Новости Узбекистана

Лучше проинформировать, чем объяснять, лучше объяснить, чем оправдываться.

Ўзбекча Ўзбекча

Светлый сайт   

→ Незабываемые годы работы в Узбекистане

Незабываемые годы работы в Узбекистане

Незабываемые годы работы в Узбекистане


Сегодня родные, друзья и соратники отмечают 80-летие видного деятеля молодежного движения Узбекистана, незабвенного Эргаша Гафуровича Гафурджанова. Более четырех лет бок о бок с ним работал Виталий Борисович Арсентьев, который и сейчас, более чем сорок лет спустя не порывает дружеские связи с нашей страной, с его людьми. Публикуем воспоминания В.Б.Арсентьева о Э.Г.Гафурджанове.

Накануне нового 1970 года, заведующий отделом комсомольских организаций ЦК ВЛКСМ Г.П. Елисеев вызывает меня к себе: «Зайди, поговорить надо о Дагестане». Как раз я только что вернулся из командировки, участвовал в отчетно-выборной областной конференции. Посетил ряд районов, в том числе Кубачинский и Каспийский. Неизгладимое впечатление произвела на меня встреча с известным дагестанским поэтом Расулом Гамзатовым. Захожу и вижу: у Елисеева в кабинете и первый секретарь ЦК ЛКСМ Узбекистана Рано Хабибовна Абдуллаева, прибывшая для участия на Бюро ЦК ВЛКСМ.
— Как прошла командировка? Рассказывай, и Рано Хабибовна, кстати, послушает.

Я во всех подробностях рассказал о поездке в Дагестан, но, тем не менее, было задано несколько уточняющих вопросов. По выражению лица Геннадия Павловича было видно — он доволен. Заметил неподдельный и внимательный интерес и Рано Хабибовны.

В ЦК ВЛКСМ, да и в целом в комсомоле, Р.Х Абдуллаеву хорошо знали, знали и ее комсомольскую биографию. Начинала учительницей. Затем ступеньки комсомольской работы. С 1963 года руководит ЦК комсомола Узбекистана. Избиралась делегатом съездов ВЛКСМ, член ЦК Компартии Узбекистана. Не раз слушали ее интересные выступления и на съездах, и на пленумах. Она кандидат в члены Бюро ЦК ВЛКСМ, депутат Верховного Совета СССР. Регулярно и активно участвует в работе избравших её органов. Во главе делегаций комсомола побывала в ряде стран. Одним словом, хорошо известная и авторитетная руководитель, прямая, сдержанная, много знающая и хорошо проявившая себя — первый комсомольский секретарь. Занималась и наукой. Написала книги, защитила диссертацию об опыте работы комсомола в 1959-65 годах, что тогда еще было редкостью.

На следующий день Г.П. Елисеев без каких-либо предисловий, открыто, напрямую, заявил мне, что руководство ЦК намерено рекомендовать меня на работу в ЦК ЛКСМ Узбекистана. Тут же состоялась встреча с Б.Н. Пастуховым и с Е.М. Тяжельниковым. На размышление дали время до утра. С учетом того, что моя жена тоже воспитана комсомолом и четко понимала, что, если говорят — надо, значит — надо, особых обсуждений и ненужных колебаний не было. Поблагодарил за доверие.

До этого за спиной у меня уже был некоторый опыт: 11 лет работы на заводе, в райкоме, горкоме, обкоме комсомола в Саратове, в ЦК ВЛКСМ уже 4 года. Но у нас в семье уже двое детей, быт налажен, есть благоустроенная квартира, у обоих работа, с нами живет мама жены, но если НАДО, значит НАДО...
29 декабря - общее партсобрание коммунистов отдела комсомольских организаций. Борис Николаевич Пастухов - в то время второй секретарь ЦК ВЛКСМ - подводя итоги уходящего года и ставя задачи на новый 1970 год, в завершении назвал фамилии нескольких коллег, которые были направлены секретарями в те регионы, которые нуждались в помощи и поддержке.

— А в первых числах Нового года в Узбекистан направляется наш заведующий сектором Виталий Арсентьев, — затем добавил: наши посланцы нигде еще нас не подводили.

Комсомольское движение Узбекистана было одним из ведущих в стране. И в этом большая заслуга Рано Хабибовны. Мне посчастливилось начать свою трудовую деятельность в Узбекистане под ее началом.

Авторитет Рано Хабибовны среди партийно – хозяйственного актива республики был большой. Мне в общении на разных уровнях, как депутату Верховного Совета республики, как кандидату в члены ЦК КП Узбекистана, это было очевидно. Это и окрыляло и заставляло подтягиваться, и стремиться к большему. У Рано Хабибовны был четко выстроен и стиль работы с коллегами. Никакого пустословия. Дело и результат. Предложения и реализация. Без шума и говорильни. Так она работала и с моими предшественниками — Борисом Анатольевичем Красниковым, Анатолием Павловичем Петровым, которые впоследствие работали на высоких постах партийной работы, а Б.А.Красников уже позже стал Чрезвычайным и Полномочным послом СССР. Р.Х.Абдуллаева сама постоянно совершенствовалась, много читала, много работала, сама писала и редактировала статьи и доклады, и росла. А вместе с ней росли и мы — ее товарищи.

Мои искренние чувства благодарности и доброе отношение к Рано Хабибовне сохранились и по сей день. Впереди 2020 год — год 95-летия комсомола Узбекистана. И предстоящий жизненный юбилей Рано Хабибовны. Они совпадают эти даты. Комсомол Узбекистана ее воспитал и сформировал как личность. Восемь лет Рано Хабибовна была во главе миллионной комсомолии, в течение 25 лет была депутатом Верховного Совета Узбекской ССР, депутатом Верховного Совета СССР, заместителем Председателя Совета Министров республики, секретарем ЦК партии. Везде и всегда работала с полной отдачей сил и знаний.
С горечью в сердце (в то время работал в Посольстве за рубежом) я следил за изощренными перепетиями трагического, как по заказу специально сформированного «узбекского дела», наглядной репетиции предстоящего развала управления страной.

Знаю, читал все, не раз разговаривал с ней потом, как, пройдя через адовы ужасы тюрьмы, клеветы, произвола и давления, Рано Хабибовна сумела выстоять и защитить свое честное имя и имена других товарищей. Верховный суд СССР снял с нее все обвинения...

Р.Х. Абдуллаева написала и опубликовала две правдивые книги обо всём пережитом и испытанном в назидание потомкам. Ее книги у меня на рабочем столе. Уверен, ее имя остается в ряду самых известных женщин — узбечек, среди героев труда, ученых и писателей.

Ее мечта, о чем неоднократно она сама говорила и писала «про-должать работать, чтобы Узбекистан стал обновленной, современной, открытой и процветающей страной, рационально управляемым государством и развитым обществом, в котором есть все условия для занятости каждого, для учебы и саморазвития, для приложения своих сил».

Рад, что судьба свела и дала возможность работать, хоть и недолго, с этой удивительно цельной, стойкой и мудрой женщиной, комсомольским, партийным и государственным деятелем.

А через год с небольшим, 13 марта 1971 года, Пленум ЦК ЛКСМ избрал первым секретарем ЦК ЛКСМ Узбекистана Гафуржанова Эргаша Гафуровича. Это была естественная смена руководства. В комсомоле тем более.

Я был знаком с Эргашем еще ранее. Он в ЦК ВЛКСМ работал ответорганизатором вместе с нами в отделе комсомольских организаций, курировал ряд областей Украины. Активно участвовал во многих крупных мероприятиях, проводимых ЦК ВЛКСМ. Его кандидатуру на пост первого секретаря ЦК ЛКСМ Узбекистана я всесторонне поддержал. Перед избранием с ним были проведены обстоятельные беседы в отделах, и с секретарями ЦК партии.
Эргаш Гафурович сразу же энергично без раскачки включился в работу, мы обговорили многие вопросы текущей работы, перспективные планы, кадровые вопросы. Я заверил его, что он всегда может положиться на мою товарищескую поддержку. Он не откладывая, встретился с комсомольским активом Ташкентской области и г. Ташкента — самой крупной организацией республики. Чуть позже — с редакторами комсомольских, пионерских газет и журналов, молодежных программ радио и телевидения и руководством издательства «Ёш гвардия».

15 марта провели расширенное совещание с работниками аппарата ЦК комсомола, поставив ряд задач по усилению внимания к первичному звену комсомольских организаций промышленных предприятий, строительства, сельского и водного хозяйств и учебных заведений. Мы должны, — говорил он, — ответить конкретными делами на призыв партии за экономию и бережливость, рачительное использование сырья, материалов, энергии, техники, обучение кадров и повышение их квалификации.

Проработав с Э.Г. Гафуржановым три года, я могу сказать, что он был всесторонне образованным, воспитанным, начитанным, интересным, творческим и много работающим над собой человеком. Он хорошо чувствовал настроение молодежи, шел в ногу с требованиями времени, быстро осваивал информацию, умел перестраиваться, всесторонне осмысливать проблемы, мог увлечь и вести за собой массы.

Его организаторские способности, как лидера комсомола Узбекистана, с годами накапливались и возрастали... Не бесследно прошли годы его работы на постах первого секретаря Сурхандарьинского обкома комсомола, ответорганизатора ЦК ВЛКСМ, знакомство с опытом работы комсомола Украины.
Регулярные поездки в Москву, — он был все годы членом Бюро ЦК ВЛКСМ,— на Пленумы ЦК, выступления и участие в обсуждении общесоюзных комсомольских вопросов, а уже в последние годы - и общегосударственных, он был избран депутатом Верховного Совета СССР, а также зарубежные поездки — все это накапливалось и в жизненном опыте, и приучало видеть и оценивать возникающие проблемы шире и многосторонне. Знаю, что он был первым посланником Страны Советов в Бангладеш. Его встреча с Маджибур Рахманом, — первым президентом нового государства, — имела большое значение для понимания дальнейшего пути развития этой страны.

Во всех его выступлениях на партийных форумах, сессиях Верховного Совета Узбекистана, в каждом вносимом от имени комсомола предложении чувствовалось и знание дела, и понимание предстоящих задач.

Именно поэтому с кажущейся легкостью решались многие вопросы — будь то строительство молодежных гостиниц в Ташкенте, Бухаре, Самарканде, международного молодежного лагеря в Замине, или типографического комплекса для издательства «Ёш гвардии», или расширение республиканской комсомольской школы для обучения актива Среднеазиатских республик, создание филиалов РКШ в городах Самарканде и Андижане.
И ряд других проектов получили в свое время поддержку и в Ташкенте, и в Москве. В том числе «замахнулись» и на строительство нового здания самого ЦК комсомола, (возведенное ранее, уже тогда стало тесным).

Как руководитель он был «на своем месте» и «в нужное время». Оглядываясь — прошло столько уже времени — и вспоминая прошлое, могу со всей ответственностью сказать, что этому человеку не надо было времени для раскачки, он начал работу, что называется « с лету» и продолжал все на одном дыхании. Председательствуя на заседаниях секретариата, бюро, пленумов ЦК комсомола республики, он умел сосредоточить внимание на основную суть, важность рассматриваемого вопроса, призывал объективно, глубоко и всесторонне выработать пути их разрешения. При этом уважительно, подчеркнуто вежливо относился к недостаткам и просчетам отчитывающихся лиц или к работникам, готовившим проекты документов. Работа этих всех коллективных органов осуществлялась на основе перспективных планов, было четкое разделение функций секретариата и бюро ЦК, налажена периодическая отчетность отделов и обкомов комсомола.

Штатные работники, актив комсомола были нацелены на конкретику и перспективу. Будь это слет механизаторов или слет молодых писателей и поэтов стран Азии и Африки, участие в научно-техническом творчестве или в рисосеянии в Каракалпакии, Ленинский зачет, студенческие строительные отряды, ударные стройки, спорт, военная подготовка, пионерия, их учеба и отдых, газеты, журналы, качество публикаций и подписка на них, книгоиздания, молодежные театры, творческая молодежь, нормы и правила внутри-союзной жизни, — все это стало рассматриваться в динамике и цифрах-показателях.
Вместо действующих кабинетов комсомольской работы в комсомольских комитетах повсеместно были созданы ИМЦ — информационно-методические центры, оснащенные техническими средствами обучения, множительной и иной техникой, значительно обновились и пополнились литературой их библиотеки. Стали внедряться элементы научной организации труда в комсомольскую работу. Чирчикский горком и Октябрьский райком города Ташкента стали базовыми в этом направлении.

Весной 1971 года в ЦК ЛКСМ был открыт «Клуб комсомольского работника», в котором организовывались встречи с учеными, работниками министерств и ведомств, выдающимися спортсменами, деятелями науки, культуры, руководителями производства. Происходили эти встречи примерно так: министр с членами коллегии или со своими заместителями, рассаживались в президиуме большого зала заседания ЦК комсомола, а в зале 250 человек — работники аппарата и актива города Ташкента и области. Гости рассказывали о развитии отрасли и её проблемах. Потом шли ответы на прямые вопросы. И заканчивалось принятием некоего соглашения или сформулированных предложений для принятия взаимных действий комитетов комсомола с хозяйственными руководителями той или другой отрасли.

Память сохранила, как Президент АН Узбекистана Садыков Абид Садыкович провел на заседании этого клуба более трех часов со всеми членами Президиума Академии. Обстоятельный разговор на разные темы: от археологии, геологии до экологии, языкознания, народонаселения, образования — на все вопросы отвечали уважаемые академики. Наконец, Абид Садыкович предложил: поскольку время истекло, до конца года, вне очереди, предоставить для Академии ещё одну встречу с этой аудиторией.

Отдавая дань уважения всем тем встречам и авторам их высказываний, не могу не сказать, что, именно тогда, у нас на комсомольском клубе, Президент Академии впервые громогласно заявил, что участь Аральского моря предрешена. Море катастрофически мелеет. Надо принимать безотлагательные меры. Спустя годы на очередном съезде КПСС уважаемый Ш.Р. Рашидов бил во все колокола, предлагал ряд конструктивных мер и шагов. Нужны были колоссальные средства и политическая воля. Но, к сожалению, имеем то, что имеем, о чем когда-то так обоснованно и четко говорил Академик А.С. Садыков.
Незабываемые годы работы в Узбекистане


Именно эти регулярные встречи с руководителями ведущих отраслей позволили чуть позже разработать Комплексные планы воспитания молодежи, утвержденные ЦК ЛКСМ со всеми практически министерствами и ведомствами республики на 5-летний срок. Что получило большой резонанс по всей стране.

Не могу не вспомнить еще один эпизод, оставивший неизгладимый след в республиканской комсомольской жизни того периода. Нас, секретарей ЦК комсомола, — Э.Г.Гафуржанова, В.Б.Арсентьева, О.К.Камильжанова, А.М.Ходжаева и И.Т.Юсупову, срочно пригласили в приемную Ш.Р.Рашидова. Прибыли. Помощник Шараф Рашидова предложил всем подождать в этой комнате. В ЦК партии как раз рассматривался Генеральный план развития города Ташкента и другие насущные вопросы. Знали, что в Ташкент прилетел Л.И. Брежнев. Рассматривали итоги многолетней, комплексной работы, с привлечением огромного количества выдающихся специалистов различных направлений из всесоюзных институтов и ведомств работы. Кого только мы там не увидели. Одним словом, все светила Союза! Ждали долго. Вдруг открывается дверь и выходят Шараф Рашидович с Леонид Ильичем Брежневым. Рашидов говорит: «Леонид Ильич, эти товарищи — лидеры молодежи, секретари ЦК комсомола». Представляет нас поименно. Неожиданность, наше волнение вполне понятно. А разговор зашел о кукурузе. ЦК комсомола в те годы проводил большую работу по созданию кукурозоводческих комсомольских бригад и звеньев, шефствовал над выращиванием кукурузы. Мы то захватили несколько зрелых початков. Как говорится, всегда лучше показать товар лицом. Состоялся короткий, но конкретный разговор. И все мы вместе ответили на все заданные вопросы Генерального. Несмотря на кратковременность встречи, на следующий день все центральные газеты дали информацию о встрече Генсека с комсомольскими вожаками Узбекистана. Позже было принято постановление ЦК ВЛКСМ по докладу Э.Г. Гафуржанова о работе на этом участке.

Бюро ЦК комсомола республики во главе с Эргаш Гафуровичем, проводило активную кадровую политику и брало курс на укрепление хорошо подобранного и обученного ядра комсомольских руководителей, начиная с первичных организаций, райкомов и горкомов, далее обкомов и ЦК комсомола республики. Была выстроена и неуклонно воплощалась в жизнь постоянная работа по созданию резерва кадров.

Для того, чтобы оценить всю палитру непростой работы по руководству почти миллионной армией комсомола Узбекистана в тот период времени, достаточно перелистать подшивки газет «Ёш ленинчи», «Комсомолец Узбекистана», «Пионер Востока», просмотреть выпущенные в те годы книги и брошюры, ознакомиться с докладами Э.Г. Гафуржанова на съездах и пленумах, и понять, насколько заметен след, оставленный этим талантливым руководителем.

Он умело поддерживал связи с предыдущими первыми секретарями ЦК ЛКСМ Узбекистана: с Р.Х.Абдуллаевой, М.И.Ибрагимовым, К.М.Муртазаевым, М.А.Абдуразаковым, с первыми секретарями обкомов партии и комсомола, с коллегами в партийных и комсомольских СМИ.

По установившейся традиции, Э. Гафуржанов ежегодно возглавлял работу по проведению и определению победителей различных конкурсов и соревнований. По решению Бюро ЦК ЛКСМ были учреждены премии комсомола Узбекистана, вручались Почетные грамоты, знаки «Молодому хлопкоробу» и другие награды выдающимся молодым труженикам полей и представителям творческой интеллигенции, спортсменам. Проводились слеты молодых механизаторов, хлопкоробов, кукурузоводов, животноводов, лучших комсоргов.
Многие помнят о том, как Эргаш Гафурович проявлял постоянную заботу и внимание комсомольским кадрам. При его содействии и поддержке решались острые жилищные вопросы, организация лечения и отдыха. Каждому он уделял внимание, каждого старался услышать и, по возможности, оказать помощь. За это его уважали все.

Несмотря на то, что многие бывшие комсомольские работники уходили в «большое плавание», занимали руководящие посты, их сердца оставались всегда здесь. И каждого из них высоко ценил Эргаш Гафуржанов. Многие комсомольские работники были заслуженно отмечены государственными и комсомольскими наградами.

Кроме чисто рабочих отношений, между мной и Эргашем Гафуровичем сложились ещё и товарищеские, уважительные и доверительные отношения. Наши отношения не заканчивались на работе, мы продолжали дружить семьями. Дружили наши жены, дети. У Эргаша Гафуровича было три дочери — Елена, Лола, Лиля, у меня одна — Лена. Они так подружились, что во время летнего периода, когда мы проживали рядом в дачном поселке, они на простенькой эстрадной площадке, перед просмотром кинофильмов устраивали для нас свои мини-концерты, пели песни, читали стихи, танцевали. Дети поднимали настроение не только у нас, но и у всех отдыхающих, живущих рядом. Мы могли и работать, и отдыхать. Работали много, активно и добросовестно. Кстати, скажу: до сих пор дружим, хоть и виртуально, с дочками Эргаша Гафуровича, переписываемся. Очень сожалеем, что нет уже с нами тети Сони (мама жены) и старшей дочери Эргаша — Елены.

Очень дороги мне воспоминания о таких тружениках полей, как Турсуной Ахуновой — бригадире механизированной бригады хлопкоробов колхоза имени С.М. Кирова, Кувандыке Абдуразакове, Абдусаттаре Курбанове, Палване Хафизове, Светлане Продан, Чиннихон Худояровой. Обо всех успехах, переживаниях тех лет очень подробно изложено в книге «Молодежь участвует в управлении», написанной мной в соавторстве с моим другом Владимиром Иосифовичем Мухачевым, и выпущенной издательством «Ёш гвардия» в 1974 году 15-тысячным тиражом.

С особой теплотой я также вспоминаю секретарей ЦК комсомола, которые работали в эти годы. С секретарями по идеологии Алимовым Рустамом Рахимовичем и Ходжаевым Аъло Максумовичем держим связь и дружим по сей день. Ранее поддерживали связь с Абдураззаковой Дильбар Аббасовной (ныне покойной), которую вскоре выдвинули на должность заместителя министра, а на её место пришла не менее активная и энергичная Юсупова Инкилоб Турсуновна. Помню Камилжанова Алимжана, Тилло Менглиева. Недавно встречались с группой ветеранов комсомола на 100-летии ВЛКСМ в Москве. Все этот волнительно и памятно, с Алиевой Лилией Рахимовной, с ветеранами из Каракалпакии. Всем шлю свои приветы. Добрых товарищей и друзей много, что всех не перечислить.

Хочется отметить работу многих ветеранов комсомола, которые ежегодно собираются в день рождения ВЛКСМ в конце октября. И особенно — Аъло Максумовича Ходжаева и Рихси Амановича Алимова, которые на протяжении многих лет сохраняют и поддерживают связь между ветеранами комсомола Узбекистана и России. Очень памятны и эмоциональны наши встречи с заслуженными ветеранами комсомола Узбекистана, которые приезжали в Москву на юбилеи комсомола и вот совсем недавно, на 100-летие ВЛКСМ. Мы регулярно встречались с Исхаковым А.У., Тураевым А.А., Ешимбетовой Т.А., Шадыевой М.Т., Таксановым А. Узбековым М., Бойко В.Ф., Базаровым А.У., Кудрявцевым С.В. (он потом станет вторым секретарем ЦК), Галикеевым З., Турахановым А.Т., Григорян Т., Хорст, А.М., Шароновым Ю.Г, Козлинским М.Н.. Всех их помню. Очень жаль, что некоторые ушли навсегда. Но светлая память о них осталась навсегда...

Работа в комсомоле — это все же ограниченный временем период жизни. Проходят молодые годы, уходят одни работники, на смену приходит другая молодежь, с новыми взглядами, со свежей струей идей и предложений, так было и так будет всегда. Все не вечно. И сейчас, по истечении стольких лет, с высоты своего возраста, я с полной уверенностью могу сказать, что период работы в Узбекистане — один из счастливейших моментов моей жизни. Он был особенным, неповторимым, интереснейшим, продуктивным, результативным, а главное незабываемым.

Мне было оказано высокое доверие и честь быть избранным кандидатом в члены ЦК Компартии Узбекистана, депутатом Верховного Совета республики от Бекабадского округа, членом Комитета народного контроля и членом Президиума ЦК профсоюзов республики, делегатом 15 съезда профсоюзов СССР от Узбекистана, работать в Комиссии Верховного Совета Узбекской ССР.

За организацию шефства над ударными комсомольскими стройками и, в частности, за организацию комсомольцев авиазавода по выпуску самолета «Антей», был награжден орденом Трудового Красного Знамени, а за период работы в Узбекистане — рядом Почетных грамот ЦК КП и Верховного Совета республики, почетной грамотой ЦК ЛКСМ Узбекистана, Узсофпрофа, Комитета Народного контроля, Военного совета Туркестанского военного округа и Среднеазиатского округа пограничных войск.

По возвращении в Москву на XVIII съезде ВЛКСМ был избран Председателем Центральной ревизионной комиссии. Никогда не прерывал связи с организацией, в которой проработал 4 года, и с ее лидерами.

Я радовался всем успехам и наградам, которыми по заслугам отмечалась республиканская комсомольская организация. Приезжал на юбилейные торжества. Во всех этих мероприятиях я принимал непосредственное участие и стоял рядом с Эргашем Гафуровичем. Вместе с космонавтом Владимиром Джанибековым летали на выделенном самолете в Самарканд и Бухару.

В моей памяти не припомню ни одного первого секретаря ЦК комсомола Узбекистана, который бы проработал на этом посту более 10 лет. Но одно имя могу назвать точно Гафуржанов Эргаш Гафурович 11 лет — (с марта 1971 года по март 1982 года).

Не буду лукавить и говорить о том, что не было проблем в работе. Естественно, они были, и ошибались, и спорили, и сталкивались с недопониманием некоторых особенностей организаций, приходилось каждому не раз отстаивать свою точку зрения, но это все делалось тактично, грамотно, на профессиональном уровне, не вызывая никакого негативного отношения ни к руководителю, ни к комсомолу в целом.
И я рад тому, что живы и трудятся наши товарищи, с которыми мы работали в комсомоле, что все они сохраняют добрую память и глубокое уважением к лидерам комсомола республики, вспоминают добрым словом и желают живым здоровья и бодрости, активного долголетия!

Вспоминая Эргаша Гафуровича Гафуржанова, могу только еще и еще раз подтвердить то, что в моей памяти он навсегда останется многогранным, порядочным, ответственным, добрым человеком.

В.Б.Арсентьев,
второй секретарь
ЦК ЛКСМ Узбекистана в 1970-1974 годах.
Комментарии
Вопрос: сколько будет три плюс три (ответ цифрой)
Топ статей за 5 дней

Метановые заправки массово воруют газ «особо продуманным» методом: ущерб дошел до 30 миллиардов сумов

Минздрав отреагировал на обращение Елены Царевской, потерявшей ребенка: начата проверка

Американская и китайская компании построят для Узбекистана собственный Голливуд

Охота на «двойника» или конец узбекского рэкетира в Питере

expo
Похожие статьи