Новости Узбекистана

Лучше проинформировать, чем объяснять, лучше объяснить, чем оправдываться.

Ўзбекча Ўзбекча

Светлый сайт   

→ Безвременно погасшая звезда

Безвременно погасшая звезда

Безвременно погасшая звезда

…Пусть нищета, и голод пусть, –
Сильнее – чести пламя!
Пусть хоть земля с оси сойдет, –
Честь или смерть узнаю!..

Выбранный Абдулхамидом Сулейманом литературный псевдоним Чулпан – «Утренняя звезда» – очень подходил ему. Незаурядные способности и явное литературное дарование выделяли его среди сверстников с самого детства.

Оставив ненависти скалы,
В долину дружбы я пришел,
Где красота мой взор ласкала,
Где сердца радость я нашел.
Там звонко пели соловьи
О бесконечности любви.
Пусть слезы по щекам струятся,
Они цветами прорастут.
Из дум моих стихи родятся,
Что в сердце чьем-то запоют.
И станет больше доброты
Под сенью райской красоты.
И хоть душа в крови порою,
В пустые гнезда жизнь придет.
Колючки сменятся листвою,
И голос правды позовет.
И будут ветхие одежды
Светиться золотом надежды…

Будущий писатель родился в Андижане в 1897 году. Отец старался дать мальчику хорошее образование и после того, как Абдулхамид некоторое время проучился в одной из местных школ, отдал его для продолжения обучения в медресе Андижана, а затем и Ташкента. В программу обучения входили традиционные, обязательные дисциплины – языки и Коран, но любознательный и очень способный подросток легко осваивал также восточную философию, интересовался логикой и историей. Особенно же манил его прекрасный мир благоуханной классической поэзии... Уже совсем юным Абдулхамид Сулейман читал в подлиннике Фирдоуси, Саади, Хафиза, Омара Хайяма и многих других замечательных поэтов Востока. Так что в русско-туземную школу, где ему пришлось учиться позднее, он пришел уже хорошо подготовленным. Здесь же его ждало новое открытие – язык Пушкина и Достоевского, других русских писателей. Язык, научивший юношу любить и высоко ценить великую русскую литературу, помогший ему открыть для себя и не знакомую доселе европейскую культуру.
Таким образом, Абдулхамид Сулейман, будущий поэт Чулпан, вступал в большую литературу уже хорошо образованным для своего времени человеком.
А дальше – начало творческой биографии: публикации в газете «Садои Туркистон» – первое стихотворение, первый рассказ, первая статья (примечательно, что называлась она «Что такое литература?»), создание рассказа «Доктор Мухаммадиёр»… Молодой талантливый литератор жадно осваивает все новые для него жанры: в 1917 году появляется драма Чулпана «Халил-искусник», а спустя три года — пьеса «Яркиной», которая долгие годы не сходила со сцен драматических театров Туркестанского края. И, конечно, он по-прежнему верен поэзии:

Я несчастен: однажды тебя полюбил –
И от страсти горю, и сгораю в огне.
Как тяжел этот путь, на который ступил
И бреду по нему как в бреду, как во сне.
Ты прекрасней, чем месяц и ярче всех звезд.
Ты – прекрасная роза в саду моих грез.
Ты прекраснее звезд и прекрасней луны,
И в тебя они все, как и я, влюблены.

Период после 1917 года был насыщен значимыми для него событиями. Чулпан, как свидетельствуют биографы писателя, живет некоторое время в Оренбурге, позднее возвращается в Ташкент, где до 1920 года работает в Туркестанско-российском телеграфном агентстве (ТуркРосТА). При этом без устали занимается литературным трудом, выпускает одно за другим новые произведения, которые завоевывают все большую популярность, принося писателю настоящее признание.
Сборник «Молодые узбекские поэты», вышедший в 1920 году, стал значимой вехой пути многих поэтов того времени, одним из первых представив литературному миру творчество целой плеяды молодых литераторов Узбекистана. В нем опубликовано тринадцать стихотворений Чулпана. А уже вскоре начинают выходить его собственные, отдельные сборники: «Пробуждение» (1922), «Источники» (1923), «Утренние неги» (1926)...

Народ – это волны, и море, и сила.
Стихия и мщенье, что в сердце копилось.
Ничто не подавит стремленья народа
К свободе и значит, настанет свобода.
Как волны морские не остановить,
Нет силы такой, чтоб народ победить.
Он троны тиранов, как щепки, снесет,
И к жизни счастливой дорогу найдет.
Он все одолеет, накормит голодных
И Родину сделает краем свободных.
Он нам вдохновенье и силы дает,
Так пусть же нас примет наш мудрый народ.
Сегодня мы силы возьмем у народа,
А завтра нас встретит святая свобода.

Убедительное свидетельство яркого поэтического дарования, сборники стихов Чулпана сразу привлекли внимание широкого читателя, и не только его, – творчеством молодого узбекского литератора заинтересовались теперь уже и специалисты-литературоведы, в том числе и за пределами Узбекистана. «Чулпан, – писал критик Вадуд Махмуд в газете «Туркистон» в декабре 1923 года, – является поэтом нового поколения. Поэтому в его сборнике «Источники» бурлит подлинный дух и сознание узбекского народа. Здесь в полный голос звучат узбекский язык, мелодика узбекской речи. Здесь взлетают в небеса волны национального духа. В сборнике плачут чувства, боли, волнения узбеков...»
В 1924 году известный ученый-тюрколог А. Самойлович впервые перевел ряд стихотворений Чулпана на русский язык и опубликовал в Москве. Публикацию предваряла небольшая, но очень эмоциональная статья ученого о поэте.
Понятно, что в ту пору трудно было найти писателя или поэта, который бы не обращался к революционным образам, – тему победившего Октября диктовало само время. Быстро стали очень популярными стихотворения «Да здравствуют Советы!» Хамзы, «Красный флаг» и «Знамя Октября» Абдуллы Авлони. Создавали произведения о революции и многие другие поэты. Но это в большинстве были уже перепевы мотивов, намеченных Хамзой и Авлони, – с однообразием подхода к избранной теме, повторяемостью художественных образов и стилистических приемов. На этом фоне особенно свежо и ярко прозвучало стихотворение Чулпана «Октябрь». Искреннее, пылкое, выражающее чаяния поколения 1920-х годов, оно отличалось новым, своеобразным взглядом на события, изменившие судьбу народов Средней Азии, поднимало тему на качественно иную ступень.

О, этот день, о, этот день
Перевернул миры.
Планета наша в этот день
Сошла с своей оси.

Начало, как видим, вполне традиционно-оптимистическое. Да и дальше – привычное воспевание «хижин, двинувшихся войной на дворцы». И вдруг – смена настроения, словно предчувствие дальних глухих раскатов грома и приближения свинцовых туч:

Что-то случилось с солнцем.
Шествием месяцев хмурых
Скованная природа
Ни зноя, ни стужи не знает...
Осень открыла дорогу
Близкой зиме.
Октябрь…

«В середине двадцатых годов, – читаем в биографии писателя, – Чулпан некоторое время служит в Москве литературным консультантом драматической студии Дома просвещения. Он, как обычно, много работает. Пишет роман «Ночь и день», несколько пьес, стихи, интенсивно занимается переводами. Именно переводы во многом способствуют его творческому росту. Возросшее мастерство Чулпана в этот период очевидно. Возможно, именно это спровоцировало появление в 1927 году статей, в которых писателя обвинили в «буржуазно-националистических взглядах». Началась откровенная травля Чулпана…»

…Вон! Пропади, великий враг любви моей,
среди проклятий собственных себя развей!
Не отыскав дорог, погибли старые друзья,
и высмеяли это новые друзья.
поведай, на какой наставил бы ты путь?!
Как ты сумел бы у беды меня свернуть?

Травля немного утихла лишь к началу тридцатых годов. И Чулпан с удвоенной энергией возвращается к литературному творчеству. Он переводит на узбекский язык произведение Лахути «Путешествие по Европе», пушкинского «Дубровского» и «Бориса Годунова», «Мать» и «Егора Булычова» Горького... Заканчивает свой роман «Ночь и день» (1936), выпускает сборник стихов «Соз» (1935). Кто-то считает, тем не менее, что он мало работает, – по крайней мере такой упрек ему высказали в Союзе писателей республики. Чулпан на это ответил со спокойным достоинством мастера: «…выдавать больше – значит халтурить, а я халтурить не хочу».

Скрипела повозка...
«Я всех, кто устали,
посланник...», – так ветер
шептал всем, грустя.
И тронулся путник
за прорезью света.
И грустью наполнился вечер,
и астмою мучился ветер...

...1937 год. «Свинцовые тучи», которые он так явственно предощущал в своих стихах, сгущаются над головой писателя. Чулпан арестован. А год спустя, 5 октября 1938 года, – расстрел...
Реабилитируют его в 1956 году. Но лишь в конце восьмидесятых годов произведения Чулпана снова начнут печатать и изучать, они вернутся к читателям, а доброе имя писателя будет восстановлено. И хоть по сей день еще не все произведения писателя доступны русскоязычному читателю, – верится, что время в этом отношении работает на него. И, конечно, на нас – почитателей и поклонников выдающегося узбекского писателя, замечательного сына своей земли.

Душа моя, ответь, зачем
Ты терпишь этот странный плен?
Зачем, безвольна и нема,
Ты не поднимешься с колен?
Зачем ты терпишь эту боль?
Насмешки, грубые слова?
Зачем играешь эту роль,
Забыв о том, что ты жива?
В тебе еще горит огонь
И отблеск дивной красоты.
Так распрямись,
К себе вернись
И вспомни радость высоты…

Безвременно погасшая звезда


Лейла Шахназарова.

Портрет Чулпана работы Азизы Маматовой из триптиха, посвященного репрессированным узбекским писателям
Комментарии
Вопрос: Сколько пальцев у человека на двух руках? (ответ цифрами)