Главная > Мои узбекистанцы > Когда металл звучит

Когда металл звучит


Когда металл звучит

Что наша жизнь? Лишь только миг между прошлым и будущим. Но есть те, кто бросает вызов времени, продолжая свой незримый путь сквозь столетия. Вот уже более 400 лет над родиной шелка звучит особая мелодия: от стука молотка серебряным звоном переливаются диковинные подносы, важные самовары, изящные светильники.
В позапрошлом веке в династии Мадалиевых из Маргилана появился первый усто, который превратил чеканку и ковку металла в искусство. Маленький молоточек в руках потомственного мастера Абдурашида Мадалиева, живущего в столице, по сей день продолжает творить чудеса. Горячая любовь к холодному металлу в его семье – ключ к сохранению традиций фергано-ташкентской, кокандской школ медно-чеканных искусств.


«Проходите, пожалуйста», - вежливо приглашает мужчина в рабочей одежде в двухэтажную скромную постройку, которая возвышается среди зеленых кустов граната. «Святая святых» любого усто – мастерская находится вдали от шума и суеты мегаполиса. Переступаешь порог, и словно на машине времени переносишься в другую эпоху. Здесь, как и столетия назад рождаются на свет гениальные в своей простоте и одновременно сложные по технике исполнения, чеканке миниатюрных узоров произведения. Выполненные в основном из латуни – сплава олова, цинка и меди – произведения получаются с глубоким, насыщенным оттенком и прослужить могут не то что годы, века. Более того, многие из работ усто Абдурашида инкрустированы серебром или полудрагоценными камнями. Широко были представлены они и в экспозиции народно-прикладного искусства, которое словно живительный родник, соединяет берег прошлого с будущим. Выставка в Республиканской ассоциации «Хунарманд» состоялась в рамках недавнего визита Президента Казахстана Н.Назарбаева в нашу страну.

Когда металл звучит


Династия Мадалиевых, одна из древнейших в Узбекистане и представляющая сегодня настоящую национальную гордость – яркий пример того, как профессия становится судьбой, помогая не только уловить, но и запечатлеть хрупкую красоту мира.

Неповторяющиеся узоры на металлической глади многое могут рассказать о художнике. Говорят, каждая работа заключает в себе историю, по ней можно «прочитать» душу мастера, понять, с каким настроением он ее создавал. Чеканка является одним из древнейших видов прикладного искусства Узбекистана, уступающим по возрасту лишь художественной керамике. Она превосходит другие виды ремесел и по числу уникальных образцов, памятников различных эпох, и по тематическому разнообразию мотивов. В течение многих веков вырабатывались художественные каноны и совершенствовались приемы технического исполнения. Сегодня творчество усто Абдурашида, да и всей его семьи получило признание далеко за пределами Узбекистана. Работы хранятся в музеях республики, а также России, Франции, Италии, в частных коллекциях. Он - постоянный участник выставок в Японии, Германии и других странах мира. Среди работ мастера много самоваров, символизирующих взаимопроникновение двух культур – европейской и восточной. Так, традиционные для нашего региона кумганы обрели благодаря творческой фантазии усто новую жизнь. Им даже установлен своеобразный рекорд – создан самый большой в Узбекистане – почти полтора метра – самовар. Многое принес мастеру год обучения искусству обработки металла в Москве. Абдурашид Мадалиев научился там объемной чеканке, которую уже в скором времени хочет применить на деле. Открытый всему новому он никогда не забывает о традициях, своих корнях. Почетной, увлекательной, и в то же время требующей колоссальной ответственности и высоких профессиональных навыков стала для него работа над короной Амира Тимура из латуни с вкраплениями драгоценных камней к художественному фильму об этом великом государственном деятеле. Абдурашид трудится и над образцами старинного холодного оружия – саблями, кинжалами, копьями. Есть в его мастерской торшеры и люстры, необыкновенной красоты ручки для дверей и ворот, работает он и над оформлением куполов мечетей. Еще одна значимая для усто работа – копия ворот главной мечети в Мекке – сегодня установлена в одной из мечетей родного для Абдурашида Маргилана.

Глядя на работы мастера, которые требуют от него точности ювелира, огромной затраты духовных и физических сил, невольно задаешься целым рядом вопросов. Почему этот человек решил положить жизнь на алтарь искусства, выбрать далеко не легкий путь творчества? Когда загорелся в нем трепетный огонек любви к одному из самых древнейших видов прикладного искусства не только в Узбекистане, но мире – чеканке – в момент рождения или через несколько лет, как только появились у мальчишки силы держать в руках молоток? Усто, слушая мои вопросы, улыбается, словно возвращаясь мысленно в прекрасное далеко, когда постигать азы искусства ему помогал отец – Махмуджон и старший брат, известный мастер – Масуд. Сегодня для него важнее ответа на эти вопросы почти сороколетний опыт работы с металлом, поиск себя в мире и мира внутри себя. Его дело продолжают ученики, три сына и дочка. С раннего утра и до позднего вечера трудится усто, его ученики и дети, вдохновляемыми своими «учителями» - кувшинами и подносами, хранящими тепло рук его дедов и прадедов. Именно так из поколения в поколение передаются секреты чеканки и обработки металла, в том числе изготовления инструментов, которыми пользуется не одно поколение мастеров – среди них, к примеру, накш калам – металлический карандаш из твердой стали. Об этих секретах не написано книг, о них не говорят ни в одном учебном заведении. Искусство живет в душах людей.

Когда металл звучит


- Посуда из металла на территории Средней Азии появилась очень давно в 1-2 веке до нашей эры, - рассказывает мастер. – Это были чаши в основном из бронзы. Со временем металлические изделия прочно вошли в быт наших предков. Но они воспринимались людьми как домашняя утварь, а не как произведения искусства. И все же, мне кажется, что использование подобных вещей в обычной жизни говорит о любви человека к высокой культуре.
Не дать угаснуть этой культуре в 21 веке – одна из главных задач творчества семьи Мадалиевых.

По слова мастера уже в средние века стали появляться первые школы мастеров. Они представляли разные вилояты. В Бухарской школе, к примеру, преобладают больше архитектурные, геометрические узоры. Фергано-ташкентская же школа, к которой относятся мастера династии Мадалиевых, в основном славится растительными орнаментами – «ислими», представляющими собой непрерывно стелющиеся побеги причудливо вьющихся стеблей, цветов, листьев. Используется Абдуршидом Мадалиевым и маргиланский и кокандский «калампир» - излюбленный мендалевидной формы узор, в других школах называемый «бодом». За основу берутся старинные традиционные орнаменты и к ним добавляются современные элементы. Изделия мастеров Ферганской долины, особенно Коканда, издревле были очень разнообразны по форме и отличались менее глубокой, но очень четкой чеканкой, использованием мелкого растительного орнамента, в который в дальнейшем впервые среди всех школ стали вводится орнаменты архитектурных памятников. Интересны и используемые мастером различные приемы гравировки. Более глубокая носит название – кандакори, менее глубокая – чизма. Особо любима усто и его дочкой Икболой прорезная чеканка – шабака. Оно придает любому, пусть внушительных размеров творению легкость и ажурность. Форма кумганов, офтоба и чойдышей с шаровидным корпусом и уплощенными боками, граненными и ребристыми, прорезных люстр, циферблатов для часов никогда не повторяется. Неповторим и рожденный творческой фантазией Абдурашида Мадалиева узор. На изготовление одного такого шедевра, по словам мастера, может уйти несколько лет! Но время в «лаборатории» художника измеряется не днями, неделями и месяцами, а числом произведенных на свет работ.

Любовь к истории, культуре важно воспитывать в человеке с детства, убежден мастер. Тогда человек не сможет совершить в жизни зло. Он выберет верный путь, возможно, сам захочет творить. А что может быть прекраснее, когда ты не даешь угаснуть искусству?

Общаясь с мастером и знакомясь с его работами, обратила внимание на надпись на одном из подносов. «В чем смысл арабского изречения?», - обратилась к усто. «На многих наших работах есть подобные надписи, - ответил мастер. – Если переводить дословно, то получится: «Пусть вместе с подносом в ваш дом войдет радость и взаимопонимание. Пусть вокруг него за столом всегда собирается семья и гости».

Оксана Кадышева
Вернуться назад