Новости Узбекистана

Лучше проинформировать, чем объяснять, лучше объяснить, чем оправдываться.

Ўзбекча Ўзбекча

Светлый сайт   

→ Владимир Рецептер: дорога без конца…

Владимир Рецептер: дорога без конца…

Владимир Рецептер: дорога без конца…Начну, пожалуй, с того, как «начался» Владимир Рецептер в свое время для меня: с полузабытого сегодня, очень «шестидесятнического» фильма «Лебедев против Лебедева». Фильма интеллигентского, рассчитанного на интеллектуалов, – или получившегося таким благодаря исполнителю главной роли – воплощенному интеллектуалу и интеллигенту...
Потом запомнившееся имя всплыло в титрах телеверсии замечательного товстоноговского спектакля, где Рецептер играл Грибоедова, – и это был уже словно другой актер и другой человек: взрослый, мудрый, с горьким всезнанием и предвидением в глазах…
Позже – сочные рассказы моего старшего коллеги Вадима Новопрудского об однокашнике его по филфаку Ташкентского университета Волике Рецептере, открытом, веселом парне, всегда готовом «артистически» разыграть друзей по собственному мгновенно сымпровизированному сценарию. Но – в котором уже тогда угадывались в иные минуты глубины будущего принца Датского и Вальсингама…

…Прости-прощай, трофейный скромник,
ночной таинственный приемник;
прости-прощай, зеленый глаз,
зеленый шум, арык журчащий...
Прости-прощай, мой друг пропащий
и ты, послевоенный джаз...


История о том, как молодого, очень яркого ташкентского актера, игравшего в нашем драматическом театре Раскольникова и Гамлета, пригласили в Ленинградский БДТ, о дальнейшей актерской и режиссерской деятельности Владимира Рецептера, в том числе созданных им уникальных моноспектаклях, – все это известно достаточно хорошо. Но когда в свое время мне пришлось участвовать в издании газеты Пушкинского общества при Республиканском русском культурном центре, – открыла для себя еще одну ипостась этого поистине неисчерпаемого человека, человека – культурного явления: Рецептера-пушкиниста.
Хотя когда-то гены деда, талантливого актера Л.Н. Каренина, взяли свое, заставив юного Волика после окончания ТашГУ без колебаний уйти «в артисты», – несомненно, актер в его душе всегда продолжал уживаться с филологом. Конечно, вовсе не обязательно филологическое образование, чтобы любить Пушкина. Но вот создать студию, а позже театр, где жили бы на сцене именно и только пушкинское слово, мысль, чувство, заново открыть современности бездонный мир пушкинского театра, – для этого надо любить поэта и человека, с которым разминулся в веках, так истово и глубоко, как любит Пушкина Владимир Рецептер. Ибо он такую студию и такой театр создал.

Владимир Рецептер: дорога без конца… За два с половиной десятилетия существования основанного и бессменно возглавляемого Рецептером Пушкинского театрального центра в Санкт-Петербурге, а с 2006 года – и единственного в своем роде театра «Пушкинская школа», – к слову Пушкина, воплощенному искусством иной природы, приобщились десятки тысяч зрителей. На сцене здесь оживали «Моцарт и Сальери», «Каменный гость», «Пир во время чумы», «Скупой рыцарь» и «Сцены из рыцарских времен»… Этот опыт стал одной из вех многолетнего пути Владимира Рецептера к новому открытию «театрального» Пушкина.
«До сих пор приходится слышать, что драматургия Пушкина – это «театр для чтения», что она не для сцены и т.д. …Не Пушкин несценичен, а театр не “пушкинизирован”… Именно теперь новым смыслом наполняется пушкинская формула: “Дух века требует важных перемен и на сцене драматической”.
А.А. Ахматова долгие годы вчитывается в “Каменного гостя”, а театр, ничтоже сумняшеся, ставит к юбилею почти все “Маленькие трагедии” за два месяца, в промежутке между мюзиклом и производственной драмой…»
Это – из книги Владимира Рецептера «Прошедший сезон, или Предлагаемые обстоятельства», где размышлениям о драматургии Пушкина посвящен не один десяток страниц. Причем нередко исследования текстов, отдельных реплик и ремарок граничат с литературоведческими открытиями.
Таким открытием можно назвать и осмысление Рецептером «Русалки» – одного из самых загадочных пушкинских произведений, до сих пор не прочитанного ни одним драматическим театром:
«Мы видим нового Пушкина – когда не порок наказан и добродетель восторжествовала, а когда виновник раскаялся и оскорбленный простил».
Неожиданная концепция прочтения гениального произведения. Которая, несомненно, поможет режиссерам увидеть «несценичную» «Русалку» новыми глазами.
…А пока – режиссер, актер, поэт, создатель самого «пушкинского» театра на свете Владимир Эммануилович Рецептер ведет почтительно-восторженный, но и, в сущности, полноправный диалог с «михайловским соседом» Александром Сергеевичем Пушкиным:

…– Ты сам лежишь у храма…
– Выбор мой.
При жизни мы к могилам, как к наградам,
готовимся. Вот в «Гамлете» хорош
могильщик!.. Он острит, а волос дыбом!..

– Твой «Гробовщик» не на него ль похож?..
– Как нам не примеряться к вечным глыбам?..
– А я когда-то Гамлета играл…
– Вот оно что!.. Не обратил вниманья.
– Зря я сказал…

Владимир Рецептер: дорога без конца……Много лет спустя после своего отъезда В. Рецептер вновь побывал в столице Узбекистана с концертной программой. Как встретились они с Ташкентом? И значит ли все еще что-то этот город для Владимира Эммануиловича?.. Может быть, отчасти ответ на это дают строчки еще одного бывшего ташкентца – Михаила Книжника, написавшего о своем знаменитом земляке в поэтической антологии «Ташкентский дворик»:
«…Подборки Рецептера выходили в «Юности», и это были совсем даже неплохие стихи. Очень петербургские, сдержанные, много про русскую историю. И редко, очень редко в них сквозил Ташкент… Тогда исчезала ленинградская прохлада и в силу вступала горячая страстность ташкентских сумерек»…

…Когда подробности остынут
и перестанут обжигать,
я нагружу стихам на спины
дорогостоящую кладь;

путем изменчивым и странным,
как бы превозмогая лень,
они верблюжьим караваном
уйдут искать вчерашний день.

И, город глиняный враскачку
пройдя,
узнав азийский лик,
они преодолеют спячку
и губы вытянут в арык…


…Край далекой юности, «глиняный город с азийским ликом»…На том гастрольном выступлении Рецептера, где он читал фрагменты из пушкинских произведений, в том числе из моноспектакля «Моцарт и Сальери», я не была. Как принимала его в тот раз ташкентская публика, не знаю, хотя догадаться совсем нетрудно. Но знаю точно одно: наш прекрасный город своего неповторимого Гамлета и узнал, и… вспомнил? Да он никогда и не забывал его, как не забывает никого, кто прожил хотя бы небольшой кусочек своей жизни под ташкентским небом. Думаю, верю, убеждена: и в душе Владимира Рецептера Ташкент жив по сей день. Почему так уверена в этом? Хотя бы вот из-за этих строчек:

А я был лет шести, в волнах эвакуаций,
перенесен судьбой на новые места,
чтобы глядеть, как здесь, в тени густых акаций,
большое колесо вращалось у моста.
………………………..
За этот уголок, что стал моим спасеньем,
за этот долгий взгляд, сверкающий арык,
за весь текучий мир с его коловращеньем
я рад бы жизнь отдать,
хоть к смерти не привык.


Лейла ШАХНАЗАРОВА.
Комментарии
Когда я впервые попал в театр Горького - это было в школьные годы, и нас водили всем классом - Рецептер в нем уже не служил. И Ткачук тогда уже блистал в Сатире. И все же знакомство с многогранным талантом Рецептера состоялось. Прекрасное было время. И не только потому, что связано с твоей юностью, но и благодаря той россыпи талантливых людей, которая наблюдалась. Спасибо автору за напоминание о том времени
Даже завидно... Я постарше, потому его становление в Т. происходило на наших глазах. А потом, когда уехал, мы всё читали в журналах, альманахах. У меня и маленький сборник стихов его был. Как-то на гастроли приезжал с моноспектаклем "Гамлет" . Какая пластика, какое мастерство перевоплощения... А ещё посчастливилось знакомствовать с пожилыми дамами, которые были в него десятилетиями безответно влюблены.
Владимир РЕЦЕПТЕР

* * *
Стихи, прочитанные Анне Андреевне

Когда подробности остынут
и перестанут обжигать,
я нагружу стихам на спины
дорогостоящую кладь;
путем изменчивым и странным,
как бы превозмогая лень,
они верблюжьим караваном
уйдут искать вчерашний день.
И, город глиняный враскачку
пройдя,
узнав азийский лик,
они преодолеют спячку
и губы вытянут в арык;
и колесо начнет вращаться,
из всех жестянок воду лить,
и выйдут старцы, домочадцы,
чтоб, споря, беженцев селить…
Ташкент.
1959–1961.

* * *
Алексею Пьянову

Безумная мода, когда ты вернёшь
мой рыжий пиджак и защитные шкары,
и я испытаю знакомый балдёж.
забыв, что и сам я – безумный и старый?..
Тогда гэдээровский лацкан задрав,
я снова значок комсомольский отшпилю,
отринув на вечер мораль и устав,
играя кутилу, ловца, простофилю.
По Карла по Маркса пойду, как блондин,
и с Благовым Славкой и с Лёшкой Пьяновым
В «Узбекские вина» войду в магазин
и выйду оттуда для страсти готовым.
Мы к Наде, и Юне, и Люсе пойдём,
у них без родителей танцы устроим.
Мы станем настаивать все на одном
и наших красавиц, остря, успокоим.
Но если они нам откажут, тогда,
мы к Неле пойдем или Жанне и Юле,
и тех убедим без большого труда,
что нынче на верность лишь им присягнули
Когда же и тут не обломится нам,
мы в сквере втроём посидим на скамейке,
тяжёлые звёзды прольются к цветам,
стихи заструятся в деревьях, как змейки.
Тогда на последние наши гроши
последнюю выпьем бутылку сухого
и станем так счастливы и хороши,
что больше ни слова об этом, ни слова…

* * *
С давних пор я ташкентский любил “Пахтакор”.
Миша Ан или Стадник с Красницким
мне не думали ставить в укор,
что не рвался в друзья и не делался свитским.
Это были в то время мои земляки,
и меня они издали знали.
Стадионные страсти казались легки,
игровые легко проходили печали.
Но когда самолет в самолет
в небе врезался, дикая фора
нас достала,
и новый, немыслимый счет
обозначил судьбу “Пахтакора”.
Все срослось. И до смерти сродни
стало поле зеленое
залу и сцене.
И судить наши игры выходит –
взгляни! –
неподкупный трагический гений…
Март 2011
"..я рад бы жизнь отдать,
хоть к смерти не привык"
Прекрасные строки! Замечательный материал написала Лейла Шахназарова. Меня, профессионального журналиста, радует, что в Ташкенте есть еще "действующие золотые перья". Спасибо..
"Чудесный материал о чудесном человеке! Браво, дорогая Лейла!
А.Ходжаев"
ТАКАЯ оценка ТАКИХ людей... Очень хочется высказать за нее слова признательности лично, что называется глядя в глаза smile - и надеюсь сделать это уже вскоре, в первые дни весны. А пока - Михаил, Ало Максумович, Виктор - просто спасибо...
На ленинградских площадях
мне слышен гул землетрясенья
ташкентского. И нет спасенья
от страха. Страшен детский страх.
<…>
Там дети тайно ждут толчка,
внезапно игры прерывают,
и сусликами замирают,
и слышат тихий звон сверчка…
<…>
А у подножья всех затей
опять таится неизвестность,
и измененная окрестность
следит за играми детей.
(1966)
С огромным удовольствием прочитал эссе Лейлы Шахназаровой о талантливейшем человеке, с которым лично знаком. На студенческой скамье мне, первокурснику филфака, он давал задание сочинить тексты для большого студенческого концерта, посвящённого завершению хлопкоуборочной страды. Его я видел на сцене ташкентского драматического театра им. Горького в роли Раскольникова. С ним же, годы спустя, несколько раз встречался в Петербурге... Человек уникальный, творец удивительный. Считаю, что мне в жизни с таким знакомством повезло!
Вопрос: Сколько пальцев у человека на одной руке? (ответ цифрами)