Новости Узбекистана

Лучше проинформировать, чем объяснять, лучше объяснить, чем оправдываться.

Ўзбекча Ўзбекча

Светлый сайт   

→ Триумф и гибель «узбекского Пушкина»

Триумф и гибель «узбекского Пушкина»

Триумф и гибель  «узбекского Пушкина»В какой именно день родился в 1913 году замечательный узбекский поэт Усман Насыр, точно неизвестно. Зато хорошо известна дата его смерти – 9 марта 1944 года. И место последнего упокоения – кладбище для политзаключенных в селе Суслово Кемеровской области…

«…– А что ты знаешь об Усмане Насыре? – вдруг спросил следователь.
Я с готовностью ответил, что Усман Насыр – очень хороший, любимый многими поэт.
– А откуда ты знаешь, что он хороший поэт, что многие его любят? – последовал вопрос. – Ты с ним встречался, разговаривал? – Нет, я читал его книги, стихи в периодике. В тридцать шестом–тридцать седьмом годах я учился в педагогическом училище. Усман Насыр был тогда самым любимым поэтом учащихся. Его книги «Сердце», «Любовь моя» зачитывались до дыр, вызывали много разговоров и споров. Однако вскоре распространились слухи, что Усман Насыр обвинен как враг народа и арестован. В училище состоялось комсомольское собрание, на котором имя поэта было предано проклятию, а книги его – у кого они есть – велели уничтожить...»


Это строки из книги Шукрулло «Погребенные без савана», которую мне в свое время довелось редактировать. Старший современник Шукрулло – узбекский поэт, переводчик, драматург Усман Насыр, о котором с такой любовью говорит автор, – раньше него попал в безжалостную мясорубку репрессий. Выйти из нее живым ему было не суждено…

Усман Насыр родился в 1913 году в Намангане, позже жил в Коканде. До 1929 года – учеба в начальной школе, затем в новометодном интернате, первые шаги в литературе... Уже начало З0-х годов принесло ему славу талантливого поэта с собственным видением, со своим, не похожим ни на кого голосом. В 1932 году выходит его первый поэтический сборник «Беседа с солнцем», затем одна за другой следуют книги «Мобилизованные строки», «Страна тракторов» (1933), «Сердце» (1935), «Моя любовь» (1936), сразу завоевавшие сердца тысяч читателей.

О молодом поэте заговорили всюду, московские газеты называли его «новым узбекским Пушкиным». Это было время настоящей славы: произведения восходящей литературной звезды переводились на разные языки, стихи и поэмы его заучивали наизусть. Выполненные же Насыром переводы «Бахчисарайского фонтана» А.С. Пушкина и «Демона» М.Ю. Лермонтова считаются непревзойденными по сей день.

Усману Насыру было всего 18 лет, когда вышло его первое драматургическое произведение пьеса «Назирджан Халилов». И она, и появившиеся через год пьесы «Зафар», «Победа» и «Враг», а в 1934 году – «Атлас» – все они стали явлением в молодой узбекской драматургии.

О том, что значило творчество молодого узбекского литератора для его современников, в первую очередь соотечественников, можно судить по рассказу того же Шукрулло, описывающего свой допрос у следователя, который обвинил его в национализме лишь за то, что юноша читал книги Усмана Насыра, Абдуллы Кадыри, Чулпана:

«…Я не был знаком ни с Кадыри, ни с Чулпаном, ни с Насыром, мне было всего шестнадцать лет, когда они были осуждены. Но называть меня националистом за одно лишь то, что я хвалил их стихи, – это же полнейший абсурд! Если я восхищался этими поэтами, заучивал их стихи наизусть, как делали многие, то вовсе не потому, что стихи эти были «упадочными», «настоянными на националистических идеях»: напротив, они наполняли душу светом и теплом, доставляли радость…

Мне вспомнилась строка Усмана Насыра:
«Сердце, ты мой саз…», –
и на глаза навернулись слезы… Как можно назвать пессимистом и очернителем человека, который так любил жизнь, что уподоблял свое сердце нежнейшему музыкальному инструменту? Человека, грудь которого полнилась радостью и счастьем каждого прожитого дня?!

Даже само название книги У. Насыра – «Любовь моя», – изданной менее чем через год после выхода сборника «Сердце», показывает непредвзятому человеку, насколько поэт любит жизнь, как много он находит в ней хорошего, светлого. Стихотворение «1870», которым открывалась эта книга, – это было не стихотворение, а настоящая музыка!.. Любой, кто читал эти проникновенные, пленяющие душу строки, убеждался, наверное, насколько искренен поэт, с какой любовью и верностью он служит своей Родине…».


27 января 1937 года литературная общественность республики широко отметила 10-летний юбилей творчества молодого поэта и драматурга. Но… это был последний триумф восходящей звезды узбекской литературы. До сих пор неизвестно точно, что же именно случилось, – то, что так страшно повернуло судьбу юного «узбекского Пушкина». Литературоведы сегодня склоняются к версии, самой обычной для того времени: «вовремя» подоспевший донос. Донос, конечно же, кого-то из завистливых собратьев-литераторов. Слишком уж ярко сияла взошедшая звезда нового таланта, слишком слепила глаза окружающей серости… Известно ведь: «бывали хуже времена, но не было подлей»…

Уже через полгода после того первого творческого юбилея Насыра в Союзе писателей прошло собрание, где рассматривалось «поведение» поэта. И через два дня, 13 июля, уже исключенный из Союза писателей Усман Насыр был арестован. Было ему тогда всего двадцать четыре года...

Обратимся снова к книге Шукрулло:

«…Усман Насыр сравнивал свои стихи с селем. И точно: продолжение стихотворения накатило на меня, нахлынуло, как мощный яростный поток:
«Лучше умереть, чем вызвать Родины гнев.
Сердце, смирись, в молнию превратись…».

Поэта, готового самозабвенно служить Родине, как верный солдат, объявить врагом народа!..

Я знал почти все стихи Усмана Насыра наизусть. Я принялся перебирать их в памяти, пытаясь уяснить, в котором из них можно найти пессимистические нотки, националистические идеи, порочащие нашу действительность строки. Вспоминал я стихи У. Насыра и с содроганием представлял, каково было ему слышать в свой адрес нелепейшие обвинения, ложь, клевету... Кто мог назвать врагом поэта, чьи книги народ не выпускал из рук, чьи стихи заучивал наизусть, превращал в песни?!

Усман! Ответь мне, Усман! В свое время я наслаждался твоими стихами, они служили мне школой… Каково было тебе стерпеть клевету и лживые обвинения?..».


С клеймом «врага народа» Усман Насыр был сослан. Впереди его ждали Златоустская тюрьма, лагеря Владивостока, Магадана, Мариинска. В 1943 году он оказался в сибирских лагерях, находящихся на территории нынешней Кемеровской области.

«…Перед моими глазами, – продолжает свой рассказ Шукрулло, – стоял Усман Насыр, арестованный всего лишь в 24 года. Мне виделось, что он сидит на этом же стуле, на котором теперь сижу я, и твердит следователю, что все возведенные на него обвинения – ложь и клевета, что он никогда не был врагом народа, а наоборот, верно и честно служил народу и Родине, и кроме этой любви и преданности нет у него иного достояния. Не хотелось мне верить, что поэта, такого еще молодого, большой талант которого только-только раскрывался, обещая расцвести впоследствии всеми вообразимыми красками, убили за его правдивость, прямоту, ум и честность…».

20 августа 1940 года из Магадана У. Насыр решился отправить на имя И.В. Сталина заявление, в котором просил пересмотреть его «дело». Писал, что, даже будучи в застенках, он создал «роман в стихах, три пьесы и ряд стихотворений». «Я еще молод! Я полон творческих сил! Я должен творить во благо народа! Я не виноват!»… – восклицал в отчаянии поэт, в сущности совсем еще юноша…

Как ни странно, в отличие от тысяч других, заявление узбекского поэта – «врага народа» – было рассмотрено в Кремле. Глава Узбекистана получил распоряжение пересмотреть «дело» Насырова Усмана.

Созданная к концу 1944 года комиссия, в которую вошли профессор Боровков, поэт Максуд Шейхзаде и главный редактор тогдашней газеты «Кизил Узбекистан» Сиддик Раджабов, признала Усмана Насыра невиновным и реабилитировала его. Но… поэт не дожил до этой радостной вести: он скончался еще 9 марта 1944 года. Прах его предал земле местный житель Анатолий Митрофанович Сирота.

Память о безвременно погибшем талантливом узбекском поэте, оставившем пусть небольшое, но богатое наследие, бережно хранят не только в его родном краю: на Кемеровской земле и по сей день проводятся ежегодные литературные чтения, посвященные его памяти. Есть и музей Усмана Насыра, где звучат его стихи, переведенные на русский язык видными поэтами Кузбасса.

…Памятник юноше-поэту с далекой узбекской земли, стоящий в селе Первомайском, бывшем Суслове, обращен лицом в ту сторону, где находится родина Усмана Насыра. Край, куда до последнего своего вздоха он мечтал вернуться…

Лейла ШАХНАЗАРОВА.
Комментарии
Вы мне лучше скажите, почему он сейчас у нас в опале?

На въезде на улицу бывшую Усмана Носыра со стороны Сергелей висит белый дорожный щит с указаниями дорог.

Вот U.Nosira там недавно замазали белой краской
"Шли поэты по этапу - крылья за спину..." Лейла, благодарю! Написано и прочитано - до слез.
Шота Руставелиевич, о том, почему бывшая Руставели ныне поделена на два участка, поименованных по-разному, - версия есть, но не уверена, что точная. Хотя в народе ходит упорно. Спрошу при случае Голендера - авось правду скажет smile

Михаил, стоило написать эту статью уже для того, чтобы ее увидел и вот так отозвался пусть только один читатель, но - Вы.
"А откуда ты знаешь, что он хороший поэт, что многие его любят? – последовал вопрос".
"Кто вы по профессии?
- Поэт.
- С чего вы взяли, что вы поэт? Вы состоите в Союзе писателей?"
(цитпопам: процесс Бродского).
Оценочный набор "любителей поэзии" не меняется во времени и пространствах.
Спасибо, познавательно и интересно. Я думаю что где-то в архивах КГБ хранятся эти доносы, может когда нибудь рассекретят. В интернете проскакивала информация, что некоторые карьеристы воспользовавшись случаем, опубликовали под своими именами неизвестные стихи репрессированных поэтов.
Всё-таки Надыра Рашидова в чём-то права.А насчет плагиаторства, думаю, нет.Интересы тотализма требовало лишитьнашего народа (нетолько нашего) от "умных голов", это подошло интересам завистливых поэтов и они загубили его.И стукачи стали академиками, народными поэтами,некоторые из них прожили долго. Ну что же, и эта статья не притендует быть абсолютной правдой.Я бы порекомендовал познакомиться с повестью Ахмада Агзама "Юбилей поэта".Народ всегда должен оберегать своих настоящих сынов.
Грустное, но Восхитительное посвящение Человеку, Поэту. Спасибо Лейле!
Бобир Раджабов
Мой дедушка Сиддик Раджабович Раджабов, как и описано в этой статье был в той группе которая работала на реабилитацию имя поэта. Эта история имело продолжение. После реабилитации поэта через некоторое время всю комиссию вызывали в НКВД и было допросы. Слава Богу все потом обошлось.
Не обошлось! Максуда Шейхзаде осудили как врага народа и посадили. Боровкова, член-корра АН СССР, осудить не посмели, но за пустяк посадили его сына - Спартака Боровкова, это горе Боровков не перенес, умер в 1962 году еще не старым.
Вопрос: сколько будет три плюс три (ответ цифрой)