Новости Узбекистана

Лучше проинформировать, чем объяснять, лучше объяснить, чем оправдываться.

Ўзбекча Ўзбекча

Светлый сайт   

→ Дуэль на Крыше мира. Эпизоды “Большой игры”. Часть сорок первая

Дуэль на Крыше мира. Эпизоды “Большой игры”. Часть сорок первая

Дуэль на Крыше мира. Эпизоды “Большой игры”. Часть сорок первая


Нельзя сказать, что именно с открытием русского консульства в Бомбее, началась военная разведка Индии. Многие свои тайны российскому Генеральному штабу к этому времени она уже раскрыла.

Первым офицером, побывавшем в Индии с разведывательной целью, был уже хорошо нам знакомый Николай Григорьевич Столетов. В послужном списке генерала написано, что с 5 июня 1879 года по 5 мая 1880 он находился в отпуске. На самом деле Столетов в это время выполнял секретное задание.
С тайной миссией он был отправлен в Индию. Маршрут начался в Женеве, куда Столетов прибыл вместе с семьёй в начале июня 1879 г. Пробыв в Швейцарии до начала октября, Николай Григорьевич уезжает в Неаполь, откуда пароходом отплывает в Египет, также находившийся под контролем Британии. Под видом туриста (все его принимают за немца) Столетов посещает Каир, Порт-Саид, Суэц, тщательно изучая положение Англии в этом регионе и особенно Суэцкий канал. После приобретения у Египта контрольного пакета акций Британия полностью контролировала этот самый короткий путь в Индию.

Из Египта русский разведчик отбывает на Цейлон, а оттуда добирается до Ахмадабада - крупного центра на западе Индии, где у британцев располагался военный контингент. Здесь, по-прежнему не раскрытый, Столетов посетил «много интересных мест» и направился далее в Калькутту.
В письме военному министру Милютину в феврале 1880 года разведчик сообщает: «В Пенджабе и на Инде я пробыл 3 месяца, выдавая себя за путешествующего экс-профессора одного из шведских университетов, проживающего в Швейцарии. Несмотря на короткое время, мне удалось познакомиться со многими туземцами-мусульманами и чрез них принимать некоторое участие в афганских делах». Николай Григорьевич не просто изучал ситуацию, но и пытался на нее влиять, т.е. вел среди враждебно настроенных к англичанам туземцев антибританскую пропаганду: «При укоренившемся в туземцах убеждении, что англичане никогда не говорят и не пишут правды, мне нетрудно было в знакомых туземных кружках опровергать газетные сообщения».

В январе 1880 года в Калькутте Столетов уже не скрывал ни имени, ни подданства. В столице Британской Индии он наносит несколько визитов официальным лицам: “я сделал визит Л[орду] Литтону (вице-король Индии, В.Ф.), но самого его не застал, — в этот день был совет. Видел его private secretary (личный секретарь), полковника Колин. Полковник был, видимо, смущен моим появлением, просил меня оставить адрес, обещался доложить вице-королю и уверил меня, что ему будет очень приятно со мной познакомиться, но His Grace (Его Превосходительство) был, вероятно, другого мнения, в тот же день он уехал в Баракпур, откуда и не возвращался до моего отъезда. Кроме Л[орда] Литтона я сделал также оставшиеся бесплодными визиты бенгальскому губернатору и командующему войсками. Во время двухнедельного пребывания в Калькутте я был в кругу весьма почтенных американцев, от них и от знакомых французов я узнал, что за мною учрежден строгий полицейский надзор. Американцы, полагая, что я действительно только что высадился в Калькутте, звали меня ехать с ними посмотреть некоторые места внутри страны, но так как я все это уже видел в качестве шведского профессора, и полагая, что до начала ранней весны мне необходимо доложить Вам мои наблюдения, я решил оставить Индию”.
Какое задание было у Столетова, выполнил ли он его, да и было ли вообще какое-то cекретное поручение не известно. Ни в мемуарах, ни в периодической печати эта страница биографии генерала не освещалась. Во всяком случае, никаких явных наград или повышений за эту поездку Столетов не получил. В первых числах февраля того же года “шведский профессор” был уже в Женеве, откуда отправился в Петербург, где встретился с военным министром. 11 апреля 1881 года Николай Григорьевич назначается начальником 1-й стрелковой бригады с оставлением в Генеральном штабе и продолжает свою военную деятельность.

В 1885 г. британские власти предложили русской делегации присутствовать на военных маневрах близ Дели. Поездка туда Генеральным штабом была использована как для научных, так и для разведывательных целей. Поэтому в состав миссии вошли полковники князь Н.Н. Одоевский-Маслов и А. К. Тимлер, а также профессор И. П. Минаев.
По окончании маневров русские офицеры отправились в Северо-Западную пограничную провинцию, а потом вернулись в Калькутту – последний пункт своего пребывания в стране.

“Во время разъездов полковников Тимлера и князя Одоевского-Маслова по стране англичане принимали все меры, чтобы не допускать их к сношению с местным населением, которое неоднократно выражало желание познакомиться с представителями русской армии, англичане избегали также знакомить иностранцев с местными владетельными князьями; в течение 3 месяцев наши офицеры видели только 5 князей. Чаще всего полковник Тимлер бывал в сношении с чинами местной гражданской администрации и поражен их единством во взглядах насчет способа управлять страною, все эти лица убеждены, что между европейцами и туземцами должна существовать резкая грань, вследствие чего старания туземцев открыть себе доступ к высшим должностям не скоро еще увенчаются успехом”.

В 1898 году в Индии разразилась эпидемия чумы. Это вызвало серьёзную обеспокоенность российского правительства, поскольку через Афганистан болезнь могла проникнуть в российские пределы. Учитывая серьёзную опасность такого развития событий, для прояснения ситуации на месте, было принято решение направить в Индию опытного разведчика. Такой человек вскоре был найден. Им оказался 35-летний есаул Уральского казачьего войска Давид Иванович Ливкин. Родился он в городе Гурьеве, где с самого детства соприкасался с выходцами из Средней Азии и хорошо изучил языки, нравы, обычаи и психологию мусульман. Позже он окончил военное училище, затем трехгодичные курсы восточных языков для офицеров при учебном отделении Азиатского департамента МИД России, где овладел арабским, турецким, персидским и французским языками. Кроме того, самостоятельно выучил татарский, киргизский и английский языки. На курсах изучали, также, международное и мусульманское право. Во время службы Ливкин неоднократно проявлял себя как опытный и смелый офицер. В общем, кандидатура была более чем подходящей.

Разведчик, отправлялся в Индию под видом персидского торговца Магомета Гасанова, уроженца Кавказа. В поездку Ливкин брал своего надёжного человека, купца Мирза Мехди, который успешно вёл торговые дела в Персии, Египте и России и мог оказать существенную помощь в установлении необходимых контактов с персидскими, египетскими и другими торговыми фирмами. В Индию было решено ехать кружным путём, через Европу и далее, по Суэцкому каналу. Маршрут через Афганистан был слишком опасен, поскольку это сразу бы привлекло внимание англичан.
Как показали дальнейшие события, Мирза Мехди оказался неоценимым помощником. В Египте он свёл Ливкина с нужными людьми, которые выправили русскому разведчику настоящий персидский паспорт. Также он познакомил его с человеком по имени Хаджи Нияз, занимавшимся торговлей драгоценными камнями и располагавшим большими связями среди купцов в Индии.
Для создания канала связи с Россией в одном из иностранных консульств был найден надежный человек, согласившийся получать корреспонденцию, которая будет поступать из Индии, и передавать ее по назначению. Действовал канал и в обратную сторону.

Дуэль на Крыше мира. Эпизоды “Большой игры”. Часть сорок первая


Английский легкий крейсер «Эвриал» проходит Суэдский канал. Конец 19 века


Из Порт-Саида, через Суэцкий канал, Ливкин отправляется на Цейлон, где знакомится с рынком драгоценных камней, устанавливает контакты с местными купцами, приобретает, в целях конспирации небольшую партию драгоценностей, и только затем высаживается в небольшом местечке Тотикорин в Индии, откуда через Мадрас направяется в Хайдарабад. Здесь с помощью своих товарищей подыскивает агентов, которые могли бы беспрепятственно обследовать северо-западную часть Индии, а также восточные районы Афганистана. Такие агенты вскоре нашлись. Это были: выходец из Кашмира по имени Шамсиддин и афганец Абдулла Хан. Они произвели на разведчика благоприятное впечатление. Как пишет Ливкин в своем отчете, только "после долгих дружественных разговоров о самых разнообразных предметах, обменов визитами и обильных угощений Хаджи Нияз наконец выразил уверенность в том, что на этих лиц можно положиться".

Через некоторое время агенты вернулись с информацией, из которой был сделан вывод, что в Афганистане и прилегающих к нему районах Индии чумы нет. В Петербург было направлено первое донесение.
Тем не менее, Ливкин решил лично обследовать районы Индии, где чума продолжала собирать свою кровавую жатву. С новым агент Ибрагим- беем он отправляется в Карачи и Дели. Здесь, он, проделав настоящую научно-исследовательскую работу, определил, что чума вспыхнула изначально именно в Карачи. Таким образом, возможность проникновения эпидемии в Русский Туркестан не исключалась. Однако, собирая и анализируя информацию, Ливкин пришел к следующим выводам: после открытия Суэцкого канала поток товаров по старым караванным дорогам, шедшим через Среднюю Азию, почти прекратился. Одновременно возникли напряженные отношения между мусульманами Афганистана и Индии и мусульманами-шиитами в российских пределах, и контакты через эту часть границы прекратились.

Проникновение инфекции возможно было только через Кашмир и верхнюю часть долины Инда, где и следовало усилить пограничный контроль и закрыть границу с Россией. Эти предложения, доложенные Ливкиным комиссии, по возвращению в 1899 году, были приняты.
Кроме основного задания Ливкин занимался сбором политической информации. Отсутствие постоянных представителей России в Индии зачастую вело к искаженному представлению о действительном положении в этой стране. Поэтому разведчик стремился разобраться не только в том, насколько прочным является положение англичан в Индии, но и в глубинных внутренних процессах, происходящих в индийском обществе.
На основании личных наблюдений и бесед с различными категориями населения, включая торговцев, госслужащих, интеллигенцию, Ливкин пришел к выводу, что недовольство господством англичан в народе усиливается. Особенно взрывоопасная обстановка сложилась в долине реки Ганг и Пенджабе, где нельзя было исключать вспышки всеобщего народного восстания.

Вместе с тем в своем отчете он отметил: "Надо признать господство англичан очень прочным, так как организация, в смысле поддержания своей власти, у них образцовая. Возникни где-либо частичное восстание или мятеж, немедленно, благодаря целесообразной передислокации войск и рельсовым путям, в данной местности будет сосредоточено нужное для подавления мятежа количество войск. Несмотря на то, что присутствие англичан в Индии малозаметно, надзор их повсюду сильно чувствуется"
Разработанная Ливкиным методика сбора и анализа информации была в дальнейшем в полной мере использована русской разведкой.
После возвращения в Петербург он был прикомандирован к Главному штабу, совершил несколько инспекторских поездок в войска, а затем его талант разведчика был в полной мере использован во время русско-японской войны.

В том же 1898 году, ещё один русский разведчик выполняет секретное задание по исследованию предполагаемого театра военных действий. Генерального штаба капитан Василий Федорович Новицкий совершает путешествие из Индии в Ферганскую долину под эгидой Императорского Русского географического общества.
Выехав из Одессы в Константинополь, он посетил Египет и оттуда проехал в Индию. Исследователь в погонах побывал в Калькутте, Симле и некоторых других городах, провел какое-то время в Западных Гималаях, осмотрел Северный Пенджаб. В кашмирском городе Сринагаре Новицкий к своему удивлению увидел русские самовары с маркой Тулы и вскоре убедился, что их, под русским названием, можно встретить во всем Кашмире.
Возле селения Мульбек русский путешественник смог полюбоваться изображением Будды, высеченным в скале.

Дуэль на Крыше мира. Эпизоды “Большой игры”. Часть сорок первая


Будда Матрейя у селения Мульбек. I век до н.э.


Самая трудная часть пути ждала Новицкого в Кашгарии, где перед ним открылось дикое Каракорумское нагорье, отделяющее области Индии от Восточного Туркестана. Разбросанные тут и там трупы павших животных, скелеты лошадей и яков сопровождали путешественника от перевала Кардунг до реки Хотан-Дарья.
На Каракорумском перевале Новицкий увидел одинокую могилу. В ней лежал британский разведчик Далглиш, наблюдавший за связями русских с Западным Китаем. Повздорив с проводником – афганцем, он получил удар кинжала в сердце и навсегда остался в Каракорумских горах. В поимке его убийцы приняли активное участие русские власти, особенно консул в Кашгаре Н.Ф. Петровский, которому правительством Британской Индии была выражена за это благодарность.
Тепло встретив Новицкого в Кашгаре Петровский помог ему отправиться в пограничное укрепление Иркештам. Отсюда, через г. Ош, русский караван спустился в Ферганскую долину. Долгое 8-месячное путешествие было окончено.
За это время отважный путешественник в сопровождении двух тибетцев-проводников прошел несколько высокогорных стран, в том числе окраину Западного Тибета, по пути исправляя европейские карты пройденных им горных областей. Вёл метеорологические исследования, собирал коллекции растений и горных пород. Результатом поездки стала книга “Из Индии в Фергану”, изданная Русским географическим обществом.

Дуэль на Крыше мира. Эпизоды “Большой игры”. Часть сорок первая


Одни из первых офицеров-разведчиков исследователей Индии. Н.Н Одоевский-Маслов и В. Ф. Новицкий

В 1899 г. в Индию были отправлены офицеры Генштаба А.Е Снесарев и А. А. Полозов. Об этой поездке мы подробно рассказали в предыдущих частях.

В 1901 г. подполковник И. К. Серебренников, как лучший выпускник Ташкентской офицерской школы восточных языков, был командирован в Индию. Причём, Иван Константинович, отправлялся туда в качестве туриста. В “Ходатайстве командующего войсками Туркестанского военного округа о командировании подполковника И. К. Серебренникова в Индию”, говорилось: “полагаю наилучшим придать поездке совершенно частный характер без особого предуведомления о том британского правительства. Опыт командировки подполковника Полозова и капитана Снесарева обнаружил, что подозрительность англичан относительно целей командирования наших офицеров доходит до крайних пределов. [...] Между тем, при отсутствии в Индии паспортной системы, частные лица не подвергаются там никаким стеснениям, в особенности если держаться в стороне от англичан”. И эта предусмотрительность действительно помогла подполковнику при выполнении задания: ”он пользовался достаточной свободой в исполнении порученной ему задачи по изучению языка индустани и особенностей англо-индийской армии, но и мог незамеченным проникать даже во внутреннее расположение крепостей и производить крокировку местности и фотографирование”.
Кроме чисто военной информации Серебренников предоставил сведения о настроениях, царивших среди туземного населения Индии.

Дуэль на Крыше мира. Эпизоды “Большой игры”. Часть сорок первая


Книга Серебренникова по итогам его поездки, изданная в Ташкенте


В докладе, сделанном им для индо-афганской комиссии Общества востоковедения, было подчёркнуто:
“Симпатии к русским несомненны. Один интеллигентный индус, служащий по управлению, сказал мне: «Ваш император помог нам, когда был голод в Индии, а Индия, когда у вас был голод, не могла помочь». У одного из фотографов я увидел на стене портрет нашего Государя. Оказывается, по словам фотографа, что портрет Государя императора встречается у многих индусов”.
Заключая доклад, Серебренников сказал: “хотя после почти пятимесячного пребывания я покинул Индию почти больной вследствие тяжело перенесенного климата (в апреле уже невыносимые жары), непривычных условий жизни и, наконец, некоторого нервного расстройства, вызываемого условиями исключительного положения, в котором я путешествовал, все же я покидал эту страну с сожалением. Жители ее, те, с которыми я познакомился там, оставили о себе самое симпатичное воспоминание. Я считаю Индию глубоко несчастной страной. Обладающая во многих частях богатейшей почвой и другими неисчислимыми природными богатствами, густонаселенная, имеющая свое славное историческое прошлое, обладательница нескольких древнейших культур, колыбель просвещения, человеческого ума, страна эта имеет полное право на лучшее существование, и заветная мечта лучших ее сынов — о том времени, когда родина их освободится от своих поработителей. Они ждут помощи извне, и, по крайней мере до последнего времени, взоры их обращались в нашу сторону”.

Из этой поездки военным руководством был сделан важный вывод:
“Удача поездки подполковника Серебренникова наводит на мысль, что, ввиду последовавшего категорического отказа англо-индийского правительства на поездку нашего офицера по Нушки-Сеистанской дороге и желательности выяснить действительное значение этой дороги и те военные меры, которые, несомненно, принимаются англичанами на этом пути, не следует ли и на Нушкинскую дорогу командировать нашего офицера, придерживаясь способа, рекомендуемого подполковником Серебренниковым”.

Кандидатура офицера, для новой поездки в Индию, была выбрана однозначно.
Подполковник Лавр Георгиевич Корнилов, вновь отправлялся для выполнения секретного задания.

Продолжение следует.

Источники:

Письмо генерала Н. Г. Столетова военному министру Д. А. Милютину с отчетом о его поездке в Индию, 19 февраля 1880 г. РГВИА, ф. 400, оп. 21, д. 1137, л. 32-36
Русские путешественники в Индии XIX - начало XX вв. Документы и материалы. М. Наука. 1990
Е. М. Примаков. Очерки истории российской внешней разведки. В 6 тт. Том 1. “Международные отношения”. М; 1996
Русско-индийские отношения в 1900-1917 гг. Сборник архивных документов и материалов. “Восточная литература”. РАН. М; 1999
Народы Азии и Африки, 1989, № 3

На заставке. Великая Магистральная дорога из Индии в Афганистан. Фото конца 19 века

В. ФЕТИСОВ
Комментарии
Вопрос: Сколько пальцев у человека на одной руке? (ответ цифрами)
Топ статей за 5 дней

В Ташкенте ушел из жизни Обид Асомов

В календаре узбекистанцев появятся два новых праздника

В столичном метро девушка упала на рельсы перед идущим поездом (видео 18+)

Евгений Петросян: «Весть о смерти Обида Асомова поразила меня в самое сердце» (видео)

Реклама на сайте
Похожие статьи
Теги
В. Фетисов