Новости Узбекистана

Лучше проинформировать, чем объяснять, лучше объяснить, чем оправдываться.

Ўзбекча Ўзбекча

Светлый сайт

→ Дуэль на Крыше мира. Эпизоды “Большой игры”. Часть сорок вторая

Дуэль на Крыше мира. Эпизоды “Большой игры”. Часть сорок вторая

Дуэль на Крыше мира. Эпизоды “Большой игры”. Часть сорок вторая


В январе 1903 года военный министр А. Н. Куропаткин в секретном отношении министру иностранных дел В. Н. Ламздорфу писал:”Предполагая испросить Высочайшее соизволение на командирование в Индию Генерального штаба подполковника Корнилова для сбора сведений об этой стране, прошу Ваше Сиятельство не отказать в уведомлении, не встретится ли с Вашей стороны препятствий к тому, чтобы названный офицер был командирован без особого предуведомления британского правительства в качестве совершенно частного лица, подобно тому, как в 1901 г. был командирован подполковник Серебренников”. МИД ответил согласием и решение о командировке офицера Генштаба было принято на самом высоком уровне.

К этому моменту Лавр Георгиевич уже был асом военной разведки. За его спиной имелся огромный опыт выполнения секретных миссий в нескольких азиатских странах. К тому же он прекрасно владел языками урду, персидским и английским.
Ко времени отправки Корнилова в Индию, отношения между британскими и русскими военными, благодаря Лорду Керзону, существенно изменились, стали более цивилизованными. По выражению историка М. К. Басханова: “Керзон привнёс в систему англо-русских отношений в Азии нечто новое – ровное дыхание и трезвый прагматический подход”.

Дуэль на Крыше мира. Эпизоды “Большой игры”. Часть сорок вторая


Вице-король Индии лорд Керзон с супругой на слоне в окрестностях Дели, 1903 г.
Из коллекции Piramal Gallery, Мумбай, Индия


Путь в Индию лежал через Константинополь, куда Лавр Георгиевич прибывает в начале ноября и после встречи с российским консулом П. Г. Панафидиным, с которым он уже встречался в Персии, отправляется в египетский Порт-Саид. Там он берёт билет на ближайший пассажирский пароход, отправляющийся в Бомбей. Судно оказалось британским.
Стоя на палубе, подполковник вспоминал свой разговор с Панафидиным. Тот высказал убеждение, что англичане не пропустят русского путешественника из Кветты в Сеистан, а пройти туда незаметно вряд ли получится. В последнее время англичане стали проявлять особенную подозрительность относительно иностранцев, посещающих Южную Персию, а со времени назначения главнокомандующим Индийской армией лорда Китченера, начавшего военные реформы, меры безопасности ещё более усилились.

Кроме того, заметил консул, имя Корнилова уже достаточно известно соответствующим английским службам, и, скорее всего, за вояжем российского подполковника-генштабиста, будут следить особенно тщательно, поэтому лучше всё же совершить поездку открыто, под своим настоящим именем. С этим Лавр Георгиевич согласился. Кроме того, Панафидин снабдил разведчика рекомендательными письмами к высокопоставленным английским офицерам, с которыми консул познакомился во время своей продолжительной службы в Персии, Турции и на Памире.

На пароходе плыли в основном англичане, и, просмотрев список пассажиров, Корнилов увидел, что на судне находится 16 человек военных - офицеров полков, расположенных в Британской Индии. Несмотря на гражданский костюм, строевая выправка выдавала пассажира из России и, конечно, его персона сразу вызвала подозрение. Проходя мимо пассажиров, собиравшихся на палубе, он неизменно слышал обрывки фраз о шпионаже. Вскоре к Корнилову подошла группа английских офицеров. Они стали интересоваться целью его поездки, однако вопросов о воинском звании задать не рискнули. Вечером Корнилову представился ещё один офицер. После нескольких дежурных фраз, он заявил, что служил в Гильгите и имя Корнилова ему известно.

- Вероятно вы тот самый русский офицер, который путешествовал по Хоросану?
“Насколько верным было решение путешествовать под настоящим именем”, - вероятно, подумал при этом, Лавр Георгиевич.
- Да, - ответил Корнилов, - я действительно подполковник русской армии. Решил взять отпуск. Давно хотел увидеть Индию, и, как офицер, хочу познакомиться с британскими войсками, расположенными там, и с представителями этих войск.
После этого отношения к русскому офицеру заметно изменилось. К нему отнеслись с большим радушием, и многие офицеры даже пригласили его посетить места их службы.

Дуэль на Крыше мира. Эпизоды “Большой игры”. Часть сорок вторая


Л. Г. Корнилов. Фото 1904-1905 гг


12-го декабря пароход, на котором находился Корнилов, пришвартовался в порту Бомбея и Лавр Георгиевич тут же отправляется к генеральному консулу Российской империи, уже знакомому нам, Василию Оскаровичу фон Клемму.
Консул, только, что прибыл из Пуны, тем не менее, тотчас принял Корнилова. Тот рассказал Клемму, что предполагает отправиться сначала в Дели и Агру, - обычный туристический маршрут, - затем, постепенно продвигаясь на запад и на юг, под предлогом навестить своих старых знакомых, побывать в Пешаваре, Мултане и Равалпинди. Из Мултана, не спрашивая разрешения английских властей, попытаться проехать в Кветту, а там в зависимости от обстоятельств — или в Сеистан, что желательно, либо, если не получится, в Карачи.

Консул план вполне одобрил, за одним исключением. Проехать по Нушки-Сеистанской дороге, скорей всего не удастся. После отказа Калькутты разрешить проехать по ней Выгорницкому, Клемм счёл неудобным вторично обращаться по этому вопросу к индо-британским властям. Василий Оскарович также одобрил решение Корнилова путешествовать под своим именем. Об этом Клемм уведомил и МИД:
“В декабре в Индию прибыл командированный по Высочайшему повелению Генерального штаба подполковник Корнилов. Согласно преподанной ему секретной инструкции, он имел объехать северную часть Индии, не открывая своего звания, как совершенно частное лицо. Но так как имя этого офицера, много разъезжающего по Персии, в Кашгаре и на Памирах, хорошо известно в Индии и так как он был узнан одним английским офицером ещё на пароходе, на котором ехал сюда, мы решили с ним, что скрывать его звание будет не только неудобно, но и небезопасно и что лучше будет действовать открыто на любезность англо-индийских властей”.

Таким образом было решено, что Корнилов отправится по Индии “простым туристом под видом офицера, находящегося в отпуске”.
Надежд выполнить основное задание было мало, и Лавр Георгиевич решил несколько изменить программу “и заняться изучением индо-британской армии по тем вопросам, на которые было меньше обращено внимания моими предшественниками, не отказываясь в то же время от выполнения главной задачи командировки, насколько это окажется возможным в зависимости от обстоятельств”.
Из Бомбея Корнилов выехал в Пуну, где, как мы уже рассказывали, находился крупный военный гарнизон. Там же постоянно пребывал командующий войсками Бомбейского округа генерал Арчибальд Хантер.

Дуэль на Крыше мира. Эпизоды “Большой игры”. Часть сорок вторая


Сэр Арчибальд Хантер

В Пуну Корнилов прибыл в начале рождественских праздников, поэтому пришлось две недели ожидать аудиенции у командующего. Наконец 31 декабря, в сопровождении консула, Лавр Георгиевич нанёс визит в штаб округа и представился сэру Арчибальду, недавно назначенному на эту должность. Это был известный в военных кругах полководец, за плечами которого была блестящая служба в Египте, Судане и Южной Африке.
Хантер принял русского офицера весьма любезно и позволил тому не только осмотреть все войска Пунского гарнизона, но и дал разрешение на посещение Кветты, которая также находилась в его подчинении.

По приглашению командующего Лавр Георгиевич присутствует на параде войск гарнизона, с огромным интересом наблюдая за британскими военнослужащими. В случае боевых действий в Центральной Азии или Закавказье русским войскам придётся столкнуться именно с этой армией. В своём отчёте Корнилов напишет: “Внешний вид войск был хорош. Красные парадные мундиры и белые каски ланкаширцев, оригинальное национальное одеяние шотландцев (kilt), “хаки” туземных полков, темные мундиры артиллерии, красивые темно-синие мундиры и цветные тюрбаны конницы, — все это, в общем, давало весьма эффектную картину…”.
Наблюдает Лавр Георгиевич и одно из учений индо-британских войск, где вновь убеждается в целесообразности цвета хаки, отлично маскирующей бойцов среди ”сухой травы и жёлтых камней”.

По рекомендации Клемма, Корнилов знакомится с начальником Бомбейского гарнизона, генерал-майором Уиллкоксом. Тот снабжает русского подполковника рекомендациями к военным властям Пенджабского округа.
Как видим, английские военные власти в Индии отнеслись к Корнилову гостеприимно, доверительно и весьма радушно. Чего нельзя сказать о властях гражданских. Полиция, с первых минут появления русского путешественника, ходила за ним по пятам. Причём вменяя тому в вину, даже то чего не было. К примеру, в Равалпинди полицейский комиссар донес на Корнилова местному коменданту, что тот по дороге из Лагора сфотографировал какой-то мост. Поскольку этот мост Лавр Георгиевич проезжал глубокой ночью (что исключало фотографирование), это обвинение он легко опроверг. Наконец, в Пешаваре у него были украдены из чемодана фотографии, негативы, фотографический аппарат, записная книжка и все бумаги.

Вот, что пишет об этом сам Корнилов: “Вернувшись в гостиницу, я узнал, что за время моего отсутствия из запертой комнаты выкраден чемодан; явившаяся по моему требованию полиция быстро отыскала его в нескольких шагах от отеля, чемодан оказался вскрытым; деньги были целы, но фотографии, письма, кое-какие книги, фотографический аппарат и бинокль (по виду очень похожий на камеру-бинокль) исчезли.
К счастью для меня, все записные книжки с заметками и вообще всё, что могло представлять некий интерес для англичан, всё это было постоянно при мне и только потому не попало в руки Пешаварской полиции, не без участия которой был произведён наглый грабёж. Всё это было проделано, по-видимому, без участия военных властей Пешавара, так как генерал Барроу и офицеры были непритворно возмущены эти неприятным инцидентом и откровенно высказывали своё негодование по этому поводу”.
Когда известие об этом дошло до консула, тот был поначалу сильно встревожен. Однако вернувшийся Корнилов развеял опасения Василия Оскаровича.

Впрочем, были и исключения. Будучи в Агре, куда русский разведчик отправился из Пуны, к нему в номер неожиданно явился полицмейстер города майор Ньюнем. Насторожившийся было Корнилов, неожиданно был приятно удивлён, когда посетитель радушно предложил свою помощь для ознакомления с городом. Разгадка этого радушия оказалась проста – жена полицмейстера была русской москвичкой.
После Агры Корнилов посещает Дели, Лагор, Джелум, Равалпинди, Пешавар, Хайдарабад, Кветту и другие города и районы Индии, где внимательно изучает организацию, общее состояние и вооружение индо-британской армии. Знакомясь и общаясь с английскими офицерами, Лавр Георгиевич ни на минуту не забывает о цели своей поездки. Сидя в купе вагона и весело проводя время в обществе британских военных за бутылкой виски или шерри-бренди, разведчик чётко фиксирует проплывающий за окном пейзаж, запоминая интересующие его детали: военные посты, их состав и вооружение, туннели, карьеры, шоссейные дороги.

Общается русский подполковник и с военными-индийцами. Так, в Дели, во время ознакомления с 28-м пехотным Пенджабским полком, который состоял из представителей местных племён – сикхов, белуджей, пуштунов и других, офицеры полка жадно расспрашивали русского гостя о жизни в мусульманских регионах Российской империи.

Дуэль на Крыше мира. Эпизоды “Большой игры”. Часть сорок вторая


Сикхи на службе в индо-британской армии. Фото 1905 г


“Туземные офицеры – писал Корнилов в отчёте – расспрашивали меня (разговор шёл по- персидски), есть ли в нашей армии офицеры из азиатских народностей, и были, видимо поражены, узнав, что у нас даже на высших постах есть офицеры, азиаты по происхождению и магометане”.
Кветту, откуда начиналась Сеистанская дорога, посетить удалось, но дальше путь был закрыт. Корнилову дали понять, что ввиду слухов о военных приготовлениях в Туркестане, распространившихся в Индии с началом русско-японской войны, присутствие русского офицера там является не совсем удобным. Лавр Георгиевич возвращается в Бомбей, где подробно докладывает консулу о результатах своей поездки по северо-западной границе Индии. Клемм немедля сообщает в Петербург: “Подполковник Корнилов объездил все главные стратегические центры на севере Индии и везде военные власти оказывали ему полное внимание и гостеприимство. Он, видел, таким образом, много интересного, наверное, гораздо больше, чем мог бы увидеть, если бы путешествовал инкогнито, и, я думаю, что он в состоянии будет представить весьма ценный материал”.

Дуэль на Крыше мира. Эпизоды “Большой игры”. Часть сорок вторая


Карта из книги М. К. Басханова “Генерал Лавр Корнилов”


На этом миссия Корнилова завершилась. Несмотря на то, что главную задачу – осмотр Нушки – Сеистанской дороги, - выполнить не удалось, собранная им военно-статистическая информация была оценена, как крупнейший успех российской военной разведки на этом направлении. Задания, успешно выполненные Корниловым в Восточном Туркестане, Персии и теперь в Индии, сделали его крупнейшим военным специалистом в области востоковедения среди офицеров российского Генштаба.

В фондах РГВИА хранится любопытный документ – характеристика на подполковника Генерального штаба Л.Г. Корнилова, - подписанный Окружным Генерал-Квартирмейстером генерал-майором Евреиновым. Вот небольшой отрывок из этого документа: “Здоровье – хорошее, умственные способности – выдающиеся, нравственные качества – очень хорошие, твёрдость воли и выдающиеся черты характера – воли твёрдой, трудолюбив и при большом честолюбии, к какого рода деятельности более всего способен – ко всем.
Усерден, энергичен, служебным тактом обладает, быт офицера и солдата знает, честен, беспристрастен. Вследствие прекрасных способностей, а равно большого самолюбия сумеет справится со всякими делами. Выдающийся”.

“Согласен” – начертал на характеристике начальник штаба Туркестанского военного округа генерал-лейтенант Сахаров.
В июне 1904 года Лавр Георгиевич возвращается в Россию и представляет руководству рукописный отчёт. В этом документе, Корнилов подробно излагает ход своей поездки по Индии, описывает устройство индо-британской армии, приемы обучения и боевой подготовки разных родов войск и организацию ее быта. Предполагая будущее военное столкновение двух империй в Азии, он кратко характеризует укрепления в приграничной полосе, даёт описание дорог и важнейших железнодорожных линий. На основании своих наблюдений и анализа текущей английской военной литературы, Корнилов делает несколько общих выводов об индо-британских вооруженных силах и военного положения англичан в Индии, отмечая возросшую активность в армии, начавшуюся со времени назначения лорда Китченера её главнокомандующим.

За успешно выполненное задание Корнилов был Высочайше награждён Орденом св. Станислава 2-й степени.
А вскоре в здание МИДа на Певческом мосту, пришёл из Бомбея увесистый пакет с сопроводительным письмом: “Имею честь препроводить при этом департаменту пакет, с бумагами, книгами и фотографиями подполковника Генерального штаба Корнилова, украденный у него в бытность его в Пешаваре. Управляющий консульством. Некрасов”.

Продолжение следует

Источники:

1. Басханов М.К. Генерал Лавр Корнилов. L.: Skiff Press, 2000

2. Корнилов Л. Г. Отчёты о поездке по Индии. – СПб: Типография Главного штаба, 1905 г

3. “Донесение Генерального консула в Бомбее В. О. фон Клемма в Первый департамент МИД о приезде подполковника Л. Г. Корнилова, о краже его вещей, об отношении к нему представителей англо-индийской армии”. АВПРИ. Ф. 147 «Среднеазиатский стол». Оп. 485. Д. 927. Л. 33-34

На заставке: Индийская армия, Фото 1897 г. Public Record Office Image Library

В. ФЕТИСОВ
Комментарии
Вопрос: Сколько пальцев у человека на одной руке? (ответ цифрами)