Новости Узбекистана

Лучше проинформировать, чем объяснять, лучше объяснить, чем оправдываться.

Ўзбекча Ўзбекча

Светлый сайт   

→ Судьба, вышитая бисером

Судьба, вышитая бисером

С того времени как вышел мой очерк “Дети Бату”, что-то все время не давало мне покоя, какое-то чувство неудовлетворенности. Смутно шевелилась в душе тревога, что чего-то не доделал, не довел до конца. Неудержимо тянуло вернуться к одной из героинь того жизнеописания, а именно к Азе Семёновне Зарзар.

И, наконец, предварительно созвонившись, напросился к ней в гости.

Первое, что бросается в глаза в квартире, где проживает Аза Семёновна, развешанные на стенах картины расшитые бисером, созданные руками самой хозяйки.

- Давно вы занимаетесь этим искусством, – первое, что спросил я, после того как мы расположились за столом, накрытым для чаепития.

- Я с детства любила рисовать, начала свой рассказ Аза Семёновна, - скорее всего, эта любовь и натолкнула меня на идею о бисере. Однажды с мужем и младшим сыном мы отправились в Румынию навестить родственников.

В один из дней мы ехали поездом в Бухарест. Стояла ночь, мы приближались к одному из самых красивых мест в Европе, так называемым Железным воротам, глубоком скалистом ущелье, сквозь которое Дунай несет свои воды к Черному морю. Очарование этой красотой и явилось для меня толчком к вышиванию бисером.

Первая картина, которая была создана мной, - «Старые ворота». Сюжет я взяла у проживающей в Кишинёве подруги, с которой когда-то делила радости и горести ссылки.

Судьба, вышитая бисером

Старые ворота


Постепенно приходил опыт, я придумывала приспособления, облегчающие работу. Чтобы полотно не рвалось, стала использовать тонкую металлическую сетку. А вот картина «Хозяин земли», на индийские мотивы, выполнена стеклярусом. В дальнейшем я стала сочетать бисер со стеклярусом.

Судьба, вышитая бисером

Хозяин земли


Однажды я увидела в журнале удивительный портрет Сомерсета Моэма, одного из любимейших моих писателей, и загорелась создать по этой фотографии картину.
Мне кажется, у меня получилось.

Судьба, вышитая бисером

Сомерсет Моэм


Картина «Голубое озеро», в числе некоторых других моих работ, экспонировалась на выставке УзСовПрофа и очень понравилась тогдашнему руководителю республики Рашидову.

Судьба, вышитая бисером

Голубое озеро


Большое впечатление, во время поездки во Францию, на меня произвела церковь «Сакре Керр» (Святое сердце Иисуса), построенная в память о жертвах франко-прусской войны. И после возвращения я решила запечатлеть ее в бисере.

Судьба, вышитая бисером

Церковь Сакре Керр



А вот этой работой я особенно дорожу. Назвала ее «Единение».
Судьба, вышитая бисером

В 1992 году я выставляла ее в Гааге, во время всемирного конгресса анестезиологов. Надо сказать, она вызвала неподдельный интерес. Мой коллега из Свердловска, основатель уральской школы анестезиологов-реаниматологов, профессор Эдуард Константинович Николаев, в перерывах сидя в вестибюле, где демонстрировалась эта работа, развлекался тем, что консультировал любопытных по поводу ее стоимости, называя баснословную цифру. А мой московский коллега, профессор Алексей Зиновьевич Маневич, автор первого в СССР учебника по анестезиологии и реаниматологии, будучи у нас дома, также был впечатлен этой картиной и написал неприхотливый стишок по этому поводу:

Вчера я получил удар,
Квартиру посетив Зарзар,
Не только от изяществ блюд,
Но поразил меня верблюд.


***

- У вас и судьба, Аза Семёновна, вероятно, как картина, вышитая белым и черным бисером? - спросил я. – Помните, песня была у Анчарова, - “Ну как же это вышло-то, что всё шелками вышито судьбы моей простое полотно”.

- Да, только и цветных вкраплений было много. Зеленый – цвет надежды, красный – любви, синий – счастья.

- А какие самые яркие моменты вы помните?

- Их много, я долго живу на этой земле. Все было – радость и горе, потери и находки, любовь и ненависть.

Немного помолчав, удивительно красивая, несмотря на свой преклонный возраст, женщина неторопливо начала свой рассказ.

ГЛАВА 1
Румынское детство

Там, где Дунай заканчивает свой путь и растворяется в Чёрном море, расположился старинный город-порт Килия. На протяжении своей долгой истории он был яблоком раздора для многих государств. Здесь, сменяя друг друга, властвовали ханы Золотой Орды, венгры, турки, запорожские казаки. Несколько раз он входил в состав Российской империи. Наша же история начинается в то время, когда государственным языком жителей Килии был румынский.

19 ноября 1926 года в этом городе, в доме своего деда, городского головы Анания Семеновича Зарзар, родилась девочка. Отец ее известный в Килии адвокат Семен Зарзар, заглянув в календарь и мельком увидев имя Аза, так и назвал свою дочку. Уже позже выяснилось, что в календаре было написано «день святого Аза». Может быть, и это обстоятельство - мужское имя, данное девочке при рождении, сыграло свою роль в становлении характера Азы.
Семен Ананьевич Зарзар, подданный Российской империи, в 1911 окончил юридический факультет в Одессе, а когда началась первая мировая война, был мобилизован на фронт.

В боях был ранен и попал в австрийский плен, откуда ему удалось бежать.
Проделав тяжелейший путь, обходя населенные пункты, с раненой рукой, оборванный, голодный, он сумел вернуться домой. Поправившись, стал заниматься адвокатской практикой.

В 1918 году Бессарабия оказалась в составе Румынии, и, чтобы продолжить свою деятельность в качестве адвоката, Семену пришлось ускоренно выучить румынский язык. Сдав экзамен, он совместно с братом открывает собственное адвокатское бюро.

Однажды, в середине 20-х годов, 30-летний адвокат вместе с другом едет в село Борисовка, расположенное на берегу, славящемся своими лечебными грязями, лимана Сасык. Едет, чтобы подлечить раненую руку. Там в прибрежном кафе он встречает свою будущую супругу – Ольгу Климовскую.

Неисповедимы пути судьбы. Была ли эта встреча случайностью или предопределением, но она явилась началом долгой и верной любви и привело к появлению на свет нашей героини.

Ольга появилась на свет в многодетной – кроме нее было еще шестеро детей – семье Диомида и Ефросиньи Климовских. Родилась она в селе Татарбунары, известного тем, что здесь когда-то побывал Пушкин и именно в Татарбунарах задумал поэму “Цыгане”.

Диомид Климовский владел наделом земли более 100 га, на котором произрастали виноград, пшеница, овес, ячмень, кукуруза, бахчевые. Паслись лошади и большая отара овец.

Это требовало огромного, бесконечного труда. Зерно продавалось на экспорт, из винограда делали вино, а овечью шерсть сдавали на ткацкую фабрику, расположенную здесь же в Татарбунарах.

Сюда и приехал Семен Зарзар, чтобы просить руки любимой.

Свадьбу сыграли в кишиневском ресторане, и Ольга переехала к мужу в Килию, где спустя положенный срок появилась на свет их старшая дочь.

Детство девочки и ее младшей сестры Светланы, родившейся 4-мя годами позже, проходило в большом, хлебосольном доме деда Анания. Здесь столы были накрыты постоянно, а в праздники особенно обильно. Жареные поросята, домашние колбасы, индюки, холодец, пироги с разнообразной начинкой. На Рождество, Пасху, дни рождения, именины приезжали многочисленные родственники, друзья – человек 30-40.

В большой комнате висел круглый, красивый красный абажур, было уютно, тепло и радостно.
Двор был увит диким виноградом, богатый цветами и молодыми фруктовыми деревьями.
Во дворе устроили детскую площадку, соорудили качели. Сюда приходили соседские дети и устраивали всевозможные игры и развлечения.

Судьба, вышитая бисером

Аза


Судьба, вышитая бисером

Аза с отцом (сидит) и матерью (слева)


Часто, вместе с родителями, девочки гуляли по берегу Дуная, поросшему густым кустарником и деревьями. Мама Азы, с детства привыкшая к сельскому труду, настояла на приобретении пчелиных ульев, так в жизни семьи началось пчеловодство. Ездили на острова, где располагалась пасека, качали мед. Острова были зелеными, с огородными посадками. Если бы Ольга Диомидовна знала, как ей это пригодится в тяжелые дни.

Помимо пчел, занимались еще разведением тутового шелкопряда, что было чрезвычайно интересно и весьма выгодно.

Вскоре Семен Ананьевич купил собственный дом, и семья переехала в просторные пенаты, где было семь комнат, большой двор и просторная терраса. В этот дом часто приходили друзья родителей. Об одном из друзей Аза Семеновна вспоминает с особой теплотой.

Афанасий Данилович Андрианов – художник из старообрядцев. Вероятно, оттого, что у него не было своих детей, Афанасий Данилович сильно привязался к маленькой девочке. Он сажал Азу на колени и рассказывал сказки, которые сам же и сочинял. О принцах и принцессах, королях и львах. О собаках, лошадях и медведях. Девочка завороженно слушала, погружаясь в сказочный мир, который сохранился в её сознании до сей поры.

Иногда за городом, на берегу Дуная, становился цыганский табор. Семен Ананьевич любил приходить туда знакомиться с главным цыганом, общаться, что-то покупать, слушать песни, любоваться плясками – вникать в быт этого кочевого племени. И всегда в эти походы брал старшую дочь, жадно впитывающую все новое.

Каждый год в Килию приезжал цирк Шапито. На портовой площади сооружался большой шатер с куполом и клетками для животных. По главной улице проходил марш артистов. Впереди шли клоуны на ходулях, затем акробаты, дрессировщики с собаками и обезьянками. Жонглируя пудовыми гирями, проходил знаменитый силач Иван Заикин.

В семь лет Аза пошла в школу. Предметы в школе преподавали на румынском языке, который Аза знала довольно слабо. В семье говорили на русском, а у бабушки в Татарбунарах звучала украинская речь. Пришлось маленькой школьнице осваивать румынский. Выучила она его довольно быстро и до сих пор свободно на нем говорит. Училась девочка с удовольствием, успевала по всем предметам, принимала участие в общественной жизни.

В 1933 году в жизнь семьи Зарзар пришло горе. 5 сентября, слушая радио, Семен Ананьевич услышал о крушении в СССР самолета Р-6, в котором летел его младший брат Валентин Ананьевич Зарзар, видный советский государственный и военный деятель, один из организаторов советской авиации, Главный инспектор Гражданской авиации СССР. Так случилось, что грозные события начала века развели братьев в разные стороны, а вернее в разные страны.

В 1918 году 19-летний Валентин Зарзар сражается в рядах Красной Армии на Деникинском фронте, принимает участие в разгроме армии Махно. Боец 2-й конной армии, он затем становится командиром батареи, потом комиссаром полка. По окончании Гражданской войны – командир армейского корпуса. Одновременно заканчивает юридический факультет Московского университета и Высшую артиллерийскую школу в Москве.

Увлекшись авиацией, Зарзар приходит работать в эту область и активно участвует в становлении воздушного флота страны, быстро выдвинувшись в ряд его основных руководителей. Был одним из организаторов Осоавиахима и Общества друзей Воздушного Флота, способствуя тем самым вовлечению миллионов советских людей в дело создания отечественной авиации. Затем Главный инспектор Гражданской авиации СССР, член Правительственной комиссии по дальним перелетам вместе с С.С. Каменевым и П.И. Барановым.

С 1930 года – член Президиума Госплана СССР, возглавлявший планирование авиационной промышленности и автомобилестроения. Редактор журналов "Самолет", "Советское воздушное право", заведующий отделом науки и техники газеты "Известия". Участник самых сложных перелетов на первых советских самолетах в неизведанных местах Сибири, один из организаторов поисков и спасения экспедиции Умберто Нобиле на дирижабле «Италия» в 1928 году, руководитель Трансевропейского перелета в 1929 году по маршруту Москва-Берлин-Париж-Рим-Марсель-Лондон-Варшава-Москва.

Вот такой дядя был у Азы. Семен Ананьевич любил и гордился своим младшим братом, переписывался с ним. Случившаяся трагедия надолго выбила из колеи всех членов семьи Зарзар.

Судьба, вышитая бисером

Валентин Ананьевич Зарзар


Между тем политическая обстановка в Европе накалялась. Не обошло это и Румынию.
К власти приходит партия националистов с фашистским оттенком. В Килии появились плакаты - "Говорите только по-румынски". Они висели в магазинах, школах и других общественных местах.

23 августа 1939 г. состоялась знаменитая встреча В. М. Молотова и Иохима фон Рибентропа, которая закончилась пактом о ненападении СССР и Германии сроком на 10 лет. Обсуждались и другие вопросы, в том числе о возвращении всех немцев в Германию.

1 сентября 1939 г. немецкие войска вторглись в Польшу, началась Вторая мировая война. В конце сентября между СССР и Германией было подписано секретное соглашение о разграничении сфер влияния. Прибалтийские страны переходили под эгиду Советского Союза. В СССР была запрещена любая антифашистская пропаганда. Немцы в Бессарабии засуетились.

Началась распродажа движимого и недвижимого имущества. Это длилось несколько месяцев. Затем в городе появились немецкие военные. Высокие, представительные, вежливые, в красивой форме. Это была комиссия по содействию переселения немцев в Германию. В Килию, на главную улицу начали стекаться подводы немецких семей, нагруженные вещами. Начиная с порта и до конца города – столпотворение.

Аза закончила 7-й класс, когда 26 июня 1940 г. территория Прут-Днестр (Бессарабия), а также Буковина были переданы СССР.

Судьба, вышитая бисером


В этот день она, ее семья и все жители Бессарабии в одночасье стали гражданами Советского Союза.

Владимир ФЕТИСОВ.

Конец 1-й главы.
Продолжение следует.
Комментарии
Вопрос: Сколько пальцев у человека на одной руке? (ответ цифрами)
Топ статей за 5 дней

Шахло Ахмедова прокомментировала историю с отъемом лицензии

Ташкентское время…

Прокуратура возбудила уголовное дело по факту гибели ребенка после прививки в Сергелийском районе

В чем причина торговой войны, которая стоит на пороге Узбекистана и Украины? В местных олигархах - уверен наш читатель из Киева

Реклама на сайте
Похожие статьи
Теги
В. Фетисов, Аза Зарзар