Новости Узбекистана

Лучше проинформировать, чем объяснять, лучше объяснить, чем оправдываться.

Ўзбекча Ўзбекча

Светлый сайт   

→ История моей подруги

История моей подруги

Эта история – подлинная. Она произошла с моей приятельницей, о которой, казалось, я знала если не все, то очень многое. Но этот ее рассказ поразил: знала-то я, оказывается, лишь внешние события жизни человека, который столько лет был в моей жизни. А жизнь духа, внутренние драмы, высочайшие душевные взлеты либо нравственные падения – многие ли из нас понимают или даже просто замечают их, когда происходит все это с людьми, живущими совсем рядом?..

История моей подруги

«К Богу я приходила долго. Фразам: «Что на роду написано…», «Кому суждено утонуть, тот не повесится» и т.д. откровенно не доверяла. Всегда считала, что свою судьбу мы делаем сами, а все остальное – так, мистика.
Тот год для меня был трудным – тяжело умирала бабушка, родной мой человек. Казалось, что с ней ухожу и я… Собственное бессилие душило. Что делать, над временем и старостью мы не властны...
Позже стало ясно, что я не властна и во многом другом.
Все началось в страшный февральский день позапрошлого года. Поздний звонок и абсолютно без эмоций голос в трубке: «Света повесилась».
Звонил Сергей, ее муж. Света – сестренка моей подруги детства Наташи. Наши семьи за много лет дружбы уже стали родными.
У Светы родился второй ребенок – сын. Вроде все было нормально, но… затянувшаяся послеродовая депрессия. Она и заставила сделать это...
Когда это случилось, Сергей был на работе, она с двумя детьми – дома. Дочке шесть лет и сыну восемь месяцев. Вот так при детях и ушла.

Через час я была у них дома. Детей отвели к соседям. Зайти в комнату, где лежала Света, не было сил. В глаза Сергея невозможно было смотреть. Он ходил по квартире, которую заполнили к тому времени сотрудники милиции, прокуратуры и еще бог весть кто, что-то подписывал… Особенно дико было смотреть, как он развязывал ту самую веревку. Он что-то делал, но – его не было. Странно было, что все чувствовали присутствие ее – Светы...
В два часа ночи, забежав к детям, я увидела их дочку – маленькое шестилетнее чудо. Она не спала, судорожно выводила на бумаге солнышко, потом раскрашивала. Подняла на меня глаза и утвердительно сказала: «А мама в больнице».
Невозможно на одной странице уместить все это: чувство потери, свалившейся в одночасье, боль, горе, непонимание...
После похорон все разъехались по своим городам. Мама Сергея увезла с собой в Россию девятимесячного малыша, он остался один с дочкой – Лизой.

Желание помочь этой крохе, успокоить, оградить от бед было для меня тогда сильнее всего остального. Как-то незаметно Лиза вошла в мою жизнь, стала чем-то очень важным. Наши еженедельные встречи стали необходимы, и не только для нее, но и для меня. А папа – он был никакой… Все так же жизнь по инерции, только ради детей.
Тем временем в моей судьбе наметились крутые изменения: я приняла решение уехать за границу. Шла подготовка документов, решались прочие формальности. И вот, как снег на голову, поздно вечером – телефонный звонок. Встревоженный голос Сергея: «Забери Лизу».
Оказалось, что его задержали. Никого не убил, не ограбил, – экономическое преступление. И в один день меня вынули из моей теплой постельки, дали ребенка, и началось: судебные дела, адвокаты, предательство его друзей… И никакой личной жизни.

Так прошел год. В этот год Лиза пошла в первый класс. В этот год мы были вдвоем. О загранице пришлось забыть, отныне в моей жизни была только эта девочка. Родные Сергея, пока было следствие и суд, забрать ее не могли – другая страна…
Этот год был и тяжелейшим, и счастливым одновременно. Лиза – точная копия своего папы, и не только внешне, но и своеобразным характером. Как-то незаметно для себя я ее полюбила, и она меня тоже, это я точно знаю.
Лиза заканчивала первый класс, стала отличницей. Я была счастлива как никогда: ведь это были и мои пятерки. Смотря на Лизку, я узнавала Сергея. Привыкала, понимала и как-то прирастала к ним...
Следствие закончилось, прошел суд. Приговор, этап в другой город... Так я узнала и эти стороны жизни: передачи, свидания…

При встречах с Сергеем ни о каких чувствах у нас и разговор не шел. Чувства? – они были какими-то неопределенными... Трепетная близость – и в то же время барьер, стоявший между нами, преодолеть который, казалось, невозможно.
Пришел май, школьный год заканчивался. Мама Сергея приехала забрать Лизу.
Осознание, что она уедет, было страшным. Я была в отчаянье. Это уже был мой ребенок, я знала каждый ее вздох, чувствовала настроение, по взмаху ресниц понимала, что она сейчас скажет. И в то же время понимала: это не мое, и сделать тут я не могу ничего...

Вскоре они уехали. А через некоторое время мама Сергея пригласила меня к себе.
Я решила, что не поеду: зачем душу травить? Это очень больно. Надо начинать жить новой, своей жизнью. Сергею написала, что буду помогать как могу, но будет лучше, если его дела станет вести кто-нибудь другой.
Я опять засобиралась уехать за границу – вернее, сбежать. Но куда там… От себя – разве получится?..
Не выдержав, через месяц поехала в гости к Лизке. К моей маленькой радости и, наверное, смыслу жизни... Мы чудно провели время, на новом месте ей все понравилось. Все родные Сергея уже недвусмысленно намекали, что пора нам с ним пожениться – ради детей. Но, несмотря на мою любовь к детям, я понимала, что для союза этого мало. Мне нужно было большего. Но первой я об этом сказать не смела, да и не хотела.

Вскоре я вернулась домой – и сразу поехала на свидание к Сергею. Стала рассказывать о детях, о том, как они там живут, как привыкает Лиза к своему маленькому братику и как это важно – быть родным вместе. В конце сказала: «Вот только балует сильно деток бабушка, трудно тебе придется потом».
И услышала ответ, которого не ожидала: «Почему мне? Почему не нам?»…
В общем, через месяц мы поженились. Не было ни свадьбы, ни обмена кольцами. Только незабываемых три дня в гостинице колонии...

Сказать, что после женитьбы стало все легко и просто? Нет, это не так. Мы с ним только привыкаем друг к другу, и многое еще надо преодолеть, и за кадром осталось то, как тяжело ждать и как я скучаю по Лизе и по нему. И то, что память не сотрешь, и много чего осталось в прошлом... Но главное – мы вместе.
Бывает и так, как у нас. Сначала родилось искреннее доверие друг к другу, бесконечное уважение, а теперь ждем ее величество Любовь, которую мы сами вырастим. А может, она уже и пришла... Только чтобы сознаться себе в этом, нужно еще немного времени».

Этот рассказ Виктории – назовем ее так – я слушала, когда сидели с ней ночью на моей кухне, накануне ее отъезда навсегда из Ташкента. Воспроизвожу его сейчас по памяти. Уже год с лишним они с Сергеем живут в России. На фотографиях – семья, самая счастливая на свете… Сейчас думаю: личная жизнь у моей красавицы Вики не складывалась очень долго, почти до сорока лет – встречи и расставания, и ничего настоящего. Так может, не случайно?.. Может, «выдерживала» ее судьба именно для того, чтобы в конце концов подарить этого необыкновенного человека сразу троим обездоленным? И, значит, напрасно Виктория не доверяла фразе «Что на роду написано…».

Дилором НУРМУХАМЕДОВА.
Комментарии
Вопрос: Сколько пальцев у человека на двух руках? (ответ цифрами)
Топ статей за 5 дней

Имя "волка одиночки" Сайфулло Саипова вновь на первых страницах американских газет

Стало известно, при каких обстоятельствах была сделана запись высказываний Джахонгира Артикходжаева

Актриса Гавхар Шарипова погибла в ДТП в Кашкадарьинской области, выпав из кабины грузовика

Трамп готовит масштабный депорт мигрантов. Граждане Узбекистана тоже в этом списке

expo
Похожие статьи
Теги
Дилором Нурмухамедова