Новости Узбекистана

Лучше проинформировать, чем объяснять, лучше объяснить, чем оправдываться.

Ўзбекча Ўзбекча

Светлый сайт

→ Дуэль на Крыше мира. Эпизоды “Большой игры”. Часть тридцать девятая

Дуэль на Крыше мира. Эпизоды “Большой игры”. Часть тридцать девятая

Дуэль на Крыше мира. Эпизоды “Большой игры”. Часть тридцать девятая


Для российского военного командования, накопившего к концу XIX века огромный опыт не только ведения боевых действий, но и гражданского административного управления присоединённых земель, появилась насущная необходимость подготовки переводчиков с языков народов Средней Азии и сопредельных стран Востока.

Кроме того, сближение русских и английских владений в Азии, всё более остро ставило вопрос о системной разведке “жемчужины британской короны” - Индии, как предполагаемого театра военных действий. В эти мероприятия, в которые должны были быть привлечены как военное министерство, так и МИД, должно было входить: открытие дипломатического представительства в Индии и под его крышей деятельность негласных военных агентов, легальная посылка туда офицеров и работа агентов под прикрытием. Всё это требовало основательного знания местных языков.
21 июня 1895 года начальник Главного Штаба генерал Н. Н. Обручев направил письмо министру иностранных дел князю А.Б. Лобанову-Ростовскому о необходимости изучения языка хиндустани (урду), в котором указывалось, что «государю императору благоугодно было дать высочайшее указание о необходимости предоставить офицерам Туркестанского военного округа и Закаспийской области изучать индусские наречия».

Но поскольку, ни в России, ни за рубежом не нашлось таких специалистов, было принято решение командировать двух офицеров за границу для изучения языка урду. Для этой цели были выбраны: штабс-капитан И. Д. Ягелло и поручик А. И. Выгорницкий. Первый был направлен на два года в Париж в Специальную школу живых восточных языков, а второй - на год в Бухару, а затем на год - в Индию.

Поскольку становление и функционирование Ташкентской школы восточных языков теснейшим образом связаны с именем выдающегося востоковеда Ивана Дионисьевича Ягелло, расскажем о нём подробнее. Родился он 21 июня 1865 года в г. Юрьев в дворянской семье потомственных военных. Рано оставшись сиротой Иван был отдан в Псковский кадетский корпус. После его окончания в 1884 году поступил во 2-е Константиновское военное училище, которое окончил по первому разряду. Затем, после 8-летней службы в артиллерии, был зачислен на офицерские курсы восточных языков при Азиатском департаменте МИД. Окончив полные трёхлетние курсы и одновременно Археологический институт, в 1895 году Ягелло был командирован в Туркестанский военный округ в распоряжение командующего войсками барона Вревского. Едва прибыв в Ташкент, молодой офицер был тут же отправлен в Париж.

Второй офицер, поручик Выгорницкий, после годичного изучения языка урду в Бухаре продолжил обучение в Калькутте, Бомбее и Мадрасе. Там им были приобретены английские учебники по урду. Также для языковой практики он посетил города Бенарес и Дели. За время обучения Выгорницким была написана грамматика языка индустани на русском языке, позднее опубликованная в Петербурге.

По возвращении командированных офицеров, в двух городах – Ташкенте и Асхабаде, были учреждены курсы по обучению офицеров языку урду.
В Приказе от 20 октября 1897 г. по войскам Туркестанского военного округа, подписанном генерал-губернатором Вревским говорилось:
“Объявляя при сем Положение о курсах для обучения офицеров Туркестанского военного округа языку «индустани (урду)», утвержденное 24 сентября сего года за военного министра генералом от инфантерии Махотиным, предписываю учредить теперь же таковой курс, согласно пункта 1-го Положения, при окружном штабе, под общим наблюдением начальника штаба; непосредственное управление курсом возлагаю на помощника начальника штаба, Генерального штаба полковника фон-Ремлингена.

Подлежащим начальникам предлагаю немедленно выбрать и командировать на курс строевых офицеров … и представить на мое утверждение списки офицеров Генерального штаба, коих они предполагают назначить для слушания курса. […]Выбор строевых офицеров произвести с крайней осмотрительностью.
Обучение на курсе возложено военным министром на состоявшего в прикомандировании к Главному штабу поручика 76-го пехотного Кубанского полка Выгорницкого.
К занятиям на курсе приступить по прибытии в Ташкент поручика Выгорницкого и поступающих на курс офицеров”.
Аналогичный по содержанию приказ был издан по войскам Закаспийской области.
В Асхабаде за обучение отвечал И. Д. Ягелло.

Слушателем курса мог стать любой желающий офицер Туркестанского военного округа, после успешной сдачи экзаменов по русскому, а также на выбор, французскому или английскому языку, географии, новейшей истории сопредельных государств и топографии.
В 1898 году, ввиду вхождения Закаспийской области в состав Туркестанского генерал-губернаторства, курсы были объединены в Ташкенте, а в 1898 г. они стали называться Ташкентская офицерская школа восточных языков. Кроме языка урду, здесь изучались персидский, афганский, узбекский, английский и китайский. Руководителем школы был назначен штабс-капитан Ягелло, прослуживший на этом посту до лета 1914 года.
Каждый слушатель школы за время обучения должен был в течение двух лет изучить два восточных языка: один - основной, другой - второстепенный, совершенствовать знание европейского языка, глубоко знакомиться с военной географией, организацией вооруженных сил стран изучаемых языков. По окончании курсов сдавались экзамены по курсу военного страноведения и географии, где слушатели должны были продемонстрировать знания вооруженных сил стран изучаемого языка, принципов их формирования, дислокации частей и соединений, быта, нравов и обычаев населения, основных сведений о географии, климатических условиях соответствующих стран, элементах инфраструктуры.

Затем слушатели направлялись на 4 месяца в командировку в места компактного проживания носителей изучаемых языков на территории своего военного округа. Вернувшись из командировки, офицеры должны были продемонстрировать "умение читать наиболее доступные статьи из газет на данном языке или книги общего содержания, разбираться в прочитанном и передавать по-русски содержание с объяснением встречающихся грамматических форм, умение читать рукописи простого содержания, написанные обыкновенным почерком, и писать записки простейшего содержания, знание наиболее употребительных слов военной терминологии, умение вести устную беседу на данном языке на несложные темы из военной или обыденной жизни”.

По окончании курсов офицеры командировались на год в зарубежную командировку.
Уже первый выпуск объединённых курсов, показал блестящую подготовку офицеров. Вот, что пишет в Рапорте военному министру А. Н. Куропаткину командующий Туркестанского военного округа генерал-лейтенант Н.А. Иванов:
“8-го сего апреля были произведены проверочные испытания офицерам, окончившим учрежденный согласно высочайшего повеления курс языка индустани, открытый при штабе временно вверенного мне округа в 1897 году.
Назначенную под моим председательством экзаменационную комиссию составили: временно исполняющий должность начальника штаба и известный ориенталист, директор Ташкентской классической гимназии действительный статский советник Остроумов. […]
Результаты, достигнутые обучавшимися на курсе офицерами, превзошли мои ожидания — офицеры не только совершенно свободно передавали вопросы и ответы, имеющие связь с военным делом, но и без всякого затруднения вели разговоры, касающиеся общественного быта, религии и даже фабричной и заводской промышленности”.

Дуэль на Крыше мира. Эпизоды “Большой игры”. Часть тридцать девятая


Первой выпуск Ташкентской офицерской школы восточных языков, 1899 г.
Из книги М. К. Басханова “У ворот английского могущества“


В Рапорте особо была отмечена заслуга штабс-капитана Выгорницкого, “трудолюбию и ревностному отношению к делу, которого курс обязан главным образом своим успехом”, и ходатайствовалось о награждении Выгорницкого полугодовым окладом жалованья.
Ташкентская офицерская школа явилась первым и единственным военным учебным заведением такого рода (во Владивостоке, с 1899 г. действовало офицерское отделение в Восточном институте). Только в 1911 году подобная школа была открыта в Тифлисе (Штаб Кавказского военного округа).
К преподаванию в школе привлекались не только офицеры, но и гражданские специалисты. Прежде всего, это были известные ученые-востоковеды, работавшие в то время в Ташкенте. Так, мусульманское право в школе преподавал выпускник Казанской духовной Академии Николай Петрович Остроумов, уже в то время заслуживший лестное прозвище “патриарха туркестановедения”. Предмет ”Истории Средней Азии и сопредельных стран” с 1910г. вел известный историк и языковед, в будущем создатель и первый директор Института истории, археологии и этнографии АН Таджикистана, Александр Александрович Семенов. Преподавателем сартовского языка был Таирбек Киязбеков, служащий администрации генерал-губернатора.

Дуэль на Крыше мира. Эпизоды “Большой игры”. Часть тридцать девятая


Групповая фотография Туркестанских чиновников. Сидят (слева направо): А. Д. Калмыков (востоковед),
Н. П. Остроумов, Д. И. Субботич (ген.-губернатор), Ефимов (Сахаров), Н. Г. Маллицкий, стоят А. А. Семёнов,
И. Д. Ягелло, И. Беляев. Не позже 1906 г


Участвовали в обучении российских офицеров и иностранцы, они приглашались для практики разговорного языка. Первым таким практикантом стал кашмирец Мустафа Кабир-шах. Правда проработал он лишь три месяца. Ещё одного иностранного преподавателя нашёл Генеральный консул в Бомбее В. О. фон Клемм. Им стал индиец Хаджи Риаз-уд-дин, который произвёл на консула весьма благоприятное впечатление: “человек ещё не старый, владеет свободно английским языком и знает не только несколько индийских наречий, но и арабский и персидский языки”. Был у российского консула ещё один интерес. Хаджи вместе с братом владел газетой “Аль-Риаз”, которую Клемм предполагал использовать для продвижения российских интересов.

Маршрут в Ташкент, который консул предлагал индийцу, должен был пройти через Кветту, Нушки и Сеистан, учитывая военно-стратегическое значение дорог, соединяющих Индию с Россией через Персию и имея ввиду получение интересующей Генштаб информации. Однако Хаджи-Риаз, считая эту дорогу опасной, от предложения отказался.
В середине января 1904 г. индийский преподаватель прибыл в Ташкент и подписал 3-х летний контракт на обучение российских офицеров урду, английским и персидским языкам.

В дальнейшем Хаджи Риаз “превосходно продемонстрировал высокий уровень знаний хиндустанского, персидского и английского языков, а также выказал большой опыт в обучении разговорному языку”, за что был награжден “почетным халатом” и малой серебряной медалью “Станислава” на нагрудной ленте. Однако, после окончания контракта, несмотря на желание продолжить работу в Ташкенте он был отправлен на родину. По всей видимости, по подозрению в шпионаже. Вполне возможно, что это соответствовало истине. За три года пребывания в Ташкенте, Хаджи Риаз, хорошо изучил русский и сартский языки и по возвращении в Индию преподавал в Кветской военной академии.

Одной из основных проблем языковой подготовки офицеров было отсутствие учебников и методической литературы. Преподавателям приходилось создавать учебную литературу самим. Огромную работу в этом направлении проделал И. Д. Ягелло. Назовём лишь несколько работ этого выдающегося языковеда в погонах: «Краткий индустани-русский словарь» (8000 слов); «Практическая грамматика языка индустани (урду)»; «Пособие для военного перевода с персидского языка» «Полный персидско-русский словарь» (10000 слов). Учебники и монографии по восточным языкам издавали не только преподаватели школы, но и ее питомцы, такие как выпускник Асхабадских курсов, поручик Ефимов. Почти сразу после выпуска он издает «Краткий «переводчик» персидского языка» и «Краткий «переводчик» пушту». Следующей его изданной работой стал «Спутник русского врача по средней Азии на персидском, сартовском и текинском языках». В 1907 году, будучи уже капитаном, он издает «Практическую грамматику языка фарси (персидского)» в двух частях.

Летом 1906 года в Ташкент для изучения вопроса о преобразовании курсов был командирован хорошо нам знакомый, полковник Л. Г. Корнилов, к тому времени офицер Управления Генштаба, отвечавшего за разведку азиатских театров военных действий – от Турции до Японии.
Благодаря усилим Лавра Георгиевича изучение восточных языков в Туркестане было поднято на новый, более высокий, уровень. Было введено преподавание ряда новых предметов, в частности военной топографии, мусульманского права и курса разведки.
В 1911 году, вышел первый выпуск журнала школы под названием «Вестник Ташкентской офицерской школы восточных языков при штабе Туркестанского военного округа».

В предисловии к нему говорилось: “За эти 13 лет кончили курсы 66 офицеров; постепенно совершенствовалась и развивалась система преподавания; увеличились достигаемые результаты; издавались преподавателями и питомцами курсов различные специальные руководства; составлялись отчеты по командировкам; открывались офицерами, окончившими курсы, гарнизонные курсы местного языка; исполнялись специальные поручения по устному и письменному переводу; привлекались офицеры в качестве переводчиков и пр. Говоря короче, жизнь школы развивалась, и прикосновенные к ней лица переживали всевозможные волнения, надежды и подчас разочарования в связи с организацией и узакониванием положения дела”.
Всего вышло 4 выпуска и два приложения. Редактором и основным автором журнала был И.Д. Ягелло. В том же году он стал членом наблюдательного комитета при Туркестанской публичной библиотеке и музее.

Дуэль на Крыше мира. Эпизоды “Большой игры”. Часть тридцать девятая


За успехи в заведовании школой, Иван Дионисьевичу была вынесена благодарность командующего войсками округа А. В. Самсонова. А вот какую характеристику дал ему 7 ноября 1913 года генерал-квартирмейстер штаба ТуркВО Л. В. Федяй: «Усердный и весьма полезный деятель по преподаванию восточных языков, которые любит и знает хорошо. Умственных способностей хороших. Нравственных правил твердых. Характера ровного, спокойного; тактичен и скромен. По складу характера и деятельности способен более к деятельности ученой и педагогической. К строевому делу склонности не имеет и от него несколько отстал, но к административной деятельности по военно-народному управлению вполне пригоден и своими знаниями быта мусульман, и знаниями местных наречий мог бы принести пользу и на этом роде деятельности. По службе аккуратен и исполнителен. Имеет печатные труды по языкам «индустани» и «персидскому». Характера очень мягкого, поэтому желательно в отношениях к подчиненным более требовательности и настойчивости. Нахожу в общем очень полезным работником, особенно для целей насаждения знаний и практического изучения местных восточных языков и наречий. Хорошо поставлено в школе изучение языков»

История Ташкентской школы восточных языков закончилась с началом Первой мировой войны.
21 августа 1914 года штаб Туркестанского военного округа получил телеграмму из Петербурга: «Военный министр приказал Окружную подготовительную школу восточных языков не открывать до окончания войны. Все командированные для практического изучения языков офицеры подлежат возвращению [в] свои части». Школа закрылась. Полковник И.Д. Ягелло был назначен начальником Памирского отряда и 28 сентября отправился к новому месту службы. Дальнейшую судьбу Ивана Дионисьевича, можно назвать относительно благополучной.
В июле 1917 года он был направлен на Румынский фронт, а в декабре того же года, в связи с известными событиями, вышел в отставку и вернулся в Петроград. В мае 1918 года добровольно перешёл на сторону большевиков и поступил на службу в штаб Ярославского военного округа.

Дуэль на Крыше мира. Эпизоды “Большой игры”. Часть тридцать девятая


И. Д. Ягелло, на службе в Красной Армии


В 1920 году М.В. Фрунзе вызвал его в Туркестан и поручил организовать курсы востоковедов в Ташкенте. 24 сентября этого же года Ягелло был назначен начальником курсов востоковедения. В 1929 году он ушел в отставку по болезни и переехал к дочери в Тамбов, через год перебрался с ней в Москву и был приглашен преподавать в Военную академию имени М.В. Фрунзе, где и проработал до 1933 года. С этого года и до своей смерти в 1942 году он занимался научной работой и переводами.

А мы, мой читатель, перенесёмся на юг, на берег Аравийского моря, омывающего полуостров Индостан.
Продолжение следует

Источники:

Русско-индийские отношения в 1900-1917 гг. Сборник архивных документов и материалов. “Восточная литература”. РАН. М; 1999
Загородникова Т.Н. Русский военный востоковед И.Д. Ягелло и изучение новоиндийских языков в России. // Военно-исторический журнал. 2002. №7
Секретное письмо Генерального консула в Бомбее В. О. фон Клемма дипломатическому чиновнику при туркестанском генерал-губернаторе А. А. Половцову от 4 августа 1903 г. АВПРИ, ф. 214 Генеральное консульство в Бомбее, оп. 779, д. 14, л. 12-14
Контракт, подписанный Халил-уд-дин Ахмедом с генерал-квартирмейстером штаба Туркестанского военного округа генерал-майором М. Д. Евреиновым. 30 января 1904 г. АВПРИ, ф. 214. Генеральное консульство в Бомбее, оп. 779, д. 14, л. 80-81

На заставке: Штаб Туркестанского военного округа в Ташкенте. Фасад на ул. Николаевскую. Сооружён в конце 60-х гг. XIX века. Открытка анонимного издателя 1910-1914 гг. Сейчас на этом месте музей Тимуридов

В. ФЕТИСОВ
Комментарии
Вопрос: сколько будет три плюс три (ответ цифрой)