планирует сделать академическую карьеру в сфере исламоведения. В его семье всегда помнили про этническую принадлежность — отец Артёма вырос в Казахстане, будучи украинцем, а мама — татарка из Якутска. Понимая, как важно сохранить свою собственную культуру в современном обществе, Артём уже не первый год старается поддерживать в лагере атмосферу, в которой каждый ребенок может не стесняться быть самим собой. Дети могут отмечать в рамках лагеря свои национальные праздники, а если, например, кому-то нужно помолиться, то для этого всегда найдется свободная комната.

«Здесь тепло, и дома тоже тепло». Как в Петербурге работает летний лагерь для детей мигрантов

Фото: Елизавета Аксёнова

Самой главной проблемой за три года работы лагеря, по мнению Юлии Алимовой, был и остается страх детей перед их собственным мнением. «Изначально бывает очень сложно сподвигнуть ребят на какое-то коллективное дело, где нужно проявлять инициативу, — говорит она. — Думаю, что эта неуверенность во многом связана не только с незанием языка. Они же чувствуют, что их воспринимают, как других».

После ужина ребята начинают готовиться к дискотеке. Милена из Армении потанцевать, конечно, хочет, но собирается неохотно — ей очень нравилось целыми днями учить русский язык, и этим летом она много с кем подружилась. А в школе, по словам Милены, все по-другому, «там сложно, и я часто скучаю по дому».

В скором будущем организаторы хотят больше внимания уделять подросткам — наиболее уязвимой в период адаптации группе — для этого уже открыт специальный молодежный центр. «Маленький ребенок, помещенный в новую языковую среду, выучится горадзо быстрее, нежели подросток, — говорит Юлия Алимова. — Именно в подростковом возрасте у ребят начинается активный поиск их идентичности — они пытаются ответить на вопрос «кто я?». Этой категории детей нужна особая, куда более интенсивная помощь».

Новая Газета

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

Последние новости

Для строительства международного курорта «Бельдерсай-Чимган-Нанай» потребуется 47,9 миллиона евро

В Бостанлыкском районе создается проектный офис международного курорта «Бельдерсай-Чимган-Нанай». На строительство курорта привлекаются кредиты в размере 47,9...

Сможет ли узбекский текстиль завоевать рынок ЕАЭС

Центр экономических исследований и реформ продолжает следить за изменениями конъюнктуры внешнеэкономической деятельности между Узбекистаном и ЕАЭС, развивающейся в настоящее время в условиях...

Стали известны подробности двойного убийства у ночного клуба в Ташкенте

Утром 20 сентября около ночного клуба в Юнусабадском районе столицы были убиты двое парней. В ГУВД раскрыли подробности происшествия.

Впервые озвучены объемы добычи природного газа СП «Natural Gas-Stream»

Фактический объем добычи природного газа и газового конденсата СП «Natural Gas-Stream» в рамках реализации инвестиционного проекта по разработке газовых месторождений на сегодняшний...

«Узбеккино» будет отвечать за компенсацию затрат иностранных кинокомпаний

Утверждено Положение о порядке возмещения (rebate) части затрат иностранных кинокомпаний при создании фильмов на территории Узбекистана. Отвечать за возврат средств будет «Узбеккино».

Больше похожих статей