Новости Узбекистана

Лучше проинформировать, чем объяснять, лучше объяснить, чем оправдываться.

Ўзбекча Ўзбекча

Светлый сайт   

→ Первый гражданин Ташкента. К 200-летию Константина Петровича фон Кауфмана. Глава пятая

Первый гражданин Ташкента. К 200-летию Константина Петровича фон Кауфмана. Глава пятая

Первый гражданин Ташкента. К 200-летию Константина Петровича  фон Кауфмана. Глава пятая


Глава пятая

После заключения мирного договора совместной русско-бухарской пограничной комиссией была проведена граница между двумя государствами. Воспользовавшись миром с Россией, Музафар-хан устремил взгляд на восток и победоносно присоединил к своим владениям полунезависимые обширные и богатые области: Гиссар, Каратегин, Денау, Куляб и Кабадиан, тем самым значительно расширив границы своего ханства.

Однако беспрестанно бунтовавших против него шахризябцев, эмир подчинить своей воле так и не смог. Корни этой вражды уходили в глубь веков. Издавна шло противостояние двух родов: знатного турецкого рода шахризябцев Кинагаз и бухарской династии Мангутов. В конце концов, бухарскому эмиру пришлось обратиться за помощью к Кауфману. Осенью 1869 года Музаффар-хан прислал к генерал-губернатору доверенное лицо с просьбою помочь наказать шахрисябзцев за непокорность и прогнать Джура-Бия и Баба-Бия. Эмир именно в них видел главную причину тех “интриг и происков, которые порождали среди жителей бекств непокорность Бухаре”.

Правители Шахрисябза, после неудачного для них столкновения с Кауфманом под Самаркандом, воевать с русскими избегали и исполняли все требования генерал-губернатора: пропускали караваны, выдавали беглых преступников, скрывавшихся у них, и вели себя достаточно дружественно. Поэтому Константин Петрович первоначально просьбу эмира отклонил, хотя прекрасно понимал, что ”замена независимых шахрисябзских беков другими, поставляемыми от эмира во всякое время, могла только улучшить наше положение, укрепить мирные отношения к эмиру и возвысить его к нам доверие”.

Однако вскоре ситуация изменилась. На границе с Шахрисябзом стали появляться разбойничьи шайки, грабившие и убивавшие российских подданных. Одна из них, под водительством беглого преступника из Самарканда Айдар-Ходжи, напала на отряд казаков, двое из которых были убиты и трое ранены. Русские власти потребовали выдать убийцу. Но беки заявили, что в их владениях Айдар-Ходжи нет, и нападением руководил другой человек, что впоследствии оказалось правдой. Грабежи и нападения на пограничные кишлаки продолжались. В это же время до Кауфмана дошла информация от эмира Музаффара, что между беками Шахрисябза и афганским эмиром Шир-Али существует особое соглашение о военной помощи. Об этом якобы сообщил эмиру кабульский посланник. И Кауфман принимает решение быстрым и неожиданным выступлением военного отряда, овладеть Шааром и Китабом, изгнать оттуда Джура-Бия и Баба-Бия и передать Шахрисябз правителю Бухары.

До последнего момента подготовка к походу держалась в строжайшем секрете. Наконец 7-го августа 1870 года главный отряд под командованием генерал-майора Абрамова численностью до 1300 человек при 6 орудиях выступил в Шахрисябз из Самарканда. Через три дня к нему присоединился второй вспомогательный отряд (около 600 человек) во главе с полковником Соковниным. 11 августа оба отряда подступили к главным городам Шахрисябзского бекства - Шаару и Китабу. После ожесточённых боёв, продолжавшихся три дня, крепости пали. Абрамов, приняв депутации жителей с изъявлением покорности, объявил шахрисябзские земли принадлежащими бухарскому эмиру. Джура-Бий и Баба-Бий бежали в сторону Коканда.

Спустя три недели генерал-губернатором был подписан акт передачи Шахрисябза эмиру Музаффару. Джура-Бий и Баба-Бий пытались уйти в Кашгар, однако были схвачены по приказу кокандского правителя Худояр-хана и переданы русским властям в Ходженте. В своём письме ”высокостепенному другу своему, туркестанскому генерал-губернатору, генерал-адъютанту Константину Петровичу фон-Кауфману” хан Коканда писал: ”Действительно, шахрисябзские беки и народ их постоянно волновались и беспокоили ваши владения, посылая людей для грабежа; вы же долгое время терпели все это. Но, наконец, они получили надлежащее наказание за их бесчинства и проступки. Всякий замышляющий дурное получит достойное возмездие за свои поступки”.

Дальнейшая судьба шахризябских беков была вполне благополучной. Некоторое время они проживали в Той-Тюбе, время от времени подавая Кауфману разные прошения, затем переехали в Ташкент, став полноправными членами ташкентского общества.

Когда начался поход на Кокандское ханство, беки попросили генерал-губернатора разрешения на участие в нём. Отличившись в отряде Михаила Скобелева, они по ходатайству Кауфмана были зачислены на русскую военную службу: Джура-Бий - подполковником, а Баба-Бий - майором.

Потом они долго жили в Ташкенте, получая пенсию от русского правительства и бухарского эмира. А. А. Семёнов в своём биографическом очерке о Кауфмане пишет: “Их своеобразные фигуры долго еще после героического периода края выделялись на общем фоне серой захолустной ташкентской жизни. Атлетическая, массивная фигура Джура-Бия вполне гармонировала с его недюжинным природным умом, изощренным сложными перипетиями жизни и силой характера; его справедливость и необыкновенное самообладание снискали ему общее уважение русских и туземцев. Полный же брюнет, росту выше среднего, Баба-Бий слыл в среде местных туземцев и русского населения за честнейшего, отзывчивого и беcконечно доброго человека. В чине полковника он умер в 1898 году. Джура-Бий пережил его на восемь лет: в начале 1906 года он трагически погиб, убитый у себя в доме при загадочных обстоятельствах”.

Но вернёмся в 1871 год. Следует сказать, что начальник Зерафшанского округа генерал Абрамов, в тот год практически не слезал с седла.

Ещё до похода на Шахрисябз Кауфман отправляет два отряда для рекогносцировки горных областей у истока реки Зерафшан. Первый, под управлением самого начальника округа, отправился из Самарканда; второй, вышедший из Ура-Тюбе, возглавил полковник А. Р. Деннет.

Константин Петрович придавал огромное значение научному исследованию вверенного ему края. Практически во все военные экспедиции включались учёные: географы, астрономы, зоологи и т. п. На этот раз к отряду Абрамова присоединились выдающиеся исследователи, супруги Ольга и Алексей Федченко.

Первый гражданин Ташкента. К 200-летию Константина Петровича  фон Кауфмана. Глава пятая

Выдающиеся исследователи Средней Азии А. П и О. А. Федченко

В результате этой военно-научной экспедиции, на карту было нанесено все верхнее течение реки Зеравшан, точные контуры двух хребтов, "обнимающих" реку, — Туркестанский и Зерафшанский - и перевал Матч-Ходжент. Федченко в этом походе представилась возможность собрать богатейшую коллекцию: более 400 видов высокогорных растений и около 500 видов насекомых, неизвестных науке.

Что касается военных задач, то за два месяца горный район был присоединён к Зерафшанской области и образовал так называемые ”Зерафшанские горные тюмени”.

После сдачи Шахрисябзкого бекства бухарским ставленникам Абрамов снова выступает в поход - Кауфман отправляет его в Зерафшанские горы, где оставались еще независимыми Магианское и Фарабское бекства. В результате похода небольшого отряда Абрамова они бескровно были присоединены к Зерафшанскому округу.

Супруги Федченко при активном содействии туркестанского генерал-губернатора в 1872 году совершили поездку в кокандское ханство, добравшись до предгорий Памира, став первыми русскими путешественниками, побывавшими в этой, неизведанной дотоле, стране. Чтобы молодые исследователи не испытывали никаких неудобств в путешествии, Константин Петрович написал Худояр-хану письмо:

“Высокостепенный хан!

Мир и искреннее пожелание Вашему Высокостепенству всякого благополучия.

Кроме желания приветствовать Вас, я обращаюсь к Вам по делу, заключающему в себе всеобщий интерес.

Неоднократно бывшие в мудро управляемых Вами землях, русские люди всегда с особенной похвалой рассказывают о Вашем ласковом приеме, добром содействии и помощи, которые Вы оказывали им во время их путешествий.

Вполне уверенный, что Ваше Высокостепенство, как добрый сосед, и теперь не откажет мне в своем высоком внимании к благому делу, я отправляю к вам состоящего при мне ученого человека г. Федченко, цель путешествия которого самая мирная и полезная: он изучает жизнь и характер всех тварей и растений, созданных всемогущим Богом, и пользу, которую они приносят людям. При г. Федченко, для помощи в его учёных работах, безотлучно находятся: его жена, один помощник, слуга и восемь джигитов.[…]. Я вполне рассчитываю на Ваш ласковый прием г. Федченко и благосклонное сочувствие его труду, тем более что результаты его научных исследований, для которых он отправляется, проливая свет знания и увеличивая благоденствие человека, составляют драгоценное достояние всех народов. Молясь за здоровье Вашего Высокостепенства и преуспеяние Вашего народа, прошу твёрдо верить моей неизменной к Вам дружбе.

Туркестанский генерал-губернатор, генерал-адъютант К.П. Фон Кауфман”

Результатом путешествия Федченко стало составление наиболее полной по тому времени карты Ферганской котловины и прилегающих к ней местностей. Не менее ценны были ботанические и зоологические сборы и наблюдения, выполненные Алексеем Павловичем.

Восхождение им на перевал Алайского хребта ознаменовалось крупнейшим географическим открытием: за Алайской долиной с запада на восток вытянулся огромный хребет, покрытый вечными снегами и льдами. Федченко назвал его “Заалайский”. Так он зовётся и поныне. Одной из высочайших вершин Памира Федченко дал имя тогдашнего туркестанского генерал-губернатора. В отличие от хребта, Пик Кауфмана своё название не сохранил - в 1928 году он был переименован в пик Ленина. Ныне это Пик Абу Али ибн Сина.

Между тем на восточной границе края уже почти семь лет полыхал пожар. С 1864 года в китайских владениях, граничащих с некоторых пор с Российской империей, полыхало восстание уйгур и дунган.

Китайская администрация и войска частью бежали, частью были истреблены. Власть Цинской империи пала, и на месте бывшей китайской территории образовалось несколько независимых владений, которые вскоре вступили в междоусобные распри. В конечном итоге большая часть этой территории оказалась под властью правителя Кашгарии, уроженца Пскента Якуб-бека, состоявшего когда-то на службе у кокандского хана, а в Илийской долине возникло государственное образование Таранчинский султанат, жители которого совершали набеги на территорию Туркестанского края, грабя местное население и угоняя скот.

Первый гражданин Ташкента. К 200-летию Константина Петровича  фон Кауфмана. Глава пятая

Магомет Якуб бек Бадаулет, портрет из книги: Н. Веселовский. “Бадаулет Якуб бек, Аталык Кашгарский”. СПб.,1898

Россия не могла пассивно взирать на события, происходившие на её новых территориях. Необходимо было реагировать и на поведение Якуб-бека, занявшего откровенно антироссийскую позицию, в то время как английские агенты Шоу, Хейуард, Форсайт чувствовали себя в Кашгарии весьма вольготно. Поступала информация о намерении Якуб-бека овладеть городом Кульджа - важным центром торговли между Россией и Китаем.

Обеспокоенный Кауфман в мае-июне 1870 года лично посещает Семиречье. Возвратившись в Ташкент, он отправляет канцлеру Горчакову письмо, в котором пишет, что положение на границе ухудшилось, и он полагал бы необходимым “теперь же, не теряя времени и не дожидаясь прихода сюда китайских правительственных войск, принять какие-либо решительные меры к устранению причин, уничтоживших в последнее время всякую нашу торговлю с Западным Китаем и постепенно подрывающих наше вековое значение в глазах киргиз (казахов, В.Ф.) …Мы теперь же должны, - писал далее туркестанский генерал-губернатор, - как для пользы наших среднеазиатских владений, так в особенности для восстановления упадшей торговли нашей с Западным Китаем, помочь Китаю в усмирении этих отдаленных провинций, хотя бы непосредственным вмешательством наших в дела таранчей и дунган и избавлением на первое время прежней Илийской провинции от власти таранчинского султана”.

В конце мая 1871 года по приказу Кауфмана командующий войсками Семиреченской области Г. А. Колпаковский возглавил военную экспедицию в Кульджу и после ряда боёв 22 июня занял столицу Илийского края.

Первый гражданин Ташкента. К 200-летию Константина Петровича  фон Кауфмана. Глава пятая

Фото из Туркестанского альбома. Часть историческая, Ташкент, 1872

К Колпаковскому явились с изъявлением покорности представители почти всех кочевых племен и земледельческих поселений. Русским войскам понадобилось всего десять дней для занятия территории и ликвидации Таранчинского султаната.

Анализируя причины быстрой и почти бескровной победы, чиновники канцелярии семиреченского губернатора подчеркивали: "Без сомнения, результаты эти достигнуты превосходством наших войск и тем строгим уважением, которое оказывалось личности и имуществу населения".

На сообщении о занятии Колпаковским Кульджи Александр II сделал пометку: “Очень рад, лишь бы оно не завлекло нас еще далее”.

Якуб-бек не рискнул начать войну с Россией и через год, вступив в переговоры с туркестанским генерал-губернатором, заключил с ним торговый договор.

Через десять лет этот район был возвращён Китаю, который огнём и мечом отвоевал утраченные на время территории. О том какую роль сыграл в этой военной кампании первый туркестанский генерал-губернатор, мы расскажем в последующих частях. А за те 10 лет, что Илийский край контролировала Россия, русским исследователям была предоставлена возможность подробно изучить эту страну и соседние районы к северу от Тянь-Шаня.

Продолжение следует

На заставке: Шахрисябз. Строй бухарских войск. Середина 1870 -х гг

В. ФЕТИСОВ
Комментарии
Дожили !!! А мы не знали, что Михаил Скобелев и его босс фон Кауфман чуть ли не святые. Может Чингизхана похвалим с Шики Хутуху или Сталина с Берией. Упаси Аллах, чтобы такое когда - нибудь приснилось в страшном сне узбекам.
Максуд вы о чем это? Сравнивать фон Кауфмана и Скобелева с Чингиз ханом? Все все так называемые великие правители при нашествиях заливали лили кровь покоренных народов, и амир Тимур тоже. Но все и несли свою культуру. Соотношение же пролитой крови и внесенной культуры всегда было разным. В основном крови больше. Так что фон Кауфман действительно внес развитие в наш регион. Что было подтверждено и местной знатью того времени. А междоусобные войны шли всегда, поэтому никогда никому не могли сопротивляться. Вся культура до прихода Российской империи, была привнесена из вне ценой большой крови и покорения народов, несравнимой с тем что сделала Российская империя.
Вопрос: Сколько пальцев у человека на одной руке? (ответ цифрами)
Топ статей за 5 дней

Пропавшую 14-летнюю девочку с Чиланзара обнаружили через восемь часов поисков

В Андижанской области мать до смерти забила палкой своего 5-летнего сына

Скончалась певица Азиза Ниёзметова

Владимир Путин прибудет в Ташкент 18 октября и примет участие в запуске строительства АЭС

Реклама на сайте
Похожие статьи
Теги
В. Фетисов