Новости Узбекистана

Лучше проинформировать, чем объяснять, лучше объяснить, чем оправдываться.

Ўзбекча Ўзбекча

Светлый сайт   

→ В осеннем раю (часть 2)

В осеннем раю (часть 2)

В осеннем раю (часть 2)

Всю ночь за окном лил дождь, с деревьев падали листья. Я спал, как младенец. Хотя на даче не было света и отопления, но иногда спартанская жизнь дарит неповторимые ощущения.

Утром отправились пить чай к Шухрат-ака. Во время завтрака выяснилось, что он учился с моим братом Мансуром в авиационном техникуме.

Мир тесен!

Потом, в Ташкенте, я передал Мансуру привет от него. Брат вспомнил его: Шухрат в молодости занимался боксом и был отчаянным драчуном. Но как бы ни шалили в те годы, в техникуме получили основательные знания. Сегодня оба – востребованные специалисты.

Он с радостью показал свой уютный и ухоженный дворик. Баню и сауну, причудливые дорожки в саду. И свою гордость – винтовую лестницу. Я попробовал подняться по ней, действительно, легко и удобно.

Вспомнилось, как однажды в Бухаре я поднимался на вершину Каляна тоже по винтовой лестнице внутри минарета. Передвигаться приходилось полусогнувшись, высота каждой ступеньки была около полуметра. Царил полумрак, редкие смотровые окошки едва освещали дорогу. Я весь взмок, перепачкался в пыли и паутине, но зато с верхнего колокола Каляна открывался великолепный вид на священную Бухару.
В осеннем раю (часть 2)

Много легенд связано с этой великой башней. Есть история о том, что мастер, заложив мощный фундамент из ганча, замешанного на верблюжьем молоке, исчез. А вернулся только через два года, когда фундамент стал монолитом, и приступил к кирпичной кладке. На трёх его поясах сохранились надписи: дата постройки — 1127 год, имя жертвователя — правителя Бухары Арслан-хана и имя самого строителя — усто Бако. В завещании зодчего было сказано, чтобы минарет, если упадёт, упал на его голову.

Строя минарет усто Бако, прежде всего, думал о его красоте и прочности, но в его расчеты не входило, что через девять веков на его творение поднимется Ваш покорный слуга.

Я рассказал приятелям об этом своем приключении. И Шухрат-ака, внимательно выслушав, поделился, что первый раз увидев в той же Бухаре мавзолей Саманидов, целый час плакал от блаженного восторга.

В осеннем раю (часть 2)

И я верю ему!

Эта жемчужина мирового зодчества радует человечество больше тысячи лет. Все в нем всё соразмерно – классическая форма куба с накрытым куполом-полусферой, является зримым воплощением и уменьшенной моделью мира.
В осеннем раю (часть 2)

Сама кладка жженого кирпича создает неповторимые геометрические узоры.

Я - каменщик 4 разряда, освоил эту профессию в армии. Помню, как возводили дома с липецкой расшивкой: четыре ряда кирпичей клали в ложок, а пятый – в тычок. Это была ювелирная работа - каждый вертикальный шов проверялся отвесом. Ошибись на миллиметр, и весь дневной труд - насмарку. И потом, вернувшись со службы, дома я построил из облицовочного кирпича веранду, комнату отдыха, нишу на кухне.

Но мастер, возводивший мавзолей Саманидов, был художником высочайшего класса!

Рахим Набиевич предложил съездить выше в горы в кишлак Уч-бог, где живет его друг – казах.
Умытые дождем склоны радовали красками. Все так чисто, красиво – только снимай!
В осеннем раю (часть 2)

Когда я работал в агентстве, директор издал циркуляр: в фотоматериалах категорически нельзя показывать глиняные дувалы. Но неизменно - типовые дома, возводящиеся вдоль больших дорог.

Я двумя руками голосую за то, что надо чаще рассказывать о наших достижениях. Ведь чем больше в мире будут знать о позитивных сдвигах, которая дала независимость, тем лучше для нас. И сам не один раз готовил фоторепортажи об автозаводах в Асаке и Самарканде, снимал высокоскоростной поезд «Афросиаб», новые дороги и свободные экономические зоны.

Но ведь в домах, построенных из пахсы, живет большинство сельчан. В этих экологически чистых жилищах летом прохладно, а зимой – тепло. Тот же циркулярщик родился и вырос в таком.
В осеннем раю (часть 2)

Согласен, нельзя пропагандировать алкоголь и табак, религию и экстремизм, но запрещать показывать неповторимую прелесть глубинки, вьющийся дымок очага, стога сена, самый неприхотливый вид сельского транспорта - ослика – это последний абсурд!

Однажды, в Ферганской долине, в одном дворике, я увидел необычную стремянку. Три жерди, наподобие фотографического штатива, соединялись наверху, а поперек – были закреплены ступеньки. Эта легкая и устойчивая лестница очень удобна для работы в саду.

Вот где смекалка народа!

И рассказ о ней, мне кажется, будет интересен и поучителен для всех. Жаль только, что не сфотографировал её.
В осеннем раю (часть 2)

Жизнь прекрасна как она есть, её не надо приукрашать!

За эти убеждения, как только исполнилось шестьдесят, меня сразу отправили на пенсию. Но перед этим, в торжественной обстановке, надели золотошвейный халат. Мы живем в развитую эпоху, нынче вот так цивилизованно избавляются от неугодных. А ведь были времена, когда присылали шелковый шнурок – деликатный намек на суицид…

В дорогой халат публично облачили, а потом уже, наедине, бухгалтер попросил расписаться в ведомости, и его стоимость вычли из моей последней зарплаты. В искусстве пускать пыль в глаза нынче достигли предела.

Вот времена!

Но лучше вернемся в горы.

Уринбосар, так звали казаха, встретил приветливо. Я попросил собрать всю семью.

В осеннем раю (часть 2)
У порога дома, свернувшись калачиком, лежала старая казахская овчарка. В её глазах была грусть: впереди – холодная зима и суровые морозы. А может быть, она чувствовала близкую кончину.
В осеннем раю (часть 2)

Я живу в Казы-махалле, и знаю, что лошади – умнейшие животные - тоже чуют свою смерть. Печально видеть, как за день перед казнью у них из глаз текут огромные слезы.

Казы – выгодный бизнес. В махалле есть семьи, которые имеют табуны, где пасутся по двести лошадей. Но сам Всевышний распорядился так, что у мясников короткий век.

…Но вот семья собралась, и мы пошли фотографироваться в саду.
В осеннем раю (часть 2)
В осеннем раю (часть 2)

Уринбосар, с виду угрюмый и скрытный, но в душе открытый и щедрый, как мужчина - тончайший ювелир.
Это же надо уметь - одну за другой сделать семь девочек, а следом уже - наследника.

Посмотрите, какие внучки!

Увидев такую красоту, сам Фаберже заплакал бы от восторга. Что там его золотые украшения для царя!?
В осеннем раю (часть 2)
А потом мы поговорили о жизни. У Уринбосара Елибаева большое хозяйство: двадцать шесть кобыл и два жеребца, две коровы и два бычка. Представляете, как за всем этим следить. Но он справляется, вся семья помогает ему.
В осеннем раю (часть 2)

Мы пили чай, к горячим лепешкам подали домашнее невероятно вкусное топленое масло.
Я задал ему вопрос: не притесняют ли его узбеки. Он с улыбкой ответил «нет», и больше, добавил, что уверенно смотрит в будущее.

Глава нашего государства в своих выступлениях не раз говорил: «Агар қозоқ йўлдош бўлса - йўлдан адашмайсан!» - «Если твой спутник казах – ты не собьешься с пути!».
В осеннем раю (часть 2)

Эта древняя и мудрая пословица лучше всего говорит о добрых отношениях наших народов. У нас много общего: религия и бескрайние степи, синие горы и полноводные реки, почитание старших и уважительное отношение к детям, гостеприимство и трудолюбие.

У нас - одна Земля!

Поздно вечером мы возвращались в Ташкент. И вспоминая увиденное, я понял, что побывал в осеннем раю.

Рустам ШАГАЕВ,
Фото автора – для сайта «Новости Узбекистана».
Комментарии
Вопрос: Сколько пальцев у человека на одной руке? (ответ цифрами)
Топ статей за 5 дней

В Ташкенте врач спас ребенка, сердце которого остановилось прямо на улице (видео)

Дело предпринимателя Умара Раджабова: владельцы квартир заявили, что они не являются пострадавшими

«Нас выгоняют на улицу» - родители юных спортсменов обратились к Алишеру Усманову

Из Мирабадского суда по уголовным делам сбежали двое подсудимых

expo
Похожие статьи
Теги
Р. Шагаев